Лермонтовская энциклопедия
Статьи на букву "С" (часть 2, "СКА"-"СОС")

В начало словаря

По первой букве
0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "С" (часть 2, "СКА"-"СОС")

"СКАЗКА ДЛЯ ДЕТЕЙ"

Статья большая, находится на отдельной странице.

"СКЛОНИСЬ КО МНЕ, КРАСАВЕЦ МОЛОДОЙ"

«СКЛОНИСЬ КО МНЕ, КРАСАВЕЦ МОЛОДОЙ», стих. Л. (1832). Стих. представляет собой монолог «падшей» женщины, обращенный к герою. Высказывалось предположение, что оно восходит к стих. А. Г. Ротчева «Песня вакханки» (1829), к-рое в свою очередь является сокр. переводом стих. А. Шенье «Лида». Однако эту тему, если она и взята у предшественников, Л. значительно усложнил в психологич. плане и оттенил трагизм положения героини, вызванный социальными условиями. Последние два стиха 3-й строфы в неск. измененном виде повторены в стих. «Девятый час; уж тёмно; близ заставы». Оба стих., близкие по содержанию (хотя характеры героев весьма различны), возможно, являются фрагментами задуманной поэмы (ср. также «Прелестнице», «Договор», поэму «Сашка» - сюжетную линию, связанную с историей Тирзы).

Стих. положили на музыку М. А. Балакирев, Ф. М. Блуменфельд, Н. И. Филипповский. Автограф - ИРЛИ, тетр. IV. Авториз. копия - там же, тетр. XX; стих 30 отсутствовал и вписан рукой Л. позже, очевидно, по памяти. Впервые частично - «ОЗ», 1859, № 7, отд. I, с. 58-59; полностью - «Стихотворения М. Ю. Лермонтова, не вошедшие в последнее издание его сочинений», Берлин, 1862. Датируется по положению в тетр. IV.

Лит.: Гершензон М., Пушкин и Л., в кн.: Пушкин А. С., [Собр. соч.], под ред. С. А. Венгерова, т. 6, П., 1915, с. 514-15; Бем, с. 284; Дурылин (1), с. 38; Пейсахович (1), с. 472; Андроников (12), с. 629; Федоров (2), с. 339.

СКОТТ ВАЛЬТЕР

Статья большая, находится на отдельной странице.

"СЛАВА"

«СЛАВА», стих. раннего Л. (1830 или 1831). В стих. отразилось настойчивое желание юного поэта определить свое отношение к лит. славе. Мысли о признании, бессмертии (т.е. посмертной славе) занимали Л. на протяжении всего творч. пути. В ранних стихах поэт упоминает о славе с оттенком пренебрежения («К друзьям», «Портреты», «Пан», «Элегия», 1829), что связано отчасти с традицией романтич. поэзии. В отличие от названных стих., «Слава» дает более подробное и углубленное решение темы. К обычным для раннего Л. мотивам одиночества поэта, разобщенности с окружающим миром, его несправедливого «суда», здесь прибавляется важное признание, свидетельствующее о серьезном отношении юного Л. к своему поэтическому труду: «К чему ищу так славы я? / Известно, в славе нет блаженства, / Но хочет все душа моя / Во всем дойти до совершенства».

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 3, отд. 1, с. 90-91. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Гуревич, с. 159; Удодов (2), с. 63-64, 402; Gurski A., M. Ju. Lermontovs konzeption des literarischen Helden, Münch., 1970, S. 54-56.

СЛАВЕЙКОВ ПЕТКО РАЧЕВ

СЛАВЕЙКОВ Петко Рачев (1827, по др. данным, 1828-1895), болг. поэт. Его перевод стих. «Пророк» (под назв. «Проповедник», журн. «Български книжици», 1859, № 13) явился первым болг. переводом из Л. В 70-80-е гг. С. перевел еще неск. стих. («Нет, я не Байрон, я другой», «Казачья колыбельная песня», «На севере диком», «Три пальмы», «Выхожу один я на дорогу», «Ветка Палестины» и др.). Переводы С., положившие начало освоению творчества Л. в Болгарии, были вольными переработками, приспособленными к нац. условиям. Влияние Л. ощутимо в ряде стих. С. («На словах и на деле» и др.).

Лит.: Русакиев С., П. Р. Славейков и руската литература, София, 1956, с. 133-60; Баева С., Петко Славейков. Живот и творчество. 1827-1870, София, 1968, с. 150, 163-65, 201.

СЛАВЯНОФИЛЫ И ЛЕРМОНТОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

"СЛОВА РАЗЛУКИ ПОВТОРЯЯ"

«СЛОВА РАЗЛУКИ ПОВТОРЯЯ», стих. Л. (1832), написанное в форме лирич. монолога, обращенного к возлюбленной. И хотя ее ответ воспроизведен лишь в одной строке, стих. в целом воспринимается как скрытый диалог. Предвидя долгую, м. б. вечную, разлуку, героиня находит утешение в мысли о встрече в «другой», вероятнее всего загробной, жизни, Л. же относится к этому скептически. Размышления о возможности посмертного бытия в др. стихах нач. 30-х гг. принимают у Л. форму то филос. медитации, то иронич. монолога. В данном стих. Л. «уходит» от решения этого вопроса; нота религ. скептицизма предстает как одна из граней сложившегося в ранней лирике Л. образа разочарованного «страдальца».

Несколько неожидан для этого периода мотив отказа от «вечности»: герой стих., измученный кратким земным путем, воспринимает вечность как чуждую, грозящую внутр. разрушением силу: «Меня раздавит эта вечность, / И страшно мне не отдохнуть!». Та же необычная интонация и в традиц. для Л. размышлении о своем разрыве с прошлым и неверии в будущее. В отличие от др. ранних стих. утрата «земного» прошедшего, земных ценностей бытия («Земля взяла свое земное, / Она назад не отдает!...») переживается поэтом как трагически-необратимая и ничем не восполнимая (см. Земля и небо в ст. Мотивы).

Автограф - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «Сарат. листок», 1876, 1 янв. Датируется по положению в тетради.

СЛОВАЦКИЙ ЮЛИУШ

СЛОВАЦКИЙ (Słowacki) Юлиуш (1809-49), польский поэт. Представитель революц. романтизма в польской лит-ре. В поэме «Бенёвский» (1841, незаконч.) С. упоминал А. С. Пушкина и Л., о к-ром писал: «Сегодня, как я слышал, пишет господин Лерментов, который полжизни гостит на Кавказе - такое отвращение питает к нему царь, к нему и к его поэтическим созданиям, которые, если их не тронуть ножом или ножницами, могут расти...и когда-нибудь приведут на виселицу» (песнь VII, стихи 323-28). Источник сведений С. о Л. и степень его знакомства с творчеством рус. поэта не установлены. В лит-ре указывалось, что по глубине чувств и мысли, по выразительности фантазии и страсти, по мощи и красоте стиха С. - это «польский Лермонтов». Делались попытки установить конкретные следы влияния Л.: напр., В. Ледницкий связывал образ майора в драме С. «Фантазий» (1841) с Максимом Максимычем из «Героя нашего времени».

