Лермонтовская энциклопедия
Статьи на букву "А" (часть 2, "АНН"-"АШК")

В начало словаря

По первой букве
0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "А" (часть 2, "АНН"-"АШК")

АННЕНКОВ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

АННЕНКОВ Николай Николаевич (1799-1865), ген.-майор, адъютант вел. кн. М.П.Романова, командир л.-гв. Измайловского полка; дальний родственник Л. В кон. ноября - нач. декабря 1832 вместе с женой В.И.Анненковой (урожд. В.И.Бухариной) навестил Л. в лазарете Школы юнкеров. В апр. 1841 по дороге на Кавказ Л. дважды был у А. в Москве (VI, 459).

Лит.: Мануйлов (9), с. 58-59; Мануйлов (10), с. 46-47; Андроников (13), с. 146, 176-77, 180; Анненкова, в кн.: Воспоминания.

АННЕНКОВ ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВИЧ

АННЕНКОВ Павел Васильевич [1813 (по др. данным, 1812)-1887], рус. лит. критик, мемуарист. В воспоминаниях о лит. жизни 1838-48 («ВЕ», 1880, № 2), отмечая роль творчества Л. в подготовке перелома в мировоззрении В.Г.Белинского, А. говорил о воздействии Л. на критика как о своеобразном духовном единоборстве, «борьбе», в к-рой «под конец... одолел» Л. При этом А. подчеркивал «новость и оригинальность» направления, внесенного Л. в рус. лит-ру, причисляя к особенностям стиля и мировосприятия поэта его иронию, «горькое разоблачение собственной своей пустоты и ничтожности, без всякого раскаяния в них». Помимо «замечательной силы творчества» и «беспокойной, пытливой и независимой мысли», А. отмечал удивительную цельность Л., поэзия к-рого всегда выражала его личность и чуждалась компромиссов: «...Он шел прямо и не обнаруживал никакого намерения изменить свои горделивые, презрительные, а подчас и жестокие отношения к явлениям жизни на какое-либо другое, более справедливое и гуманное представление их». Самому А. с его умеренными взглядами и стремлением к «гармоническому» идеалу была чужда мятежность Л.; Н.П.Огарев в письме к А. от 9 февр. 1854 цитирует слова критика: «...стихи Тютчева выше всей лермонтовской поэзии» («П.В.Анненков и его друзья», т. 1, СПБ, 1892, с. 642). Конкретно творчества Л. он коснулся, говоря о типе Печорина и интерпретации его Белинским.

Соч.: Замечательное десятилетие. 1838-48, в его кн.: Лит. воспоминания, [М.], 1960, с. 178-81.

Лит.: Эйхенбаум (6), с. 23, 25, 27; Мордовченко, с. 750, 770; Эльсберг, с. 801-02.

АННЕНСКИЙ ИННОКЕНТИЙ ФЕДОРОВИЧ

АННЕНСКИЙ Иннокентий Федорович [1855 (по уточненным данным) - 1909], рус. поэт, критик, переводчик. Оценка Л., данная в статьях А. «Об эстетическом отношении Лермонтова к природе» (1891), «Символы красоты у русских писателей» и «Юмор Лермонтова» (обе - 1909), содержит интересные, но во многом субъективные суждения о его творчестве; они в значит. степени отражают особенности собств. оригинальной эстетич. концепции А. Критик исходил из признания исключит. внутренней силы и цельности творч. личности Л., к-рого он противопоставлял всем рус. писателям 19 в. А. подчеркивает своеобразие лермонт. концепции красоты: по его мысли, у Л. «красота, как одна из форм жизни, являлась прежде всего вызовом. Символы Лермонтова вообще кажутся тревожными, и почти всегда в них таится угроза и вызов сильному или хотя бы только отважному врагу». А. видел характерную черту Л. в особом благородстве его отношения к жизни, в безразличии к собств. счастью, в равнодушии к смерти. Полемически противопоставляя «бесстрастность» Л. морализирующим тенденциям рус. лит-ры, А. находил в творчестве Л. и в его гуманизме созерцательность, а связь с жизнью считал «эстетической», «чисто интеллектуальной», имея при этом в виду предельную, утраченную рус. лит-рой независимость лермонт. духа, его способность не смиряться перед жизнью, не идти «к ней в кабалу». Однако, подчеркивал А., Л. любил жизнь «без экстаза и без надрыва, серьезно и целомудренно».

В ст. «Юмор Лермонтова» его отношение к жизни и к миру критик от лица самого поэта формулировал так: «Я понимаю, что вы хотите знать, люблю ли я свободу и достоинство человека. Да, я их люблю... Я люблю независимость, не свою только, но и вашу... Я люблю силу, но так как вражда часто бессмысленна, то противоестественно и ее желать и любить. Какое право, в самом деле, имеете вы поить реку кровью, когда для нее тают чистые снега? Вот отчего я люблю силу, которая только дремлет, а не насилует и не убивает...». А. дал тонкий анализ прозы Л., выделяя в особенности «Тамань». Мемуарист вспоминает блистательный разбор А. стих. Л. «Выхожу один я на дорогу» (см. В. Пяст, Встречи, 1929, с. 146-47). В критич. работах А. часто упоминаются и цитируются произв. Л. - «Мцыри», «Выхожу один я на дорогу», «Морская царевна», «Русалка», «Валерик», «Демон», «Парус», «Герой нашего времени».

Соч.: Об эстетич. отношении Л. к природе, в его кн.: Книги отражений, М., 1979, с. 242-51; Символы красоты у рус. писателей, там же, с. 132-33; Юмор Л., там же, с. 136-40.

Лит.: Максимов (2), с. 250-51; Голованова (3), с. 19-21; Подольская И. И., Анненский - критик, в кн.: Анненский И., Книги отражений, М., 1979; Федоров А. В., Стиль и композиция критической прозы И. Анненского, там же.

АНТИТЕЗА

Статья большая, находится на отдельной странице.

АНТИЧНЫЕ ЛИТЕРАТУРЫ

АНТИЧНЫЕ ЛИТЕРАТУРЫ, литературы Др. Греции и Рима. Еще в Киевской Руси были известны произв. древних авторов; в древнерус. рукописях встречаются переводы речей Демосфена (14 в.). В 18 в. Академия наук выпустила ряд хороших переводов античных авторов. После восстания декабристов пр-во усмотрело в изучении антич. истории и чтении соч. нек-рых древних авторов опасность зарождения республиканских идей, и реформа образования 1828 («уваровский устав»), отводя изучению древних языков значит. время, осн. внимание уделила лингвистич. аспектам классич. образования. С др. стороны, утверждение романтизма в рус. лит-ре влекло за собой уменьшение интереса к классич. традициям, идущим от А. л.

Первые сведения о греч. и рим. писателях Л. получил от домашних гувернеров. В Пансионе древние языки преподавали А.М.Кубарев, Д.Н.Дубенский и А.З.Зиновьев, впоследствии вспоминавший: «Лермонтов знал порядочно латинский язык...Происходило это от того, что у нас изучали не язык, а авторов» (Висковатый, с. 39). В Моск. ун-те в 1831-32 Л. должен был совершенствоваться в греч. яз. у проф. В.И.Оболенского, но пропустил 35 занятий и не был аттестован. Л. хорошо знал «Георгики» Вергилия в пер. С.Е.Раича и книгу А.Ф.Мерзлякова «Подражания и переводы из греческих и латинских стихотворцев» (ч. 1-2, М., 1825-26). Урокам Мерзлякова и занятиям в лит. кружке Раича обязан Л. своими первыми поэтич. опытами 1828-29 «в древнем роде», где звучат анакреонтич. мотивы («Заблуждение Купидона»), горацианские призывы не стремиться «к славе громкой» («К друзьям»), воспеваются скромные радости в кругу друзей, «в объятьях мира, муз и граций» («Пир»). Эти стихи продолжают традиции рус. антологич. поэзии К.Н.Батюшкова и А.С.Пушкина, что выражается в общей тематике (ср. «К друзьям» и «Веселый пир» Пушкина) и текстуальных совпадениях отд. выражений [напр., строка «Под сень черемух и акаций» в стих. Л. «Пир» и в «Евгении Онегине» (гл. VI, строфа VII); выражения «алтарь и муз и граций», «черемухи млечной» в «Цевнице» Л. и в «Беседке муз» Батюшкова). Горацианские мотивы проникают и в юношескую поэму Л. «Джюлио». Наряду с русской Л. использовал также опыт франц. антологич. поэзии, в частности А. Шенье.

