Лермонтовская энциклопедия
Статьи на букву "П" (часть 2, "ПЕС"-"ПОД")

В начало словаря

По первой букве
0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "П" (часть 2, "ПЕС"-"ПОД")

"ПЕСНЯ" («НЕ ЗНАЮ, ОБМАНУТ ЛИ БЫЛ Я»)

«ПЕСНЯ» («Не знаю, обманут ли был я»), юношеское стих. Л. (1830-31), близкое к романсу. В ритмике стих. наблюдаются моменты, сближающие ее с фольклорной песенной ритмикой (гибкость метрики, смешение размеров - сочетание анапеста с амфибрахием и ямбом). Предметом лирич. изображения стало здесь не переживание по поводу неразделенной любви, а убежденность героя в истинности и значительности пережитой им любви-страдания, в важности того душевного опыта, к-рый открылся ему в равнодушии и холодности любимой и подготовил его общение со столь же равнодушным и холодным миром.

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, отд. 1, с. 85. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Дурылин (1), с. 26; Чичеров В. И., Л. и песня, «Лит-ра в школе», 1941, № 4, с. 85-86; Рубанович А., Песня в творчестве М. Ю. Л., альм. «Сибирь», 1972, № 5, С. 78-84.

"ПЕСНЯ" («СВЕТЛЫЙ ПРИЗРАК ДНЕЙ МИНУВШИХ»)

«ПЕСНЯ» («Светлый призрак дней минувших»), юношеское стих. Л. (1829). Название, совпадающее с жанровым обозначением, противопоставляло его традиц. лит. жанрам как образец нерегламентированной «свободной» поэзии, наделенной специфич. нац. чертами. Автограф «Песни» находится на одном листе с автографом «Русской мелодии»; по-видимому, Л. в то время стремился уяснить для себя жанровые отличия «песни» и «мелодии», придавая второй черты напевности, замедленной интонации, устойчивого ритма и, напротив, наделяя первую резкими ритмич. перебоями, чередованием мелодичных и отрывистых в интонац. отношении строк. Фольклоризм «Песни» сильно трансформирован в духе традиц. романса, а лирич. герой наделен мироощущением, характерным для раннего Л.: «Щеки бледностью, хоть молод! / Уж покрылись; / В сердце ненависть и холод / Водворились».

Автограф - ИРЛИ, тетр. II. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, с. 37. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Эйхенбаум (3), с. 31-32; Розанов И. (2), с. 461.

"ПЕСНЯ" («ЧТО В ПОЛЕ ЗА ПЫЛЬ ПЫЛИТ»)

«ПЕСНЯ» («Что в поле за пыль пылит»), запись рус. нар. песни о тат. плене, сделанная Л. (1830). Поэт, по-видимому, подверг текст незначит. правке, устранив характерные для нар. песен повторения строк. Запись Л. является одной из старших по времени и отличается особой поэтич. выразительностью (ср. «Денница», М., 1831, с. 132-34; И. Сахаров, Песни русского народа, ч. 4, СПБ, 1839, с. 389-99). Песня включена Л. в набросок плана историч. поэмы о Мстиславе Черном, задуманной в 1831. Песня была известна крестьянам с. Тарханы: в 1862 записан пересказ ее сюжета от А. И. Кормилицыной, слыхавшей песню от матери.

Первая муз. обработка песни принадлежит В. Ф. Одоевскому (История русской музыки в нотных образцах, М. - Л., 1952, с. 369). Известны 72 напева этой песни (см. Исторические песни XIII-XVI вв., М. - Л., 1960, с. 65, 559-62, 629).

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «Саратовский листок», 1875, № 256. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Владимиров, с. 10-11; Мендельсон, с. 173-75; Эйхенбаум (2), с. 32; Эйхенбаум (6), с. 329; Штокмар, с. 274-75; Елеонский С. Ф., Лит-ра и нар. творчество, М., 1956, с. 148-49; Водовозов, с. 20-21; Андреев-Кривич (6), с. 163-66, 174.

"ПЕСНЯ ПРО ЦАРЯ ИВАНА ВАСИЛЬЕВИЧА, МОЛОДОГО ОПРИЧНИКА И УДАЛОГО КУПЦА КАЛАШНИКОВА"

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПЕТЕРБУРГ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПЕТЕРГОФ

ПЕТЕРГОФ (с 1944 - Петродворец), город близ Петербурга (в 29 км), осн. Петром I в 1709 как летняя царская резиденция. Поблизости от П. находился военный лагерь, куда Л. выезжал в 1833 и 1834 на летние учения со Школой юнкеров. Жизнь в этом лагере Л. описал в письме к М. А. Лопухиной от 4 авг. 1833 (VI, 714). Сохранился рисунок Н. И. Поливанова, изображающий сцену в юнкерской палатке. Среди юнкеров - Л., Л. Н. Хомутов, И. Шаховской, Н. И. Поливанов, Н. С. Мартынов и др. Рис. датирован 6 июля 1834.

Е. А. Арсеньева лето 1833 и 1834 проводила в П. в одной из дач неподалеку от лагеря, чтобы ежедневно видеться с внуком. В эти годы в П. устраивались пышные празднества по случаю пребывания там Николая I. Особым приказом по Школе юнкеров от 2 июля 1833 был предусмотрен порядок присутствия юнкеров на таком празднике [Мануйлов (10), с. 51]. Одно из таких гуляний иронически описано Л. в поэме «Петергофский праздник».

Лит.: Анциферов, с. 103-06; Мануйлов (9), с. 63-64, 73-74; Меринский, в кн.: Воспоминания.

"ПЕТЕРГОФСКИЙ ПРАЗДНИК"

«ПЕТЕРГОФСКИЙ ПРАЗДНИК», см. Юнкерские поэмы.

ПЕТЕРСОН ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

ПЕТЕРСОН Дмитрий Васильевич (1813 - г. смерти неизв.), товарищ Л. по Пансиону. См. о нем в ст. "К П[етерсо]ну".