Лит.: Костеж Н., Л. и Словацкий, «Слав. мир», 1909, № 2; Борсукевич Ю., Л. в Польше, «РЛ», 1966, № 4, с. 191-92; Lednicki W., Tematy rosyjskie w twórczośći Słowackiego, в кн.: J. Słowacki. 1809-1849, księga zbiorowa w stulecie zgonu, L., 1951, s. 296, 303; Żytomirski E., Słowacki i «pan Lermentow», «Przegląd humanistyczny», 1966, rok 10, № 6 (57).

СЛУЧЕВСКИЙ КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВИЧ

СЛУЧЕВСКИЙ Константин Константинович (1837-1904), рус. поэт, публицист. На сходство поэзии С. «по силе, по стали мысли, образов и стиха» с поэзией Л. указывал А. А. Григорьев. В творчестве С. 80-х гг., сочетавшем в себе субъективный идеализм и религ. мировоззрение с филос. скептицизмом и критикой совр. действительности, преломились традиции поэзии Л. В цикле стихов «Мефистофель» (1881) и в драматич. поэме «Элоа» (1883) С. развивает лермонт. тему демона. У С. он - носитель всемирного зла, скептик, циник, издевающийся над всяким проявлением добродетели, над верой в добро. Наряду с Л. на характер этого образа у С. оказал влияние и Ф. М. Достоевский как автор «Братьев Карамазовых». Известны (в передаче В. Я. Брюсова) слова С., устанавливающие отношение его трактовки демона к традиционной: «демон нынешних дней умнее». С традицией Л. связан у С. и жанр «думы», посв. филос. или обществ. теме, порою имеющей обличит. или сатирич. характер.

В докладе о соч. Л., представленном в Мин-во нар. просвещения (1897; С. был чл. Ученого совета мин-ва), он отмечал всеобщность скептицизма Л., его сомнения «в боге, родине, чести, любви, добре и пр.» и преобладание в нем «всемирных» черт над национальными (Л. - «человек не русский, а скорее всемирный и беспочвенный»); с таким пониманием Л. связано мнение С. о нецелесообразности вводить его соч. в большом объеме в школьный обиход.

Соч. Стихотворения и поэмы, М. - Л., 1962 (вступ. ст. А. В. Федорова); Доклад...К. К. Случевского о «Полном собр. соч. М. Ю. Л.», «Красный архив», 1939, т. 5 (96), с. 190-91.

Лит.: Розанов И. (1), с. 273; Брюсов В. Я., Дневники. 1891-1910, М., 1927, с. 64-65; Григорьев А., Воспоминания, М. - Л., 1930, с. 300; Семенов (5), с. 166-67.

"СЛЫШУ ЛИ ГОЛОС ТВОЙ"

«СЛЫШУ ЛИ ГОЛОС ТВОЙ», стих. Л. (1837 или 1838). Варьирует тему, общую со стих. «Как небеса, твой взор блистает», «Она поет - и звуки тают»; во всех трех стих. - образ женщины, глаза к-рой сравниваются с небом, а «звонкий и ласковый» голос - с поцелуем, тающим на устах. В лит-ре высказывалась мысль (Э. Найдич) о том, что Л. вдохновила известная певица и красавица П.А. Бартенева. По др. версии (В. Шадури), эти три стих. посв. Е.А. Чавчавадзе - дочери груз. поэта. Существует также предположение (Э. Герштейн), что цикл обращен к С. М. Виельгорской, впоследствии жене В. А. Соллогуба. Стих. «Слышу ли голос твой» отличается от др. стихов цикла своим народно-песенным, «кольцовским» строем, проявляющимся и в словаре («Как птичка в клетке, / Сердце запрыгает»; «Душа им навстречу / Из груди просится»), и в синтаксисе, и в ритмике (белый тонич. стих). Светлая, мажорная тональность выделяет стих. на общем фоне лермонт. лирики.

Стих. положили на музыку М. И. Глинка, А. С. Даргомыжский, А. Г. Рубинштейн, М. А. Балакирев, К. П. Вильбоа и др. Автограф (черновой) - ГИМ, ф. 445, № 227а (тетр. Чертковской б-ки). Впервые - сб. «Вчера и сегодня», 1845, кн. 1, с. 92, под загл. «Неотделанное стихотворение». Датируется кон. 1837 - нач. 1838, т. к. автограф находится на одном листе с набросками последних строф «Тамбовской казначейши».

Лит.: Сигал, с. 342; Шувалов (4), с. 276-77; Герштейн (8), с. 225-37; Найдич Э., Моск. соловей, «Огонек», 1964, № 35, с. 17; Шадури (1), с. 102-08; Чичерин (1), с. 413.

"СМЕЛО ВЕРЬ ТОМУ, ЧТО ВЕЧНО"

«СМЕЛО ВЕРЬ ТОМУ, ЧТО ВЕЧНО», стих. Л. (1832), в основе к-рого - распространенный в его лирике 1830-32 мотив: вечное, непреходящее есть высшая ценность; скоротечные радости бытия обманчивы и непостоянны [ср. «Стансы» («Мгновенно пробежав умом»), «Послушай, быть может, когда мы покинем»]. Одно из немногих стих. Л., написанных сплошными женскими рифмами.

Автограф - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «Саратов. листок», 1876, 1 янв. Датируется по положению в тетради, т. к. находится рядом со стих. «Я жить хочу! хочу печали», частично приведенным в письме Л. к С. А. Бахметевой от авг. 1832.

Лит.: Розанов И. (2), с. 460.

СМЕЛЯКОВ ЯРОСЛАВ ВАСИЛЬЕВИЧ

СМЕЛЯКОВ Ярослав Васильевич (1912/13-72), рус. сов. поэт. Стих. «На поверке» посв. теме бессмертия Л. О трагич. судьбе поэта, чье творчество необходимо «вселенной», как «глоток живительной воды», С. размышляет в стих. «Михаил Лермонтов». В одноим. статье (1964) С. определяет лермонт. гений как «горение души». Особое внимание С. уделяет «Песне про...купца Калашникова», где с «дивной зоркостью» увидены и воссозданы черты рус. истории, нравы и характеры давнего времени: «Эта Песня обогатила уже несколько поколений. Дала им возможность лишний раз гордо оглянуться назад и увидеть там сильные характеры наших предков...А какой язык! Как точно он угадан и предопределен на долгое время».

