Вехи творчества Лермонтова


ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (2/14.10.1814-15/27.07.1841), великий русский поэт, один из высших выразителей духовно-нравственных ценностей русской цивилизации. Сын бедного армейского офицера, Лермонтов рано потерял мать и был взят на воспитание богатою бабкою, урожденной Столыпиной. В 1827 Лермонтов поступил в московский университетский пансион, 1830 - в Московский университет, 1832 - в петербургскую школу гвардейских подпрапорщиков, откуда вышел корнетом лейб-гвардии гусарского полка.

В 1837 за стихотворение на смерть Пушкина сослан на Кавказ, но в 1838 возвращен в С.-Петербург. При жизни Лермонтова напечатаны: 1835 - "Хаджи-Абрек", 1837 - "Бородино", 1838 - "Песня про царя Ивана Васильевича", "Дума", "Бэла", "Ветка Палестины", "Три пальмы", "Фаталист", "Дары Терека", 1840 - "Тамань", "Воздушный корабль", "Ангел", "Герой нашего времени", "Когда волнуется желтеющая нива", "Мцыри" и др., 1841 - "Последнее новоселье", "Парус", "Спор". В душе Лермонтова смутно жили возвышенные идеалы духовной силы и свободы ("Песни небес"), отсюда его разочарование в людях и жизни, грозные обличения ("Дума"), порывы к свободе, жажда бури, духовного очищения.

Поэзии Лермонтова присущи гордая отчужденность от земного бытия, презрительное отношение к обыденной жизни, тяготение к вечности, к Богу. В стремлении к вечности Лермонтова посещало чувство радостного успокоения и нравственной гармонии. Тогда смирялася души его тревога, тогда в состоянии какого-то интуитивного прозрения он начинал постигать "счастье на земле" и в небесах он видел Бога. Тогда лира его рождала трогательные по глубоко религиозному настроению, по детски безотчетному порыву мотивы, которые звучат в таких стихотворениях, как "В минуту жизни трудную", "Когда волнуется желтеющая нива", "Я, Матерь Божия" и др. Именно Лермонтов, творец "Демона", написал эти навсегда врезавшиеся в нашу память молитвенно-благословляющие строки:

	Дам тебе я на дорогу 
	Образок святой, 
	Ты его, моляся Богу, 
	Ставь перед собой.

Душа поэта разрывалась от болезненного сознания ничем не устранимого, вечного разлада между Божьей Правдой и земною Ложью. Поэт чувствует себя участником космической борьбы Бога и сатаны, света и тьмы, добра и зла. В соответствии с этим, и призвание поэта, в понимании Лермонтова, не исчерпывается одним лишь творческим подвигом или эстетическим достижением. Поэт - это пророк, которому свыше дано "глаголом жечь сердца людей". Мысленно обращаясь к этому глашатаю Истины, Лермонтов вспоминает давно минувшее время, когда

	Бывало, мерный звук твоих могучих слов
	Воспламенял бойца для битвы,
	Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
	Как фимиам в часы молитвы.
	
	Твой стих, как Божий дух, носился над толпой,
	И отзыв мыслей благородных 
	Звучал, как колокол на башне вечевой
	Во дни торжеств и бед народных.

Таким именно набатным колоколом прозвучало бессмертное лермонтовское стихотворение на смерть Пушкина.

Лермонтов был убежден, что между поэтом-пророком и бездушным людским стадом нет и не может быть сговора, нет и не может быть примирения. Эту мысль он запечатлел чеканными рифмами в одном из наиболее глубоких созданий мировой поэзии:

	С тех пор как Вечный Судия
	Мне дал всеведенье пророка, 
	В очах людей читаю я 
	Страницы злобы и порока.
	
	Провозглашать я стал любви 
	И правды чистые ученья: 
	В меня все ближние мои 
	Бросали бешено каменья.
	
	Посыпал пеплом я главу, 
	Из городов бежал я нищий, 
	И вот в пустыне я живу, 
	Как птицы, даром Божьей пищи.
	
	Завет Предвечного храня, 
	Мне тварь покорна там земная, 
	И звезды слушают меня, 
	Лучами радостно играя.

Обыденная жизнь ничтожна, пуста и не имеет смысла без сильных духовных порывов к вечности, к Божественному совершенству. Даже земная любовь не может заполнить пустоту.

	Любить... но кого же?.. на время - не стоит труда,
	А вечно любить невозможно.
	В себя ли заглянешь? - там прошлого нет и следа: 
	И радость, и муки, и все там ничтожно...

Мятущаяся душа Лермонтова беспрестанно горела, "желанием чудным полна", томясь безысходной тоской воспоминанья о чем-то, что было, когда его не было. И если жизнь человеческая, замкнутая в границах общепризнанной повседневности, мыслится нами временною и конечною, то Лермонтов, наоборот, носил в себе сознание чего-то предвечного, чего-то обвеянного холодом междупланетных пространств, внемирного и вневременного, теряющегося в туманах минувшей и грядущей бесконечности. Всю свою короткую жизнь Лермонтов постоянно преследовался космополитическими силами. Ссылка на Кавказ и, наконец, гибель на дуэли стала закономерным итогом неравноправной борьбы, которую русский поэт вел с мировым злом.

© 2000- NIV