Лермонтовская энциклопедия
Статьи на букву "Б" (часть 3, "БОБ"-"БЮР")

В начало словаря

По первой букве
0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Б" (часть 3, "БОБ"-"БЮР")

БОБОРЫКИН ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

БОБОРЫКИН Василий Васильевич (1817-85), мемуарист, поручик л.-гв. Кирасир. полка, знакомый Л. В 1834-36 учился в Школе юнкеров, где познакомился с Л. За участие в кутеже и буйное поведение был в 1836 судим и переведен прапорщиком в 6-й Кавк. линейный батальон. В дек. 1837 встречался с Л. во Владикавказе, в 1840 - в Москве. В воспоминаниях Б., датированных им 1885, речь идет о внешних событиях из жизни Л.

Соч.: Три встречи с М. Ю. Л., «РБ», 1915, № 5, с. 70-81 (ср. в кн.: Воспоминания).

Лит.: Потто (1), с. 67; Ашукина-Зенгер М., О воспоминаниях В. В. Боборыкина о Л., ЛН, т. 45-46, с. 741-760; Кусов Г., Поиски краеведа, Орджоникидзе, 1975, с. 53-55.

БОГАТЫРЁВ АНАТОЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

БОГАТЫШВ Анатолий Васильевич (р. 1913), сов. композитор. Автор романсов на стихи Л.: «Расстались мы»; «В альбом» («Как одинокая гробница»), «Нет, не тебя так пылко я люблю», «Они любили друг друга», «Выхожу один я на дорогу», «Узник» («Отворите мне темницу»), «Монолог Мцыри» («Когда я стану умирать...») (все опубл. в сб.: «Романсы на слова М. Ю. Л.», Минск, 1958). «С большой любовью я писал эти романсы..., - отмечал композитор. - Поэзия М. Ю. Лермонтова всегда пленяла и привлекала меня своей глубиной и человечностью» (архив Музея-заповедника М. Ю. Лермонтова в Пятигорске).

БОГОБОРЧЕСКИЕ МОТИВЫ В ТВОРЧЕСТВЕ Л.

Статья большая, находится на отдельной странице.

БОДЕНШТЕДТ ФРИДРИХ

БОДЕНШТЕДТ (Bodenstedt) Фридрих (1819-92), нем. поэт, переводчик. Переводил стихи Г. Р. Державина, К. Н. Батюшкова, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, А. В. Кольцова, А. А. Фета и др. Особенно велика его заслуга как переводчика Л. В 1840-43 Б. жил в Москве, весной 1841 дважды встречался с Л. Свой сб. переводов из рус. поэтов («Koslow, Puschkin und Lermontow», Lpz., 1843), куда входили стихи Л., Б., недовольный результатами работы, пытался изъять из продажи и уничтожить. Б. выпустил 2-томное изд. своих переводов «Поэтическое наследие Лермонтова» (M. Lermontoff\'s poetischer Nachlass..., B., 1852) - первое заруб. собр. соч. поэта. В предисл. и послесл. Б. высоко оценивал творчество Л. как поэта-бунтаря, опираясь, в частности, на суждение А. И. Герцена, с к-рым был лично знаком. Особенно удались ему переводы стихов, содержащих яркие экзотич. образы (напр., «Три пальмы»). Гражд. мотивы поэзии Л. теряли у Б. свою остроту, хотя общее содержание таких стих., как «Смерть поэта» (первонач.: «Lermontoff\'s Klagegesang am Grabe Alexander Puschkins») и «Дума», в переводах сохранилось.

Боденштедт Фридрих

Ф. Боднштедт. Гравюра на дереве И. И. Хелмицкого, 1892.

В издании Б. был впервые опубл. запрещенный в России «Демон». Воспроизведя поэму (очевидно, по последней ред. 1839), Б. передал ее богоборч. пафос, но не сумел сохранить страстность и энергию стиха. Рус. оригиналы 19 стих., помещенных Б. в 2-томном изд. переводов из Л., неизвестны; вероятнее всего, это собств. вариации переводчика на лермонт. темы. Статьи и воспоминания Б. о Л. относятся к лучшим заруб. работам о рус. поэте (отрывки из них опубл. в рус. пер. М. Л. Михайлов: «Совр.», 1861, № 2, с. 326-33). К. Маркс в своих суждениях о Л. основывался на материалах Б. Пер. Б. из Л. были положительно оценены рус. критикой (см. заметки М. Л. Михайлова: «ОЗ», 1852, № 11, отд. VIII, с. 90-92; № 12, отд. VIII, с. 205-10) и сохраняют свое значение.

Лит.: Нейштадт, с. 204; Сигал, с. 328-49; Воспоминания, с. 293-302; Попова Н. В., Л. или Боденштедт?, «Науч. докл. высшей школы. Филологич. науки», 1964, в. 3, с. 34-41; Дмитриев В., Замаскированная лит-ра, М., 1973, с. 44-45; Dukmeyer F., Die Einführung Lermontows in Deutschland, B., 1925, S. 18-23; Cyževskyj D., Zu den übersetzungen Fr. Bodenstedts, «Zeitschrift für slavische Philologie», 1947, Bd 19, H. 2, S. 368-371; Rappich H., Fr. Bodenstedts literarische Beziehungen zu Rußland, «Zeitschrift für Slawistik», 1963, Bd 8, H. 4, S. 582-94; Feyerherd V., Zu einigen Problemen von M. Ju. Lermontovs «Dämon», «Wissenschaftliche Zeitschrift der Humboldt-Universität zu Berlin. Gesellschafts- und sprachwissenschaftliche Reihe», 1965, H. 5, S. 649-50; Gregor R., Fr. Bodenstedts Beitrag zum deutschen Lermontov-bild im 19. Jahrh., «Zeitschrift für Slawistik», 1969, Bd 14, H. 2, S. 224-32.