ПЕТРОВ-ВОДКИН КУЗЬМА СЕРГЕЕВИЧ

ПЕТРОВ-ВОДКИН Кузьма Сергеевич (1878-1939), рус. сов. художник. Ему принадлежит картина на тему поэмы «Демон» (масло; место хранения не установлено). Работал над илл. к поэме «Преступник» (выполнено неск. подготовит. рисунков; графит; одна илл. и виньетка были на Лермонт. выставке 1939 в ГРМ; место хранения оригиналов пока неизв.). Иллюстрировал балладу «Морская царевна» [тушь; илл. в двух вариантах и концовка; Ленинград, собрание О. В. Десницкой; опубл. в изд.: «М. Ю. Лермонтов. Каталог выставки в Ленинграде» (1941) и альбом «М. Ю. Лермонтов» (1964)]; художник увидел в лермонт. царевиче не отважного витязя, похваляющегося добычей перед лихими друзьями, но хрупкого целомудренного отрока.

ПЕТРОВСКИЙ ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

ПЕТРОВСКИЙ Дмитрий Васильевич (1892-1955), рус. сов. поэт. Первые его стихи о Л. относятся к 1916 («Вызов», «Казбек», «Реквием»). Кн. «В гостях у Лермонтова» (1936) как бы подводит итог теме, обозначенной в заглавии. В осн. циклы - «Реквием Лермонтову» и «Душа моя мрачна» - вошло более 40 стих., в к-рых П. пытается воссоздать образ Л. («Генерал», «Кавказ»), образы героев его произв. («Дом»), эпизоды из последних дней его жизни, историю дуэли и гибели («Погиб романтики той данник...», «Опять», «Распев», «Гаданье», «Пейзаж. Машук», «Предсмертное»). Позднее П. также обращался к образу Л. («Песня», 1941), вводя в свою лирику мотивы лермонт. стихов, посв. гл. обр. теме гражд. предназначения поэзии.

Соч. Избранное, М., 1957; Трепетное сердце, М., 1968.

Лит.: Фиш Г., «В гостях у Л.». [Рец.], «ЛО», 1936, № 7.

ПЕТРОВЫ

ПЕТРОВЫ, родственники Л. со стороны матери, семья, жившая в 30-40-е гг. в Ставрополе. Первые встречи Л. с семейством П. относятся к 1820 и 1825. В 1837 по дороге в Нижегородский драгун. полк Л. задержался в Ставрополе и постоянно бывал в доме П. С этой семьей поэт, возможно, встречался и в 1840. Дом П. привлекал Л. не только радушием и гостеприимством, но и живым интересом к иск-ву, лит-ре. Позднее, в 1847, в г. Галиче семейство П. осуществило первую постановку сцен из драмы Л. «Маскарад». Павел Иванович (1790-1871) с 1818 служил на Кавказе под нач. А.П. Ермолова; в 30-е гг. - ген.-майор, нач. штаба войск Кавк. линии и Черноморья. Дружба его с Ермоловым не прекращалась и в годы опалы прославленного генерала. Встречаясь с Павлом Ивановичем в 1837 в Ставрополе, Л. находил в нем не только родственника, но и интересного собеседника. При содействии Павла Ивановича, ведавшего назначениями и перемещениями в войсках, Л. был направлен за Кубань в отряд А.А. Вельяминова. В это время письма, адресованные Л., бабушка, по его просьбе, направляла на имя Павла Ивановича. У него хранились картина Л. «Вид города Мцхета» и автограф стих. «Смерть поэта», подаренные ему Л. в 1837. В 1840 поэт прислал ему автограф стих. «Последнее новоселье». Известно письмо Л. к Павлу Ивановичу от февр. 1838 (VI, 442); он упоминается в письме Л. к Е. А. Арсеньевой от июля 1837 (VI, 439-440). Сохранились два изображения Павла Ивановича на карандашном рисунке Л. «Сцены из ставропольской жизни» (Пермская худож. галерея). Его портрет (масло) работы неизв. художника хранится в Ивановском обл. музее (см. в изд.: ЛН, т. 45-46, с. 77). Другой портрет (масло), также работы неизв. художника, хранится в музее "Домик Лермонтова". Анна Акимовна (1802-36), урожд. Хастатова, двоюродная тетка Л., жена Павла Ивановича. Ее имя Л. упомянул в письме (1829) к М. А. Шан-Гирей (см. Шан-Гиреи, VI, 406), у к-рой Анна Акимовна с детьми гостила в это время в Апалихе. В 1837 поэт уже не застал ее в живых и, часто бывая в доме П., старался утешить Павла Ивановича в его горе. Аркадий Павлович (1825-95), сын Павла Ивановича и Анны Акимовны, впоследствии участник Крымской кампании, поэт-дилетант. В качестве Макарьевского уездного предводителя дворянства участвовал в проведении крест. реформы 1861. В любительской постановке «Маскарада» (1847) исполнял роль Арбенина. В 1837 Л. вписал в его детский альбом стих. «А. Петрову». Впервые точный текст этого посвящения появился в публикации Аркадия Павловича («РА», 1867, № 7, стлб. 1175; здесь же - краткие воспоминания о связях Л. с семьей П.). Посвятил стихи памяти Л. (М. Ю. Л. в рус. поэзии, сб. стихов, 1914, с. 57). В 1843 Е. А. Арсеньева подарила Аркадию Павловичу картину маслом работы Л. «Виды Кавказа». Екатерина Павловна (1820 - г. смерти неизв.), была замужем за С.О. Жигимондом, дочь Павла Ивановича и Анны Акимовны. По свидетельству ее сына, П. С. Жигмонта, в нач. 40-х гг. встречалась с Л. в Москве у Столыпиных. Обладала муз. способностями: сочиняла музыку ко всем домашним спектаклям. Написала романсы на стихи Л.: «Казачья колыбельная песня» и «Молитва». У нее хранились рисунок тушью (голова, напоминающая изображение герцога Лермы) и акв. портрет В. А. Лопухиной работы Л., подаренные ей поэтом. Екатерина Павловна упоминается в письмах Л. к М. А. Шан-Гирей и к Павлу Ивановичу (VI, 406, 422). Мария Павловна (р. 1822) и Варвара Павловна (была замужем за П. Я. Шкотом) - дочери Павла Ивановича и Анны Акимовны. Упоминаются в письме Л. к Павлу Ивановичу (VI, 442). Мария Павловна упомянута также в письме Л. к М. А. Шан-Гирей. В любительской постановке «Маскарада» (1847) исполняла роль Нины.