Символика мифологич. имен, распространенная в поэзии Пушкина и его современников, у Л. встречается редко, гл. обр. в ранних стихах (напр., «Портреты», «В день рождения» и др.). Антич. реминисценции встречаются в прозаич. произв. Л. (напр., в «Герое нашего времени» упоминаются Цицерон, Архимед, Александр Македонский, Нерон, Юлий Цезарь, в «Княгине Лиговской» - «пытка Тантала», Ахилл и Гектор и др.).

Первое произв. Л. на антич. тему «Геркулес и Прометей» не сохранилось (см. письмо к М.А.Шан-Гирей от декабря 1828; VI, 404). Судя по заглавию, Л. отбросил миф о примирении Прометея с Зевсом и прославлял Геракла - освободителя Прометея, продолжая в трактовке этого сюжета бунтарские, тираноборч. традиции И.В.Гёте, Дж. Байрона и П. Шелли. В 1831 Л., опираясь на Плутарха, составил план трагедии «Марий» (VI, 375-76). Затем он задумал трагедию «Нерон» (VI, 379), материалом для к-рой должны были, видимо, послужить «Анналы» Тацита, наряду с Плутархом пользовавшегося особой популярностью в кругу декабристов («бичом тиранов» назвал его Пушкин). Однако для осуществления своих замыслов 16-летнему поэту не хватало историч. познаний, литературного и жизненного опыта. Первым рим. поэтом, к-рым заинтересовался Л., был Овидий. В 1827 он делал выписки из его «Метаморфоз» во франц. пер. Сент-Анжа («Эхо и Нарцисс», «Борей и Орития»). В ту же тетрадь он переписал стих. Ж. Лагарпа «Геро и Леандр», осн. на антич. мифе. Записи прерваны: «Я не окончил, потому что не мог» (VI, 389).

Стремление создать картины из истории Рима проявилось и в незавершенном отрывке «Это случилось в последние годы могучего Рима». С А. л. косвенно связан вольный перевод «Из Гёте», поскольку стих. Гёте восходит к фрагменту из греч. поэта Алкмана (7 в. до н. э.).

Сравнительно редко обращаясь к антич. тематике, Л. развивал ее в двух направлениях: в ранних стихах следовал традициям рус. антологич. поэзии, позднее использовал антич. наследие в русле сатир М.В.Милонова, Пушкина, Рылеева - таково его лучшее произв. на антич. тему «Умирающий гладиатор» (1836).

Лит.: Шувалов (1), с. 310; Краков, с. 1-26; Жижина (4), 22-25; Вацуро (1), с. 46-56; Толстой И. И., Фрагмент Алкмана «Спят вершины гор», «Уч. зап. ЛГПИ им. Герцена», 1938, т. 15, с. 47-56.

АНТОКОЛЬСКИЙ ПАВЕЛ ГРИГОРЬЕВИЧ

АНТОКОЛЬСКИЙ Павел Григорьевич (1896-1978), рус. сов. поэт. В творчестве А. значит. место занимают образ Л. и образы его поэзии. В «Сказках времени» четыре из тринадцати повествуют о Л.: «Волшебный подарок» - о возможных обстоятельствах создания стих. «Предсказание» и «Желание» («Зачем я не птица...»); здесь действие происходит в подмосковном имении Середниково и в Москве в нач. 30-х гг. 19 в. В основе повествования - предположение о шотл. происхождении рода Лермонтовых, а затем эпизод из студенч. жизни поэта - т. н. «маловская история» в ун-те (см. Малов М. Я.). В сказке «Четыре гостя» рассказано о том, как Л. написал последние 16 строк стих. «Смерть поэта»; рассказ завершается фантастич. сценой свидания обоих поэтов. Сказка «Демон» построена на соотнесении худож. мира Л., Н.В.Гоголя и М.А.Врубеля; фантастич. сюжет включает эпизоды общения художников и их демонич. героев. Действие отнесено ко времени второй ссылки поэта (1841). Описание пути Л. от Москвы до Ставрополя перемежается видениями и воспоминаниями, относящимися к моск. и петерб. жизни поэта, к его встрече с Гоголем в мае 1841. В числе действующих лиц рассказа - поэтесса Е.П.Ростопчина. «Казнь убийцы» - рассказ о дуэли Л. с Н.С.Мартыновым, психологически насыщенная, фантастич. зарисовка последующей жизни убийцы, одержимого чувствами зависти, вражды и вины по отношению к Л.

Л. посвящены стих. А. «Гроза в Пятигорске», «На смерть Демона», «Тбилисская ночь». Л. предстает перед читателем в образах его поэзии: «Он парусом где-то белел одиноким, / Иль мчался по круче конем легконогим, Иль, с барсом сцепившись, катился, визжа / В туманную пропасть. А утром, воскреснув, / Гулял у чеченцев в аулах окрестных, / Менялся кинжалом с вождем мятежа» (Собр. соч., т. 1, 1971, с. 443).

По мнению А., Л. - поэт, одержимый вечной потребностью движения, действия, совершенствования. Мысли о Л. подытожены А. в ст. «Лермонтов» (1941, 1956), где создан портрет поэта-гражданина, главным творч. импульсом к-рого было не знающее компромиссов нравств. начало. В центре внимания А. - проблема героя времени и становления психол. прозы Л. В статье анализируются особенности поэтич. наследия Л., его «железный стих», «оплодотворивший» всю гражд. поэзию 19 в. «Надо вслушаться в тяжелые звуки разностопных ямбических стихов Лермонтова, в стыки его согласных, в нарочитый набор хлещущих по лицу и по глазам прилагательных, чтобы понять принципиальную разницу между этой поэтикой и благозвучием пушкинской школы» («Поэты и время», 1957, с. 32). А. указывает и на еще не раскрытые сценич. возможности драматургии Л., новаторской не только по жанровым признакам, но и по сложности поднятых социальных проблем.

Соч.: Собр. соч. в 4 тт., т. 1, М., 1971, с. 504-05; т. 3, М., 1972, с. 70-109, 321-83; Поэты и время, М., 1957, с. 16-34.

Лит.: Голованова, с. 155-58.

"А. О. СМИРНОВОЙ"

«А. О. СМИРНОВОЙ», стих. Л. (1840) в альбом А. О. Смирновой (Россет) (см. Смирновы). Написано в форме альбомного мадригала (содержащийся здесь комплимент звучит как дань уважения уму и образованности Смирновой). Завершается характерной для Л. афористич. концовкой («Все это было бы смешно, / Когда бы не было так грустно»). Смирнова так вспоминает обстоятельства появления этого стих.: «Софи Карамзина мне раз сказала, что Лермонтов был обижен тем, что я ничего ему не сказала об его стихах. Альбом всегда лежал на маленьком столике в моем салоне. Он пришел как-то утром, не застал меня, поднялся вверх, открыл альбом и написал эти стихи» (Автобиография, М., 1931, с. 213).

Несмотря на альбомный характер стих., его нельзя считать экспромтом: существовал черновик (с него В. А. Соллогубом сделана копия); имеются беловой автограф другой редакции (по-видимому, более ранней) и, наконец, отличающийся от вписанного в альбом текст прижизненной публикации, в к-ром отсутствует первая строфа, исключенная, вероятно, по настоянию Смирновой ввиду ее излишне личного характера («В простосердечии невежды / Короче знать я вас желал, / Но эти сладкие надежды / Теперь я вовсе потерял»). Вопрос об окончат. тексте стих. до сих пор остается предметом дискуссии.

Положено на музыку многими рус. композиторами.

Автографы - ИРЛИ (альбом Смирновой); ГИМ, ф. 445, № 105 (альбом М. П. Полуденского), л. 61. И здесь и там - подпись: М. Лермонтов. Неполная копия, сделанная рукой Соллогуба, - ИРЛИ (по-видимому, с чернового автографа). Впервые - «ОЗ», 1840, № 10, отд. III, с. 229, с сокращениями (без первой строфы) и неточностями. Публиковалось, по всей вероятности, по альбому Смирновой, т. к. в этом же номере журнала, на одной странице со стих. Л. помещено стих. А. С. Пушкина из того же альбома. Датируется 1840 по времени опубликования.

