Лермонтовская энциклопедия
Статьи на букву "М" (часть 3, "МОЛ"-"МЯТ")

В начало словаря

По первой букве
0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "М" (часть 3, "МОЛ"-"МЯТ")

МОЛЛЕР РОМАН ЕГОРОВИЧ

МОЛЛЕР Роман Егорович (1815 - г. смерти неизв.), соученик Л. по Школе юнкеров, где часто бывал его партнером на уроках фехтования. В 1838 - однополчанин Л. по л.-гв. Гродненскому гусар. полку.

Лит.: Арнольди, в кн.: Воспоминания; Мартынов, там же.

МОЛЧАНОВ Н.

МОЛЧАНОВ Н., свидетель встреч Л. с И.Е. Дядьковским накануне гибели поэта. Письмо М. (от 27 июля 1841) к другу А. И. Герцена В. В. Пассеку (см. Воспоминания) содержит характеристику Л. («человек молодой, бойкий, умом остер») и свидетельствует об интересе поэта к философии.

Лит.: Недумов, с. 204-05.

"МОНГО"

«МОНГО», шуточная поэма Л. (1836). Посвящена описанию поездки Л. и А. А. Столыпина - офицеров л.-гв. Гусарского полка - к балерине Е.Е. Пименовой на дачу, находившуюся на Петергофской дороге, близ Красного Кабачка. Монго - прозвище Столыпина; Маёшкой называли Л. по имени популярного в те годы карикатурного героя франц. лит-ры (Mayeux). В жанровом отношении «Монго» - определенный шаг в развитии лермонт. поэмы в направлении к «Тамбовской казначейше».

Автограф не сохранился. Известен список О. И. Квиста - ИРЛИ, оп. 2, № 78 и копия со списка - ИРЛИ, оп. 4, № 25. Впервые - «Библиографич. записки», 1861, № 20, стлб. 653-58, с купюрами. Датируется сент. 1836 на основании помет в списке Квиста и по содержанию.

Лит.: Сакулин П. Н., Лермонтов - «Маёшка», «Изв. ОРЯС АН», 1910, т. 15, кн. 2, с. 62-72; Благой (1), с. 372-373; Воспоминания (по указателю).

"МОНОЛОГ"

«МОНОЛОГ», стих. медитативного характера, принадлежащее к ранней филос. лирике Л. (1829). В жанровом отношении представляет собою фрагмент с нек-рыми формальными признаками драматич. монолога, связанного с предшествующими словами некоего собеседника. В стих. отразились раздумья поэта о судьбах совр. поколения, к-рому «душно на родине», в нем дана общественно-филос. и лично-психол. мотивировка разочарования и бесцельности жизни. Трагедия вынужденного бездействия и лишенного смысла существования, на к-рые были обречены люди в эпоху последекабрьской реакции, впервые затронута Л. в «Жалобах турка». Содержание, система образов и самая форма «Монолога» во многом предваряют «Думу». Метафора «остылой жизни чаша» восходит к стих. А. С. Пушкина «Кривцову». Автореминисценции из «Монолога» есть в вариантах посвящения 1-й ред. «Демона» (1829). Настроения, характерные для «Монолога», позднее выразил А. И. Герцен, говоря о России рубежа 1830-х гг. (см. Собр. соч., в 30 тт., т. 7, М., 1956, с. 209-11; т. 14, 1958, с. 319-21).

Автограф - ИРЛИ, тетр. III. Впервые - «ОЗ», 1859, т. 125, № 7, отд. I, с. 28. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Эйхенбаум (6), с. 315; Нейман (7), с. 327, 342; Дурылин (5), с. 234-35; Федоров (2), с. 63-64; Коровин (4), с. 28.

МОРДВИНОВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ

МОРДВИНОВ Александр Николаевич (1792-1869), управляющий III отделением Собственной его имп. величества канцелярии (1831-39). Л. обращался к М. с просьбами о заступничестве через его двоюродного брата А.Н. Муравьева. По свидетельству последнего, Л. тщетно просил помощи М. после запрета драмы «Маскарад» цензурой III отделения. Вновь Л. обратился к М., когда возникла опасность репрессий за стих. «Смерть поэта»; М. не нашел в стих. (первоначальной редакции, без последних 16 строк) ничего предосудительного (даже назвал «прекрасным»); однако счел нежелательной его публикацию.

Лит.: Висковатый, Приложение 4, с. 16; Муравьев, в кн.: Воспоминания.

МОРДВИНОВ НИКОЛАЙ ДМИТРИЕВИЧ

МОРДВИНОВ Николай Дмитриевич (1901-66), рус. сов. актер. С 1940 - в Моск. театре им. Моссовета. В 1941 сыграл роль Арбенина в фильме «Маскарад» (см. Кинематография). В этой же роли выступал в театре в двух постановках (1952, 1964, Ленинская пр., 1965) Ю.А. Завадского (см. Театр). Арбенин принадлежит к излюбленному М. типу героев-бунтарей. Трактовка роли была творч. полемикой с Ю.М. Юрьевым, с академичностью его рисунка и театральностью декламации. В фильме М. стремился подчеркнуть «пламень сердца» Арбенина, в спектакле больше внимания уделял сложной философии образа. Ключом к его раскрытию становится душевная борьба, вызванная интригой против героя. Арбенин М. ослеплен своими подозрениями, ему кажется, что в окружающем его мире добро порождает зло. Это «открытие» вызывает постоянную настороженность героя, ощущение неустойчивости счастья, и оно же заставляет его принять возмездие как должное. В исходе трагедии Арбенин предстает человеком, пережившим и осознавшим глубину своих заблуждений. Во 2-ю ред. спектакля вернулся отсутствовавший в 1-й ред. сценич. романтизм образа. В концертах М. исполнял «Песню про... купца Калашникова», «Демона», «Мцыри» и стихи Л.