Соч. Избр. произведения, т. 1-2, М., 1970, т. 1, с. 192; т. 2, с. 309-12; Декабрь. Книга новых стихотворений, М., 1970, с. 91-92.

"СМЕРТЬ" («ЗАКАТ ГОРИТ ОГНИСТОЙ ПОЛОСОЮ»)

«СМЕРТЬ» («Закат горит огнистой полосою»), одно из ранних стих. Л. (1830). Примыкает к ряду стих. 1830-1831, проникнутых настроениями тоски, одиночества, предчувствием грядущей смерти (см. Смерть в ст. Мотивы). Существует предположение, что обращение к теме смерти было вызвано реальными историч. событиями - известиями о появлении в 1830 в Москве эпидемии холеры. Однако более вероятно, что здесь - нередкая у раннего Л. лирич. ситуация: герой на пороге смерти (исключит. обстоятельство, обусловливающее особую напряженность конфликта) обращается к любимой, с к-рой он разлучен судьбою. Герой страдает при мысли о том, что над его «недвижным, бледным телом / Не упадет слеза ее одна» (та же тема в стих. «Письмо», 1829). Пейзажный фон стих. - любимые поэтом закатные часы с их характерной цветовой гаммой; эпитет «огнистый» встречается и в др. пейзажных зарисовках 1830 («Гроза», «Вечер после дождя»).

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ (тетрадь из собр. А. А. Краевского). Под текстом дата: «1830, октября 9». Впервые - «ОЗ», 1843, № 12, отд. I, с. 279.

Лит.: Пейсахович (1), с. 449; Удодов (2), с. 170-71.

"СМЕРТЬ" («ЛАСКАЕМЫЙ ЦВЕТУЩИМИ МЕЧТАМИ»)

«СМЕРТЬ» («Ласкаемый цветущими мечтами»), раннее филос. стих. Л. (1830-31), рисующее фантастич. картину возвращения на землю «бесплотного духа» героя, переживающего свою смерть во сне (см. Смерть в ст. Мотивы). Вторая половина стих. (от строки 70) - переработка более раннего произв. - «Ночь. I». Характер описания в этой части (герой с ужасом созерцает свой разлагающийся труп) позволяет предполагать непосредств. влияние Дж. Байрона («The Darkness»).

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 2, отд. I, с. 124-27. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Гинзбург (1), с. 109; Федоров (1); Эйхенбаум (12), с. 334; Удодов (2), с. 170, 302.

"СМЕРТЬ" («ОБОРВАНА ЦЕПЬ ЖИЗНИ МОЛОДОЙ»)

«СМЕРТЬ» («Оборвана цепь жизни молодой»), стих. Л. (1830-31), близкое к жанру элегии, одно из юношеских романтич. стих., в основе к-рых - глубоко пессимистич. размышления о жизни и смерти; ср. «Смерть» («Закат горит огнистой полосою»), «Ночь. I», «Ночь. II», «Кладбище» и др. Смерть предпочитается здесь жизни как избавление от «бездушных удовольствий», «бесполезных дум», безответной и «коварной любви», как возвращение «домой», как желанное одиночество («Но только дальше, дальше от людей»). Такое умонастроение в лирике Л. (см. Смерть в ст. Мотивы) объяснялось отчасти внешними или биографич. причинами (холерная эпидемия 1830, смерть отца в 1831, любовные переживания), отчасти лит. традицией, влиянием филос. поэзии Дж. Байрона, рус. шеллингианцев, но еще более - склонностью самого поэта к критич. переоценке мелких или напрасных «земных забот».

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 2, отд. 1, с. 123-24. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Асмус (1), с. 108; Бродский (5), с. 339; Пейсахович (1), с. 423; Федоров (2), с. 82, 323-28.

"СМЕРТЬ ПОЭТА"

Статья большая, находится на отдельной странице.

СМИРНОВЫ

СМИРНОВЫ: Александра Осиповна (урожд. Россет) (1809-82), одна из выдающихся женщин петерб. светского об-ва, мемуаристка. Жена Н. М. Смирнова. Окончила Екатерининский ин-т, где была ученицей П. А. Плетнева. До замужества - фрейлина императриц. Отличалась красотой, умом, образованностью и независимостью суждений. Была в дружеских отношениях со мн. художниками и писателями. Ей посвятили стихи А. С. Пушкин, П. А. Вяземский, В. И. Туманский, А. С. Хомяков, С. А. Соболевский, Е. П. Ростопчина, И. П. Мятлев. Впервые о Л. (как об авторе стих. «Смерть поэта») Александра Осиповна узнала в Париже в февр. 1837 из письма С. Н. Карамзиной к Андрею Карамзину. Личное знакомство ее с Л. произошло в ноябре 1838 у Карамзиных. В 1838-41 Л. был частым посетителем лит. салона С. и посвятил ей стих. 1840 «А. О. Смирновой». В неоконч. повести «Штосс» она является прототипом Минской (Н. Александров). Имя ее упоминается также в стих. «В альбом С. Н. Карамзиной» и в письме Л. к Карамзиной от 10 мая 1841 (VI, 461, 759). Александра Осиповна высоко ценила талант Л. В апр. 1840 при отъезде поэта в ссылку на Кавказ дала ему рекомендат. письмо к своему дяде, декабристу Н. И. Лореру.

Николай Михайлович (1808-70), чиновник Мин-ва иностр. дел, с 1829 камер-юнкер, позднее калужский, затем петерб. губернатор, сенатор; с 1832 муж А. О. Смирновой. В мемуарах оценивает Л. как поэта, «заменившего Пушкина», отмечая, что он погиб, «когда его талант начинал созревать».

Портрет А. О. Смирновой (акв.) П. Ф. Соколова (30-е гг.) - во Всесоюзном музее Пушкина (см. в изд.: Л. в портретах, с. 251). Портрет Н. М. Смирнова работы Крюгера (литография Вернера, 1835) см. в изд.: Альбом Пушкинской выставки в имп. Академии наук в С.-Петербурге, М., 1899.

Соч. Смирнова-Россет А. О., Автобиография, М., 1931, с. 213-14; Смирнов Н. М., Из памятных заметок, в кн.: М. Ю. Л. в воспоминаниях современников, Пенза, 1960, с. 276-77.