"БОЙ"

«БОЙ», стих. раннего Л. (1832). Его содержание - фантастич. картина боя враждующих «сынов небес». Предполагают, что непосредственным толчком к созданию этого стих. послужило зрелище грозы. Эту интерпретацию подтверждает одна из записей автобиографич. характера (1830): «...я один раз ехал в грозу, куда-то; и помню облако, которое небольшое, как бы оторванный клочок черного плаща, быстро неслось по небу; это так живо передо мною, как будто вижу»; ср. также «воздушных два бойца» (в «Бое») и след. отрывок той же записи: «...я любил смотреть на луну, на разновидные облака, которые в виде рыцарей с шлемами теснились будто вокруг нее» (VI, 386). В записи 1830 намечены пути метафорич. изображения пейзажа с грозой (в отличие, напр., от стих. «Гроза», 1830). В «Бое» поэт опирается на те же формы образности («черный плащ», «рыцари»), но возводит их на новый уровень, облекая библ. ассоциациями и создавая на их основе целостную картину столкновения «сынов небес».

В юном воине «Боя», одетом в светлые, серебристые одежды, угадывается архистратиг Михаил, главный воитель, вождь небесной рати, именуемый в ветхо- и новозаветных текстах «князем снега, воды и серебра» (изображение его Л. мог видеть, в частности, на иконе, имевшейся в доме Е. А. Арсеньевой). Л., однако, отказывается от библ. фразеологии, от именования враждующих сил (поэту достаточно неопределенных указаний: «сыны небес», «воздушных два бойца») и от ортодоксально религ. интерпретации самого поединка и его исхода, не допускающей сомнения в конечном торжестве тех, кто сражается на стороне бога. Герой стих. первоначально убежден в превосходстве темных сил («И видя злость противника второго, / Я пожалел о воине младом»); исход поединка выясняется лишь в финале: «...Но вихорь отступил перед громами, / И пал на землю черный конь».

Стих. «Бой» интересно своей словесной живописью. Резко выдвинут на первый план эстетич. смысл контраста света и тьмы: светлый всадник «серебряной обвешан бахромою», его противник - «в одежде чернеца», на «черном коне». Стилистич. особенности описания воздушного сражения свидетельствуют об обращении к поэтич. традиции волшебной сказки («И кони их ударились крылами, / И ярко брызнул из ноздрей огонь»).

Лит.: Любович (4), с. 109-10.

Поэтика «Боя» сопоставима с церковнослав. традицией. В отличие от Библии, где «бесплотные силы» ускользают от человеческого восприятия, к-рое при экстазе - в пророческих состояниях - имеет в основном акустич. природу (ср. Апокалипсис 12, 7-10), в «Бое» образность переключена в сферу визуального: «Вдруг поднял он концы сребристого покрова, / И я под ним заметил - гром». Конкретизация библ. сюжетов - обычный прием визант. поэтики, перешедший в церковнослав. гимнографию, хорошо известную современникам Л. (ср. в Октоихе песнопения бесплотным силам или минейную службу архистратигу Михаилу, совершавшуюся на именины Л.). Образность «Боя», однако, не имеет прецедентов в гимнографии.

Крылатый конь греч. мифа Пегас (от πηγη - «источник» или πηγος - «сильный», а затем также и «белый», см. Chantraine P., Dictionnaire étymologique de la langue grecque, t. 3, P., 1974, p. 894) в раннехрист. символике был связан со светом; он появился в рус. иконописи 16-18 вв. как атрибут архистратига Михаила, победителя тьмы. Но в «Бое» таких коней два, причем один из них черный, с черным всадником. Сам всадник, носитель зла, по-своему прекрасен, а это - немыслимый в рамках византийско-рус. церковности признак эстетики романтизма, в дальнейшем творчестве Л. развившийся в концепцию поэмы «Демон».

Автограф - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «Сев. вестник», 1889, № 3, отд. I, с. 94-95 и Соч. под ред. Висковатого, т. 1, 1889, с. 226. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Erzengel Michael, в кн.: Lexikon der christlichen Ikonographie, 3. Bd, Freiburg, 1971, Sp. 262, 389-390; Rohland J.-P., Der Erzengel Michael, «Beihefte der Zeitschrift für Religions-und Geistesgeschichte», 19. Bd, Leiden, 1977, S. 1-156.

БОКЛЕВСКИЙ ПЕТР МИХАЙЛОВИЧ

БОКЛЕВСКИЙ Петр Михайлович (1816-97), рус. художник, иллюстратор произв. рус. классиков. В 1874 работал над илл. к «Герою...». Портрет Печорина в изображении Б., художника, склонного к шаржу и карикатуре (4 эскиза картин и акв.; все - ГЛМ; акв. см. в изд.: ЛН, т. 43-44, с. 483), не передает сложный мир лермонт. героя.

Лит.: Кузьминский К., Художник-иллюстратор П. М. Боклевский, его жизнь и творчество, М., 1910, с. 53, 120-23.

"БОЛЕЗНЬ В ГРУДИ МОЕЙ И НЕТ МНЕ ИСЦЕЛЕНЬЯ"

«БОЛЕЗНЬ В ГРУДИ МОЕЙ И НЕТ МНЕ ИСЦЕЛЕНЬЯ», любовная элегия раннего Л. (1832), завершающая ивановский цикл. Если другие стихи этого цикла отличаются непосредственностью чувства и почти свободны от традиций книжной поэзии, то здесь Л. вернулся к этой традиции: он обратился к жанрово-стилевой манере любовно-медитативной элегии с ее несколько архаичной для 30-х гг. экзальтированной фразеологией.

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Датируется по положению в тетради. Впервые - «СВ», 1889, № 1, отд. I, с. 17-18.

БОЛЬШАЯ АТАГА

БОЛЬШАЯ АТАГА, см. Чечня.