Соч. Мой Арбенин, «Учит. газ.», 1964, 15 окт.

Лит.: Образцова А., Н. Д. Мордвинов, М., 1950, с. 50-53; Вишневская И., Со сброшенной маской!, «Театр», 1964, № 5; Ремез О., По ступеням поэзии, «Театр. жизнь», 1964, № 20; Жегис В., Читает Н. Мордвинов, «Сов. культура», 1964, 15 окт.; Марьян М., Возрожденный «Маскарад», в кн.: Лауреаты Ленинской премии 1965 г., М., 1965; Засимова А. И., Мордвинов в роли Арбенина и проблема конфликта в «Маскараде», «Науч. доклады высшей школы. Филол. науки», 1969, № 2; Завадский Ю., Богатырский характер, «Сов. культура», 1972, № 54. Я. Л. Левкович и М. Н. Любомудров.

МОРДВИНОВ НИКОЛАЙ СЕМЕНОВИЧ

МОРДВИНОВ Николай Семенович (1754-1845), граф (с 1834), гос. деятель, адмирал, друг М.М. Сперанского, после падения к-рого (1812) находился в оппозиции. Вместе с Арк. А. Столыпиным, женатым на его дочери В. Н. Столыпиной (см. в ст. Столыпины), М. намечался декабристами в состав конституционного пр-ва. Единственный из участников суда над декабристами отказался подписать смертный приговор и высказался за смягчение наказания остальным декабристам. Ему посв. стихи К. Ф. Рылеев, А. С. Пушкин, Е. А. Баратынский, П. А. Плетнев. Л. познакомился с М., возможно, в авг. 1832, когда посетил В. Н. Столыпину, жившую тогда с детьми у отца на даче близ Петергофа (В. Мануйлов). После смерти Столыпиной (1834), когда ее дети стали жить у М., поэт бывал в его петерб. доме на Театральной пл., где, вероятно, слышал о восстании 14 дек. 1825. Е. А. Арсеньева через М. хлопотала о Л., когда он был выслан на Кавказ за стих. «Смерть поэта». Имя М. упоминается в письмах Арсеньевой к П. А. Крюковой (1834-1837).

Мордвинов Николай Семенович

Н. С. Мордвинов. Портрет работы Дж. Доу. Масло

Портрет М. работы Г. Доу - в изд.: А. В. Морозов, Каталог моего собрания рус. гравир. и литографир. портретов, т. 3, М., 1913.

Лит.: Мордвинова Н. Н., Воспоминания об адмирале графе Н. С. Мордвинове и о семействе его, СПБ, 1873, с. 58, 74, 85-86, 89-90, 92; Мануйлов (1), с. 132-36; Мануйлов (9), с. 30-34; Модзалевский, с. 642, 646.

"МОРСКАЯ ЦАРЕВНА"

«МОРСКАЯ ЦАРЕВНА», баллада Л., одно из последних его стих. (1841). По теме и сюжету включается в круг баллад о русалках, как оригинальных, так и переводных, получивших распространение в рус. поэзии 1830-х гг. (ср. «Русалку» самого Л.). Нек-рые из них имеют близкую строфич. организацию: двустишия с парной мужской рифмовкой (ср., напр., «Чудная бандура» Д. П. Ознобишина, опубл. 1836). Наиболее близкий из этих аналогов - баллада А. С. Пушкина «Яныш-королевич» (из цикла «Песни западных славян», опубл. 1836), с к-рой в лермонт. балладе есть прямые точки соприкосновения: образ водяной царицы у Пушкина и морской царевны у Л.

В стих. использован фольклорный мотив превращения, проходящий три стадии (маска, снятие маски, узнавание): сначала царевич видит прекрасную царскую дочь; затем происходит как бы снятие маски - красавица предстает отталкивающим морским «чудищем»: «Хвост чешуею змеиной покрыт, / Весь замирая, свиваясь дрожит». Наиболее трагичен последний момент - узнавание, когда царевич узнает в нем живое, по-человечески страдающее и гибнущее существо: «Бледные руки хватают песок, / Шепчут уста непонятный упрёк». У Л., как это свойственно жанру баллады, финал превращения - смерть, в то время как в сказочном фольклоре смерть лишь стадия превращения, за к-рой следует возрождение.

В «Морской царевне» Л. сведены воедино три важных мотива лермонт. поэзии - тайны, любви и смерти (см. Любовь, Смерть в ст. Мотивы), однако смысл их взаимосвязи, нерасторжимости в данном стих. остается непроясненным. В основе стих. лежит балладный принцип недосказанности; но если в классич. балладе тайна, оставаясь нераскрытой, тем не менее определенно мотивирована (как правило, мистически), то здесь Л. атмосферу балладной таинственности лишает сверхъестественной или др. объясняющей мотивировки, подчеркивая ее особую глубинную простоту (что, в частности, выражено в едва ли не натуралистич. описании смерти-агонии морской царевны). В отличие от традиц. баллады, в «Морской царевне» не только мотивы любви и смерти, но и сюжет в целом переводятся в символич. план, сообщающий стих. многозначность смыслов и возможных толкований.

Морская царевна

Илл. К. А. Савицкого. Карандаш. 1891.