Лит.: Гинцбург, с. 185; Александров Н., А. О. Смирнова. (Об ее жизни и характере), в кн.: Историко-лит. сб-к, Л., 1924, с. 314-15; Прохоров Е., О тексте и дате стих. Л. «А. О. Смирновой», «РЛ», 1960, № 4; Найдич Э. Э., [Прим.], в кн.: М. Ю. Л., Избр. произв., т. 2, М. - Л., 1964, с. 689.

АПАЛИХА

АПАЛИХА (Опалиха), небольшая деревня Чембарского у. Пенз. губ. в 3 км к югу от Тархан, на берегу степной речки Милорайки; ныне Белинского р-на Пенз. обл. А. куплена М.А.Шан-Гирей в 1826 с помощью Е.А.Арсеньевой. В детстве Л., живя в Тарханах, несомненно, часто бывал в А., затем писал туда из Москвы письма М.А. и П.П. Шан-Гиреям. В А. долгое время хранились автографы поэм «Сашка», «Измаил-Бей», «Аул Бастунджи», «Черкесы», черновики «Героя нашего времени», альбом М.А.Шан-Гирей с рисунками Л., сделанными в Горячеводске (1825).

После раздела имения А. с 1858 владел А.П.Шан-Гирей. Господский одноэтажный деревянный дом сгорел в 1908 или 1909. От старинной усадьбы остался только парк с липовой аллеей, каштанами, зарослями сирени. Ныне территория усадьбы и парк входят в состав музея-заповедника «Тарханы». Поселок А. относится к совхозу «Лермонтовский».

Лит.: Корнилов В., Храмов А., Л. в Тарханах (1814-1827), в кн.: По лерм. местам, М., 1940; Вырыпаев П., В лермонт. местах, альм. «Земля родная», кн. 7, [Пенза], 1951; его же, Один из возможных прототипов «Кавказца», «РЛ», 1964, № 3; Вырыпаев (2, 2 изд.), с. 191-92; Андреев-Кривич (6), с. 192-213; Шан-Гирей А. П., в кн.: Воспоминания, с. 32; Арзамасцев В. П., Тарханы, [Саратов], 1972, с. 69-74; Арзамасцев В., Дианова Л., Новое о родственниках М.Ю.Лермонтова Шан-Гиреях, в кн.: А.Н.Радищев, В.Г.Белинский, М.Ю.Лермонтов. (Жанр и стиль худож. произведения), Рязань, 1974, с. 206-14.

"А. ПЕТРОВУ"

«<А. ПЕТРОВУ>», четверостишие Л. (1837) экспромтного характера. Обращено к 12-летнему сыну ген. П. И. Петрова (см. Петровы) Аркадию, дальнему родственнику поэта.

Автограф неизв. Впервые - «РА», 1864, № 10, стлб. 1088, под заглавием «Ребенку», с ошибками в 1-м и 2-м стихах. Публикация сопровождалась прим.: «Продиктовано А. П. Петровым Г. П. Данилевскому в 1846 г. в Москве». Исправл. текст опубл. в «РА», 1867, № 7, стлб. 1175, в составе воспоминаний А. П. Петрова. Датируется на основании этой публикации.

Лит.: Пейсахович (1), с. 432.

АПУХТИН АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

АПУХТИН Алексей Николаевич (1840-1893), рус. поэт. В его жизни и творчестве поэзия Л. занимает значит. место. По словам М.И.Чайковского, особенное воздействие на юного А. оказал А.С.Пушкин, меньшее - Л., А.С.Грибоедов и Е.А.Баратынский. В 1865 в публичной лекции о Пушкине в Орле, полемизируя с Д.И.Писаревым, А. защищал «священные... авторитеты: Жуковского, Пушкина, Гоголя, Лермонтова» (Орловские губ. ведомости, 1865, № 16, с. 63). В юношеских стихах о поэте и толпе, о неразделенной, «роковой», любви, бездушии и «дикости» века («Поэт», «Два поэта», оба - 1854; «Ночью», 1855; «После бала», 1857, и др.) А. опирается на мотивы романтич. лирики, в т.ч. и Л., иногда повторяя лермонт. размеры, мотивы и образы: ср. «Подражание арабскому», 1855, и «Три пальмы»; «19 октября 1858» и «Смерть поэта»; ср. также парафразы и реминисценции из Л. в стих. «Поэт» («Приличьем скрашенный разврат»), в стих. «Сегодня мне исполнилось 17 лет...» (1857) и т.д.

Ко 2-й пол. 50-х гг. относится мн. пародий и шуточных парафраз А. на стихи Л., вообще распространенных в это время (см. Сатирические переложения): «Пьяные уланы» (1854), «На севере диком стоит одиноко...» (1854), «И странно, и дико, и целый мне век не понять» (1854), «Желание славянина» (1855), «Видок печальный, дух изгнанья». С кон. 50-х гг. А. постоянно посещал дом Е.А.Хвостовой (Сушковой); ее рассказами о Л. вызван экспромт «Е. А. Х [востовой]» (1858), в к-ром А., вспоминая «могучие стихи» Л., «как несмелый ученик», просит «его благословенья». В позднем творчестве А. прямая ориентация на Л. отсутствует, хотя есть отд. черты близости к его поэтич. системе (значит. роль декламационного, ораторского начала, стремление к афористич. формулам, рефлексивность и т.д.). В стихотв. повестях «Год в монастыре» (1883) и «Из бумаг прокурора» (1888), создавая исторически-конкретный портрет духовно бессильного, изверившегося человека 80-х гг., А. отчасти опирается и на опыт Л. - автора «Думы» и «Героя нашего времени».

Соч.: Стихотворения, вступ. ст. Н.А.Коварского, Л., 1961.

Лит.: Чайковский М., А.Н.Апухтин, в кн.: Апухтин А. Н., Соч., 4 изд., т. 1, СПБ, 1895, с. 4, 12, 20, 28; Розанов И. (1), с. 270-72; Андроников (13), с. 134-39.

АПФЕЛЬБАУМ

АПФЕЛЬБАУМ, фокусник, виртуоз-иллюзионист, популярный в России в 20-30-х гг. Л. мог видеть его выступления в Москве в 1828 и 1836. Упоминая о приезде А. в Кисловодск и его выступлении (15 июня 1837), Л. в повести «Княжна Мери» называет его «удивительный фокусник» (VI, 314); герои повести посетили представление А. Портрет-шарж А. (рис. М. Знаменского, гравированный Е. Гогенфельденом) - в «Искре» (1859, № 28, с. 272).

Лит.: Нейман Б. В., Л. и театр, «Октябрь», 1938, № 12, с. 238; Семенов (5), с. 98; Прокопенко Л., Поиски лермонт. фокусника, «Сов. цирк», 1962, № 7; его же, О нем упоминал Л., «Вечерний Ленинград», 1971, 4 янв.; Мануйлов (11), с. 232-33; Lerd L., Zauberkünstler Apfelbaum, «Freundschaft», 1974, 19 oct.

АРАГВА

АРАГВА (Арагви), река в Вост. Грузии, левый приток Куры. При впадении в Куру - г. Мцхета. По долине А. проходит часть Военно-Грузинской дороги, по к-рой Л. проезжал во время первой ссылки. В «Герое нашего времени» офицер-повествователь рассказывает: «Я ехал на перекладных из Тифлиса... въехал в Койшаурскую Долину... а там высоко-высоко золотая бахрома снегов, а внизу Арагва, обнявшись с другой безыменной речкой, шумно-вырывающейся из черного, полного мглою ущелья, тянется серебряною нитью и сверкает, как змея своею чешуею» (VI, 203-04). А. упоминается в поэмах «Мцыри» (IV, 148, 167) и «Демон» (IV, 186, 189).

В верховьях А. бытуют легенды о горном злом духе Гуде, полюбившем красавицу грузинку, и о женихе, убитом в день свадьбы. Там же находится часовня, про к-рую говорили, что молитва в ней охраняет от разбойников. Эти преданья, очевидно, известные Л., отразились в «Демоне». Сохранился рис. Л. «Развалины на берегу Арагвы», изображающий разрушенную крепость в верховьях реки.

Лит.: Семенов (6), с. 65, 68 и др.; Андроников (8), с. 17-23, 40-43, 208-27; Андроников (13), с. 252-58, 273-77; Андроников И., Подпись под рисунком, в его кн.: Рассказы литературоведа, М., 1969, с. 83-101; За хребтом Кавказа, Тбилиси, 1977.