"БОРОДИНО"

«БОРОДИНО» (1837), первое произв. Л., напечатанное по воле автора и с его ведома. Опубл. в 6-й книге «Совр.» (1837) как отклик на 25-летнюю годовщину Бородинского сражения. В основу «Б.» легло раннее героико-романтич. стих. Л. «Поле Бородина». Стих. носит программный характер и является худож. открытием в истории рус. реалистич. поэзии. Впервые в отечеств. лит-ре историч. событие увидено глазами простого человека, рядового участника сражения, и данная им событию объективная оценка разделяется автором. Достоверность описания батальной картины и точность психол. характеристики героя передаются посредством своеобразного поэтич. языка, о к-ром В. Г. Белинский писал: «...в каждом слове слышите солдата, язык которого, не переставая быть грубо простодушным, в то же время благороден, силен и полон поэзии» (IV, 503-04). Языковая патетика стих. («сверкнув очами», «сражен булатом», «носились знамена как тени», «грозная сеча» и т.д.), органически сочетающаяся с живой речью солдата, позволяет Л. создать монументальный собират. образ рус. народа - героя Отечеств. войны 1812 [см. Максимов (2) с. 164].

Бородино

«Рука бойцов колоть устала». Илл. Н. В. Кузьмина. Тушь. 1940.

Нац. рус. характер, воплощенный в образе рассказчика (см. Сюжет в лирике Л.), противопоставлен Л. новому поколению последекабрьской России. Белинский отмечал, что осн. идея стих. выражена во втором куплете: "- Да, были люди в наше время, / Не то, что нынешнее племя: / Богатыри - не вы!". "Эта мысль - жалоба на настоящее поколение, дремлющее в бездействии, зависть к великому прошедшему, столь полному славы и великих дел", - писал Белинский, утверждая, что "тоска по жизни" связывает "Бородино" с целым рядом стих. Л., полных "энергии и благородного негодования" (IV, 503). Критик раскрыл связь между "Бородино" и "Думой", показал, что, даже обращаясь к истории, Л. откликался на животрепещущие вопросы современности. Л. Н. Толстой назвал стих. Л. "зерном" "Войны и мира" (в беседе с С. Н. Дурылиным; см. Сб. Гослита, с. 186).

Андрей Белый раскрыл звуковую структуру стих., для к-рой характерна борьба двух муз. тем: широкого открытого гласного «а», сопутствующего характеристике русских, и глухого низкого «у», соответствующего теме французов. Отмеченный Белым симфонизм сочетается со сложной и весьма своеобразной 7-стишной строфой (два 4-стопных стиха с женской рифмой и один 3-стопный с мужской рифмой; затем три 4-стопных, связанных женской рифмой, и седьмой, заключит. стих, рифмующийся с третьим стихом). Эта сложная муз. организация органически сливается с простой разг. интонацией произв.

Стих. иллюстрировали: Г. А. Бондаренко, В. К. Заль, М. А. Зичи, А. Д. Кившенко, В. И. Комаров, В. М. Конашевич, А. В. Кондратьев, Н. В. Кузьмин, В. Е. Маковский, Д. И. Митрохин, Н. Н. Побединская, В. Я. Суреньянц, И. А. Шарлемань и др. Положили на музыку: В. М. Богданов-Березовский и др.

Автограф неизв. Впервые - «Совр.», 1837, т. 6, с. 207-11. В «Стихотворениях» Л. (1840) датировано 1837. Судя по тону и настроению, стих. написано до смерти Пушкина.

Лит.: Белый А., Жезл Аарона, в кн.: Скифы, сб. 1, СПб, 1917, с. 197-99; Гроссман Л., Л.-баталист, в его кн.: Собр. соч., т. 4, М., 1928, с. 23-24; Дурылин (1), с. 30-33; Виноградов В. В., Очерки по истории рус. лит. яз. XVII-XIX вв., 2 изд., М., 1938, с. 289-91; Гинзбург (1), с. 205; Азадовский (1), с. 250; Бродский (8); Ефимова М. Т., Тема 1812 г. в юношеских стих. М. Ю. Л., в кн.: Ежегодник науч. работ Херсонского пед. ин-та им. Н. К. Крупской, 1960, ч. 1, Херсон, 1961, с. 89-95; Эйхенбаум (12), с. 72-73; Андроников (13), с. 77-93; Максимов (2), с. 136-37; Пейсахович (1), с. 464-66, 484-85; Архипов, с. 190-91, 400-10; Коровин (4), с. 59; Турбин (2).

БОТКИН ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ

БОТКИН (1811/1812-1869), рус. писатель, критик, переводчик. Участник кружка А. В. Станкевича. Суждение Б. о Л. наиболее полно выражено в письме от 22 марта 1842 к В. Г. Белинскому, использовавшему впоследствии нек-рые его мысли и формулировки. Присоединяясь к мнению Белинского, что пафос поэзии Л. - «с небом гордая вражда», Б. конкретизирует его как «отрицание... пребывающего общественного устройства». В отрицании «всяческой патриархальности, авторитета, предания, существующих общественных условий и связей» Б. видел важнейшую черту, отличающую Л. от А. С. Пушкина, поэта «внутренней красоты человека», и сближающую его с Дж. Байроном. Пафосом отрицания, по мысли Б., обусловлены и такие особенности поэзии Л., как «твердая, определенная, резкая мысль» и часто «стальная, острая прозаичность выражения». Б. особенно ценил стихи Л. медитативного характера, отражающие раздумья поэта о совр. человеке и об-ве, напр. «Договор» или «Памяти А. И. Одоевского» (см. Белинский, XI, 474). Высокая оценка творчества Л. сказалась и в статьях Б. об Н. П. Огареве (1850) и А. А. Фете (1857), где поэзия Л. выступает как своего рода эталон. В 1843 Б. тщетно пытался помочь актеру-трагику П. С. Мочалову добиться разрешения поставить «Маскарад».

Соч.: Письмо к Белинскому, в кн.: Белинский В. Г., Письма, т. 2, СПБ, 1914, с. 416-20; Соч. Статьи по лит-ре и искусствам, СПБ, 1891, с. 336, 337, 351, 371, 388, 392.