«Непонятный» упрек морской царевны скорее всего обращен не к витязю как виновнику ее смерти (иначе в нем не было бы ничего непонятного), а «в никуда», т.е. к самому бытию, к его «непонятным» законам, по к-рым всякое «сообщение», соприкосновение двух миров неизбежно катастрофично, чревато трагизмом взаимного непонимания и неузнавания. Однако авторский голос, скрыто присутствующий в самом «рассказывании» сюжета, в последнем двустишии явно этически акцентирован: «Едет царевич задумчиво прочь, / Будет он помнить про царскую дочь!». Царевич оказался причиной гибели морской царевны, сделав ее своей «добычей» («Гляньте, как бьется добыча моя...»); но при этом он не стремился «присвоить» красоту, он только хотел таким способом узнать ее настоящую природу. Гибельным оказывается стремление снять покров тайны с бытия, но главное - сам путь искания подлинного в бытии, в основе к-рого лежит недоверие к самоявленной ценности.

Смерть морской царевны, т.о., - следствие убеждения в том, что истина обязательно скрыта под обманчивой оболочкой видимого и поэтому требует непосредственного, «опытного» обнаружения, что она м. б. продемонстрирована, т.е. явлена чужому взгляду вне собств. стихии существования. Сам герой баллады также стал жертвой своего проверяющего опыта: царевич «уходит» из баллады другим, не отважным и победительным витязем, а навсегда обреченным помнить о морской царевне и ее гибели.

Стих. иллюстрировали: М. А. Врубель, В. А. Серов, В. И. Комаров, С. С. Соломко, М. А. Зичи, К. С. Петров-Водкин, К. А. Савицкий, В. В. Топорков. Положили на музыку: Ц. А. Кюи, С. Н. Василенко, Р. М. Римский-Корсаков и др.

Автограф - ГПБ, Собр. рукописей, Л., № 12 (записная книжка, подаренная В. Ф. Одоевским), лл. 12-13. Впервые - «ОЗ», 1843, т. 28, № 5, отд. I, с. 1-2. Датируется маем - нач. июля 1841 по положению в записной книжке.

Лит.: Белинский, т. 8, с. 94; Герштейн Э. Г., К вопросу о дуэли Л., в кн.: Год двадцать второй, Альманах 16, М., 1939, с. 505-06; Пумпянский, с. 391; Томашевский Б., Пушкин, кн. 2, М. - Л., 1961, с. 389; Наровчатов (1), с. 103-05.

"МОРЯК"

«МОРЯК», одна из ранних романтич. поэм Л. (1832). Байронич. характер поэмы подчеркнут эпиграфом, взятым из поэмы Дж. Байрона «Корсар». Место и время действия не определены, герой не назван по имени. Известно лишь, что он вырос на корабле и с детства привык к одиночеству. Поэма представляет собой монолог, исполненный восторженного преклонения перед морской стихией. Идеализация «естественного состояния» противоречиво сочетается в ней с критич. отношением к возможности безмятежного уединения на лоне природы. Одиночество Моряка вынужденно и лишено идилличности. Вольнолюбивый и разочарованный герой служит «рупором» авторских мыслей и чувств. Отдельные стихи из его монолога (стихи 75-82, 85-94) почти без изменения перенесены Л. в текст авторского отступления в поэме «Демон» (5-я ред., вариант).

Автограф неизв. Факсимиле авторизов. копии - в «Рус. библиофиле» (1913, № 1, с. 14-15). Название поэмы, эпиграф, дата написаны Л.; исправления в стихах сделаны им же. В конце поэмы рукою автора приписано: «Sic transit gloria mundi» («Так проходит слава мира»). Впервые - сб. «Раут», М., 1851, с. 197-99. Датируется на основании авторской даты.

Лит.: <Рец. на сб. «Раут»>, «Совр.», 1851, № 5, отд. 5, с. 1-2; Эйхенбаум (6), т. 2, Л., 1941, с. 522; Соколов (2), с. 103; Пейсахович (1), с. 491.

МОСКВА

Статья большая, находится на отдельной странице.

"МОСКВИТЯНИН"

Статья большая, находится на отдельной странице.

"МОСКОВСКИЙ ВЕСТНИК"

«МОСКОВСКИЙ ВЕСТНИК» (1827-30), лит.-филос. журнал «любомудров» - рус. литераторов (Д. В. Веневитинов, В. Ф. Одоевский, И. В. Киреевский и др.), входивших в 1823-25 в «Общество любомудрия» и объединенных интересом к новейшей идеалистич. нем. философии (И. Кант, И. Фихте, Л. Окен и особенно Ф. Шеллинг). После разгрома декабризма деятельность об-ва сама собой прекратилась. «М. в.» печатал произв. рус. поэтов, в т.ч. А. С. Пушкина, в 1827-28 сотрудничавшего преим. здесь, переводы из зап.-европ. лит-р, особенно немецкой (И. В. Гёте, Ф. Шиллер, романтики); видное место в журнале отводилось проблемам эстетики, всеобщей и рус. истории, фольклора. В отделе критики сотрудничали М. П. Погодин (ред. журнала), С. П. Шевырев, В. П. Титов и др.

«М. в.» принадлежал к кругу чтения Л. - начинающего поэта. В ранних его стихах выявлены реминисценции из опубл. в журнале произв. Пушкина (Б. Нейман, Д. Благой). В первом драматургич. опыте Л., наброске либретто оперы «Цыганы» (по одноим. поэме Пушкина), партия цыганки обозначена пометой «Из «Московского вестника» песнь» - имелось в виду стих. Шевырева «Цыганская песня» («М. в.», 1828, № 16). Стих. Л. «Преступник» - отклик на «Русскую разбойничью песню» Шевырева («М. в.», 1828, № 10). Имеется текстуальное совпадение между стих. Л. «К П...ну» и стих. А. С. Хомякова «Три стакана шампанского» («М. в.», 1828, № 13). В нек-рых ранних стихах Л. - «Поэт» («Когда Рафаэль вдохновенный») и др. - есть следы знакомства и с эстетич. идеями «М. в.».