"АРБЕНИН"

«АРБЕНИН», 5-я ред. драмы «Маскарад».

АРДАРОВ (БОГДАНОВИЧ) ГРИГОРИЙ ПАВЛОВИЧ

АРДАРОВ (наст. фам. - Богданович) Григорий Павлович (1888-1956), сов актер, режиссер. На сцене с 1908. В Большом драм. театре Казани (1940) создал образ Арбенина в спектакле «Маскарад». А. показывает героя успокоенным, даже счастливым человеком, светлый душевный мир к-рого внезапно рушится. Успех спектакля отмечался на конф. ВТО, посв. «Маскараду» (1940). А. в концертном исполнении читал «Думу», «Как часто...», «Родину».

Лит.: Штайн Г. Г., «Маскарад» на сов. сцене, в Сб. ВТО, с. 142, 162-70; Шнейдерман И. И., Научно-творч. конференция, посв. драме Л. «Маскарад», там же, с. 182, 194-96.

АРЕНДТ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

АРЕНДТ Николай Федорович (1785-1859), хирург, лейб-медик Николая I. Лечил Л. в 1832, когда того в манеже Школы юнкеров лошадь ударила в правую ногу, расшибив ее до кости, и он лежал в лазарете, а затем в доме Е.А.Арсеньевой. В 1837 руководил лечением раненого А.С.Пушкина и был посредником между ним и Николаем I. В конце января был у заболевшего Л., рассказал ему подробности дуэли и смерти Пушкина. Портрет А. работы Дюрие (40-50-е гг., литография с рис. Ф. Крюгера) хранится во Всесоюзном музее А.С.Пушкина.

Лит.: Висковатый, с. 177, 243; Мануйлов (9), с. 191-92; его же, М. Ю. Л. Биография, М. - Л., 1964, с. 90; Лонгинов, в кн.: Воспоминания; Бурнашев, там же.

АРЕНСКИЙ АНТОН (АНТОНИЙ) СТЕПАНОВИЧ

АРЕНСКИЙ Антон (Антоний) Степанович (1861-1906), рус. композитор, пианист, дирижер, педагог. В своей вокальной лирике обращался к стих. Л.: «В альбом» («Как одинокая гробница») (Лейпциг, 1886), «Песня рыбки из поэмы «Мцыри»» (СПБ, 1892), «Еврейская мелодия» («Я видал иногда») (М., 1894), «Послушай, быть может...» (М., 1900), «Они любили друг друга» (М., 1895), «Я не люблю тебя» (М., 1903).

Лит.: Танеев С. И., Материалы и документы, т. 1, М., 1952, с. 196-97; Цыпин Г., А.С.Аренский, М., 1966, с. 97.

АРНО АНТУАН ВЕНСАН

АРНО (Arnault) Антуан Венсан (1766-1834), франц. драматург и поэт. Чл. Франц. академии. В начале Реставрации был изгнан из Франции за приверженность к Наполеону. Широкую известность получила романтич. элегия А. «Листок» («La feuille», 1815), к-рая толковалась как выражение чувств политич. изгнанника. В России ее переводили В.Л.Пушкин, В.А.Жуковский, Д.В.Давыдов и др. Навеянный элегией А. образ листка, гонимого бурей, проходит через поэзию Л. как один из ее лейтмотивов: «Портреты», 1; «К***» («Дай руку мне»); «Аул Бастунджи» (гл. 1, XL); «Демон» (ред. 1833-34); «Мцыри»; наиболее полно он воплощен в стих. «Листок» («Дубовый листок оторвался от ветки родимой»), к-рому поэт придал автобиогр. характер.

Лит.: Эйхенбаум (3), с. 52-54; Федоров (1), с. 117; Федоров (2), с. 281; Кононко Е. Н., К вопросу об источниках поэзии М. Ю. Л. (стих. «Листок»), «Вопр. рус. лит-ры», в. 1, Львов, 1966, с. 99-105.

АРНОЛЬДИ

АРНОЛЬДИ: Александр Иванович (1817-1898), корнет л.-гв. Гродненского гусар. полка, куда в февр. 1838 был переведен Л., позднее - ген. от кавалерии (с 1884); мемуарист. Почти два месяца А. служил с Л. в Гродненском полку, кроме того, встречался с ним летом 1841 в Пятигорске. Художник-дилетант, А. учился живописи у Р.К.Шведе; зарисовал виды памятных лермонт. мест (см. в № 7 «Рус. худож. листка» В.Ф.Тимма за 1862), в т.ч. балкон дома, где жил поэт в мае - июле 1841, дом Реброва в Кисловодске, описанный в «Княжне Мери», могилу поэта на пятигорском кладбище. Два рисунка А. (карандаш и акварель, хранятся в музее ИРЛИ) - единств. документальные изображения временной могилы поэта. Л. подарил А. две свои картины (масло): «Воспоминание о Кавказе» и «Черкес» (музей ИРЛИ). А. был обладателем портрета Л. на смертном одре, повторенного для него Шведе. При погребении поэта присутствовал как представитель л.-гв. Гродненского гусар. полка. В «Записках» А. интересны описание быта и окружения поэта в л.-гв. Гродненском гусар. полку и в Пятигорске. Портрет А. см.: Воен. энциклопедия, СПБ, 1911, т. 3, с. 60.

Софья Карловна (1800-60), жена ген.-лейтенанта И.К.Арнольди, мачеха Александра Ивановича.

Софья Ивановна (гг. рожд. и смерти неизв.), в замужестве княгиня Ухтомская, сестра Александра Ивановича, падчерица Софьи Карловны. Поэт видел Софью Ивановну 17 марта 1841 на обеде у А.О.Смирновой, а летом того же года встречался с ней и Софьей Карловной в Пятигорске. А.П.Шан-Гирей подарил Софье Карловне после смерти Л. сделанную им копию с портрета поэта работы П.Е.Заболотского. После смерти Софьи Карловны эта копия перешла к Софье Ивановне (Александр Иванович ошибался, когда в воспоминаниях утверждал, что Л. подарил Софье Карловне свой портрет). Софье Ивановне принадлежал также портрет Л. на смертном одре работы Р.К.Шведе (подарен ей Александром Ивановичем).

Лев Иванович (1823-60), брат Александра Ивановича, пасынок Софьи Карловны, мемуарист. В 1842 в Кременчуге А.П.Шан-Гирей, служивший адъютантом у И.К.Арнольди, отдал ему связку автографов и рисунков Л. Два из них - черновой автограф стих. «Валерик» и рис. поэта (мужской профиль) Лев Иванович подарил в 1844 И.Е.Бецкому (см.: Сб. Соцэкгиза, между с. 64 и 65, с. 72 и 73). В ред. «Современника» Лев Иванович передал два письма Л. к С.А.Бахметевой от авг. 1832 (опубл. 1854, № 1), положив начало публикациям писем Л. После смерти Льва Ивановича его вдова передала рукописи Л. моск. коллекционеру А.Д.Черткову; вместе с его б-кой они поступили в ГИМ.

Лит.: Зильберштейн, с. 25; Елец, с. 205-06; [Арнольди], с. 449-76; Найдич Э., Утраченные рукописи Л. (Письмо Н.А.Долгорукова к А.А.Краевскому), ЛН., т. 58, с. 480-81; Мануйлов и Недумов, с. 257; Шан-Гирей А. П., в кн.: Воспоминания; Описание ИРЛИ, с. 68-70, 118-20, 162-63, 170, 201, 204, 216, 217, 220-21, 298, 328-29; Гиллельсон (2), с. 194.

АРСЕНЬЕВА ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСЕЕВНА

Статья большая, находится на отдельной странице.

АРСЕНЬЕВЫ

Статья большая, находится на отдельной странице.

"АРФА"

«АРФА», любовное стих. раннего Л. (1830-31). Состоит из двух октав с мужскими рифмами. Образ звучащей после смерти певца арфы стал особенно популярен в рус. поэзии после баллады Жуковского «Эолова арфа» (1814), в к-рой явно ощущается связь с поэзией Оссиана. Возможно и непосредств. влияние Оссиана: «шотландская арфа» упоминается в стих. Л. «Желание» («Зачем я не птица, не ворон степной»). Оригинальность лермонт. образа в том, что в его стих. арфа молчит, когда ее касается рука бывшей возлюбленной героя; играть на ней может только ветер.