Лит.: Александров П., А. О. Смирнова. (Об ее жизни и характере), в кн.: Историко-лит. сб., Л., 1924, с. 314; Лорер Н. И., Записки декабриста, М., 1931, с. 241, 268-269; Майский (3), с. 123-25, 131, 135-38; 140-41, 144, 149, 154, 160; Герштейн (8), с. 204, 208, 247, 308-10, 482; Мануйлов (9), с. 232-34, 241, 261-63; Гиллельсон (2), 194-96; Мануйлов (13), с. 330, 333, 335, 355, 356-58.

СМОЛЬЯНИНОВ АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ

СМОЛЬЯНИНОВ Александр Павлович (1821 - г. смерти неизв.), воспитанник Уч-ща правоведения в Петербурге, автор дневника, в к-ром цитируются мн. стихи Л., в т.ч. неопубл. тогда «Смерть поэта». В дневнике (отрывки см. в кн.: Воспоминания) имеются две сочувственные записи о гибели поэта и приведены нек-рые из причин дуэли, причем прототипом Веры из «Героя...», на основании слухов, названа Н. С. Мартынова, сестра убийцы Л.

Лит.: Мануйлов В., Отклик современника на смерть Л., ЛН, т. 45-46, с. 719-24.

СНЕГИРЁВ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ

СНЕГИШВ Иван Михайлович (1793-1868), рус. фольклорист, этнограф, археолог. Проф. классич. филологии Моск. ун-та, принимал у Л. вступит. экзамен в 1830 [см. Бродский (5), с. 236]. Служа в 1828-1855 цензором, цензуровал 4-е и 5-е изд. «Полной русской хрестоматии» А. Д. Галахова (1849 и 1852), а также сб. «Раут» (М., 1851), в к-рых помещены произв. Л. Возможно знакомство Л. с известными трудами С. «Русские в своих пословицах» (кн. 1-4, 1831-34) и «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» (в. 1-4, 1837-39).

СОБИНОВ ЛЕОНИД ВИТАЛЬЕВИЧ

СОБИНОВ Леонид Витальевич (1872-1934), сов. артист, певец (лирич. тенор). Дебютировал на сцене Большого театра 24 апр. 1897 в опере А. Г. Рубинштейна «Демон» в партии князя Синодала, что послужило началом деятельности С. как оперного певца. Партия Синодала была одной из его любимых партий. Начиная с 1902 выступал в «Демоне» постоянно как солист Мариинского оперного театра в Петербурге; позднее, почти не выступая на сцене, С. включал в концертные программы арию Синодала, а также романсы на стихи Л.: «Мне грустно» А. С. Даргомыжского; «Еврейская мелодия» («Душа моя мрачна»), «Сон», «Песня Селима» М. А. Балакирева и др.

Лит.: Кругликов С., Дебют Собинова в опере «Демон», «Новости дня», 1897, 27 апр.; Л. В. Собинов. Жизнь и творчество. Сб. ст. под ред. Я. О. Боярского, М., 1937, с. 40; Владыкина-Бачинская Н. М., Собинов, М., 1958, с. 66-70.

СОБОЛЕВСКИЙ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

СОБОЛЕВСКИЙ Сергей Александрович (1803-70), эпиграмматист и острослов; друг А. С. Пушкина, А. С. Грибоедова, Е. А. Баратынского, А. А. Дельвига; библиограф и библиофил, владелец известной б-ки (25 тыс. книг). Встречался с Л. у Карамзиных, А. И. Тургенева. Два сохранившихся письма Л. к С., свидетельствующие об их дружеских отношениях, написаны в марте - апр. 1840 из Ордонансгауза; в одном из них - просьба прислать книгу из б-ки С. (роман А. Карра «Под липами»; VI, с. 452). Сближала Л. с С. также склонность к эпиграммам и карикатурам; вероятно, С. бывал иногда соавтором Л. (Э. Герштейн). В архиве С. (Москва) сохранились рис. поэта (Л. Либединская).

Портрет С. (акв.) К. П. Брюллова - в ГРМ; др. портрет (рис. пером, 1841) неизв. художника - в ГЛМ (см. в кн.: А. С. Пушкин в воспоминаниях современников, т. 2, М., 1974, между с. 352 и 353).

Лит.: Виноградов А. К., Мериме в письмах к Соболевскому, М., 1928, с. 73, 78; Герштейн (3), с. 399; Герштейн (8), с. 218, 396; Либединская Л., Вечера на Пушечной, «Сов. культура», 1974, 26 ноября; Лазарева Т., Кого изобразил художник?, «Веч. Ленинград», 1974, 21 дек.; Корнилова, с. 381.

"СОБРАНЬЕ ЗОЛ ЕГО СТИХИЯ"

«СОБРАНЬЕ ЗОЛ ЕГО СТИХИЯ», см. «Мой демон» (1829) и «Мой демон» (1830-31).

"СОВЕТ"

«СОВЕТ», юношеское стих. Л. (1830). Развивает тему пушкинского «Если жизнь тебя обманет» (1825) и, не достигая его лаконизма и поэтич. силы, весьма близко к нему по стиховой и словесной форме. «Эпикурейская», оптимистич. интонация выделяет стих. среди ранней лирики Л.

Автограф - ИРЛИ, тетр. VI. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, с. 87-88. Датируется по нахождению в тетради.

Лит.: Кирпотин (1), с. 5-6; Кирпотин (2), с. 9-10.

СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЛЕРМОНТОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

"СОВРЕМЕННИК"

Статья большая, находится на отдельной странице.

СОКОЛОВ ИВАН АБРАМОВИЧ

СОКОЛОВ Иван Абрамович (1816 - г. смерти неизв.), дворовый Е. А. Арсеньевой, участник отроческих игр Л. В 1836 поэт взял С. с собой в Петербург, а в апр. 1841 - камердинером на Кавказ. Летом 1841 Л. подарил С. бумажник (ныне - в Музее ИРЛИ). В день дуэли С. был в Железноводске, куда по поручению А. А. Столыпина (Монго) отвозил из Пятигорска вещи Л. В 1842 вместе с А. И. Соколовым и И. Н. Вертюковым перевозил гроб с телом Л. из Пятигорска в Тарханы.

Лит.: Щеголев, в. 2, с. 227-28; Вырыпаев (2), 1976, с. 56, 69, 76; Чиляев и Раевский, в кн.: Воспоминания.