Лит.: Гинзбург (1), с. 216-18; Ломунов (1), с. 556; Егоров Б. Ф., В. П. Боткин - литератор и критик, «Уч. зап. Тартус. ун-та», 1963, в. 139, с. 36, 43.

"БОЯРИН ОРША"

Статья большая, находится на отдельной странице.

БРАНИЦКИЙ АЛЕКСАНДР ВЛАДИСЛАВОВИЧ

БРАНИЦКИЙ Александр Владиславович (1819 - после 1864), граф, знакомый Л., помещик Киев. губ. В объяснении, представленном вел. кн. Михаилу Павловичу 25 марта 1840 по поводу дуэли с Э. Барантом, поэт писал: «Сего марта 22 дня я просил письменно графа Браницкого 2-го (неслужащего) сказать господину Эрнесту Баранту, что я желаю его видеть сего числа в 8 часов вечера...» (ИРЛИ, ф. 524, оп. I, № 29; из XXIII тетради). Это же показали комиссии воен. суда над поэтом его дядька А. И. Соколов и сам Б. (ст. Щеголев). Находясь под арестом после дуэли, Л. переслал через Соколова письмо к Б. (не сохранилось).

Лит.: Щеголев, в. 2, с. 50-52; Мануйлов (2), с. 46; Описание ИРЛИ, с. 28.

БРАНИЦКИЙ-КОРЧАК КСАВЕРИЙ ВЛАДИСЛАВОВИЧ

БРАНИЦКИЙ-КОРЧАК (Корчак-Браницкий) Ксаверий Владиславович (1814?-79), граф, знакомый Л., поручик (с 1839) л.-гв. Гусарского полка в бытность там Л.; брат А.В.Браницкого. Член «Кружка шестнадцати», о к-ром позднее оставил единств. развернутое свидетельство в своей кн. «Les nationalités slaves» («Славянские нации», Париж, 1879). Б.-К. упоминает здесь о Л. - авторе стихов на смерть А. С. Пушкина и участнике «Кружка», а также о гибели поэта на дуэли.

Портрет Б.-К. (акв.) работы неизв. художника хранится в Б-ке им. Л. в Москве (см. ЛН, т. 45-46, с. 405).

Соч.: Из предисл. к кн.: «Славянские нации», в кн.: Воспоминания.

Лит.: Манзей, с. 149; Эйхенбаум Б. М., Осн. проблемы изучения Л., «ЛУ», 1935, № 6, с. 37-39; Герштейн (2), с. 77, 79-82, 97, 101, 106-07, 109, 114, 124; Герштейн (8), с. 90-93, 274-76, 281, 293, 298-99, 304-308, 310-14, 316, 331, 369, 372, 375, 453; Описание ИРЛИ, с. 85; в кн.: Воспоминания; Корнилова, с. 388-90; Андроников (15), с. 155-57, 164.

Браницкий-Корчак Ксаверий Владиславович

К. В. Браницкий. Рис. Г. Г. Гагарина. Карандаш. 1839-40.

БРАНТ ЛЕОПОЛЬД ВАСИЛЬЕВИЧ

БРАНТ (Брандт) Леопольд Васильевич (гг. рожд. и смерти неизв.), рус. писатель и лит. критик 1830-60-х гг. В 40-е гг. рецензент «Сев. пчелы», противник натуральной школы. Современники считали Б. единомышленником Ф. В. Булгарина. Отзывы Б. о Л. появились после 1842. Не отрицая «самобытности и высокого дарования» Л., Б. выступил с порицанием его скепсиса и иронии, расценив их как романтич. позерство. Творчество Л. (особенно образ Печорина) по мнению Б., «...породило целую фалангу людей будто бы недовольных современной жизнью, собой и всем окружающим, действительно же весьма счастливых...» («Сев. пчела», 1847, 2 окт.).

Б. отрицал связь Л. с «натуральной школой». Критикуя очерк В. В. Львова «Армейский офицер», Б. противопоставил его герою Максима Максимыча Л. как «...истинный тип закавказца-офицера, которого вы глубоко уважаете, несмотря на его странности, грубую, дикую оболочку и недостаток образования» («Опыт библиографич. обозрения... с окт. 1841 по апр. 1842», СПБ, 1842, с. 55). Б. выступил против подражаний Л. (он находил их у И. С. Тургенева, Н. А. Некрасова).

Соч.: «Сев. пчела», 1846, 22 янв., 30 янв., 31 янв.; 1847, 13 февр., 18 дек., 19 дек.

Лит.: Белинский, т. 13 (по указателю); Васильев В. А., Л. В. Брант, «РС», 1883, № 5, с. 486; Старчевский А., Воспоминания старого литератора, «ИВ», 1891, № 8, с. 337.

БРОДСКИЙ ИСААК ДАВИДОВИЧ

БРОДСКИЙ Исаак Давидович (р. 1923), сов. скульптор-монументалист. Автор памятника Л. в Москве, открытого 4 июня 1965. Замысел установки памятника неподалеку от дома, где родился поэт, возник в 1940. Ко времени создания памятника на месте старого двухэтажного дома стояло новое высотное здание, что сильно усложнило задачу. Монумент установлен в сквере между проездом Красных ворот и Новой Басманной ул., обращен к Лермонт. площади. Бронзовая статуя поэта 5-метровой высоты на 4-метровом цилиндрич. постаменте. Фигура Л. дана в строгих обобщенных формах. Скульптура передает нек-рые характерные черты образа поэта - присущую ему мужеств. силу и вместе с тем лиризм.

Лит.: Штильмарк Р., Образы России, М., 1967, с. 432-435; Шлигельская Е. В., Монументальное иск-во, в кн.: Памятники, сооруженные по проектам скульпторов Росс. Федерации. 1945-1965, Л., 1967, с. 19; Нейман М., Памятник Л., «Творчество», 1965, № 10; Шульгина Т., Новые произв. монументального иск-ва, «Стр-во и архитектура Москвы», 1964, № 11.