Стих. положили на музыку С.Н.Василенко и Ю.Л.Вейсберг. Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 2, отд. 1, с. 122. Датируется по положению в тетр. XX.

Лит.: Шувалов (3), с. 68; Пейсахович (1), с. 477; Удодов (2), с. 185.

АСАФЬЕВ БОРИС ВЛАДИМИРОВИЧ

АСАФЬЕВ Борис Владимирович (псевд. - Игорь Глебов) (1884-1949), сов. композитор и музыковед. Автор многих произв. на лермонт. сюжеты: оперы «Казначейша» (по поэме «Тамбовская казначейша»), созданной в 1935-36 (клавир, М., 1946; см. Опера в ст. Музыка), балета "Ашик-Кериб" (1940) (см. там же, раздел Балет) и романсов «Волны и люди», «Из Гёте», «Утро на Кавказе» («Светает - вьется дикой пеленой»), «Парус», «Утес» (Л., 1935), а также «Выхожу один я на дорогу» и «Завещание» («Наедине с тобою, брат») (годы изд. не установлены). Цикл романсов на стихи поэта вошел в сб. А. «Лирические страницы. На тему «Одиночество Лермонтова»». Для голоса с фп. (М. - Л., 1939). В сб. вошли романсы «На севере диком» («Сосна»), «Одиночество» («Как страшно жизни сей оковы»), «Романс» («В те дни, когда уж нет надежд»), «Солнце». Рукопись «Первой симфонии» (Памяти М.Ю.Лермонтова) (соч. 1938-39) хранится в ИРЛИ, ф. 2658, оп. I.

Лит.: Гроссман В., Три цикла романсов на стихи Л., «СМ», 1940, № 1; Дроздов А., Сов. вокальная лирика, там же, 1940, № 10, с. 84; Гловацкий, с. 47-48, 60-63, 70; Воспоминания о Б.В.Асафьеве, [Л.], 1974, с. 35, 171, 225-232.

АСКОЧЕНСКИЙ ВИКТОР ИПАТЬЕВИЧ

АСКОЧЕНСКИЙ Виктор Ипатьевич (1813-79), рус. писатель, журналист, преподаватель Киевской духовной академии (1839-46), издатель газ. «Домашняя беседа» (1858-77). В 1846 опубл. историю рус. лит-ры, в к-рой сказалось его ортодоксально православное и охранительное умонастроение в духе «официальной народности». Обзор творчества Л. завершал в ней рассмотрение поэзии последнего, послекарамзинского периода; отмечая страстную заинтересованность поэта «вопросами современной жизни», А. подчеркнул полярность в их разрешении у Л.: мрачное недовольство, отрицание и - примиренно-молитвенные настроения. Особо выделен роман Л. как произв., в герое к-рого «разоблачается вся растленность человеческой природы, эгоистически замкнутой в себе». Позже отношение Л. к своему герою представлялось А. уже недостаточно критичным, и в своем романе «Асмодей нашего времени» (1858) в лице Пустовцева он задумал разоблачить онегинско-печоринский тип «до сокровеннейших изгибов» души. Название романа - несомненная калька заглавия лермонт. романа; но значение образа Пустовцева сильно преувеличено автором - он действительно м. б. отнесен «к тому поколению, которое так верно очертил и так грустно оплакал» Л. в своей «Думе», но А. сделал акцент на воздействии «вольтерьянства», на сознат. кощунстве героя над религией и нравственностью.

Соч.: Краткое начертание истории рус. лит-ры. К., 1846, с. 143-44; Асмодей нашего времени. Соч. В. Кочки-Сохрана, СПБ, 1858, с. 103, 108; Дневник В.И.Аскоченского, «ИВ», 1882, № 2, с. 339; № 3, с. 538; № 4, с. 97.

Лит.: Антонович М. А., Асмодей нашего времени (Отцы и дети. Роман Тургенева), «Совр.», 1862, № 3.

АТАЖУКИН (АТАЖУКОВ) ИЗМАИЛ-БЕЙ

АТАЖУКИН (Атажуков) Измаил-бей (ок. 1750-1811 или 1812), обществ. деятель кабард. народа; предполагаемый прототип гл. героя поэмы Л. «Измаил-Бей». Происходил из старинной княж. семьи Хатакшоковых (в рус. транскрипции - Атажукиных). Долгое время жил в России, куда был послан отцом для получения воспитания и воен. образования. За храбрость, проявленную при штурме крепости Измаил, награжден орденом Георгия 4-й степени («крест на ленте полосатой» Л. упоминает в поэме). В 1804 в чине полковника А. вернулся в Кабарду, прилагал много усилий для примирения кабардинцев с русскими. Деятельность А. вызвала противодействие и царских властей, и кабард. знати. Л. мог слышать рассказы об А. в семье Хастатовых, от П.И.Петрова, ученого кабардинца Ш. Ногмова и др.

Лит.: Пожидаев В. П., А.С.Пушкин о Кавказе, Владикавказ, 1930, с. 15; Андреев-Кривич (4), с. 16-71; Андреев-Кривич (5), с. 30-45, 40-44, 208-14; Косвен М. О., Этнография и история Кавказа, М., 1961, с. 130-149; Туганов Р. У., Измаил-бей, Нальчик, 1972; Жданов В., Последняя книга лермонтоведа, «ВЛ», 1974, № 8, с. 283.

"АТАМАН"

«АТАМАН», стих. балладного типа раннего Л. (1831). Центр. образ - герой-разбойник (ср. поэму «Преступник»). Возможно, источником «А.» явились «Песни о Стеньке Разине», к-рые А.С.Пушкин читал в 1826 в кружке моск. любомудров. Стих. обнаруживает знакомство поэта с нар. легендами и песнями «разинского» цикла. Главного мотива стих. - гибели пленницы, брошенной в Волгу, в песенном фольклоре нет; он был известен по рассказу Я. Стрюйса, вышедшему в рус. пер. в 1824. Упоминание Казани, где Разин не был, нек-рые исследователи объясняют влиянием фольклора о Ермаке. Мотив захвата Казани имеется в нар. песнях (поход на Казань входил в планы Разина). Ритмич. организация и стих «А.» приближают его к нар. песне; между тем язык остается условно романтическим, далеким от языка подлинно фольклорных произв. (см. Фольклоризм). Мотив «вольности» сближает стих. с произв. декабристов о вольном Новгороде и Вадиме.

Автограф - ИРЛИ, тетр. XI; Копия - там же, тетр. XX. Впервые - «ОЗ», 1859, т. 127, № 11, отд. 1, с. 262-64. Датируется 2-й пол. 1831 по положению в тетради.

Лит.: Владимиров, с. 11, 13; Мендельсон, с. 169-170; Эйхенбаум (6), с. 327; Чичеров В., Л. и песня, «Лит-ра в школе», 1941, № 4, с. 81; Вацуро (5), с. 217-18.

"АТЕНЕЙ"

«АТЕНЕЙ», двухнедельный лит.-науч. журнал, изд. в Москве в 1828-30 М.Г.Павловым, к-рый не был проф. литератором, но сумел привлечь в журнал видных писателей. Здесь печатались М.Н.Загоскин, Н.И.Надеждин, А.И.Герцен, Ф.И.Тютчев, Е.А.Баратынский, Н.В.Станкевич, М.А.Дмитриев, С.Е.Раич и др. Сам Павлов выступил со стилизацией под платоновские диалоги. В споре между романтиками и классиками журнал отстаивал принципы классицизма; выступил против А.С.Пушкина. В 1830 в «А.» состоялся дебют Л. в печати - в ч. IV (цензурное разрешение от 10 мая 1830) помещено стих. «Весна» за подписью «L».

Лит.: Бродский (5), с. 190-96.

"АУЛ БАСТУНДЖИ"

«АУЛ БАСТУНДЖИ», одна из ранних кавк. романтич. поэм Л. (1833-34). Состоит из посвящения, близкого по содержанию и форме к стих. Л. «Тебе, Кавказ, суровый царь земли», и двух глав. Действие происходит в районе Пятигорья, где в кон. 18 - нач. 19 вв. близ Бештау реально существовал аул Бастунджи (точнее, Бустанджи или Бостанджи). После 1804 он был разрушен, подобно соседним аулам, жители к-рых - кабардинцы, отрезанные от остальной части Кабарды линией рус. укреплений, ушли в горы. Л. в 1825 мог видеть лишь развалины аула.

