Лермонтовская энциклопедия
ЦЕНЗУРА

В начало словаря

По первой букве
0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ЦЕНЗУРА

ЦЕНЗУРА. Произв. Л. появляются в печати с сер. 1830-х гг., в период усиления цензурных репрессий. Первое столкновение Л. произошло с театр. Ц., находившейся в ведении 3-го отделения. В 1835 в театр. Ц. была передана рукопись «Маскарада» (3-актная ред.), предназначенная к сценич. исполнению. По докладу цензора Е. И. Ольдекопа драма не была допущена к постановке, как содержащая нападки на костюмированные балы в доме Энгельгардтов; предполагалось также, что в «Маскараде» содержится памфлетный намек на реальное происшествие, к-рый задевал конкретных лиц («личность»). Неприемлемым для сцены Ц. признала и эпизод оскорбления Арбениным офицера (князя Звездича). «Маскарад», однако, не был безоговорочно запрещен: 8 нояб. 1835 его возвратили «для нужных перемен», что, по-видимому, было связано с устным отзывом А. Х. Бенкендорфа, рекомендовавшего Л. ввести примирительную концовку. Л. не изменил кардинально драмы, а смягчил отд. места и присоединил 4-й акт с «наказанием» (сумасшествием) Арбенина. Новая ред. также была запрещена Ц. по докладу Ольдекопа в нач. 1836; мотивировкой на этот раз явилась принадлежность «Маскарада» к традиции «неистовой» романтич. драмы (в 30-е гг. Ц. систематически запрещала для рус. сцены драмы В. Гюго, А. Дюма, «трагедию рока» Ц. Вернера и др.), о чем было сообщено и самому Л.: «Драма...не могла быть представлена по причине (как мне сказали) слишком резких страстей и характеров и также потому, что в ней добродетель недостаточно награждена» (V, 744). В 1836 Л. предпринял полную переделку драмы, создав приемлемый для Ц. вариант («Арбенин»); несмотря на положит. отзыв Ольдекопа, она была также запрещена 28 окт. 1836. По воспоминаниям А. Н. Муравьева, настойчивые попытки Л. провести драму на сцену настроили против него III отделение, что сказалось при разборе дела о «Смерти поэта», однако прямых подтверждений этому нет.

Стих. «Смерть поэта», получившее распространение уже в конце янв. 1837 (без эпиграфа и заключительных 16 строк), имело особый цензурный статус, т. к. не предназначалось для публикации и не подавалось в Ц. С февр. 1837 Ц. задерживала всякие отклики на смерть А. С. Пушкина; резкая инвектива против представителей высшей знати, соучастников убийства поэта, делала стих. «Смерть поэта» совершенно невозможным для представления в Ц. В то же время политич. Ц. в отд. случаях не препятствовала распространению стихов, «неудобных» для опубликования. Ранняя ред.

«Смерти поэта» попала к А. Н. Мордвинову и Бенкендорфу; оба не видели в стих. ничего противозаконного и даже высказали «одобрение», предупредив, однако, чтобы стихи не публиковались. Такая реакция объяснялась, по-видимому, раздражением против Л. Б. Геккерна и Ж. Дантеса в правительств. сферах и патриотич. пафосом стихов, к-рый III отделение истолковывало в официозном духе. Дело изменилось с появлением окончат. редакции; помимо апелляции к «божьему суду», в 16 последних строках содержалась политически неприемлемая характеристика «новой аристократии», восходящая к «Моей родословной» Пушкина; нежелательные намеки были и в эпиграфе, воспринятом как программа действий, предлагаемая пр-ву (сочинения такого рода также подлежали запрещению). Новая редакция стих. с надписью (неизв. лица) «Воззвание к революции» стала известна и Николаю I (см. Романовы). Бенкендорф изменил свою позицию; концовку он оценил как «бесстыдное вольнодумство, более чем преступное», а эпиграф как «дерзкий». После этого стихи стали объектом политич. преследования, подобно др. произв. вольной поэзии 30-х гг.; в письме Николая I Бенкендорфу содержалось предположение, что автор стихов «помешан», - это означало возможность одной из политич. санкций, применявшихся к авторам противоправительств. выступлений (сумасшедшими были объявлены В. Я. Зубов в 1826, П. Я. Чаадаев в 1836). В следствии по делу Л. и С.А. Раевского, готовившего списки «Смерти поэта», особое место занимал вопрос о широте и преднамеренности распространения «возмутительных стихов», что влекло за собой тяжкое обвинение в политич. агитации. Можно думать, что сравнительно мягкое наказание Л. - ссылка в действующую армию на Кавказ - связано все-таки с несколько особой позицией Бенкендорфа и с ходатайствами родных.