Лит.: Список посетителей и посетительниц Кавк. вод в 1825 году, «ОЗ», 1825, № 64, август, с. 269; Власов И., Л. в семье П. И. Петрова, в кн.: Лит. сб., I, Кострома, 1928, с. 3-10; его же, Смерть Пушкина и Л., «Пламя», Иваново, 1937, № 1, с. 28; Мануйлов (1), с. 123-24; Мануйлов (2), с. 48; Мануйлов (10), с. 82, 84, 89, 90; Ениколопов, с. 9; Р†офанов Д. М., М. Ю. Л. Новi матерiали про життя i творчiсть, Киïв, 1947, с. 27-43; Андреев-Кривич (2), с 79; Андроников (6), с. 252; Андроников (8), с. 129-30; Попов А. (2), с. 29-32, 54-102, 128-29; Богданова О. Э., Архивные материалы о П. И. Петрове - родственнике М. Ю. Л., в кн.: Сб. Ставроп., с. 271-87; [Прокопенко Л.], Кого рисовал М. Ю. Л.?, «Урал», 1962, № 4, с. 187; его же, Кто на рисунке Л.?, «Лит. Россия», 1980, 24 окт.; Недумов, с. 80-84; Топорков Ю., К иконографии современников М. Ю. Л., «Военно-историч. вестник», Париж, 1964, № 23, май; Сандомирская, с. 132, 136; Степанов Б., Рукой поэта, «Кавказская здравница» (Пятигорск), 1979, 20 окт.

ПЕТРОВ ЮРИЙ (ГЕОРГИЙ) НИКОЛАЕВИЧ

ПЕТРОВ Юрий (Георгий) Николаевич (1904-44), сов. художник. В 1940 выполнил серию иллюстраций к драмам Л. для изд. его соч. в Гослитиздате (изд. не было осуществлено в связи с началом войны). Художник погиб на Ленингр. фронте. Часть его илл. воспроизведена в «ЛН» № 43-44 (М., 1941). Рис. к «Испанцам» - «Фернандо и Альварец», «Эмилия и донна Мария», «Смерть Эмилии» (все листы - соус; ГРМ) - воспроизведены в кн.: М. Ю. Л., Собр. соч., т. 1-4, М., 1958. Это - одна из лучших серий илл. к романтич. драмам Л. Образы ее отличаются ярко выраженным нац. колоритом и остротой характеристик. В основу их положены непосредств. впечатления художника, к-рый в 1936-1939 был в Испании как воен. переводчик и сделал там мн. натурных набросков.

В том же изд. 1958 помещена сюита илл. П. к «Маскараду», созданная в 1940 (соус; ГРМ, собр. сестры художника Н. Н. Петровой; один из сюжетов - «Арбенин на балу» - имеется в автолитографии). В том же изд. воспроизведены и 2 илл. П. к драме «Два брата»: «Свидание Александра и Веры» (соус; ГРМ) и «Смерть Дмитрия Петровича» (соус; собр. Н. Н. Петровой). Илл. П. экспрессивны, решаются как мизансцены. Они принадлежат к числу лучших иллюстраций к соч. Л.

Лит.: Самохвалов А., Художник-боец, «Ленинград», 1945, № 17-18; Графика Юрия Петрова. [Вступ. ст. И. Гинзбург], Л., 1947, с. 11-12; Корнилов П., Л. и изобразит. иск-во, «Нева», 1964, № 10.

ПЕТУХОВ ОНИСИФОР МИХАЙЛОВИЧ

ПЕТУХОВ Онисифор Михайлович (ок. 1802-80), преподаватель математики и военной топографии в Школе юнкеров. По словам его сына, во время пребывания Л. в Школе П. давал ему частные уроки. По окончании выпускных экзаменов Е. А. Арсеньева, «довольная трудами» П., подарила ему бювар (портфель) собств. работы с дарит. посланием. Хранился в ИРЛИ, утрачен во время Великой Отечеств. войны; рис. см. в ЛН, т. 45-46, с. 645, 647.

Лит.: Потто (1), Приложения, с. 20, 21; Петухов М., Е. А. Арсеньева, бабка поэта М. Ю. Л., «РС», 1884, № 7, с. 122; Воспоминания генерал-адъютанта И. В. Анненкова, «Наша старина», 1917, № 3, с. 46; Описание ИРЛИ, с. 337.

"ПЕЧАЛЬ В МОИХ ПЕСНЯХ, НО ЧТО ЗА НУЖДА?"

«ПЕЧАЛЬ В МОИХ ПЕСНЯХ, НО ЧТО ЗА НУЖДА?», см. «К*».

ПИЛЬНЯК БОРИС АНДРЕЕВИЧ

ПИЛЬНЯК (псевд.; наст. фам. - Вогау) Борис Андреевич (1894-1941), рус. сов. писатель. В 1928 опубл. повесть «Штосс в жизнь» - о двух последних годах жизни Л., о его гибели и об участи его убийцы. Создавая трагич. образ Л., П. причудливо чередует два временных плана: «полосатоверстая...николаевская Россия», Кавказ, каким знал его Л., с одной стороны, и лермонт. места того времени, когда создавалась повесть, - с другой. Сопереживание автора своему герою раскрывается в снах о поэте, в мысленных диалогах с ним («чокнуться временем сердца о сердце»). Прибегая к приему монтажа, П. наряду с вымышленными, порой фантастич. мотивами широко вводит в текст повести документы, связанные с кавк. кампанией, переписку Л., протокол следств. комиссии о дуэли и др. Название произв. навеяно неоконч. повестью Л. «Штосс», к-рую автор реконструирует на свой лад, дописывая концовку. В произв. цитируются «Валерик», «Выхожу один я на дорогу», дан вольный пересказ автобиографич. отрывка Л. «Я в Тифлисе...», упоминаются персонажи «Героя нашего времени», дается субъективная трактовка «человеческого демона» как гордой, сильной личности, «то есть гения, которого искал Лермонтов».

Соч. Штосс в жизнь, «Кр. новь», 1928, № 10.

ПИМЕНОВА ЕКАТЕРИНА ЕГОРОВНА

ПИМЕНОВА Екатерина Егоровна (1816 - после 1860), воспитанница балетного отд. Петерб. театрального уч-ща (выпуск 1836), затем танцовщица. В сер. авг. 1836 Л. и А. А. Столыпин (Монго) отправились верхом из Царского Села на дачу к П. близ Красного кабачка на Петергофской дороге, но были застигнуты там ее покровителем - откупщиком Моисеевым и его приятелями. Поездка описана Л. в поэме «Монго».