БРОКГАУЗ ФРИДРИХ АРНОЛЬД

БРОКГАУЗ (Brockhaus) Фридрих Арнольд (1772-1823), основатель известной издат. фирмы, существовавшей с 1811, сначала в Альтенбурге, затем с 1817/18 - в Лейпциге (после смерти Б. дело продолжали его наследники). И. И. Глазунов, рус. издатель соч. Л., неоднократно пользовался услугами фирмы для гравирования портретов Л. (в 1863 - портрет с акв. А. И. Клюндера; изд. «Песни про...купца Калашникова», 1865, снабжено гравюрой с портрета Л. работы Ф. О. Будкина). Гравюра с автопортрета 1837, приложенная к Соч. под ред. Висковатого (т. 3, М., 1891), была технически хорошо выполнена, но в значит. мере утратила сходство с оригиналом. Фирмой был гравирован и портрет Л. с оригинала К. А. Горбунова, приложенный к Соч. под ред. Введенского (1891); по заказу рус. изд. В. Е. Генкеля фирма выполнила ряд гравированных рис. к произв. Л. для альбома «Сев. сияние» (т. 2, 3, 1863).

Лит.: Ефремов П. А., Портреты Л., «РС», 1875, т. 14, кн. 9, с. 67-68.

БРОНЗАРТ ИНГЕБОРГ ФОН

БРОНЗАРТ (Bronsart) Ингеборг фон (урожденная Штарк, Starck) (1840-1913), нем. пианистка и композитор, ученица Ф. Листа. В 1850-60 жила в России. Один из ее вокальных циклов (изд. СПБ, 1869) написан на стихи Л. В него входят романсы: «Звезда» («Вверху одна горит звезда»), «Желание» («Зачем я не птица»), «Желанье» («Отворите мне темницу»), «Как небеса твой взор блистает», «Молитва» («В минуту жизни трудную»), «Песня» («Желтый лист о стебель бьется»), «Слышу ли голос твой».

Лит.: Краузе Э., Рихард Штраус, М., 1961, с. 181, 309.

БРЮСОВ ВАЛЕРИЙ ЯКОВЛЕВИЧ

Статья большая, находится на отдельной странице.

БУДБЕРГ-БЕННИНГХАУЗЕН РОМАН (РЕЙНГОЛЬД)

БУДБЕРГ-БЕННИНГХАУЗЕН (Budberg-Benninghausen, Budberg-Bönningshausen) Роман (Рейнгольд) (1816-58), нем. поэт и переводчик. Уроженец Эстонии. Учась в Дерптском ун-те, примыкал к группе литераторов-вольнодумцев. Позднее встречался с М. А. Бакуниным, И. С. Тургеневым, был дружен с Б.Я.Икскулем, лично знавшим Л. В 1840 Б.-Б. начал работу над переводом «Мцыри». Этот первый нем. перевод поэмы был издан (В., 1842) со стихотв. посвящением Икскулю (датировано дек. 1841), в к-ром выражается скорбь по поводу гибели Л. В сб. стихов Б.-Б. («Gedichte», В., 1842) были помещены и переводы из Л. - «Три пальмы», «Дары Терека» и др. Переводы Б.-Б. в целом близки к подлиннику, хотя не всегда передают его форму. Он продолжил начатый К. А. Фарнхагеном фон Энзе перевод «Героя нашего времени», опубл. главы «Тамань», «Княжна Мери» и «Фаталист», а также «Журнал Печорина» под общим заглавием «С Кавказа. Очерки Лермонтова» («Aus dem Kaukasus. Nach Lermontowschen Skizzen», B., 1843).

Соч.: Aus russischen Dichtern. Gesammelt und herausgegeben von A. Tschernow, Halle/S. [1907], S. 118-20; Lermontows Werke, hrsg. von A. Luther, Lpz., [1922] (Der Mziri).

Лит.: Дукмейер, с. 104; Райдма Э., «Он к солнцу свой направил гордый взлет» (Роман Будберг - один из первых популяризаторов творчества М. Ю. Л.), «Сов. Эстония», 1959, 16 окт.; Ашукина (1), с. 477-78; Исаков С. Г. (2), с. 54-57; Dukmeyer F., Die Einführung Lermontows in Deutschland..., B., 1925, S. 17; Reisser E., Deutschland und die russische Literatur, B., 1970, S. 207-10.

БУЛАХОВ ПЕТР ПЕТРОВИЧ

БУЛАХОВ Петр Петрович (1822-85), рус. композитор и педагог-вокалист. Автор популярных песен и романсов. На стихи Л. созданы романсы: «Звезда» («Вверху одна горит звезда») (М., 1844); «Выхожу один я на дорогу» (М., 1854), «Молитва» («В минуту жизни трудную», СПБ, 1855), «Молитва» («Я, матерь божия», СПБ, 1856; вокальный квартет), «Узник» («Отворите мне темницу») (СПБ, 1857), «Нет, не тебя так пылко я люблю» (М., 1869).

Лит.: Штейнпресс Б., Булаховы, «МЖ», 1963, № 18.

БУЛГАКОВ АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВИЧ

БУЛГАКОВ Александр Яковлевич (1781-1863), моск. почт-директор (1832-56). В письмах и дневниках Б. сохранились записи о дуэлях Л. с Э. Барантом и Н. С. Мартыновым. О гибели Л. он писал П. А. Вяземскому 31 июля 1841, пересказывая сведения, известные ему из письма В. С. Голицына. Именуя Мартынова убийцей, к-рый «поступил противу всех правил чести и благородства», Б. записал в дневнике: «Армия закавказская оплакивает потерю храброго своего офицера, а Россия одного из лучших своих поэтов».

Портрет Б. работы К. Гампельна (рис. итал. карандаш) хранится во Всесоюзном музее А. С. Пушкина. Портрет (акв.) работы К. А. Горбунова см. в кн.: Вересаев В. В., Спутники Пушкина, М., 1937, с. 39.