Лит.: Нейман Б. В., Л. и «Моск. вестник», «РС», 1914, кн. 10, с. 203-05; Нейман (1), Благой (1), с. 356-421; Вацуро (1).

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ, осн. в 1755. Здесь с сент. 1830 по июнь 1832 (на политич., затем на словесном отделении) учился Л. После разгрома декабристского движения удаленность от столицы поставила М. у. в относительно благоприятные условия развития. По словам А. И. Герцена, «Московский университет устоял и начал первый вырезываться из всеобщего тумана» («Былое и думы», ч. 1, гл. 6). Герцен, как и В. Г. Белинский, И. А. Гончаров, Н. П. Огарев и Н. В. Станкевич, учился в ун-те в одно время с Л. «Он полностью принадлежит к нашему поколению», - писал Герцен о Л. в ст. «О развитии революционных идей в России». По мнению Н. Бродского, в этой статье Л. изображен так, будто Герцен был лично знаком с ним.

Во время пребывания Л. в ун-те уже начал складываться кружок Герцена и Огарева (с 1831). Для его участников был характерен интерес к революц. событиям во Франции, к конституции и республике, позднее - к утопич. социализму. О контактах Л. с кружком сведений нет. Существует мнение, что Л. в ун-те держался особняком. Однако у него были здесь близкие друзья - А. Д. Закревский, А. А. Лопухин, В. А. и Н. С. Шеншины (иногда их называли «лермонтовской пятеркой», см. ст. Шеншин Н. С.). По воспоминаниям Я. И. Костенецкого, Закревский был дружен с Герценом и Огаревым и, возможно, рассказывал Л. об их кружке.

В лермонт. время преподавание в М. у. было поставлено хуже, чем в предыдущие и последующие годы; профессорский состав, за немногими исключениями, был слабым, в преподавании царила рутина. Из четырех семестров пребывания Л. в М. у. первый не состоялся из-за холерного карантина, во втором семестре занятия так и не наладились - отчасти в связи с «маловской историей» (см. Малов М. Я.). В это время Л. перевелся с политич. отделения на словесное, насчитывавшее 160 студентов; среди них преобладали разночинцы. Деканом словесного отделения был М. Т. Каченовский (всеобщая история и статистика), профессорами - А. В. Болдырев (востоковедение), И. И. Давыдов (рус. словесность), Н. И. Надеждин (теория изящных иск-в и археология), П. В. Победоносцев (риторика), П. М. Терновский (богословие и церк. история).

Осн. интересы Л. в университетские годы сосредоточились в сфере лит. творчества: он написал неск. поэм и драматич. произв. («Последний сын вольности», «Азраил», «Ангел смерти», «Измаил-Бей», «Испанцы», «Странный человек»), мн. стихов. В ун-те он бывал крайне нерегулярно, преим. на занятиях по рус. и англ. словесности, нем. языку и на лекциях М. П. Погодина по истории. На репетициях экзаменов по риторике (Победоносцев), а также геральдике и нумизматике (М. С. Гастев) Л., обнаружив начитанность сверх программы и одновременно незнание лекционного материала, вступил в пререкания с экзаменаторами; после объяснения с администрацией возле его фамилии в списке студентов появилась помета «consilium abeundi» («посоветовано уйти»). Л. был вынужден написать 1 июня 1832 прошение: «По домашним обстоятельствам более продолжать учения в здешнем Университете не могу, и потому правление Императорского Московского Университета покорнейше прошу, уволив меня из оного, снабдить надлежащим свидетельством для перевода в императорский Санктпетербургский университет» (Висковатый). 6 июня 1832 выдано свидетельство об увольнении, а в ноябре в Петербурге Л. поступил в Школу юнкеров. Впоследствии он писал об ун-те: «Святое место! помню я, как сон, / Твои кафедры, залы, коридоры, / Твоих сынов заносчивые споры» («Сашка»).

Автобиографич. черты есть в описании университетских неудач Жоржа Печорина в «Княгине Лиговской» (гл. V).

Лит.: Герцен, т. 7, с. 225; т. 21, с. 235; Костенецкий Я. И., Воспоминания из моей студенч. жизни, «РА», 1887, № 3, с. 339-40; Висковатый, с. 103-42, Приложение 1, с. 1-4; Бродский (5), с. 236-47; Иванова Т. (1), с. 156-66; Безъязычный В л., Гурьянов В., Новое о студенч. годах Л., «Моск. ун-т», 1954, 16 окт.; Мануйлов (10), с. 68-77; Вистенгоф, в кн.: Воспоминания; Насонкина Л. И., Моск. ун-т после восстания декабристов, [М.], 1972; Андреев-Кривич (5), с. 108-14.

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТСКИЙ БЛАГОРОДНЫЙ ПАНСИОН

Статья большая, находится на отдельной странице.

МОСОЛОВ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ

МОСОЛОВ Александр Васильевич (1900-73), сов. композитор. Автор оперы «Маскарад» (1940) на либретто М. Либединской (рукопись в ГЦММК им. М. И. Глинки, ф. 260, № 1; изд. отрывки для голоса и фп., М., 1944) и ряда романсов: «Из Гёте» («Горные вершины») (в сб.: Романсы и песни сов. композиторов на тексты Л., М. - Л., 1941); «Из-под таинственной холодной полумаски» (там же); «На севере диком» («Сосна») (там же); «Война» («Зажглась, друзья мои, война») (М., 1942); «Ни сердца своего, ни моего не знал» (М., 1944); «Не верь хвалам и увереньям» (М., 1944); «Послушай, Нина...» (М., 1944); «Посреди небесных тел» (М., 1944); «Поцелуями прежде считал» (М., 1944); «Прости! - мы не встретимся боле» (М., 1944); «Утес» (М., 1945); «В те дни» (М., 1951).