В поэме отразились не только воспоминания Л. о поездках на Кавказ в детстве, но и чтение лит-ры о нем, рассказы родственников - Хастатовых и Шан-Гиреев, моск. студентов и юнкеров, по происхождению кавказцев. Вероятно, Л. знал распространенное у черкесов и кабардинцев нар. предание о братьях Канбулате и Автонуке (или Антоноко), враждовавших из-за жены Канбулата. Позднее оно же было использовано Хан-Гиреем в его соч. «Князь Канбулат, черкесское предание» («РВ», 1844, № 1, с. 1-11).

Фабула поэмы исполнена драматизма. Большую роль играют описания природы, быта и нравов горцев, подробнее и ярче, чем в предшеств. поэмах, обрисованы действующие лица (особенно Селим), уделено значит. внимание их психологии. При сопоставлении кавк. романтич. поэм, в т.ч. «Аула Бастунджи», с вост. поэмами Дж. Байрона в лит-ре указывалось, что в отличие от англ. поэта Л. изображал не только свои переживания, но и заглядывал «...в чужие души, по крайней мере, в души любимых им кавказских горцев...» (Спасович В. Д., Байронизм у Лермонтова, в его кн.: Соч., т. 2, СПБ, 1889, с. 390). Отмечалось влияние поэмы Пушкина «Бахчисарайский фонтан» (ср. сцену между Селимом и Акбулатом с мольбой Заремы о Гирее, обращенной к Марии). Отрывок из «Аула Бастунджи» о проклятии Селима (гл. II, строфы XXXI-XXXII) сопоставлялся со стих. Гюго «Проклятие» из сб. «Les orientales» [«Восточные мотивы», 1829; см. Дюшен (2), с. 134-35; Гинзбург (1), с. 114].

Селим близок Аджи, герою поэмы «Каллы»; это герой-бунтарь, не признающий нерушимости брака, освященного обычаем; он страстно протестует против одного из адатов - права старшинства; герой «Каллы» выступает против кровной мести. Проклят и обречен на одиночество и позорную смерть Селим. Скитается Аджи, ставший «каллы» («кровником»). В обеих поэмах зловещую роль играют муллы - поборники религ. фанатизма.

Нек-рые образы и стихи из «Аула Бастунджи» Л. позднее использовал в других произв. Аналогии к стихам «...пустынная змея / Из-под камней резвяся выползает», ранее встречавшиеся в «Измаил-Бее», позднее появляются в поэмах «Мцыри» и «Демон». Символич. образ листка, оторванного грозой, встречается в «Хаджи Абреке», «Мцыри», в стих. «Листок».

Поэма написана октавой; интерес Л. к этой строфич. форме связан, видимо, с тем, что в 1831 была опубл. в «Телескопе» (№ 11 и 12) статья С.П.Шевырева «О возможности ввести итальянскую октаву в русское стихосложение». Октава укрепилась в рус. поэзии как традиц. строфа в сюжетно-повествоват. жанрах («Домик в Коломне» Пушкина, 1830).

Поэму иллюстрировали: А.А.Кострова, Г.К.Савицкий, М.Е.Малышев, З. Пичугин, М.М.Зайцев, М.С.Сарьян, А.Д.Силин, З.Я.Зузе, Э. Лепп. Симфонию для оркестра, чтеца, солистов написал Н.Н.Крюков (1941). Кинодрама «Аул Бастунджи» выпущена в 1914 (см. Лебедев Н. А., Очерк истории кино СССР, I. Немое кино, М., 1947, с. 270).

Автограф - ИРЛИ, оп. 1, № 22, лл. 1-10. Впервые в отрывках (стихи 33-64) - Соч. под ред. С.С.Дудышкина, т. 2, СПБ, 1860, с. 290-92; полностью - «РМ», 1883, кн. 2, с. 3-23 (с неточностями). Датируется предположительно 1833-34, т. к. на обороте последнего листа автографа находится черновик стих. «На серебряные шпоры» (написано в Школе юнкеров).

Лит.: Нейман (1), с. 83-86; Бем, с. 280, 288; Семенов (5), с. 30-32; Закруткин В., с. 196-98; Соколов А., Композиция «Демона», «Лит. учеба», 1941, № 7-8, с. 58; Семенов (6), с. 27-29; Бродский, с. 326-27; Андреев-Кривич (2), с. 60-69, 87-89; Андреев-Кривич (4), с. 55-59, 60-62, 72-73; Мануйлов (7) с. 295; Попов А. (2), с. 17-18; Иванова Т. (7), с. 159; Меднис Н., Русская октава и октава Л., «Уч. зап. Горьковск. ун-та. Серия гуманитарных наук», 1969, в. 105, с. 20-26; Вырыпаев (2, 2 изд.), с. 191, 194-96, 200-201; Недосекина (2), с. 52; Удодов (2), с. 171, 189, 207, 321-22; Gerlinghoff P., Frauengestalten und Liebesproblematik bei M. J. Lermontov, Meisenheim am Glan, 1968, S. 46-47.

АХВЕРДОВЫ

АХВЕРДОВЫ: Прасковья Николаевна (урожд. Арсеньева) (ок. 1783-1851), троюродная сестра М.М.Лермонтовой, жена ген. Ф.И.Ахвердова, командира артиллерии Отдельного Груз. корпуса. Занималась живописью и музыкой. В 1816-30 жила в Тифлисе, воспитывала Н.А.Чавчавадзе (см. Грибоедова Н. А.). У А. бывали А.С.Пушкин и В.К.Кюхельбекер. В 1830 она переехала в Петербург, где с 1832 встречалась с Е.А.Арсеньевой и Л. В 1836 поэт упоминает Ахвердову в письме к бабушке (VI, 434). В 1840 Л. в одном из альбомов записал ее петерб. адрес: «Ахвердов <а> - на Кирочной» (VI, 388). Егор Федорович, подпоручик Груз. гренадер. полка, пасынок Прасковьи Николаевны; Л., возможно, останавливался у него в Тифлисе в 1837.

Лит.: Арсеньев В. С., Род дворян Арсеньевых. 1389 г. - 1901 г., [Тула, 1903], с. 112; Андроников (8), с. 54-69, 150-52; Андроников (13); Попов А. В. (2), с. 76-77.

АХИЛЛ

АХИЛЛ (Achille), слуга Лопухиных, негр. Л. называет его в числе своих друзей в письме к С.А.Бахметевой от авг. 1832 [VI, 411]. Под именем Зафира изображен в поэме «Сашка» (строфы 130-135). Своеобразное стих. А. на смерть Пушкина Л. вписал в альбом А.М.Верещагиной (опубл. И. Андрониковым). Акв. портрет А. работы Л. (1830-32) находится в др. альбоме Верещагиной, к-рый ныне хранится в б-ке Колумбийского ун-та (США).

Лит.: Соч. под ред. Висковатого, т. 5, с. 381; Сушкова, с. 265-66, 269, 278, 284, 294; Пахомов (3), с. 207; Андроников (13 изд., 1964), с. 191, 232-34; Ковалевская, с. 56-57.

АХМАДУЛИНА БЕЛЛА АХАТОВНА

АХМАДУЛИНА Белла Ахатовна (р. 1937), рус. сов. поэтесса. В своем творчестве часто обращается к образу Л., трагич. судьба к-рого переживается ею как «сегодняшняя», острая, не ослабляемая временем утрата; отсюда один из ведущих мотивов стихов о Л. - стремление «спасти», отстоять поэта от «пустой и совершенной свободы» смерти силой внутр. памяти и «зрения». Посв. Л. стихи - «Дуэль», «Лермонтов и дитя», «Глубокий нежный сад, впадающий в Оку» - это не воспоминание-дань великому поэту: лермонт. тема всегда включена у А. в собственную духовную ситуацию и соотносится с личностью поэта. Проникая в суть лермонт. мировосприятия, А. воссоздает образ Л. - «высочайшего юноши вселенной» - в стих. «Тоска по Лермонтову».