Лит.: Висковатый, с. 201-02; Мануйлов (9), с. 130-32; Столыпин и Васильев, в кн.: Воспоминания; Бурнашев В. П., там же.

"ПИР"

«ПИР», одно из немногих анакреонтич. стих. Л. (1829). Обращено к М. И. Сабурову (см. Сабуровы). Общие мотивы анакреонтич. поэзии 1810-х гг. воспринимались Л., по-видимому, через «Опыты в стихах и прозе» (1817) К. Н. Батюшкова, к поэзии к-рого восходит центр. образ стих.: беззаботный «любимец Феба», наслаждающийся дружбой, любовью, поэзией. К Батюшкову («Беседка муз», 1817) ведет и поэтич. фразеология стихотворения. Его 2-й стих - цитата из «Евгения Онегина» А. С. Пушкина (гл. 6, строфа VII).

Автограф - ИРЛИ, тетр. II. В автографе позднейшая помета Л.: «К Сабурову. (Как он не понимал моего пылкого сердца?)». Впервые - «ОЗ», 1859, № 7, отд. I, с. 14. Датируется по нахождению в тетради.

Лит.: Нейман (1), с. 65-66; Вацуро (1), с. 47; Пейсахович (1), с. 433.

"ПИР АСМОДЕЯ"

«ПИР АСМОДЕЯ», юношеское стих. Л. (1830-31). Как указывает подзаголовок («сатира»), стих. представляет собой опыт общественно-политич. сатиры. От эзопова языка «Жалоб турка», от сатирич. «светской хроники» («Булевар») поэт переходит здесь к сатире в собств. смысле слова, где сюжетная ситуация - праздник у Мефистофеля, к-рому демоны подносят свои дары, - позволяет автору обличить человеческие пороки и проявления социального зла. Выступление первого демона содержит в себе нравств. тему («...про эти бесконечные измены»). В словах второго - отклик на революц. события 1830; ср. стих. «10 июля (1830)» и «30 июля. - (Париж). 1830 года». Поведение «царей», когда они услышали про «вино свободы» («Тут все цари невольно взбеленились, / С тарелками вскочили с мест своих»), равно как и само их присутствие на пиру у сатаны (включая Павла I, имя к-рого заменено в рукописи звездочками, но вполне ясно обнаруживается рифмой), недвусмысленно свидетельствуют об отношении юного Л. к самодержавному деспотизму. Рассказ третьего демона является откликом на эпидемию холеры и холерные бунты (ср. стих. «Чума», «Чума в Саратове»). Как в содержании, так и в строфике (октавы) стих. имеет общие черты с «Видением суда» Дж. Байрона. Сатирич. иерархия бесов встречается и в зрелом творчестве Л. (поэмы «Сашка», «Сказка для детей»).

Стих. иллюстрировал Д. Митрохин. Автограф. неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, с. 145-47. Датируется кон. 1830 или нач. 1831 по содержанию и положению в тетради.

Лит.: Розанов М., с. 378; Нольман, с. 471-72; Эйхенбаум (12), с. 321; Уманская (1), с. 27.

ПИСАРЕВ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ

ПИСАРЕВ Дмитрий Иванович (1840-68), рус. публицист и лит. критик, революц. демократ. Призыв П. к «разрушению эстетики», его утилитарный подход к рус. лит-ре 1-й пол. 19 в. определили отношение к Л. как поэту вчерашнего дня. Такая оценка относилась не столько персонально к Л., сколько к лит-ре его времени, по мнению критика, «аристократической» и недостаточно народной (ст. «Народные книжки», 1862). В дальнейшем, когда вполне сложился «эстетический нигилизм» П.-критика, он, отрицая существование «замечательных поэтов» в рус. поэзии, полагал, что в ней возможны лишь «зародыши поэтов» либо «пародии на поэтов»; причислив к последним В. А. Жуковского и А. С. Пушкина, П. отнес Л., вместе с Н. В. Гоголем, А. И. Полежаевым, И. А. Крыловым и А. С. Грибоедовым, к первым, видя в них «зачатки разумного миросозерцания» («Реалисты», 1864).

Пренебрежительно отзываясь о поэзии Л. («Вы восхищаетесь «Демоном» Лермонтова?- Посмотрите, что это за бессмыслица», III, 73), П. высоко оценил роман «Герой нашего времени». Он относил его к числу произв., в к-рых отразилась «внутренняя, духовная жизнь эпохи» и к-рые как историч. свидетельство «стоят наряду с драгоценнейшими историческими памятниками». В Печорине П. видел одного из «лучших представителей прошлого поколения», пораженного «болезнью века» (ст. «Дворянское гнездо», 1859). Позднее, когда роман И. С. Тургенева «Отцы и дети» дал П. материал для обсуждения нового «героя времени» - Базарова, критик в ряду лит. предшественников этого образа, в к-рых «...в прошлые десятилетия, молодое поколение узнавало черты своей умственной физиономии», называл и Печорина: «у Печориных есть воля без знания, у Рудиных - знание без воли; у Базаровых есть и знание и воля, мысль и дело сливаются в одно твердое целое» («Базаров», 1862). Даже остроту антагонизма между поколениями печориных и базаровых он объясняет тем, что те и другие «выделываются из одного материала» («Реалисты»). Бездеятельность печориных (в числе которых П. видел и Л.), скепсис, «скука...и русское донжуанство» критик отчасти оправдывал безысходностью историч. положения: «...Печориным не было никакого выбора, и постоянная их праздность нисколько не может служить доказательством их умственной хилости. Даже напротив того» (III, 33).

Соч. Соч., т. 1-4, М., 1955-56; т. 1, с. 20, 59; т. 2, с. 15-17, 21, 22-24; т. 3, с. 31-33, 73, 108; т. 4, с. 267.

Лит.: Дотцауэр М., Л. в оценке Чернышевского и его современников, «Уч. зап. Саратов. пед. ин-та», 1940, в. 5, с. 103-06; Эльсберг, с. 819-23; Михайлова Е. (2), с. 24, 26-28; Найдич (3), с. 180-81.