Лит.: «Веч. Москва», 1942, 17 июля; Мясковский Н. Я., Собр. материалов, 2 изд., т. 2, М., 1964, с. 260-62, 522.

МОТИВЫ ПОЭЗИИ ЛЕРМОНТОВА

Статья большая, находится на отдельной странице.

МОЧАЛОВ ПАВЕЛ СТЕПАНОВИЧ

МОЧАЛОВ Павел Степанович (1800-48), рус. актер. Дебютировал в 1817 на моск. сцене (с 1824 - в Малом театре). Прославился как «первый романтич. любовник» и «герой» драмы «Бури и натиска». Актер бурного темперамента, захватывающий зрителя силой чувства и страсти. А. И. Герцен называл М. «...человеком порыва, не приведенного в покорность и строй вдохновения» (XVII, 269). Л. видел М. в ролях Жермини-сына в мелодраме В. Дюканжа «Тридцать лет, или Жизнь игрока» и Карла Моора в «Разбойниках» Ф. Шиллера и был восхищен его игрой (письмо к М. А. Шан-Гирей, 1829; VI, 406). Герои драмы Л. «Странный человек» спорят о М. - Карле Мооре. В драматургии Л. ощущается влияние не просто шиллеровских образов, а их мочаловское воплощение. М. безуспешно боролся за право поставить «Маскарад» в 1843 в свой бенефис и в 1848. «Он говорит, что воскреснет в этой драме», - писал В. П. Боткин А. А. Краевскому в 1843 (Отчет имп. Публичной библиотеки за 1889 г., СПБ, 1893, прил., с. 67). Драма Л. привлекала М. глубиной разработки характеров и давала возможность сыграть совр. трагич. героя. М. советовался по поводу своей трактовки Арбенина с В. Г. Белинским и получил его полное одобрение (см. также в ст. Театр). Творчество Л. и М. сближала критика уже того времени. А. А. Григорьев взял отрывок из стих. Л. «Как часто...» эпиграфом к поэме «Искусство и правда», посв. памяти М.

Соч. Заметки о театре, письма, стихи, пьесы. Современники о П. С. Мочалове, М., 1953, с. 78, 312, 346, 380, 422.

Лит.: Ломунов, с. 556-57; Дурылин (4), с. 21-28; Алперс Б., Актерское иск-во в России, т. 1, М. - Л., 1945, с. 146-56; Дмитриев Ю. С., Мочалов - актер-романтик, М., 1961, с. 142-45.

"МОЯ МОЛЬБА"

«МОЯ МОЛЬБА», эпиграмма раннего Л. (1830). Шутливое четверостишие, в к-ром воспроизведен целый комплекс признаков сентиментального умонастроения, уже к 20-м гг. бывшего признаком старомодности и провинциальности: «мушки» как принадлежность туалета, подчеркнутая жеманная неприступность девушек, несдержанность дружеских излияний, приверженность к устаревшим сентиментальным романам. В автографе - приписка Л.: «После разговора с одной известной очень мне старухой, которая восхищалась, и читала, и плакала над Грандисоном». Имеется в виду герой романа С. Ричардсона «История кавалера Грандисона» (1753). Шутливый характер стих. подчеркнут забавной рифмовкой: «И - любви».

Автограф - ИРЛИ, тетр. VI. Впервые - «ОЗ», 1843, № 12, отд. 1, с. 279, без назв. Стихи 1-2-й в первопечатном тексте читались: «Избави бог от летних мушек, / От дев, боящихся любви». Датируется по нахождению в тетради.

Лит.: Нейман (4), с. 40-41; Пейсахович (1), с. 447.

"М. П. СОЛОМИРСКОЙ"

«<М. П. СОЛОМИРСКОЙ>», стих. Л., написанное, судя по содержанию, в конце апр. - нач. мая 1840 в благодарность за записку, к-рую Л., находясь под арестом, получил от М.П. Соломирской. Послание отличается изысканной легкостью выражения поэтич. мысли, к-рая непринужденно сталкивает типичные для лермонт. стиха понятия несвободы и мечты об освобождении.

Автограф неизв. Копия (1840-50-е гг., идентична первой публикации) - ГПБ, собр. рукописей Л., № 62 (пожертвована в 1857 Д. В. Стасовым). Впервые - «ОЗ», 1842, № 10, отд. 1, с. 320 (под заглавием «М. П. Соломирской», б/д).

МУЗЕИ ЛЕРМОНТОВА

МУЗЕИ Лермонтова: см. Домик Лермонтова (в Пятигорске), Лермонтовский музей при Николаевском кавалерийском училище, Лермонтовский зал в музее ИРЛИ (Пушкинский дом), Музей (Дом-музей) М. Ю. Лермонтова в Москве, Тарханы.