СОКОЛОВЫ

СОКОЛОВЫ: Андрей Иванович (1795-1875), дядька и камердинер Л., на попечении к-рого он находился с двухлетнего возраста; жил вместе с Л. в Москве и Петербурге, был предан поэту и пользовался его доверием; действовал «бесконтрольно» за кассира (А. П. Шан-Гирей, в кн.: Воспоминания). Во время арестов Л. в 1837 и 1840 приносил ему в заточение обед и газеты. Возможно, послужил прототипом слуги Ивана в пьесах «Menschen und Leidenschaften», «Странный человек» и Федосея в повести «Вадим». В 1842 был за старшего при перевозке гроба с телом поэта из Пятигорска в Тарханы. В 1843 получил «вольную» и жил в отд. флигеле господской усадьбы. От него в Музей ИРЛИ и в Музей-заповедник «Тарханы» перешли личные вещи поэта: шкатулка, чувяки, эполеты и портрет Л. работы П. Е. Заболотского. Известно письмо С. А. Раевского к А. И. Соколову, написанное во время ареста Л. в 1837; в нем содержалась просьба передать поэту записку с указаниями, как он должен отвечать на допросе. Записка не дошла до Л., была перехвачена и приобщена к «Делу о непозволительных стихах» («Смерть поэта») вместе с черновиком объяснения Раевского (VI, 773).

Дарья Григорьевна (урожд. Куртина) (1796 - г. смерти неизв.), ключница в Тарханах. Жена А. И. Соколова. Пользовалась доверием Е. А. Арсеньевой, к-рая в письме к Л. от 18 окт. 1835 проявляла заботу о ключнице, ибо та служит «с большой привязанностью» (VI, 470). В памяти земляков Дарья Григорьевна осталась сварливой, жадной и мелочной; такой она выведена Л. под собств. именем в драме «Menschen und Leidenschaften».

Лит.: Щеголев, в. 2, с. 50-51; Мануйлов (5), с. 47; Вырыпаев (2), 1976, с. 53, 56, 61-64, 76, 155; Николева (2), с. 20; Иванова И. (2), с. 10.

СОЛЛОГУБ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ

СОЛЛОГУБ Владимир Александрович (1813-82), граф, рус. писатель. Выступал в печати одновременно с Л. в одних и тех же журналах («Совр.», 1837; «Лит. прибавления к «Рус. инвалиду»», 1838); в 1839-41, как и Л., постоянный участник «ОЗ». Сближение С. и Л. произошло в салоне Карамзиных, по-видимому, в нач. 1839; на протяжении этого года их отношения становятся «приятельскими»; они постоянно встречаются у В. Ф. Одоевского, Виельгорских, Е. М. Хитрово. С. сообщает стихи Л. имп-це Александре Федоровне; Л. исправляет и переводит на франц. яз. стих. С., посв. Хитрово; вероятно, в сер. 1839 Л. совм. с С. сочиняет стих. «О, как прохладно и весело нам».

Весной 1839 С. читает царской семье свою повесть «Большой свет», где, по его свидетельству, изображено «светское значение» Л. «Маленький корнет» Мишель Леонин, мечтающий о «большом свете» и приглашении в Аничков дворец, вскоре осознает всю ложь и лицемерие аристократич. об-ва. Написанная по заказу вел. княжны Марии Николаевны, повесть в пародийно-сниженном виде использовала нек-рые мотивы лирики Л. и факты его биографии; не исключена возможность, что одним из стимулов выполнения памфлетного задания были личные мотивы (С. ревновал к поэту С. М. Виельгорскую, свою будущую жену). Вместе с тем, по мнению ряда исследователей (не разделяемому Э. Герштейн), повесть С. не является пасквилем; опубликованная в «ОЗ» в марте 1840, она была воспринята как критич. изображение «большого света» (В. Г. Белинский, А. А. Краевский). Л. сделал вид, что повесть не имеет к нему отношения. По свидетельству А. Н. Струговщикова, он продолжал бывать в доме С. В марте 1840 С. посетил Л., арестованного за дуэль с Э. Барантом, на Арсенальной гауптвахте, где Л. читал ему «Соседку»; об этом посещении, по-видимому, свидетельствует и датирующая помета С. на его копии стих. «Журналист, читатель и писатель» (ЛАБ, П, 346).

Соллогуб Владимир Александрович

В. А. Соллогуб. Литография Л. Вагнера. 1843.

В последний приезд в Петербург в 1841 Л. передал жене С. стих. «Нет, не тебя так пылко я люблю», к-рое она ошибочно восприняла как адресованное ей. По позднейшим воспоминаниям С., поэт перед отъездом на Кавказ предлагал ему совм. издавать журнал. После смерти поэта С. продолжал собирать его стихи; в архиве С. находились автограф стих. «Ребенку», списки «Молитвы» (1837) и стих. «А. О. Смирновой», нем. перевод «Даров Терека», посланный ему К. Р. Липпертом 8 марта 1841, и др. В 1845 в альм. «Вчера и сегодня» С. опубл. 11 произв. Л., в т.ч. «Штосс» и «Ашик-Кериб». В 60-80-е гг. он охарактеризовал Л. и свои отношения с ним в воспоминаниях, фрагментарных и не во всем точных (см. в кн.: Воспоминания); рассказами С. о Л. пользовался и П. Висковатый. С. иногда прибегал к имени Л. в полемич. целях, противопоставляя его, напр., Н. А. Некрасову (письмо к П. В. Шумахеру). С. принадлежит либретто оперы «Демон» (муз. Б. А. Фитингоф-Шеля).

Соч. Большой свет, в кн.: Три повести, М., 1978.

Лит.: Висковатый, с. 330, 338; Заборова Р. Б., Неизв. стихотворение Л. и В. А. Соллогуба, ЛН, т. 58, с. 369-372; ее же, Материалы о М. Ю. Л. в фонде В. Ф. Одоевского, Труды ГПБ, т. 5 (8), Л., 1958, с. 190-99; Докусов (3), с. 116-23; Рейфман П. С., Стих. Л. «Как часто, пестрою толпою окружен» и повесть Соллогуба «Большой свет», «Лит-ра в школе», 1958, № 3, с. 94-95; Кийко Е., В. А. Соллогуб, в кн.: Соллогуб В. А., Повести и рассказы, М. - Л., 1962, с. 7-9; Герштейн (8), с. 212-84; Андреев-Кривич С. А., Загадочная помета Л., «Дон», 1975, № 8, с. 170-81; Григорьян (3), с. 99-109.

СОЛЛОГУБ СОФЬЯ МИХАЙЛОВНА

СОЛЛОГУБ Софья Михайловна (урожд. Виельгорская) (1820-78), графиня, с нояб. 1840 жена В.А. Соллогуба. В воспоминаниях о Л. утверждала, что ей посвящено стих. «Нет, не тебя так пылко я люблю». С именем С. в лит-ре иногда связывают также стих. Л. «Есть речи - значенье», «Слышу ли голос твой», «Она поет - и звуки тают» и «Как небеса твой взор блистает» (о др. точках зрения см. статьи об этих стихотворениях).