ПИСЕМСКИЙ АЛЕКСЕЙ ФЕОФИЛАКТОВИЧ

ПИСЕМСКИЙ Алексей Феофилактович (1821-81), рус. писатель. Знаток рус. провинц. и сел. жизни, П. в ее изображении сознавал себя сторонником пушкинской объективности, чуждой дидактизма; по его мнению, она свойственна и Л., нарисовавшему «Героя нашего времени» «неотразимо крупными чертами» (IX, 596). В произв. П. творчество Л. отразилось двояко. Герои его романов 50-60-х гг. являют собою как бы худож. исследование «печоринства» в сниженном его варианте как заметного явления рус. провинц. жизни 40-х гг.; таковы Батманов («M-r Батманов», 1851), отчасти Бахтияров («Тюфяк», 1850), Салов («Люди сороковых годов», 1869) и др. О Батманове сам П. писал М. П. Погодину в 1851: «Это великая личность Печорина, сведенная с ходуль на землю». Неудержимо страстную натуру своих героинь - Елены Жиглинской («В водовороте», 1871) и Екатерины Петровны («Масоны», 1880) П. характеризовал поэтич. формулами «Сказки для детей». Во мн. произв. П. отразилось характерное для 40-х гг. читательское увлечение Л.; герои П. читают Л. («Брак по страсти», 1851; «Мещане», 1877; «Масоны»), цитируют его стихи («Боярщина», 1858; «В водовороте»), ссылкой на произв. Л. мотивируют свое поведение («Люди сороковых годов»).

Соч. Собр. соч., т. 1-9, М., 1959; т. 1, с. 79; т. 2, с. 42, 133; т. 3, с. 49-50; т. 4, с. 251, 302; т. 5, с. 24, 94; т. 6, с. 290, 446; т. 7, с. 166; т. 8, с. 285; т. 9, с. 11, 596; Письма, М. - Л., 1936, с. 524.

Лит.: Кирпичников А. И., Очерки по истории новой рус. лит-ры, СПБ, 1896, с. 287-88; Зелинский В. В., А. Ф. Писемский, в кн.: Писемский А. Ф., Полн. собр. соч., т. 1, СПБ, 1910, с. 44-45; Розанов И. (1), с. 285-86; Дурылин (3), с. 169-70; Лотман Л. М., Писемский - романист, в кн.: История рус. романа, т. 2, М. - Л., 1964, с. 123, 128.

ПИСЬМА ЛЕРМОНТОВА

Статья большая, находится на отдельной странице.

"ПИСЬМО"

«ПИСЬМО», юношеское стих. Л. (1829). Здесь впервые появился мотив загробной любви, к к-рому впоследствии Л. обращался неоднократно (ср. «Любовь мертвеца»). Тематически (обращение умирающего поэта к возлюбленной) «Письмо» близко «Привидению» К. Н. Батюшкова (1810); отмечены и текстуальные совпадения; в то же время легкая грусть батюшковской элегии сменяется у Л. мрачным, трагич. колоритом. Указывалось на сходство «Письма» со стих. А. Мицкевича «Прочь с моих глаз!».

Автограф - ИРЛИ, тетр. II. В автографе - позднейшая приписка Л.: «Это вздор». Впервые, частично, - «ОЗ», 1859, № 7, с. 17-18 (восьмистишие, составл. из 21-23, 25-30 строк; опубл. С. С. Дудышкиным). Полностью - «РС», 1872, т. 5, № 2, с. 290-91. Датируется по нахождению в тетради.

Лит.: Эйхенбаум (5), т. 1, с. 427-28; Федоров (1), с. 200-01; Розанов И. (3), с. 35; Вацуро (1), с. 50-51; Пейсахович (1), с. 435.

ПЛАКСИН ВАСИЛИЙ ТИМОФЕЕВИЧ

ПЛАКСИН Василий Тимофеевич (1795-1869), преподаватель рус. яз. и лит-ры в Школе юнкеров, критик. С 1829 выступал с рецензиями на худож. произв. и учебные пособия; преподавал в воен. уч-щах и Академии художеств. По словам П., он познакомился с произв. Л. в 1832-34 еще в рукописи (стихи, «Демон») и в качестве учителя делал свои замечания. Н. Н. Манвелов вспоминает, что, прочитав поэму «Хаджи Абрек», П. с кафедры приветствовал в Л. «будущего поэта России» (в кн.: Воспоминания). По заданию П. было написано соч. Л. «Панорама Москвы». Ученич. тетрадь Л. «Лекции из военного слова» (ГПБ, Собр. рукоп. М. Ю. Л., № 31) представляют собой конспект лекций П., почти дословно совпадающий с изд. им в 1832 «Кратким курсом словесности, приспособленным к прозаич. сочинениям». Позднее П. вспоминал, что «рано провидел» в Л. «необыкновенное поэтическое дарование» (М. И. Семевский, А. А. Бильдерлинг). Критич. направление зрелого Л. оценивалось П. отрицательно; в «Герое нашего времени» он видел «верный список с самой дурной натуры, которая не стоит искусства». Рис. (карандаш), на к-ром Л. изображен в классе у кафедры, где стоит П., работы Е. Бектабегова (1915), хранится в музее ИРЛИ; см. в кн.: Пахомов (2), с. 192.

Соч. Руководство к изучению истории рус. лит-ры, 2 изд., СПБ, 1846, с. 396-99; «Соч. Лермонтова, т. 1-2», [Рец.], «Сев. обозрение», 1848, № 3, отд. 5, с. 1-20; Голос за прошедшее, в кн.: Сб. лит. статей, посв. рус. писателями памяти...А. Ф. Смирдина, т. 1, СПБ, 1858, с. 304-05.

Лит.: <Семевский М. И.>, Биографич. заметка о В. Т. Плаксине, «РС», 1880, т. 29, № 11, с. 761-64; Бильдерлинг, 1890, с. 592-93; Добролюбов, т. 2, с. 421-422; Назарова (4).

ПЛАНЫ. НАБРОСКИ. СЮЖЕТЫ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПЛАТЕН АВГУСТ ФОН

ПЛАТЕН (Platen) Август фон (1796-1835), нем. поэт. Начинал как романтик, впоследствии от романтизма отошел. Л. воспользовался темой его юношеского стих. «Незабудка» («Vergißmeinnicht», 1813) в своем одноим. стихотворении.

Лит.: Семенов Л. П., Об источнике стих. Л. «Незабудка», «Уч. зап. Сев.-Осет. гос. пед. ин-та», 1942, т. 3 (16), с. 17-21.