Значительно дополняет и уточняет восприятие А. личности Л. ее эссе «Пушкин. Лермонтов» (1965) и новелла «Лермонтов. Из архива семейства Р.» (1973), в к-рой А. обращается к обстоятельствам гибели поэта. Новелла эта, основанная на документ. материалах, содержит и элементы фантастики, но границы между худож. вымыслом и биографически достоверными сведениями в ней не смешиваются. С психол. проницательностью рисует А. участников последней дуэли Л. - «внятного» и деловитого в своих объяснениях кн. А.И.Васильчикова и равнодушно-великолепного А.А.Столыпина (Монго). (Стих. «Лермонтов и дитя» можно рассматривать как поэтич. комментарий к новелле: «В тот день потупил взор невозмутимый Монго / Пред пристальным моим волшебным фонарем»). На основании незавершенной исповеди Н.С.Мартынова, мемуаров лермонт. поры А. стремится выявить те внутр. механизмы, к-рые привели к трагич. развязке, воссоздает облик убийцы Л., не умеющего «отличать самолюбия от чувства чести, отчего площадь его уязвимости была искушающе огромной и требовала неусыпной придирчивой охраны» (сб. «Сны о Грузии», Тб., 1977, с. 482). Образ самого Л. дан через восприятие Мартынова, при этом А. акцентирует не столько неприязнь, сколько его тупое недоумение перед личностью поэта. В повествование введена и полемич. переписка с воображаемым противником авт. отношения к Л., два письма А. к П.Г.Антокольскому и его ответы на них, отд. главка о бабушке поэта Е.А.Арсеньевой, к-рая «одна дала Лермонтову всю любовь».

В эссе «Пушкин. Лермонтов» А. высказала свое понимание последних четырех лет жизни поэта как «мгновенного подвига многолетнего возмужания»; именно в эти четыре года «он бросается, чтобы прожить целую жизнь», подобно путнику в балладе «Тамара». И Л., по мнению А., «удалось совершить этот смертельно-выгодный для него обмен: две жизни в плену - «за одну, но только полную тревог»» (там же, с. 472-73).

С лермонт. темой в творчестве А. связана миниатюра в прозе «Воспоминание о Грузии» (1965) и цикл стихов 1965-67 «Сны о Грузии». Поэтич. восприятие Грузии в известной мере обусловлено у А. биогр. близостью Л. к Кавказу и худож. преломлением кавк. темы в его поэзии и прозе. Традиции лермонт. поэзии, улавливаемые то в самой напряженности внутр. конфликта, то в развитии лермонт. мотивов одиночества, свободы, недостижимости «забвенья и блаженства», обреченности на страдание и желательности его, несомненно присутствуют в поэзии А., хотя все они преломлены через рус. поэтич. культуру 19 - нач. 20 вв., особенно поэзию А.А.Блока, М.И.Цветаевой.

Соч.: Пушкин. Лермонтов, «Лит. Грузия», 1965, № 7; Уроки музыки, М., 1969; Лермонтов. Из архива семейства Р., «Смена», 1973, № 8-9; Стихи, М., 1975; Метель, М., 1977.

Лит.: Антокольский, с. 249-50, 252-53; Голованова (3), с. 182; Чупринин С., Способ совести, «ЛО», 1978, № 10, с. 50-51.

АХМАТОВА АННА АНДРЕЕВНА

АХМАТОВА Анна Андреевна (1889-1966), рус. сов. поэтесса. Поэзия зрелой А. в осн. чертах восходит к Пушкину, но ее интерес к Л., по признанию поэтессы, «граничит с наваждением». А. сближает с Л. сознании высокого предназначения поэта, его пророческой миссии («Иди один и исцеляй слепых...»). Лермонт. начало присутствует в любовной лирике А., с ее мятежными порывами чувства, глубоким драматизмом, горечью, жгучей иронией. А. широко использует излюбленный Л. поэтич. жанр молитвы («Я так молилась: «Утоли...»», 1914; «Молитва», 1915). Через все творчество А. проходит поэтически трансформированная тема «демона» (ср. Демонизм). В 1927, вдохновленная встречей с Кавказом, где «Пушкина изгнанье началось и Лермонтова кончилось изгнанье», она создает образ «бессмертного любовника Тамары», навеянный романтич. полотнами М.А.Врубеля. Незримое присутствие мотивов «Демона» ощущается и в произв. 1936 «Борис Пастернак» («К плите дарьяльской, проклятой, черной / Опять пришел...» и «Не прислал ли лебедя за мною»), где причудливо переплелись в одном образе «ангельский и демонский язык». В «Поэме без героя» (1940-62) - тот же прием: рисуя облик таинств. пришельца, в к-ром узнаются черты А.А.Блока, А. прибегает к смелому уподоблению: «Демон сам с улыбкой Тамары». Эволюцию образа завершает миниатюра из «Вереницы четверостиший», многозначительно озаглавленная «Конец Демона» (1961), - совершенное по форме четверостишие, в к-ром сливаются в едином потоке восприятия: Врубель, Л., Демон и Кавказ.

А. неоднократно обращалась к Л. и в прозе. По ее выражению, лермонт. проза - «проза поэта», отсюда особо тонкое проникновение одного мастера в эстетич. сущность другого. В отрывке «Все было подвластно ему» (1965) А. пишет: «Слово слушается его, как змея заклинателя: от почти площадной эпиграммы до молитвы... Он обогнал самого себя на сто лет и в каждой вещи разрушает миф о том, что проза - достояние лишь зрелого возраста».

«Заметки на полях» - отклик на книгу Э. Герштейн «Судьба Лермонтова» (1964), к-рая дала А. повод поделиться собств. наблюдениями, подвести итог многолетним размышлениям о Л. («Мой интерес к этому имени граничит с наваждением»). «Тайны ремесла» (1965) - запись беседы с поэтессой, где Л. упоминается в связи с эволюцией жанра рус. поэмы. В одной из бесед на лит. темы (в Париже) А. говорила о своем избирательном отношении к Л., об особых возможностях его творч. дара: «Кто-то давно сказал, и правильно сказал... не помню, кто (по всей вероятности, имеется в виду Л.Н.Толстой; см. об этом в ст. Толстой Л. Н. - Ред.), что у нас в России был только один поэт, которому иногда удавалось быть вне литературы или над литературой - Лермонтов» (цит. по кн.: Ахматова А., Сочинения, т. 2, Мюнхен, 1968, с. 426).

Соч.: Бег времени. Стихотворения 1909-1965, М. - Л., 1965; Все было подвластно ему, в сб.: День поэзии. 1965, М. - Л., 1965; Заметки на полях, «ЛГ», 1965, 16 марта; «Тайны ремесла», там же, 1965, 23 нояб.; Коротко о себе, в кн.: Сов. писатели. Автобиографии, т. 3, М., 1966, с. 30.

Лит.: Павловский А., Анна Ахматова, Л., 1966, с. 53-56; Кулинич А. В., Новаторство и традиции в рус. сов. поэзии 20-х годов, К., 1967, с. 256; Жирмунский В. М., Творчество Анны Ахматовой, Л., 1973, с. 141-42; Встречи с прошлым, в. 3, М., 1978, с. 406.

"АХ! НЫНЕ Я НЕ ТОТ СОВСЕМ"

«АХ! НЫНЕ Я НЕ ТОТ СОВСЕМ», стих. раннего Л. Вольный перевод 5-й песни поэмы Дж. Байрона «Мазепа» (1818). Вполне понятен особый интерес, к-рый мог вызвать у Л. сам факт обращения его любимого поэта к личности, столь примечательной в рус. истории. Однако на фоне только что появившейся «Полтавы» А.С.Пушкина поэма Байрона разочаровывала: Мазепа у англ. поэта не столько историч. личность, сколько еще один вариант романтич. героя вост. поэм, вспоминающий на склоне лет свою необыкновенную судьбу. Гл. место в этих воспоминаниях занимает драматич. любовь к красавице Терезе. Л. избрал для перевода наиболее поэтич. часть рассказа Мазепы о своей «минувшей любви», придав фрагменту черты законченного стих. По эмоц. напряженности перевод близок к любовной лирике Л. 1830-31; по поэтич. фразеологии, вплоть до повторения нек-рых стилистич. оборотов, - к элегии 1829 «К...» («Не привлекай меня красой»); ср. «Ах! много лет как взгляд другой / В уме моем напечатлелся!...» и «Ах! ныне я не тот совсем», «Так живо образ дорогой / В уме моем напечатлелся!» и т.д.

Автограф неизв. Впервые - «Библиогр. записки», 1861, т. 3, № 16, стлб. 496-497. Дата написания не установлена. Л. мог познакомиться с «Мазепой» летом 1830, когда, по словам Е.А.Сушковой, он «был неразлучен с огромным Байроном» [Воспоминания (2), с. 84]. Тогда же, по-видимому, и переведен отрывок (именно к 1830 относится б. ч. стихотв. переводов из поэм Байрона).