МУЗЕЙ (ДОМ-МУЗЕЙ) М. Ю. ЛЕРМОНТОВА

МУЗЕЙ (ДОМ-МУЗЕЙ) М. Ю. ЛЕРМОНТОВА в Москве, открыт в 1981 на Малой Молчановке, 2, - в доме, к-рый весной 1830 арендовала Е. А. Арсеньева; филиал Гос. литературного музея. Л. жил здесь до нач. авг. 1832, написал ок. 100 лирич. стихов, создавал ранние драмы, поэмы (см. Москва). Дом на Малой Молчановке (бывший дом купца П. М. Чернова) был построен в 1814 и представлял собой деревянное одноэтажное здание с мезонином в стиле ампир. С 1814 по 1841 дом не перестраивался, однако в последующие десятилетия новые владельцы существенно изменили его облик. Сейчас здание восстановлено по первонач. планам. Воссозданы (в стиле 30-х гг. 19 в.) большая и малая гостиные, комната бабушки, комната Л., к-рая, по преданию, находилась в мезонине. Экспозиция музея рассказывает об укладе семьи, об интересах юного поэта, о его напряженной духовной и творческой жизни той поры. Представлены семейные портреты, издания с первыми публикациями Л. ("Цефей", "Атеней"), книги с его автографами, рисунки, мемориальные вещи. Собрана библиотека, куда входят книги по изучаемым Л. в пансионе и университете предметам, а также лит-ра на рус. и иностранных языках, прочитанная поэтом в юности. Особый раздел экспозиции посвящен теме Л.-художник - картины, акварели, рисунки 1837-41; автопортрет, виды Кавказа, портрет А. А. Столыпина (Монго) относятся к лучшим картинам Л. (см. Живописное наследие).

Лит.: Ласкина А., Москва, дом Лермонтова, «ЛГ», 1981, 4 февр.

МУЗЫКА И ЛЕРМОНТОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

МУРАВЬЁВ АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

МУРАВЬЁВ Андрей Николаевич (1806-74), рус. поэт, автор книг по религ. вопросам; мемуарист. Служил в синоде; камергер (с 1836). Ученик С. Е. Раича. По словам М., он познакомился с Л. в кон. 1834 при посредстве М. И. Цейдлера, принесшего ему для чтения тетрадь стихов Л., достоинствами к-рых М. был «изумлен». В 1835-36 Л. довольно часто встречался с М.; он обращался к М. (двоюродному брату управляющего III отделением А. Н. Мордвинова) за содействием разрешению к постановке драмы «Маскарад». На квартире у М. было написано стих. «Ветка Палестины»; сам М. в 1871 отнес этот визит Л. к февр. 1837, связывая его первоначально со своими попытками смягчить ожидавшие Л. репрессии за стих. «Смерть поэта», а в 1872 - к 1836. Пальмовая ветвь, о к-рой идет речь в этом стих., была привезена М. из Палестины (свое паломничество он описал в кн. «Путешествие ко святым местам в 1830 году», СПБ, 1832). Позднее М. подарил эту ветвь Л. В автографе стих. есть посвящение М. В авг. 1839 в Царском Селе Л. читал М. только что написанную поэму «Мцыри». В 1841 М., познакомившись с одной из последних ред. «Демона», указал, что диалог Тамары и Демона не отвечает цензурным требованиям. В своих поздних воспоминаниях М. сообщил ряд сведений о Л.; нек-рые из них корректируются др. источниками.

Портрет М. (масло; Музей А. С. Пушкина, Москва) долгое время приписывался кисти Л. (см. в изд.: ЛН, 45-46, М., 1948, с. 87); сомнение в авторстве Л. высказано К. Н. Григорьяном. Известны и др. портреты М.

Соч. Знакомство с рус. поэтами, К., 1871, с. 21-28 (сокр., в кн.: Воспоминания); Описание предметов древности и святыни..., К., 1872, с. 8.

Лит.: Описание ИРЛИ, с. 111-12; Пахомов (3), 85-87; Гиреев (3), с. 69-70; Баранов В. В., Достоверен ли комментарий к стих. М. Ю. Л. «Ветка Палестины»?, «Уч. зап. Калуж. пед. ин-та», 1960, в. 8, с. 55-61; Андроников (13), с. 49-50, 62-65, 69-70; Воспоминания (по указат.); Григорьян (4), с. 273-74; Чаговец В., Перед «Веткой Палестины», Киевская мысль, 1914, 3 окт.

МУР ТОМАС

Статья большая, находится на отдельной странице.

МУСИНА-ПУШКИНА ЭМИЛИЯ КАРЛОВНА

МУСИНА-ПУШКИНА Эмилия Карловна (урожд. Шернваль; 1810-46), знакомая Л. Жена графа В. А. Мусина-Пушкина, в прошлом члена Северного об-ва декабристов. Л. посещал дом М.-П. (вероятно, с зимы 1838-39) и отдал дань увлечению хозяйкой. И. С. Тургенев, описывая встречу с поэтом на маскараде, вспоминал, как Л. «...поместился на низком табурете перед диваном, на котором, одетая в черное платье, сидела одна из тогдашних столичных красавиц, белокурая графиня М. П. - рано погибшее, действительно прелестное создание» (Соч., т. 14, 1961, с. 80). Л. посвятил ей стих. «Э. К. Мусиной-Пушкиной». Портрет М.-П. (акв.) работы В. И. Гау хранится в ГРМ.

Лит.: Мещерский А. В., Воспоминания, М., 1901, с. 134; Паткуль М. А., Воспоминания, «ИВ», 1902, № 2, с. 453; Ашукина (3), с. 231; Мануйлов (9), с. 245, 262.