ПЛАУТИН НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ

ПЛАУТИН Николай Федорович (1794-1866), ген.-майор, в 1839-41 - командир л.-гв. Гусарского полка. В 20-х числах февр. 1840 потребовал от Л. объяснения обстоятельств дуэли с Э. Барантом, о чем известно из письма к нему поэта (VI, 451). 19 марта П. препроводил в комиссию воен. суда два кондуитных и один формулярный список Л. Одобрил приговор военно-судной комиссии; в заключение писал: «полагал бы подсудимого...разжаловать в рядовые впредь до отличной выслуги» [Мануйлов (10), с. 124].

Портреты П. (акв.) работы А. Клюндера в ГЛМ и в Воронежской обл. музее изобр. иск-в.

Лит.: Манзей, ч. 3, с. 10, 82-83; Точные сведения о первой дуэли Л., за к-рую он был сослан на Кавказ, «Век», 1862, № 3, с. 57-59; Щеголев, в. 2, с. 33; П<ахомов> Н. П., Новые портреты Л., «Огонек», 1939, № 25-26, с. 26; Зильберштейн, с. 28; Описание ИРЛИ, с. 106; Мануйлов (10), с. 116-21; Столыпин, Васильев, в кн.: Воспоминания; Окунев, с. 167, 175, 180, 186; Окунев Б. Г., Портреты однополчан М. Ю. Л., в кн.: Записки воронежских краеведов, в. 1, Воронеж, 1979, с. 44-61.

"ПЛАЧЬ! ПЛАЧЬ! ИЗРАИЛЯ НАРОД"

«ПЛАЧЬ! ПЛАЧЬ! ИЗРАИЛЯ НАРОД» (1830), по-видимому, первонач. набросок «Еврейской мелодии», включенной Л. в 3-е д. драмы «Испанцы». Варьирует темы «Еврейских мелодий» Дж. Байрона, восходящих к 136 псалму и оплакивающих падение Иудеи. Эти мелодии, как и самый псалом, после 14 дек. 1825 получили особую популярность в рус. лит-ре и наполнялись обычно аллюзионным гражд. содержанием (Ф. Н. Глинка, Н. М. Языков, В. Н. Григорьев и др.).

Автограф - ИРЛИ, тетр. VIII. Впервые - Соч. под ред. Ефремова, т. 2, 1880, с. 176. Датируется авг. 1830 по положению в тетради.

Лит.: Гречишникова; Пейсахович (1), с. 433, 470.

"ПЛЕННЫЙ РЫЦАРЬ"

«ПЛЕННЫЙ РЫЦАРЬ», стих. зрелого Л. (1840?). Тематически связано с более ранними стих. тюремного цикла - «Желаньем», «Узником». Принято считать, что это стих., как и «Соседка», написано Л. во время ареста за дуэль с Э. Барантом. В стих. использована образность, фразеология и ритмико-интонац. структура т. н. «рыцарской баллады». Однако ее традиции получают здесь своеобразное преломление. В отличие от баллады, «Пленный рыцарь» лишен сюжетного развития, реалии же стих. становятся символами: «Быстрое время - мой конь неизменный, / Шлема забрало - решетка бойницы, / Каменный панцирь - высокие стены, / Щит мой - чугунные двери темницы». Осознание рыцарем, облаченным в подобные «доспехи», своего бессилия, абсолютной несвободы вносит в его монолог оттенок горькой самоиронии, к-рая преодолевается в последней строфе, где в соответствии с этич. кодексом рыцаря герой выражает стоическую готовность принять смерть, встретить ее лицом к лицу: «Смерть, как приедем, подержит мне стремя; / Слезу и сдерну с лица я забрало». Если в др. стихах тюремного цикла выход из заточения герой видел в свободе, то неразрешимость трагич. ситуации «пленного рыцаря» в том, что единств. выходом из темницы оказывается смерть, только к ней мчится «летучее время» и к ней устремлено сознание героя стихотворения. Вольная жизнь и в этом стих. выступает как безусловная ценность, но она уже недоступна «пленному рыцарю», ибо внутр. связь с нею прервана (2-я строфа). Именно поэтому герою «больно и стыдно» наблюдать из своей тюрьмы, как «в небе играют все вольные птицы» (1-я строфа). Их свобода, с одной стороны, противопоставлена абсолютной неподвижности закованного в каменные доспехи рыцаря, а с другой - движению «коня-времени» к смерти в конце стих., что создает скрытую кольцевую композицию (свобода-воля и свобода-смерть) и усиливает ощущение герметич. замкнутости самой мысли лирич. героя, движущейся в кругу трагич. парадоксов, безысходности его жизн. ситуации.

«Пленный рыцарь» - заключительный и вершинный этап эволюции «тюремной темы» в лирике Л. Как в «Узнике» и др. стихах тюремного цикла, стих. представляет собой монолог героя, но в отличие от них включенного в историч. время: строй его чувств и мышление опирается на систему представлений зап.-европ. средневековья, хотя и слабо конкретизированную: ей принадлежат и упоминание о «молитве», и «песня во славу любезной» в устах рыцаря, вплоть до образа смерти в виде оруженосца, держащего стремя. Символико-аллегорич. природа стих., однако, прежде всего выражена самой худож. структурой: в строфах 2-4-й происходит постепенная метафоризация реалий: рыцарское вооружение (шлем, панцирь, щит) превращается в 3-м четверостишии в аллегорич. описание тюрьмы, к-рое в последней строфе перерастает в аллегорию смерти. Связь между последовательными ступенями метафоризации подчеркнута анафорич. подхватами, внутр. параллелизмом образов: центр. образы стих. (панцирь, щит, конь) повторяются в последующих четверостишиях, получая худож. развитие и толкование. Четырехстопный дактиль со сплошной женской рифмой, без переносов, с повторяющимися синтаксич. структурами придает стих. монотонную напевность, во многом определяющую его эмоциональный колорит.

Стих. иллюстрировали М. А. Зичи, В. М. Конашевич.

Положили на музыку: Ц. А. Кюи, С. Д. Волков-Давыдов, А. А. Дерфельдт и др.

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ (тетрадь XV). Впервые - «ОЗ», 1841, № 8, отд. III, с. 268. Э. Герштейн относит стих. к 1841 - по связи со стихами этого времени, объединенными темой смерти («Любовь мертвеца», «Сон» и др.).