Ссылка Л. затруднила публикацию других его произв., хотя формальных оснований к этому не было; по воспоминаниям А. А. Краевского, присланная Л. с Кавказа «Песня про...купца Калашникова» вызвала противодействие цензора П. И. Гаевского из-за имени автора, сосланного «за свой либерализм». По ходатайству В. А. Жуковского глава ценз. ведомства С. С. Уваров разрешил публикацию за криптонимом; «Песня...» получила ценз. одобрение 22 марта 1838 (Отчет Имп. публ. б-ки за 1892, СПБ, 1895, с. 82, приложение) и опубл. в 1838 за подписью «-въ». Так же без авт. подписи появилась «Казначейша» («Тамбовская казначейша», 1838); поэма вышла с купюрами: были изъяты слова и строки об адм. порядках в Тамбове, исключено самое название города (заменено буквой «Т» с точками), а также иронич. суждения на религ. темы. Возможно, поэма подверглась предварит. редактуре Жуковского; известен рассказ И. И. Панаева о резком возмущении, с к-рым Л. принял искаженный печатный текст. Тем не менее в кон. 30-х гг. сам Л. вынужден нередко прибегать к автоцензуре, особенно там, где ощущалась неканонич. трактовка религ. мотивов (в этот период усиливается давление на лит-ру со стороны духовной Ц.). Так, в автографе «Боярина Орши» Л. сделал помету «вымарать» против стихов 444-449 (гл. II), где противопоставлены «монастырский закон» и «закон сердца».

Для ценз. ситуации этих лет характерна история «Демона». По-видимому, в кон. 1838 Л. подвергает поэму переработке с целью опубликования; переработка включала и автоцензуру (исключение стиха «с небом гордая вражда» и др.). Дополнит. автоцензуре (удаление диалога Тамары и Демона о боге и др.) текст подвергся в связи с чтением при дворе в февр. 1839. 7 марта В. Н. Карамзин представил поэму в Ц.; 10 марта 1839 она была разрешена цензором А. В. Никитенко. Об этом эпизоде вспоминали А. П. Шан-Гирей и Д. А. Столыпин; Никитенко, разрешая «Демона» к печати на свой риск и по ходатайству влиятельных друзей Л., сделал большое число купюр. По свидетельству Столыпина, Л. сам отказался от публ. поэмы и взял ее из ред. «ОЗ». К сент. 1839 даже частичная публикация «Демона» стала невозможной, т. к. духовная Ц. усилила строгости; можно думать, что разрешение «Демона», грозившее Никитенко серьезными неприятностями, заставило его в дальнейшем особенно строго следить за соч. Л. В янв. 1842 Краевский пытался опубл. «Демона» в «ОЗ», но безуспешно; по личному разрешению Уварова удалось напечатать только «Отрывки из поэмы» (1842).