МУСОРГСКИЙ МОДЕСТ ПЕТРОВИЧ

МУСОРГСКИЙ Модест Петрович (1839-81), рус. композитор, участник «Могучей кучки». В 1852-56 учился в той же Школе юнкеров, что и Л. Подчеркивая мировое значение рус. композиторов и писателей, М. в письме к В. В. Стасову из Петербурга (от 18 окт. 1872) писал: «Глинка и Даргомыжский, Пушкин и Лермонтов, Гоголь... все большие генералы и вели свои художественные армии к завоеванию хороших стран». М. принадлежит романс на стихи Л. «Молитва» («Я, матерь божия»), написанный в 1865 и опубл. в его сб.: Années de jeunesse, Pétrograd - Moscou, Paris, 1923. Исправленное по автографам переиздание этого сб. осуществлено в Полном собр. соч. М. (т. 5, в. 1-2, М. - Вена, 1931). Автограф романса «Молитва» хранится в б-ке Париж. консерватории. Остался неосуществл. замысел романса «Как небеса твой взор блистает», относящийся также к 1865. В 1874 М. обработал романс С. И. Танеева «Казачья колыбельная».

Соч. Письма. Биографич. материалы и документы. Сост. А. А. Орлова и М. С. Пекелис, М., 1971 (см. по указат.).

Лит.: Хубов Г., Мусоргский, М., 1969 (см. по указат.).

МЦХЕТА

МЦХЕТА, город на Военно-Грузинской дороге при впадении р. Арагви в р. Куру, в 21 км к С. от Тбилиси; древняя столица Грузии. В 11 в. в М. воздвигнуты знаменитые памятники груз. зодчества - патриарший собор «Светицховели» («Животворящий столб», усыпальница груз. царей) и храм «Самтавро» (резиденция правителя), а напротив, у слияния Арагви и Куры, на горе возвышается храм «Джвари» («Крест», нач. 7 в.), одно из выдающихся произв. мировой архитектуры. Л. побывал в М. в 1837; судя по описанию в поэме «Мцыри», он поднимался туда и осматривал монастырь: «Немного лет тому назад / Там, где сливаяся шумят, / Обнявшись, будто две сестры, / Струи Арагвы и Куры, / Был монастырь. Из-за горы / И нынче видит пешеход / Столбы обрушенных ворот, / И башни, и церковный свод...» (IV, 148). Этот вид Л. запечатлел также на картине «Кавказский вид с саклей»: развалины сторожевой башни, к к-рой лепится сакля с плоской кровлей, за рекой - контуры «Джвари».

Лит.: Андроников (8), с. 40-47; Андроников (13), с. 271-83.

"МЦЫРИ"

Статья большая, находится на отдельной странице.

"МЫ СЛУЧАЙНО СВЕДЕНЫ СУДЬБОЮ"

«МЫ СЛУЧАЙНО СВЕДЕНЫ СУДЬБОЮ», см. «К*».

"МЫ СНОВА ВСТРЕТИЛИСЬ С ТОБОЙ"

«МЫ СНОВА ВСТРЕТИЛИСЬ С ТОБОЙ», см. «К***».

МЭТЬЮРИН, МЕТЬЮРИН ЧАРЛЗ РОБЕРТ

МЭТЬЮРИН, Метьюрин (Maturin) Чарлз Роберт (1780-1824), англ. писатель. Автор одного из наиболее известных «готических романов» («романы ужасов») «Мельмот-Скиталец» (1820), получившего широкую популярность в Зап. Европе, а также в России. Мельмот - англ. дворянин, продавший душу дьяволу за земные блага и обреченный скитаться после смерти, пока кто-нибудь не согласится заменить его. Ища замены, Мельмот выступает в роли демонич. соблазнителя, искушающего своих жертв в минуту их духовного кризиса. Символом посмертного бытия Мельмота является его портрет, оживающий раз в столетие. В черновом варианте предисл. к «Герою нашего времени» Л. упомянул Мельмота наряду с Вампиром (героем одноим. повести Дж. Полидори) как пример «вымысла», более «ужасного и уродливого», нежели Печорин, но не вызывающего критич. отношения публики (см. VI, 563). Соприкосновения с романом М. есть в произв. Л. на исп. темы («Испанцы», «Исповедь»); к Мельмоту-Скитальцу возводят обычно и мотив оживающего портрета в «Штоссе». Воздействие «Мельмота-Скитальца» на Л. осложнено, однако, др. источниками, часть из к-рых, в свою очередь, возникла под влиянием романа М.; такова, напр., поэма «Элоа» А. де Виньи, отразившаяся в «Демоне».

Лит.: Шувалов (1), с. 317; Семенов (2), с. 393-96; Эйхенбаум (3), с. 132-133; Алексеев М. П., Чарлз Роберт Метьюрин и рус. лит-ра, в кн.: От романтизма к реализму, Л., 1978, с. 36-44.

МЮССЕ АЛЬФРЕД ДЕ

МЮССЕ (Musset) Альфред де (1810-57), франц. писатель-романтик, представитель франц. байронизма 30-х гг. Его первый поэтич. сб. «Испанские и итальянские повести» (1830) был замечен в России и высоко оценен А. С. Пушкиным. В романе «Исповедь сына века» («La confession d\'un entant du siècle», 1836) М. развивал близкую Л. тему разочарованного и опустошенного поколения. Работая над «Героем нашего времени», Л. не мог не учитывать опыт одного из создателей «аналитического» психол. романа («roman personnel»), призванного с предельной откровенностью раскрыть сложность и противоречивость совр. человека. Возможно, роман М. побудил Л. придать «Княжне Мери» форму дневника и подсказал общее назв. его произв. В первонач. заглавии «Один из героев начала века» (совр. конъектура: «нашего века») и в предисл. к роману (рассуждение о недугах «поколения» и «лекарствах» против них) Б. Эйхенбаум видел скрытую полемику с М., к-рый своим романом рассчитывал помочь излечению «болезни». Задача же Л. - объективное изображение исторически сложившегося характера: «...болезнь указана, а как ее излечить - это уж бог знает!» (VI, 203). «Большое сходство» между романами Л. и М. находил еще А. Дюма, назвавший Печорина «братом «сына века»».