Портрет С. (акв.) неизв. художника - в ГЛМ; см в сб.: Муз. наследство, т. II, ч. 2, М., 1968, с. 80-81.

Лит.: Висковатый, с. 326-27 (ср. Воспоминания С. М. Соллогуб в пересказе Висковатого, в кн.: М. Ю. Л. в воспоминаниях современников, Пенза, 1960, с. 242); Герштейн (8), с. 223-37.

"СОЛНЦЕ"

«СОЛНЦЕ», стихотв. миниатюра раннего Л. (1832), основанная на поэтич. уподоблении (зимнее солнце - взор «молодой девы») и повторяющая его излюбленную цветовую гамму: белизна снега в сочетании с золотым или багровым солнечным отливом (ср. «Кто в утро зимнее, когда валит»). Вторая строфа («Но взор твой, счастье обещая, / Мою ли душу оживит?»), возможно, посв. Н.Ф. Ивановой.

Стих. положили на муз. Ю. С. Бирюков, Н. Я. Мясковский, Б. Н. Лятошинский, Ф. Н. Надененко, И. П. Ильин и др.

Автограф - ИРЛИ, тетр. IV. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, с. 60 (стих 3 пропущен). Датируется по положению в тетради.

Лит.: Иванова Т. (2), с. 232; Пейсахович (1), с. 432; Удодов (2), с. 139, 165.

"СОЛНЦЕ ОСЕНИ"

«СОЛНЦЕ ОСЕНИ», стих. раннего Л. (1830-31), медитативный монолог, в центре к-рого мотив обманутой любви, характерный для интимной лирики поэта. Б. Эйхенбаум связывает стих. с историей отношений Л. с Н.Ф. Ивановой. К числу особенностей стих. принадлежит сравнительно редкая в раннем творчестве Л. примиренно-грустная интонация, к-рой глубоко отвечает стиховая форма: белые стихи с многочисл. междустрочными переносами. По мнению И. Розанова [(3), с. 150-51, 153], «Солнце осени» - самое удачное из медитативных нерифмованных произв. юноши Л.

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 3, отд. I, с. 88-89. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Эйхенбаум (12), с. 312; Удодов (2), с. 139, 165.

СОЛОВЬЁВ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СОЛОГУБ ФЕДОР КУЗЬМИЧ

СОЛОГУБ, (псевд.; наст. фам. Тетерников) Федор Кузьмич (1863-1927), рус. писатель. Осн. коллизия развивавшегося в русле символизма творчества С. - противопоставление иррационального мира «творимой легенды», созданной силой «лирического устремления» писателя, миру житейской пошлости, обывательскому сознанию; «заоблачной отчизны» - «отчизне тупого бессилия». Это находит выражение, с одной стороны, в широкой разработке восходящей к Л. и трансформированной С. «звездной» темы (ср., в частности, монолог Демона «На воздушном океане...» и стих. С. «Звездная даль», 1894; «Поднимаю бессонные взоры», 1896; «Над безумием шумной столицы», 1897; цикл «Звезда Маир», 1898), с другой - в создании олицетворяющей «докучную...повседневную обычность» всякого рода «нежити горькой и злой» (стих. «Тяжелые сны», 1894; «В тишине бездыханной ночной», 1896; «Докука-ворог», 1897; «Недотыкомка серая...», 1899; роман «Мелкий бес», 1905, рассказ «Соединяющий души», 1907). Эти сологубовские фантомы связаны в своем генезисе с лермонт. Демоном, являясь его до пошлости «сниженными» модификациями: действительность в творчестве обоих поэтов выявляет свою ничтожную сущность, и, отражаясь в космическом величии души лермонт. Демона и гиперболизируясь, приобретает уродливо гротескные очертания, просматриваясь сквозь универсальную пошлость сологубовской «недотыкомки». И у Л., и у С. - неприятие действительности: у первого - с позиций романтич. бунтарства, у второго - с позиций пассивно-созерцательного отстранения («удаленье от борьбы и безмолвное терпенье»). Как и у Л., «буйный демон» С. бросает богоборческий «вызов небесам» (стих. «Радость навек для тебя недоступна», 1899; «В первоначальном мерцаньи», «И я возник из бездны дикой», 1900; «Когда я в бурном море плавал», 1902; «Не смейся над моим нарядом», 1904; ст. «Демоны поэтов»). Однако утверждение всесильности творч. личности доходит у писателя до крайностей солипсизма («Я - во всем, и нет иного», «Солнце мира - только я»), до апологии «смерти-освободительницы», «вожделенного сна», сулящего «вечный мир блаженства и покоя». В отличие от Л. (стих. «Желание»), этот мотив приобретает у С. сугубо пессимистич. звучание: это «сон могильный», «непробудный». Т. о., казалось бы, вполне лермонт. признание С.: «Душа моя - мятежная душа» - не нашло подтверждения в жизненной позиции последнего.

С ориентацией на лермонт. традицию С. пытался решать темы родины, войны и мира. Отношение С. к своей «мучительной Отчизне» противоречиво, оно окрашено и «безмерной печалью», и радостью отчаяния, и сыновней любовью (стих. «Время битвы», 1890; «Гимны родине», 1903; «Жестокие дни», «Соборный благовест», оба - 1904). Война в его представлении, с одной стороны, - сфера наивысшего проявления народного героизма, а с другой - «чрезмерность насилия», «зло между людьми» (ст. «Полотно и тело»). Правда, в разгар первой мировой войны С. отступил от традиций «Валерика» (см. сб. «Война», 1915).

В представлении С. «великий Лермонтов» занимал неизменно высокое место. Вера в «магию» лермонт. слова утверждается в драматич. сказке «Ночные пляски», где стих. «Выхожу один я на дорогу» звучит как заклинание. Под обаянием этого стих., воспроизводя его композицию, С. написал стих. «Детский лепет мне несносен» (1902). Как реминисценция из Л. воспринимается строка «И пылит моя дорога» в стих. «Я слабею, я темнею» (1897). Стих. «Да, были битвы» (1904, о глубоко антинародном характере русско-японской войны) с подзаголовком «Подражание Лермонтову» и лермонт. эпиграфом для усиления сатирич. эффекта стилизовано под «Бородино». В худож. и литературно-критич. прозе С. неоднократно цитируются произв. Л. Влияние ритмики Л. на С. отмечал А. Белый.

Соч. Собр. соч., т. 1, 3-20, СПБ, 1913-14.; Заклинательница змей, П., 1921; Стихотворения, Л., 1975.