Лит.: Пейсахович (1), с. 449, 451.

АХШПАТОЙ-ГОЙТЕ

АХШПАТОЙ-ГОЙТЕ, см. Чечня.

АЧХОЙ-АУЛ

АЧХОЙ-АУЛ, см. Чечня.

АШАРИН АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

АШАРИН Андрей Александрович (1843-96), рус. педагог и переводчик. Окончил Дерптский ун-т. Переводил на нем. яз. стихи А.С.Пушкина, А.В.Кольцова, Н.А.Некрасова, А.К.Толстого. Перевел из Л. ок. 20 стих., поэмы «Мцыри», «Песня про... купца Калашникова», «Демон». Лучшие из его переводов - «Ангел», «Молитва» («В минуту жизни трудную»), «Желание», «Сон». Переводч. принципы А., допускавшего свободное обращение с подлинником, изложены в его предисл. к сб. «Северные мелодии» («Nordische Klänge»).

Соч.: Dichtungen von Puschkin und Lermontow in deutscher übertragung Dorpat, 1877, 2 Aufl., Reval, 1885; Nordische Klänge Russische Dichtungen in deutscher übertragung, Riga, 1894; Lermontows Werke, hrsg. von A. Luther, Lpz., 1922; Lermontow, Ausgewählte Dichtungen, Engels, 1939 (в изд. ошибочно включены «Три пальмы» в пер. Ф. Фидлера и «Тучи» в пер. Ф. Боденштедта); Der Tscherkessenknabe, Engels, 1939.

Лит.: Венгеров С. А., Источники словаря рус. писателей, т. 1, СПБ, 1900, с. 129; Исаков С. Г. (2), с. 59-60.

"АШИК-КЕРИБ"

«АШИК-КЕРИБ». Турецкая сказка, лермонт. запись (1837) рус. перевода нар. сказки, широко распространенной в Закавказье, Ср. Азии и на Ближнем Востоке. В основу сказки лег известный фольклорный сюжет («муж на свадьбе у своей жены»), схема к-рого след. образом изложена М. Азадовским: «Муж покидает, по большей части вынужденно, жену (или жених невесту) и берет обещание ждать определенное количество лет... Жене (невесте) приносят ложное известие о смерти мужа или жениха и принуждают к замужеству. Герой узнает тем или иным способом о предстоящей свадьбе и спешит домой, чаще всего с помощью волшебной силы. По возвращении домой переодевается нищим, паломником или музыкантом и проникает в таком виде на свадебный пир, где происходит узнание. Жена узнает мужа по голосу или же благодаря кольцу, которое тот бросает в кубок с вином». Древнейший классич. пример этого сюжета - рассказ о возвращении Одиссея. Сюда же относятся рус. былины о Добрыне и Алеше, ряд рус. сказок. В худож. лит-ре этот сюжет встречается в новелле из «Декамерона» Дж. Боккаччо, в рассказах Г. де Мопассана «Возвращение», М. Прево («De sire»), П. Феваля («La chanson de Poirier») и др. Запись сказки сделана Л. осенью 1837, возможно, в Тифлисе со слов М.Ф.Ахундова, у к-рого поэт, как предполагают, брал уроки татарского (азербайджанского) языка (см. в ст. "Татарский" язык Л.). Странствуя по Кавказу и Закавказью, Л. проявлял особый интерес к нар. творчеству.

Ашик-Кериб

Возвращение Ашик-Кериба. Илл. М. В. Ушакова-Поскочина. Тушь. 1939.

В 1892 учитель Махмудбеков записал в р-не Шемахи ту же сказку со слов нар. певца Оруджа в отличном от лермонт. варианте (опубл. в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа», в. 13, Тифлис, 1892, с. XXIV, 173-229). М. Рафили обратил внимание на то, что в лермонт. тексте сохранены азерб. слова, а в скобках пояснено их значение: ага (господин), ана (мать), сааз (балалайка), гёрурсез (узнаете) и др.; воспроизведено азерб. произношение в словах Тифлиз, Ашик-Кериб. В сказке присутствуют также тур., араб., арм., иран. элементы. Хадерилиаз - соединенные вместе имена Хызра и Илиаса (пророка Ильи) - объяснено Л. как св. Георгий, и это не ошибка поэта, смешение Хадерилиаза со святым Георгием встречается в арм. и груз. фольклоре.

Сказку иллюстрировали: В.Д.Замирайло, А.А.Земцов, М.П.Клодт, Е.Г.Комаров, В.М.Конашевич, В.В.Лермонтов, А.Ф.Лютомская, А.П.Могилевский, В.Я.Суреньянц, И.М.Тоидзе, М.В.Ушаков-Поскочин, Е.Е.Лансере. Сказка легла в основу опер З. Гаджибекова «Ашуг-Гариб» (пост. в Бакинском театре Г. З. А. Тагиева, 1916) и Р.М.Глиэра «Шахсенем» (пост. ГАБТа, 1938). Балет В.В.Асафьева «Ащик-Кериб» пост. в 1941 Ленингр. Малым оперным театром.

Запись сказки «Ашик-Кериб» была обнаружена среди бумаг Л. и в 1846 появилась в альманахе В.А.Соллогуба «Вчера и сегодня» (кн. II). Автограф оставался неизв. и только в 1936 из частного собрания А.С.Голицыной поступил в ИМЛИ им. М. Горького, затем был передан в Отдел рукописей ИРЛИ (оп. I, № 53). С 1937 печатается по автографу.

Лит.: Семенов (5), с. 81-82; Семенов (6), с. 75-78; Андроников (2), с. 254; Андроников (13), с. 379-98; Рафили М., Л. и азерб. лит-ра, «Бакинский рабочий», 1939, 15 окт.; Азадовский (3), с. 448-54; Ениколопов И. К., К сказке «Ашик-Кериб» Л., в кн.: М. Ю. Л., Ашик-Кериб. Тур. сказка, Тб., 1941; Мануйлов В. А., М. Ю. Л. и его запись сказки об Ашик-Керибе, в кн.: Ашик-Кериб. Сб. к пост. балета в Ленингр. гос. акад. Малом оперном театре, Л., 1941, с. 5-41; Андреев-Кривич (1), с. 269-75; Андреев-Кривич (4), с. 97-118; Попов А. В., М. Ю. Л. в первой ссылке, Ставрополь, 1949, с. 70-78; Попов (2), с. 89-98; Михайлов М. С., К вопросу о занятиях М. Ю. Л. «татарским» языком, в кн.: Тюркологич. сб., т. 1, М. - Л., 1951, с. 127-35; Якубова С., Азерб. нар. сказание «Ашыг-Гариб», Баку, 1968; Мурзаев Э. М., Годы исканий в Азии, М., 1973, с. 54; Даронян С. К., «Ашик-Кериб» Л. и арм. записи сказания, «Вестник обществ. наук АН Арм. ССР», 1974, № 4, с. 79-92.

АШКЕРЦ АНТОН

АШКЕРЦ (Aškerc) Антон (1856-1912), словен. поэт. Издал рус. антологию («Ruska antologija v slovenskih prevodih», 1901), подготовленную совм. с поэтом И. Веселом. В 1901 и 1902 был на Кавказе, куда его привела поэзия Л., вызывавшая у него большой интерес. «Поэтическим апофеозом Кавказа» называл А. кавк. поэмы Л. Особенно оценил он «Песню про... купца Калашникова», считая ее лучшей поэмой в слав. лит-рах. Под влиянием этой поэмы А. создал балладу «Афанасий Семенович» (1903). Влияние кавк. произв. Л. сказалось также в стих. А. «Терек» и «Тамара и Каспий».

Лит.: Штейн С., Славянские поэты, СПБ, 1908, с. 95-102; Н. П., Словинский поэт о России, «Слав. известия», 1915, № 3, с. 39-42, № 4, с. 50-53, № 5, с. 64-67; Рыжова М. И., А. Ашкерц и рус. лит-ра, в сб.: Лит-ра слав. народов, в. 6, М., 1961, с. 178-206; Кравцов Н. И., Проблемы сравнит. изучения слав. лит-р, М., 1973, с. 271-73; Boršnik M., Aškerc, Beograd, 1957, s. 38.

Предыдущая страница Следующая страница
© 2000- NIV