С 1839 Л. постоянно печатается в «ОЗ», к-рые цензуровали Никитенко и С. С. Куторга; довольно близкие отношения Краевского с Никитенко позволяли ему отстаивать перед Ц. стихи и строки Л. Несомненно, по желанию Краевского Никитенко стал цензором сб. стихов Л. 1840 (а также посмертных сб-ков 1842 и 1843). Либеральный и относительно самостоят. цензор, Никитенко, однако, соблюдал крайнюю осторожность, постоянно вынося стихи Л. на общее суждение ценз. комитета; в ряде случаев сомнения его разрешались комитетом в пользу автора; так, помимо купюр в журнальных публикациях, цензор предлагал изъять из сб. 1840 стих. «Тучи», неск. стихов в «Трех пальмах» («И стали три пальмы на бога роптать»; «Не прав твой, о небо, святой приговор!») и в «Мцыри» (82-101, гл. 3). Все указанное разрешил ценз. комитет; в 1841 разрешены также 4-й стих «Кинжала» и стих. «Пленный рыцарь». Срок цензурованпя сб. 1840 был необычно длинным (более 1,5 мес). Т. о., заступничество Краевского не всегда достигало цели. Вместе с тем ценз. изъятия в последних прижизненных публикациях Л. сравнительно немногочисленны. Большинство из них касается случаев отступления Л. от религиозной, прежде всего православной, ортодоксии («Мцыри», «Княжна Мери», «Фаталист», «Памяти А. И. Одоевского»); купюра в «Мцыри» (в частности, стихи 716-722, гл. 25, где пленник заявляет о готовности променять «рай и вечность» на миг свободы) не могла быть восстановлена в течение многих лет. В стих. «Памяти А. И. Одоевского» запретным для печати было имя адресата, замененное криптонимом («...А. И. О-го»); в «Думе» выпущены строки политич. характера («Перед опасностью позорно-малодушны, / И перед властию - презренные рабы»). За исключением этих строк, замененных точками, купюры в тексте сб. 1840 не обозначены, что связано с общим направлением ценз. политики - вуалировать вмешательство Ц.; по тем же соображениям слово «бог» в «Памяти А. И. Одоевского» заменено словом «рок». В 1842 запрещена публикация «Кавказца» в издании А. П. Башуцкого «Наши, списанные с натуры русскими».

Цензура посмертных публикаций. На протяжении 40-х гг. жесткость ценз. требований увеличивается, достигая апогея в период ценз. террора 1848-55. В публикациях поэм и стихов Л. в «ОЗ» 1842 («Боярин Орша», «Сказка для детей»), «БдЧ» 1844 («Любовь мертвеца»), сб. «Вчера и сегодня» 1845-46 («Спеша на север из далека», «Я не хочу, чтоб свет узнал», «Не смейся над моей пророческой тоскою») изъяты богоборч. и антиклерик. пассажи (особенно пострадал «Боярин Орша»), намеки на политич. изгнанничество, на революц. бунтарство («Не смейся...», где исключено слово «плаха»); в «Сказке для детей» изъяты стихи 115-116 («Минувших лет событий роковых / Волна следы смывала роковые»; строфа 11), понятые, видимо, как намек на 14 декабря 1825. Не было допущено стих. «К Петерсону» (для «ОЗ» 1847) как противоречащее официально утверждаемым этич. нормам. В 1845 из 7 произв. Л., предназначенных для сб. «Вчера и сегодня», цензор А. И. Фрейганг затруднился самостоятельно одобрить пять. Длит. цензурованию подвергся «Маскарад» (1842). Несмотря на хлопоты Краевского, драма находилась у Никитенко и в ценз. комитете месяц, после чего была разрешена с многочисл. изменениями (в т.ч. были исключены резкости в адрес офицера и светской женщины). К 1842-43 относится и ценз. история «Последнего новоселья»; франц. перевод этого стих., помещенный в «ОЗ» (1842), вызвал письмо Бенкендорфа Уварову, где обращалось внимание на политич. неуместность одобренного Ц. выступления против Франции; в результате этой переписки была запрещена перепечатка стих. в 1843. Видимо, те же внешнеполитич. причины вызвали запрещение в 1845 стих. «Опять, народные витии» (для сб. «Вчера и сегодня»). Особый случай - ценз. история «Измаил-Бея»: из него были удалены все строки о победах и доблестях черкесских воинов, сражавшихся против рус. войск.