Лит.: Андреевский С. А., Лит. очерки, 3 изд., СПБ, 1902, с. 460-61; Белый А., Символизм, М., 1910 с. 382; Гумилев Н. С., Письма о русской поэзии, П., 1923, с. 25; О Ф. Сологубе, СПБ, 1911, с. 31-33, 287-88; Лундберг Е., Лирика Федора Сологуба, «Рус. мысль», 1912, кн. 4, с. 59; Голованова (3), с. 21-22.

СОЛОМИРСКАЯ МАРИЯ ПЕТРОВНА

СОЛОМИРСКАЯ Мария Петровна (урожд. графиня Апраксина) (1811-59), жена камер-юнкера В. Д. Соломирского, брата П. Д. Соломирского, однополчанина Л. по л.-гв. Гусарскому полку. Поэт встречался с С. в 1839-40 на петерб. балах. В 1840, когда Л. находился под арестом за дуэль с Э. Барантом, она послала поэту анонимную записку, содержащую слова ободрения. После освобождения Л. написал в альбом С. благодарные строки: «Над бездной адскою блуждая...» <М. П. Соломирской>.

Лит.: Майков Л., Письмо В. Д. Соломирского к А. С. Пушкину. [Предисл.], «РА», 1894, № 11, с. 455; Андроников (13), с. 452; Дергачев И., В лейб-гвардии гусарском..., «Урал», 1964, № 10, с. 174; Столыпин, Васильев, в кн.: Воспоминания.

СОЛОМИРСКИЙ ПАВЕЛ ДМИТРИЕВИЧ

СОЛОМИРСКИЙ Павел Дмитриевич (1801-61), полковник л.-гв. Гусарского полка (с 1833), сослуживец Л. В кон. 30-х гг. у Л. и А. А. Столыпина (Монго), живших в то время вместе в Царском Селе, собирались офицеры, на к-рых они имели большое влияние. «Товарищество (esprit de corps) было сильно развито в этом полку» и «давало одно время сильный отпор» командовавшему временно полком С. (М. Н. Лонгинов).

Портреты С. (акв.) Клюндера - в музее ИРЛИ и в Павловском дворце-музее.

Лит.: Манзей, с. 86; Зильберштейн, с. 26; Лонгинов, в кн.: Воспоминания; Окунев, с 183.

СОЛОНИЦКИЙ АЛЕКСАНДР СТЕПАНОВИЧ

СОЛОНИЦКИЙ Александр Степанович (г. рожд. неизв. - умер после 1843), художник, домашний учитель рисования, готовивший Л. к поступлению в Пансион. Приглашен по совету Мещериновых, обративших внимание на худож. способности Л. О занятиях с ним Л. упоминает в письмах к М. А. Шан-Гирей из Москвы от осени 1827 и 2-й половины дек. 1828 (VI, с. 403-04). С. принадлежала тетрадь ранних стихов Л. и его рис. «Черкес с лошадью».

Автопортрет С. с семьей - в ЛН, т. 45-46, с. 57.

Лит.: Бродский (5), с. 47; Майский (1), с. 635; Описание ИРЛИ, с. 127, 129; Александров и Кузьмина, № 912-17.

"СОН" («В ПОЛДНЕВНЫЙ ЖАР В ДОЛИНЕ ДАГЕСТАНА...»)

Статья большая, находится на отдельной странице.

"СОН" («Я ВИДЕЛ СОН: ПРОХЛАДНЫЙ ГАСНУЛ ДЕНЬ»)

«СОН» («Я видел сон: прохладный гаснул день»), раннее стих Л. (1830 или 1831). Вечерний пейзаж, выступающий в стих. как лирич. экспозиция («От дома длинная ложилась тень, / Луна, взойдя на небе голубом, / Играла в стеклах радужным огнем»), отмечен точностью и лаконизмом. В основе стих. - любовный мотив, повторяющийся и в др. лирич. произв. Л. нач. 30-х гг. (ср. «Видение»). 6-й стих («И ветр не мог дремоты превозмочь») - реминисценция из «Полтавы» А. С. Пушкина («Своей дремоты превозмочь / Не хочет воздух»).

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 2, отд. 1, с. 122-23. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Иванова Т. (1), с. 78-79; Андроников (13), с. 121; Удодов (2), с. 169-70.

"СОНЕТ"

«СОНЕТ», стих. Л. (1832), обращенное к Н.Ф. Ивановой, с характерным для ивановского цикла мотивом неразделенной любви. Элегически-медитативная интонация находит адекватное мелодич. выражение в протяженности стиха (6-стопный ямб) и в самой форме сонета (единственный у Л. случай обращения к этой форме).

Стих. положили на музыку В. А. Задонский, В. В. Желобинский.

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 1, отд. 1, с. 21. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Андроников (13), с. 140; Пейсахович (1), с. 430.

"СОСЕД" («КТО Б НИ БЫЛ ТЫ, ПЕЧАЛЬНЫЙ МОЙ СОСЕД»)

«СОСЕД» («Кто б ни был ты, печальный мой сосед»), стих. Л. (1837). Мотивы и образы стих. навеяны впечатлениями ареста, к-рому был подвергнут автор «Смерти поэта». По своему типу, так же как и стих. «Узник», с к-рым «Соседа» связывают общность темы, худож. детали, время и условия написания, стих. относится к т. н. тюремному циклу (см. Циклы). Тема тюрьмы была достаточно распространенной в 20-30-х гг. в рус. поэзии, особенно у декабристов. Отмеченная В. Г. Белинским «музыкальность» стих. (IV, 531) реализована в самом звучании 6-строчных строф, в к-рых каждые две строки, написанные 5-стопным ямбом с мужскими окончаниями, завершаются третьей строкой, написанной 4-стопным ямбом с женским окончанием. Рифмуясь попарно, 1-2-я и 4-5-я строки «замыкаются» мелодичной рифмой 3-й и 6-й строк (aabccb). Такое типичное для песни построение тонко соответствует содержанию стих., «сюжетным» центром к-рого является песня, поющаяся «в мрачной тишине» тюрьмы соседом поэта, его «товарищем» «случайным». Пение одного человека и его восприятие другим создают таинств. отношения между двумя людьми, разлученными «навеки» стеной теперь, а после - «тайной» и тем не менее в каком-то ином, не бытовом плане навсегда связанными случайно возникшим союзом душ. Гармонич. разрешение поэтич. темы происходит во взаимоотражающихся образах двух последних строф (опорных образах всего стих.): «...звуки чередой, / Как слезы, тихо льются, льются», а у слушающего - «...слезы из очей, / Как звуки, друг за другом льются».