В России на внешнюю близость «Исповеди сына века» и «Героя...» впервые указал А. Д. Галахов в 1858. Сопоставляя Печорина и Октава, героя романа М., ряд конкретных соответствий обнаружил С. И. Родзевич. Впрочем, все они носят внешний характер, свидетельствуя лишь о нек-рой общности героев обоих романов, порожденной сходной обществ.-историч. ситуацией. Проблематика и идейное содержание в «Герое...» глубже и шире, чем в романе М., ограниченном в основном перипетиями любовной истории. На принципиальное различие Печорина и Октава указал А. Федоров. Отзвуки романа М. находили и в «Думе» Л. (Родзевич).

Лит.: Галахов, с. 308-09; Тр-н-кий К. [Болдаков И. М.], М. Ю. Л., «СВ», 1891, № 8, с. 142-44; Родзевич (1), с. 31-44; Родзевич (2), с. 78-93, 151-56; Дюшен (2), с. 151-56; Шувалов (1), с. 335-36; Дашкевич (2), с. 434, 445, 508; Гинзбург (1), с. 160-63; Федоров (1), с. 221-22; Федоров (2), с. 352-53; Эйхенбаум (12), с. 251-53; Мануйлов (11), с. 13, 59-60; Герштейн (8), с. 93-94; Dumas A., Impressions de voyage en Russie, v. 7, P., 1862, p. 117; Duchesne (1), p. 319-24.

МЯСКОВСКИЙ НИКОЛАЙ ЯКОВЛЕВИЧ

МЯСКОВСКИЙ Николай Яковлевич (1881-1950), сов. композитор. Автор одного из самых значит. вокальных циклов на стихи Л. Композитору особенно близка зрелая лирика Л. со свойственной ей глубиной мысли, мудрой простотой и человечностью. М. создал цикл из 12 романсов для голоса с фп. (в его сб.: Романсы, М., 1937): «Казачья колыбельная»; «Выхожу один я на дорогу»; «Нет, не тебя так пылко я люблю»; «К портрету» («Как мальчик кудрявый резва»); «Солнце» («Как солнце зимнее прекрасно»); «Они любили друг друга»; «В альбом» («Как одинокая гробница»); «Ты идешь на поле битвы»; «Она поет и - звуки тают»; «Не плачь, не плачь, мое дитя»; «Из альбома С. Н. Карамзиной»; «Прости! - мы не встретимся боле». По отзывам критики 1930-х гг., цикл М. представляет собою «лирику сильной и большой мысли, сложных психологических образов... Психологической тонкости лермонтовского цикла как нельзя лучше соответствует гибкая декламационность вокальной партии, фактурное и гармоническое богатство фортепианного сопровождения» (А. Громан). По мнению критики, лучшие романсы цикла - «Казачья колыбельная» и «Выхожу один я на дорогу».

Лит.: Гроссман В., Лермонт. романсы Мясковского, «Сов. иск-во», 1938, 2 окт. (то же, в кн.: Н. Я. Мясковский, Собр. материалов в 2-х тт., 2 изд., т. 1- Статьи. Очерки. Воспоминания, М., 1964, с. 140-43); Крейтнер Г., Вокальное творчество Н. Мясковского, «СМ», 1938, № 1; Громан А., О сов. романсе, там же, 1939, № 12, с. 74; Канн Е., М. Ю. Л. и музыка, [М.], 1939, с. 24-26; Кунин И., Н. Я. Мясковский. Жизнь и творчество в письмах, воспоминаниях, критич. отзывах, [М.], 1969, с. 130-31; История музыки народов СССР. 1932-1941, т. 2, М., 1970, с. 111-12; Скребкова-Филатова М., О романсах Мясковского, «Муз. жизнь», 1972, № 7, с. 15-16.

МЯТЛЕВ ИВАН ПЕТРОВИЧ

МЯТЛЕВ Иван Петрович (1796-1844), рус. поэт; автор поэмы «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею, дан л\'этранже» (1840-44), многочисленных шутливых, часто макаронических стихов, элегий. Пользовался большим успехом в близких Л. лит. салонах Карамзиных, В. Ф. Одоевского, А. О. Смирновой. Был дружен с А. С. Пушкиным, П. А. Вяземским, В. А. Жуковским. М. познакомился с Л. после возвращения в Россию из поездки по Европе (зима 1840). В это время М. часто выступал с чтением своей поэмы; у Карамзиных Л. слышал поэму в чтении автора. М. принадлежит стих. «Мадам Курдюкова Лермонтову», в к-ром он, выступая под маской своей «героини», говорит в восторженном тоне о поэзии Л. В ответ Л. написал стих. «В альбом автору «Курдюковой»» (в нек-рых изданиях озаглавлено «И. П. Мятлеву») и использовал мятлевскую манеру шуточно-макаронич. экспромта; к той же манере он обратился и в стих. «А. А. Углицкой» и в альбомном посвящении «А. А. Олениной». В стих. «Из альбома С. Н. Карамзиной» Л. шутливо, но сочувственно отметил «...Ишки Мятлева стихи». По мнению нек-рых исследователей, весь «мятлевский цикл» Л. (за исключением стих. «А. А. Олениной»), а также указанное стих. М. следует отнести к 1840, а не к 1841, как это принято в последних изданиях.

Мятлев Иван Петрович

И. П. Мятлев. Гравюра с портрета работы В. Ф. Тимма. 1840-е гг.

Соч. Стихотворения. Сенсации..., Л., 1969.

Лит.: Герштейн (5); Мануйлов (13), с. 228, 334-337.

Предыдущая страница Следующая страница
© 2000- NIV