С нач. 50-х гг. появляются бесцензурные заграничные изд. Л. (см. Издания). В 1852 в Германии выходит 2-томное собрание его соч. в переводе и со статьей Ф. Боденштедта; в том же году цензор А. Н. Майков делает представление в комитет иностр. Ц., указывая, что, несмотря на отсутствие в этом издании ценз. купюр и радикальный тон статьи, запрещение его в России может произвести неблагоприятное впечатление на европ. обществ. мнение. В 1853 перевод этот, однако, был запрещен. В 1856-57 выходит полный текст «Демона» (Карлсруэ); в 1858 А. И. Герцен печатает в «Полярной звезде» стих. «Смерть поэта». Ц. стремилась воспрепятствовать проникновению этих изданий в Россию; так, в 1857 задержаны два экз. «Демона», присланные на имя обер-гофмейстера гр. Олсуфьева; лишь один экземпляр был вручен адресату, давшему подписку о непередаче книги посторонним лицам.

Со смертью Николая I (1855) был ослаблен цензурный террор, произошли изменения в цензурном ведомстве, способствовавшие в дальнейшем смягчению ценз. устава 1865. Тем не менее еще в 1857-59 стих. «Приветствую тебя, воинственных славян» и «Отрывок» («Три ночи я провел без сна, в тоске») появляются с выпусками строк о «зависти творцу» и об исчезновении героев Новгорода, в чем, видимо, усматривали аллюзию - намек на гибель борцов за свободу. Нек-рые ценз. купюры в ранее опубл. стихах оказалось возможным восстановить в «Библиографич. записках»; здесь впервые в рус. печати появляется «Смерть поэта» (по автографу, без последних 16 строк); в сопроводит. заметке стих. названо «вдохновенным плачем над могилою величайшего из поэтов» (1858). В 1859 в заметке «Стихотворения М. Ю. Лермонтова» исправляются искажения текстов «Беглеца», стих. «Я не хочу, чтоб свет узнал», «Гляжу на будущность с боязнью» и даже «Не смейся над моей пророческой тоскою»; в ст. «Библиографич. заметки о Л.» частично восстановлены купюры в «Думе» и «Маскараде», а также напечатаны отрывки из III и IV ред. «Демона» - полнее, чем в том же 1859 могли сделать «ОЗ». Эти публикации создавали прецеденты для пропуска полного текста «Демона».

В 1859 цензор Собр. соч. Л. под ред. С. С. Дудышкина И. А. Гончаров подал мнение об отмене Ц. на произв. Л., ссылаясь на давность написания, общепризнанность репутации Л. и изменения в ценз. политике. Гончаров предлагал восстановить купюры, в т.ч. и «клятву Демона», оставив лишь две или три (в «Демоне» и «Боярине Орше»). Гл. управление Ц. согласилось с Гончаровым; в заседании 19 нояб. 1859 было разрешено напечатать «Смерть поэта», за исключением стиха «Вы, жадною толпой стоящие у трона». Однако намерение полностью очистить стихи Л. от ценз. искажений на практике оказалось неосуществимым; ряд изменений цензура внесла в тексты изд. 1860 под ред. Дудышкина, хотя издатель пытался освободить от них текст «Демона» и др. произв. (особенно «Измаил-Бея»). В большей мере это удалось П. А. Ефремову в тех же «Библиографических записках»; в 1860-63 в ряде заметок и рецензий он восстанавливает пропуски в «Демоне» (ранние ред.), «Думе», «Смерти поэта», «Маскараде», «Измаил-Бее», а также печатает «Монго», отрывки из «Сашки», «Уланши» и т.д. «Поправки» и дополнения Ефремова также в свою очередь имеют купюры; нек-рые строки Л. появились в печати потому, что отд. листы журнала печатались в Москве, где Ц. была менее придирчивой. По-видимому, наибольшее сопротивление Ц. в нач. 60-х гг. встречала поэма «Измаил-Бей», проецировавшаяся на кавк. политику царизма, и драма «Странный человек» с ее антикрепостнич. мотивами; соответств. эпизоды (в сценах IV, VII) были изъяты в изд. 1860, но стали предметом обсуждения (в завуалированной форме) в «Современнике». Попытка Ефремова напечатать их в «Библиографических записках» не удалась; в период реформы 1861 Ц. особенно следила за антикрепостнич. выступлениями в печати.