Об истории создания «Соседа» рассказал в своих воспоминаниях А. П. Шан-Гирей: «Мишель велел завертывать хлеб в серую бумагу и на этих клочках с помощью вина, печной сажи и спички написал несколько пьес», в т.ч. и «Соседа» (в кн.: Воспоминания). Д. Максимов рассматривал стих. в соотношении с «Соседом» (1830-31) и «Соседкой» (1840), составляющих, по выражению исследователя, своеобразную «трилогию о соседе».

Иллюстрировал стих. С. В. Иванов. На музыку положили Н. Н. Мясоедов, И. Я. Помазанский.

Автограф неизв. Копия - ИРЛИ, тетр. XV. Впервые - «Стихотворения» Л., 1840. Датируется февр. 1837 по «Стихотворениям» и воспоминаниям Шан-Гирея.

Лит.: Бем, с. 286-87; Эйхенбаум (5), с. 185-86; Пумпянский, с. 416; Федоров (1), с. 197; Эйгес 2), с. 516-18; Шувалов (4), с. 295; Максимов (2), с. 144-47; Пейсахович (1), с. 462; Коровин (4), с. 75-76; Удодов (2), с. 182-85.

"СОСЕД" («ПОГАСНУЛ ДЕНЬ НА ВЫШИНАХ НЕБЕСНЫХ»)

«СОСЕД» («Погаснул день на вышинах небесных»), раннее стих. Л. (1830-31). Образ «соседа» в осн. чертах восходит к горацианскому идеалу небогатого и умеренного в своих материальных запросах мудреца, ведущего уединенную жизнь вдали от мирских забот и свободного от всякого честолюбия. Казалось бы, идеал безмятежности и «довольства малым» бесконечно далек от мятежных героев Л. Тем не менее есть здесь элемент, к-рый привлекает Л.: это - внутр. свобода «соседа», его независимость от «света», презрение к суете. Позже этот мотив возникает в стих. «Смерть поэта» («Зачем от мирных нег и дружбы простодушной / Вступил он в этот свет завистливый и душный?...»). Презрение к тщеславию, корыстолюбию, стремление к внутр. независимости глубоко связывают между собой «мятежную» душу поэта и его соседа: «И в этот миг таинственной отрады / Душа моя мятежная полна. / И мнится мне, что мы друг друга понимаем».

Автограф неизв.; авторизов. копия - ИРЛИ, тетр. XX. Впервые - «СВ», 1889, № 1, отд. I, с. 13. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Максимов (2), с. 144-45.

"СОСЕДКА"

«СОСЕДКА», стих. Л. (1840), входит в т. н. тюремный цикл (см. Циклы), развивая намеченный в «Узнике» мотив заточения героя в темнице. В стих. раскрыта одна из гл. тем лермонт. поэзии - «тоска по воле», непреодолимое стремление к ней и невозможность ее обретения. «Соседка» - стих. о человеческой «несвободе» вообще: если свободе героя препятствуют каменные стены темницы, то свобода героини, находящейся за пределами этих стен, сведена на нет самим образом ее жизни, напоминающим тоскливое однообразие тюремных будней; то же и в более раннем стих. «Сосед» («Кто б ни был ты, печальный мой сосед»), где все три персонажа - автор, сосед, часовой охвачены томлением и тоской по «иной жизни».

В стих. можно проследить влияние лит. источников, в частности отражение традиц. тюремно-любовного мотива (А. Шенье, В. А. Жуковский, И. И. Козлов). Однако, скорее всего, «Соседка» ориентирована на фольклорный сюжет об освобождении пленника его возлюбленной - дочерью тюремщика. Композиц. структура стих. (экспозиция, непосредственно введенный монолог героя) напоминает построение нар. лирич. песни. Фольклорно-романтич. сюжет в «Соседке» разработан в стиле мещанского гор. романса, у Л. исключающего к.-л. лирич. напряженность, отсюда - непринужденность, разговорность интонаций, прозаич. лексика и простота стихотв. форм.

Характерная для поздней лирики Л. тенденция к фабульности, новеллистич. сюжету («Завещание», «Свиданье») получает здесь своеобразное преломление: с реальным «фабульным» временем совпадает лишь завязывание конфликта, а развитие действия и развязка относятся уже к области мечты героя. Эта особенность стих. м. б. соотнесена с распространенным в нар. поэзии поэтич. приемом: желаемое и, более того, ирреальное действие представляется как свершившийся факт: «Захоти лишь - отворится клетка»; «У отца ты ключи мне украдешь». Романсно-песенный характер стих. послужил причиной его широкого распространения «на правах песни» в острожной, рабочей и студенч. среде.

Стих. «Соседка» создавалось под впечатлением реальных событий. Л. написал его, находясь под арестом за дуэль с Э. Барантом. А. П. Шан-Гирей, навещавший Л. в Ордонансгаузе, вспоминает: «Здесь написана была пьеса «Соседка», только с маленьким прибавлением. Она действительно была интересная соседка, я ее видел в окно, но решеток у окна не было, и она была вовсе не дочь тюремщика, а, вероятно, дочь какого-нибудь чиновника, служащего при Ордонансгаузе, где и тюремщиков нет, а часовой с ружьем точно стоял у двери...» [в кн.: Воспоминания (2), с. 48]. П. Висковатый отмечает, что «Соллогуб видел даже изображение этой девушки, нарисованной Лермонтовым с подписью: «La joli fille d\'un sous-officier» [хорошенькая дочь одного унтер-офицера. - Ред.]. Поэт с нею действительно переговаривался через окно» (Висковатый, т. VI, с. 329-30).

Стих. иллюстрировал С. В. Иванов. Положили на музыку С. Н. Греков, Г. В. Свиридов.

Автограф - ИРЛИ, тетр. XV. Впервые - «ОЗ», 1842, № 2, отд. I, с. 127-28. Датируется мартом - апр. 1840 по воспоминаниям Шан-Гирея.

Лит.: Белинский, т. 6, с. 533; Дурылин (1), с. 52-54; Эйхенбаум (5), с. 213-14; Виноградов Г., с. 372-73; Пумпянский, с. 416; Федоров (1), с. 197; Сигал, с. 344; Чуковский К., Мастерство Некрасова, 3 изд., М., 1959, с. 308; Иконников (2), с. 54-55, 67, 74; Максимов (2), с. 147-150, 157; Коровин (4), с. 75-76; Удодов (2), с. 110-11; Фохт (2), с. 29-32; Вацуро (5), с. 245-47.

Предыдущая страница Следующая страница
© 2000- NIV