Лит.: Здобнов, с. 260; Гинзбург (1), с. 71; Шувалов (4), с. 291; Усок (1), с. 164-65; Герштейн (8), с. 342-43; Пейсахович (1), с. 443; Коровин (4), с. 74-75.

ПЛЕТНЁВ ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ

ПЛЕТНЁВ Петр Александрович (1792-1865), рус. критик и поэт, ректор (1840-61) Петерб. ун-та. Близкий друг и издатель А. С. Пушкина, ред. журн. «Современник» (1838-46); лично знал Л., встречаясь с ним у Карамзиных и В. Ф. Одоевского. К Л.-человеку относился без приязни, но выход сборника стихов и романа Л. встретил весьма сочувственно. В анонимном отзыве («Совр.», 1840, т. XIX) сопоставил «Героя нашего времени» с повестью Н. М. Карамзина «Рыцарь нашего времени», признав, что оба произв. отмечены

«печатью истинного таланта» и приняли «на себя живые, яркие краски эпохи их создания». Советуя Я. К. Гроту перевести роман на швед. яз., П. отмечал: «Бэла» и «Максим Максимыч» «прелестны», «Фаталист» и «Тамань» «не без интересу», но «Княжна Мери» - «даже несносна»: все лица «ни на что непохожи», и все оттого, что автор «почитает за верх ума презрение к женитьбе» (письмо от 21.IX.1840). В анонимном отзыве на сб. «Стихотворения», 1840 («Совр.», 1841, т. XXI) П. характеризует Л. как «истинного поэта», язык к-рого «совершенно повинуется требованиям воображения его, глубокомыслия и мечтательности...Издание стихотворений его возбуждает много утешительного по двум особенно обстоятельствам: во-первых, перебирая пьесы его, чувствуешь, как он заметно совершенствуется - доказательство, что поэзия составляет сущность его внутренней жизни; во-вторых, он нисколько неодносторонен - преимущество, которым немногие могут похвалиться».

В дальнейшем, однако, критич. отношение П. к Л. усиливается, что явилось в значит. мере реакцией на восторженные оценки В. Г. Белинского; он не приемлет резкого критицизма (особенно в «Думе»), байронич. разочарования («ругать и презирать человечество»), отрицания высшего смысла жизни («глупой шутки»). Мнение Белинского о «мировой гениальности» Л. казалось ему глупым (Л. «далеко и до Языкова, не только до Баратынского»); он акцентировал несамобытность Л. («следовал» за Пушкиным и Дж. Байроном), повторил мнение Е. А. Баратынского о зависимости прозы Л. от франц. прозы (Э. Сю, О. Бальзак) и обвинил Л. (вместе со всем «учением» «ОЗ») в тенденциозности - стремлении подчинять иск-во политич. идеям, особенно французским (письмо от 30.IX.1844). Однако и в эти годы П. с «удовольствием» читал «сказку о купце Калашникове».

Соч. Соч. и переписка, т. 2, СПБ, 1885, с. 193, 295, 304, 362; Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым, т. 1-3, СПБ, 1896 (по указат.).

Лит.: Барсуков Н. П., Жизнь и труды М. П. Погодина, т. 11, СПБ, 1897, с. 312, 414; Семинарий, с. 25-26; Карху Э., Финлянд. лит-ра и Россия. 1800-1850, Тал., 1962, с. 277-78; Герштейн (8), с. 66-67.

ПЛЕЩЕЕВ АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

ПЛЕЩЕЕВ Алексей Николаевич (1825-93), рус. писатель, критик; участник кружка М. В. Петрашевского. Учился в Школе юнкеров. Влияние Л. особенно ощутимо в творчестве П. 40-х гг. В духе социально-утопич. воззрений Ш. Фурье и Ф. Ламенне развивал тему лермонт. «Пророка» в стих. «Любовь певца» (1845), «Поэту» (1846), «Сон» (1846), «Вперед! без страха и сомненья...» (1846), ставших своего рода поэтич. манифестами петрашевцев. Гражданским настроениям П. близки и мотивы «Думы» Л., отразившиеся в стих. П. «Дума» (1844), «Еще один великий голос смолк» (1852). Прямое воздействие на П. оказала интимная лирика Л. [см. «Сосед» (1845), «На память» (1844), «При посылке рафаэлевой мадонны» (1853)]. Эпиграфы из Л. предпосланы ряду стихотв. и прозаич. сочинений П. В письме от 26 февр. 1883 И. Л. Леонтьеву П. цитирует стих. Л. «Я не хочу, чтоб свет узнал». Мотивы «Маскарада» присутствуют (в мелодраматич. варианте) в повести П. «Дружеские советы» (1849). В повестях «Пашинцев» (1859), «Две карьеры» (1859), «Призвание» (1860) П. вслед за М. Е. Салтыковым-Щедриным («Губернские очерки») сатирически изображает «провинциальное печоринство». Л. - любимый поэт героев повестей и рассказов П.: Буднева («Буднев», 1857), Поземцева («Призвание», 1859), Зверевой («Литературный вечер», 1861).

Лит.: Майков В., Стихотворения А. Плещеева, в его кн.: Критич. опыты, СПБ, 1891, с. 129-35; Розанов И. (1), с. 250-52; Жданов В. В., Поэты кружка петрашевцев, в кн.: Поэты-петрашевцы, Л., 1957, с. 37-40; Федоров А., А. Н. Плещеев, в кн.: Плещеев А. Н., Стихотворения, Л., 1950, с. XIII-XV.

ПЛУТАРХ

ПЛУТАРХ (Πλούταρχος) из Херонеи (ок. 46 - ок. 127), греч. философ и историк. Автор морально-филос. сочинений и 50 биографий, в т.ч. 46 «Параллельных жизнеописаний» выдающихся деятелей Греции и Рима. В России известен с сер. 18 в. Декабристы вслед за деятелями франц. бурж. революции видели в его соч. прославление респ. идей и гражд. добродетелей. Неоднократно к нему обращался А. С. Пушкин. Европ. драматурги, начиная с У. Шекспира, черпали из биографий П. сюжеты для своих трагедий.