Соч.: в кн.: Воспоминания.

Лит.: Каплан Л., А. Я. Булгаков о дуэли и смерти Л., ЛН, т. 45-46, с. 707-14; Иванова Т. (1), с. 54-56 [ср.: Иванова Т. (2), с. 208].

БУЛГАКОВ КОНСТАНТИН АЛЕКСАНДРОВИЧ

БУЛГАКОВ Константин Александрович (1812-62), офицер л.-гв. Моск. полка (с 1835); воспитанник Школы юнкеров, где учился одновременно с Л. (был и его соучеником по Пансиону). Сын моск. почт-директора А.Я.Булгакова. Известный острослов и повеса. Отношение Л. к Б. выражено в эпиграмме «На вздор и шалости ты хват». Композитор - любитель, Б. в 50-х гг. написал на слова Л. дуэт «Из Гёте» («Горные вершины»), к-рый сохранился в рукописи.

Портрет Б. (литография) В. Ф. Тимма (1844) по рис. Т. Райта хранится в ИРЛИ.

Лит.: Потто (1), Приложения, с. 65; Бродский (5), с. 141-43; Каплан Л., А. Я. Булгаков о дуэли и смерти Л., ЛН, т. 45-46, с. 708-09; Описание ИРЛИ, с. 100; Иванова Т. (1), с. 64-67 [ср.: Иванова Т. (2), с. 207, 209]; Памяти Глинки. 1857-1957. Исследования и материалы, М., 1958, с. 316; Милютин, в кн.: Воспоминания; Миклашевский, там же; Бурнашев, там же; Корнилова, с. 373-91.

Булгаков Константин Александрович

К. А. Булгаков. Литография В. Ф. Тимма по рис. Т. Райта. 1844.

БУЛГАРИН ФАДДЕЙ ВЕНЕДИКТОВИЧ

Статья большая, находится на отдельной странице.

"БУЛЕВАР"

«БУЛЕВАР», стихотворение Л. (1830), содержащее сатирич. панораму моск. бульвара и портреты его завсегдатаев. Сатиры «на Тверской бульвар» и гулянья на Пресне с памфлетными характеристиками известных лиц были широко распространены еще в 1810-е гг.; ср. сатиры 1811, принадлежавшие, по-видимому, моск. чиновнику П. Мяснову («РА», 1908, № 1, с. 298; «РС», 1909, № 9, с. 557). О популярности их в 20-х гг. упоминают П. А. Вяземский и А. С. Пушкин; позже имел хождение «Панский бульвар» А. Н. Креницына, и др. Возможно, в стих. Л. отразилось знакомство с «Горем от ума» А. С. Грибоедова; предметом сатиры Л. также является «фамусовская» Москва. Вероятно, все или почти все персонажи «Булевара» имеют реальных прототипов. Не установлено, кого Л. скрыл под инициалом «Ч****». Старик с «восточною душой», посвятивший свои дни любви, - возможно, поэт и журналист П. И. Шаликов. Прямо названы А. П. Башуцкий, известный готовностью объяснять самые невероятные вещи, и Ф. И. Мосолов - генерал, старый холостяк, живший на Тверском бульваре. Сатирич. строфы стих. перемежаются лирич. отступлениями. Строфика «Булевара» (восьмистишие с исключительно мужской рифмовкой по схеме abababcc) отмечена свойственным раннему Л. стремлением к эксперименту и подсказана англ. поэзией.

Стих. илл. Д. И. Митрохин. Автограф - ИРЛИ, тетр. VII. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, 1889, с. 119-21. В автографе заметка: «В следующей сатире всех разругать, и одну грустную строфу. Под конец сказать, что [они] я напрасно писал и что если б это перо в палку обратилось, а какое-нибудь божество новых времён приударило в них, оно - лучше». После текста приписка: «(Продолжение впредь)». Датируется июлем - авг. 1830 по положению в тетради.

Лит.: Иванова Т. (1), с. 46-51; Иванова Т. (2), с. 199, 204; Иванова Т. (4), с. 45-46; Рубанович А. Л., Проблемы мастерства М. Ю. Л.-поэта, «Тр. Иркутск. ун-та», 1971, т. 48, с. 174-77.

БУНИН ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ

БУНИН Иван Алексеевич (1870-1953), рус. писатель. Несомненно, автобиографическим следует признать неоднократно подчеркнутое в романе «Жизнь Арсеньева» (1927-29, 1933) ощущение внутр. близости героя к Л., сходство «начальных дней» его и Л. По словам Б., его юность «прошла с Пушкиным. Никак не отделим был от нее и Лермонтов». Его стихи (Б. цитирует «Памяти А. И. Одоевского») «пробуждали», «образовывали душу» героя, отвечали «страстной мечте о далеком и прекрасном», «заветному душевному звуку». Авт. мысль постоянно обращается к судьбе Л., к его безвременной гибели. В ст. «Е. А. Баратынский» (1900) Б. пытался вскрыть социально-историч. корни драмы Л. К 100-летию со дня рождения поэта Б. намеревался написать статью для собр. соч. Л. (письмо В. Каллашу от 18 июля 1913). В последние годы жизни Б., по свидетельству С. Прегель, «все упорнее думал о судьбе Лермонтова, о его неизбежном, трагическом одиночестве и все чаще повторял величавые в своей простоте слова: «Выхожу один я на дорогу»». В течение долгих лет Б. вынашивал замысел книги о Л. За три дня до смерти он говорил М. Алданову: «Я всегда думал, что наш величайший поэт был Пушкин. Нет, это Лермонтов! Представить себе нельзя, до какой высоты этот человек поднялся бы, если б не погиб двадцати семи лет».