С сер. 60-х гг. ценз. преследования произв. Л. практически прекращаются; однако еще в 1887 стих. «Прощай, немытая Россия» появляется с ценз. искажениями даже в спец. журн. «РС», а в 1889 в стих. «К***» («О, полно извинять разврат») слово «порфира» заменяется точками. Вынужденные изменения отд. строк имеются и в текстах Л., опубл. П. А. Висковатым в 1881-84. В 1914 духовная Ц. сделала попытку вмешаться в текст «Демона» (в т. н. «диалог о боге»), что вызвало возмущенные отклики в печати [Семенов (2), с. 45-48].

Посмертная цензура драматич. произведений. В 1843 были возобновлены попытки поставить на сцене «Маскарад» (в бенефис П. С. Мочалова); пьеса была представлена Краевским в Ц., но разрешения не получила. В 1846 ее вновь представили в Ц. для бенефиса М. И. Валберховой и снова запретили согласно резолюции Л. В. Дубельта от 12 авг. Столь же неудачной оказалась попытка Мочалова в 1848. К этому же времени относится запрещение пьесы А. П. Толченова «Герой нашего времени», с интерполяцией «Думы» и «И скучно и грустно» (18 авг. 1850). В 1852, однако, Валберховой удается получить разрешение на постановку в свой бенефис «Маскарада» - «сцен, заимствованных из комедии Лермонтова». 13 окт. 1852 «сцены» были разрешены Дубельтом и шли в 1852 и 1853. Полная постановка «Маскарада» состоялась (с незначит. ценз. изменениями) в 1862.

Лит.: Соч. Л., под ред. П. А. Ефремова, т. 1, СПБ, 1873, с. L; Булгаков Ф. И., Л. и цензура (По материалам Лермонт. музея), «ИВ», 1884, т. 15, № 3, с. 566-74; Голицин Б. И., К истории прежней цензуры, «ИВ», 1888, № 2, с. 515-16; Сухомлинов М. И., «Последнее новоселье». Стих. Л., «РВ», 1895, т. 237, № 3, с. 231-33; Щукинский сб., в. 1, М., 1902, с. 301; Мануйлов (4); Муравьев А. Н., в кн.: Воспоминания; Висковатый, Прил. к т. IV, с. 16; Боричевский; Здобнов; Полянская Л. А., Царская цензура о «народных» изданиях соч. М. Ю. Л., «Красный архив», 1939, № 5, с. 180-95; Ломунов (1); Ломунов (2); Михайлова А. (4); Михайлова А. Н., Прим. в кн. ЛАБ, т. 4, с. 412-17; Докусов А. М., Прим., там же, т. 5, с. 734-50, 752-55; Панаев И. И., Лит. воспоминания, М., 1950, с. 135; Рабинович М., Из цензурной истории «Маскарада», «РЛ», 1964, № 3, с. 60-64; Андроников (13), с. 5-76; Линев К. А., Из творч. истории драмы М. Ю. Л. «Маскарад», «Уч. зап. Кишинев. пед. ин-та им. И. Крянгэ», 1959, т. 11, с. 59-71; Гаркави (2); Найдич (7); Вацуро (7).

В начало словаря

© 2000- NIV