В 1831 Л. записал в тетради: «Memor: написать трагедию: Марий, из Плутарха...» - и набросал ее план (VI, 375). Его заинтересовал мрачный, жестокий и мстительный характер рим. полководца Мария (ок. 157-86 до н. э.), превратности его судьбы: от могущества и славы он пришел к последней степени унижения и позора. В план трагедии (см. Планы. Наброски. Сюжеты) Л. включил только драм. события последних лет жизни Мария. В своем плане Л. не выходил за пределы сообщений П., за исключением 5-го д., в финал к-рого он ввел тень умершего Мария-отца, повелевающего Марию-сыну покончить с собой и тем прекратить их род (прием, видимо, заимствован из «Гамлета» Шекспира). Замысел Л. остался неосуществленным.

Соч. в рус. пер.: Плутарховы сравнительные жизнеописания славных мужей, ч. 1-13, СПБ, 1814-20.

Лит.: Краков А., с. 13-21.

ПЛЮСКОВА НАТАЛИЯ ЯКОВЛЕВНА

ПЛЮСКОВА Наталия Яковлевна (ок. 1780-1845), фрейлина, близкая к лит. кругам. К ней обращено известное политич. стих. А. С. Пушкина «К Н. Я. Плюсковой» (1818). Л. познакомился с П. 3 авг. 1839 у Карамзиных, о чем С. Н. Карамзина 8 авг. писала Е. Н. Мещерской.

Лит.: Мануйлов (13), с. 365-67.

ПОБЕДОНОСЦЕВ ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ

ПОБЕДОНОСЦЕВ Петр Васильевич (1771-1843), экстраординарный профессор росс. словесности в Моск. ун-те. Был в числе экзаменаторов Л. при поступлении в Моск. ун-т, подписал донесение в правление ун-та о том, что Л. «...нашли...способным к слушанию профессорских лекций...». Впоследствии поэт скучал на бессодержат. и монотонных лекциях П., консервативные взгляды и академич. педантизм к-рого привели к конфликту между ним и Л. на репетиции (заключит. занятие по курсу перед публичным экзаменом): на заданный П. вопрос Л. отвечал уверенно и более подробно, чем требовалось по программе, объяснив, что он пользуется книгами «из своей собственной библиотеки, содержащей все, вновь выходящее», в т.ч. и «на иностранных языках» (П. Ф. Вистенгоф). Этот дерзкий ответ Л. был по существу правильным. На публичные экзамены Л. не явился (ср. рассказ о занятиях Жоржа Печорина в Моск. ун-те в «Княгине Лиговской») и затем подал прошение об увольнении из ун-та.

Лит.: Висковатый, с. 133-34; Бродский (5), с. 236, 242, 244-45; Иванова Т. (2), с. 144; Мануйлов (10), с. 70; Вистенгоф, в кн.: Воспоминания.

"ПОВЕРЮ ЛЬ Я, ЧТОБ ВЫ ХОТЕЛИ"

«ПОВЕРЮ ЛЬ Я, ЧТОБ ВЫ ХОТЕЛИ» (Щербатовой), см. Новогодние мадригалы и эпиграммы.

"ПОГАСНУЛ ДЕНЬ НА ВЫШИНАХ НЕБЕСНЫХ"

«ПОГАСНУЛ ДЕНЬ НА ВЫШИНАХ НЕБЕСНЫХ», см. "Сосед".

ПОГОДИН МИХАИЛ ПЕТРОВИЧ

ПОГОДИН Михаил Петрович (1800-75), рус. историк, писатель, публицист, преподаватель Моск. ун-та (с 1825); ред. «Московского вестника» (1827-30), «Москвитянина» (1841-56). Интенсивно общался и переписывался с А. С. Пушкиным. С кон. 30-х гг. - деятель правого крыла славянофильства. Экзаменовал Л. по истории при поступлении в Моск. ун-т (см. ЛН, т. 45-46, с. 249). Первому курсу П. читал историю средних веков; судя по результатам экзаменов, Л. уделял лекциям П. больше внимания, чем др. предметам.

Л. был 9 мая 1840 в доме П. на именинном обеде в честь Н. В. Гоголя и читал там отрывки из «Мцыри».

В «Москвитянине» были опубл. критич. разборы произв. Л., во многом полемич. характера; в мае 1841 Л. передал П. (через Ю. Ф. Самарина) стих. «Спор» для публикации в журнале.

Мотивы лермонт. демонизма не встречали сочувствия у П. (очевидно, в силу его религ. убеждений). В 1846, полемизируя с В. Г. Белинским, П. нарочито карикатурно излагал его т.з. на творч. судьбы Пушкина и Л.:«Пушкин начал было хорошо, и встретился с демоном, но испугавшись отошел от него прочь, и тем испортил все дело, а Лермонтов с ним подружился, и сделался первым поэтом» («Москвитянин», 1846, ч. III, № 5, с. 165). В 1848 к аналогичному изложению П. добавил, что саму идею разных «встреч» поэтов с демоном Белинский заимствовал у Ж. Занд (там же, 1848, ч. IV, № 8, Критика, с. 43-44). В 1843 Ив. Бецкий приобрел в Харькове для коллекции П. «рукописи собственноручные Лермонтова»; в собрании П. имелся портрет Л., копия, написанная Кеппеном (утрачена).

Лит.: Барсуков Н. П., Жизнь и труды М. П. Погодина, кн. 1-22, СПБ, 1888-1910 (по указат. в т. 22); Корсаков Д. А., Погодин, в кн.: Рус. биографич. словарь, т. 14, СПБ, 1905; Бродский (5), с. 236-41; Гиллельсон (3); Заславский И. Я., Автографы Л. в ред. «Молодика», в кн.: Сб. Ленинград.

ПОДКУМОК

ПОДКУМОК, река, правый приток р. Кумы на Сев. Кавказе, на к-рой расположены Кисловодск, Ессентуки и Пятигорск. Жившие здесь тюркские народы (ногайцы и др.) называли Куму рекой Гум (букв. - «песок»). П. для Л. - неотъемлемая часть хорошо знакомого и любимого им Пятигорья, связанного с воспоминаниями детства: «Давным-давно у чистых вод, / Где по кремням Подкумок мчится, /...Близ рубежа чужой земли / Аулы мирные цвели...» («Измаил-Бей»). Л. упоминает П. также в поэме «Аул Бастунджи», в повести «Княжна Мери». Будучи в Кисловодске в 1837, 1840-41, поэт не раз ездил верхом в Ессентуки и Пятигорск по берегу П. и описал эту дорогу в «Княжне Мери».

Предыдущая страница Следующая страница
© 2000- NIV