Б. признавался, что в начале творч. жизни «подражал... больше всего Лермонтову, отчасти Пушкину». Та динамичность, напряженность и острота восприятия окружающего мира, то предчувствие полноты предстоящей жизни, к-рые владели Б., находили соответствие в мире поэзии Л. В ранних стихах Б. легко обнаруживаются реминисценции из Л., скрытые цитаты, парафразы, типично лермонт. поэтич. приемы. Он создает поэтич. реплики на стихи Л., выражая в них то внутр. «родство», о к-ром впоследствии говорил в «Жизни Арсеньева» (напр., стих. Б. «Парус»). Однако лермонт. рефлексия оставалась чужда Б.-поэту, как и гражд. пафос его лирики, - отсюда стихи, полемически ориентированные на произв. Л. («Ужасные мгновенья» и др.). Сложнее определить степень влияния Л. на Б.-прозаика. Г. Н. Кузнецова свидетельствует о благоговейном отношении Б. к «Тамани» - «одному из самых прекрасных перлов нашей литературы». Несомненно, что на пути создания короткого психол. рассказа, Б. не мог не учитывать и опыт Л. Особенно важно для Б.-прозаика - усвоение лермонт. традиции создания нар. характера; по Б., Л. был среди тех рус. писателей, к-рые «знали свой народ... и не имели нужды быть корыстными и несвободными в своих изображениях его...».

Соч.: Собр. соч., т. 6, М., 1966, с. 126, 157-58; т. 9, М., 1967, с. 259, 524; Речь на юбилее «Рус. ведомостей», ЛН, т. 84, кн. 1, с. 318; Из «Записной книжки» (1926), там же, с. 388; Письмо В. В. Каллашу, 18 июля 1913, там же, кн. 2, с. 456.

Лит.: Максимов А. Г., Юбилейная лермонт. лит-ра 1914 г., П., 1915, с. 6; Бабореко А., И. А. Бунин. Материалы для биографии (с 1870 по 1917), М., 1967, с. 191, 288; Бунина В. Н., Письмо к Н. П. Смирнову, 9 марта 1959, «Новый мир», 1969, № 3, с. 215; Кузнецова Г. Н., Из «Грасского дневника», Записи 22 дек. 1928 и 31 янв. 1931, ЛН, т. 84, кн. 2, с. 262, 276; Прегель С. Ю., Из воспоминаний о Бунине, там же, с. 357; Динесман Т. Г., По страницам ранних поэтич. тетрадей Бунина, там же, с. 127-32.

БУРАЧОК СТЕПАН АНИСИМОВИЧ

БУРАЧОК Степан Анисимович (1800-76), рус. писатель и лит. критик; корабельный инженер. В 1840-45 издавал (до апр. 1841 совм. с П. А. Корсаковым) журн. «Маяк современного просвещения и образованности», придерживавшийся охранительного и националистич. направления. Свидетельством упадка совр. лит-ры для Б. были (наряду с творчеством А. С. Пушкина) роман Л. «Герой нашего времени» и его читательский успех. В рецензии на роман, отметив достоинства «построения» и «слога», Б. нападал на «ложное в основании» содержание и «кривое» направление; автор осуждался за нездоровый интерес к «преступным» похождениям героев и за нежелание «врачевать» слабости людей. Особым нападкам подвергся образ Печорина, в к-ром усматривалась клевета на целое поколение. В первой ред. Предисловия к роману Л. посвятил этому отзыву неск. пренебрежит. строк (VI, 563, 660). В статье о стихах Л. критик сделал попытку воздействовать на поэта, наставляя его в духе религиозно-нравств. смирения, выделяя, как заслуживающие поощрения, стихи с религ. мотивами («Молитва», «Ветка Палестины», «Когда волнуется желтеющая нива»).

Позиция Б. в отношении Л., заслужив одобрение единомышленников (М. Н. Загоскин), вызвала возражения даже в консервативной журналистике (Ф. В. Булгарин). В 1845 Б. попытался продолжить полемику, написав повесть «Герои нашего времени», соотносящуюся с романом Л. как по форме (серия новелл с введением дневника героя), так и по проблематике. Повесть носит открыто памфлетный характер; отрицат. персонажи постоянно цитируют Пушкина и Л., в одном из эпизодов рассказано о сумасшествии молодой девушки, обманутой приезжим офицером и «начитавшейся» «Героя...». Худож. значения повесть не имеет.

Соч.: Герой нашего времени М. Л. (Разговор в гостиной), «Маяк», 1840, ч. 4, гл. 4, с. 210-19; Герой наших времен. Мещанин, там же, 1840, ч. 5, гл. 4, с. 1-3; Стихотворения М. Л. (письмо к автору), там же, 1840, ч. 12, гл. 4, с. 149-71; Герои нашего времени. Повесть, ч. 1-2, там же, 1845, т. 19, гл. 1, с. 1-207.

Лит.: Григорьев А. А., Развитие идеи народности в нашей лит-ре со смерти Пушкина, в его кн.: Соч., т. 1, СПБ, 1876, с. 598-608; Андреев (Кривич) С., Л. и реакция, «30 дней», 1938, № 7, с. 88-90; Гинзбург (1), с. 211-12; Мордовченко, с. 767-68, 772, 776, 781; Найдич (3) с. 166; Шаблий М. И., Журнальная полемика вокруг романа М. Ю. Л. «Герой...», в кн.: Вопросы рус. лит-ры, в. 1 (23), Львов, 1974, с. 62-67; Григорьян (3), с. 198-203; Heier E., The second «Hero ol our time», «The slavic and East European journal» 1967, v. 11, № 1, p. 35-43.

БУРНАШЁВ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ

БУРНАШЁВ Владимир Петрович (1812 или 1809-1888), литератор, автор статей по сел. х-ву, мемуарист. В 30-40-х гг. печатался в «Сев. пчеле», «ОЗ» и др. Оставил воспоминания о Л. (1872), осн. на рассказах его сослуживцев по л.-гв. Гусарскому полку Н. Д. Юрьева и А. И. Синицына. К воспоминаниям Б. установилось двойств. отношение; если П. А. Висковатый пользовался ими без оговорок, то Д. И. Абрамович указал на их сомнительность, а П. А. Ефремов совсем исключил их из материалов к биографии Л. Сличение записей Б. с данными др. мемуаристов позволяет, однако, утверждать, что, несмотря на недостоверные подробности, они не содержат ложных сообщений [Андроников (13), с. 37-46].

Соч.: М. Ю. Л. в рассказах его гвардейских однокашников, «РА», 1872, № 9 (сокр. - в кн. Воспоминания).

БУХАРИНА ВЕРА ИВАНОВНА

БУХАРИНА Вера Ивановна (в замужестве Анненкова) (1813-1902), автор воспоминаний о Л.; ей посвящен один из новогодних мадригалов поэта («Не чудно ль, что зовут вас Вера?», 1831; см. Новогодние мадригалы и эпиграммы). В кон. ноября - нач. дек. 1832 с мужем (Н. Н. Анненковым) по просьбе Е. А. Арсеньевой Б. посетила больного Л. в Школе юнкеров. Об Анненковых Л. упоминает в письме к бабушке от апр. 1841. В воспоминаниях Б. рассказывает о знакомстве со мн. политич. деятелями, литераторами, артистами. По неизв. причине в них не упоминается ни мадригал Л., ни маскарад в Москве. Встреча с Л. в Школе юнкеров произвела на Б. неблагоприятное впечатление; оно не изменилось и впоследствии, хотя Б. высоко ценила поэзию Л. Мемуаристка не упоминает о посещении Л. их дома в Москве в 1841, но пишет о встрече с поэтом в 1839 на балу у Базилевских (возможно, что это ошибка, и встреча произошла также в 1841).

Портрет Б. (с гравюры на дереве Шюблера) хранится в ИРЛИ [воспроизведено: Андроников (13)].

Лит.: Андроников (13), с. 144-82; Эйхенбаум (12), с. 296.

БУХАРОВ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ

БУХАРОВ Николай Иванович (1799?-1862?), полк. л.-гв. Гусарского полка с 1837, сослуживец Л.; известный своим удальством, Б. считался хранителем традиций полка. По воспоминаниям А. В. Мещерского, Б. - «настоящий тип старого гусара прежнего времени, так верно... описанного Д. Давыдовым... Вечно добродушный собутыльник, дорогой и добрейший товарищ, он был любим всеми офицерами полка» (Из моей старины, «РА», 1900, № 12, с. 614). В Михалеве, псков. имении Б., бывал А. С. Пушкин, коротко знакомый с ним с лицейских лет. В парке усадьбы стояла беседка с надписью: «Моим товарищам лейбгусарам»; по преданию, в числе товарищей Б., в честь посещения к-рых она воздвигнута, был Л. Поэт посвятил Б. стихи <К Н. И. Бухарову> и <К портрету старого гусара>.

Бухаров Николай Иванович

Н. И. Бухаров. Акварель А. И. Клюндера. 1836.

Портреты Б.: акв. Клюндера (без даты) и, возможно, написанная им же (1836) хранятся в ИРЛИ; его же акв. (1838) - в Эрмитаже.

Лит.: Манзей, ч. 3, с. 124; Лонгинов, с. 390; Левицкий П. П., А. С. Пушкин и Н. И. Бухаров, «РС», 1899, № 9; Эйхенбаум (5), т. 2, с. 166; Описание ИРЛИ, с. 101; Андроников (11), с. 13; Герштейн (8), с. 288-90, 293; Столыпин и Васильев, в кн.: Воспоминания; Окунев, с. 172, 173, 178, 179, 183-85.

БЫХОВЕЦ ЕКАТЕРИНА ГРИГОРЬЕВНА

БЫХОВЕЦ (Быховец) Екатерина Григорьевна (в замужестве Ивановская) (1820-80), дальняя родственница Л. Поэт познакомился с Б., видимо, в доме ее тетки М. Е. Быховец в один из приездов в Москву в 1837-41. Летом 1841 в Пятигорске Б. была известна как «кузина» Л. Она - адресат тогда же написанного стих. «Нет, не тебя так пылко я люблю». По мнению Б. (см. в кн.: Воспоминания, 1972, с. 346-48), она напоминала поэту В.А.Лопухину. В день дуэли утром беседовала с Л., потом ездила с поэтом и его друзьями на пикник в Каррас (Шотландку). Письмо ее от 5 авг. 1841 - взволнованный рассказ о взаимоотношениях Л. с Н. С. Мартыновым, о дуэли, смерти и похоронах поэта.

Лит.: Висковатый, с. 421-22; Баранов; Прокопенко Л., Кто она?, «Лит. Россия», 1964, 7 авг.; Чиляев и Раевский, в кн.: Воспоминания; Шан-Гирей Э. А., там же; Недумов, с. 122, 134, 183-87.

БЮРГЕР ГОТФРИД АВГУСТ

БЮРГЕР (Bürger) Готфрид Август (1747-1794), нем. поэт, создатель балладного жанра в нем. лит-ре. В своих стихах широко использовал фольклорный материал. Переводы и переработки его баллады «Ленора» (1773; Жуковский - «Людмила», 1808, и «Ленора», 1829; П. А. Катенин - «Ольга», 1816, и др.) и полемика вокруг них сыграли важную роль в истории рус. романтизма и переводч. иск-ва. Осн. мотив «Леноры» - возвращение мертвого жениха, увлекающего невесту в могилу, - присутствует в стих. «Гость» («Кларису юноша любил»), к-рому Л. придал форму, близкую балладам Б.

Лит.: Висковатый, с. 273; Федоров (1), с. 201-02; Федоров (2), с. 281-82; Холмская О., Пушкин и переводч. дискуссии пушкинской поры, в кн.: Мастерство перевода, М., 1959, с. 306-09, 318-28; Fröberg T., Lermontow als übersetzer deutscher Gedichte, «Jahresbericht der St. Katharinen-Schule», St. Petersburg, 1905, S. 44.

Предыдущая страница Следующая страница
© 2000- NIV