Лермонтовская энциклопедия
Статьи на букву "Ч"

В начало словаря

По первой букве
0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Ч"

ЧААДАЕВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ

ЧААДАЕВ Петр Яковлевич (1794-1856), рус. мыслитель, автор трактата «Философические письма» (1829-1831, на франц. яз.), первое из к-рых было опубл. в рус. переводе в «Телескопе» (1836, № 15). В «Письме» развивалась пессимистич. концепция прошлой и совр. истории России как наследницы «византизма» с его подчинением церкви гос-ву и зависимостью духовенства от светской власти. Рус. истории противопоставлена история христ. Запада, где организующим началом был католицизм с его активной социально-историч. миссией. Попутно Ч. с горечью обличал с т.з. «христианского учения» совр. состояние рус. общества: социальное (крепостничество, разлагающее и крестьян и помещиков), умственное (подражание Западу, застой), нравственное (раболепство, неосознанность границ добра и зла), религиозное (духовная несвобода). «Письмо» вызвало репрессии: «Телескоп» был запрещен, редактор Н. И. Надеждин сослан, Ч. объявлен сумасшедшим. Историч. концепция Ч. вызвала многочисл. непубличные возражения (А. С. Пушкин, М. Ф. Орлов, П. А. Вяземский, А. И. Тургенев, славянофилы). Л., несомненно, знал о первом «Письме» Ч. и последовавших репрессиях; высказывалось предположение (ныне отвергаемое), что Ч. посвящено стих. «Великий муж! здесь нет награды» (1836?). Сама историч. концепция Ч. в творчестве Л. не отразилась. Очевидное сходство с критикой Ч. совр. России имеется в стих. Л. «Дума» (1838): настроение глубокого уныния, вызванного безверием, нравств. пустотой, социальной апатией и гражданским рабством, умственным бесплодием рус. привилегиров. об-ва.

В др. письмах трактата Ч., а также в соч. «Апология сумасшедшего» (написано в 1837) и переписке 30-40-х гг. с рус. и заруб. современниками пафос обличения России умеряется критикой совр. зап. цивилизации, а с др. стороны - выявлением потенциальных созидающих сил России, в т.ч. в религ.-нравств. и психологич. облике русских (ср. ст. Славянофилы и Л.). Убеждения Ч., как и сама его личность, пробуждали у современников стоицизм, «любовь к высокому» (Пушкин), стремление к духовной свободе, способствовали обновлению нравств. атмосферы общества в мрачную эпоху официального благополучия. Сведения о личности и взглядах философа Л. мог получить от общих знакомых: ветеранов л.-гв. Гусарского полка, в к-ром Ч. служил в 1816-21, позднее от Елагиных. Скербеевых, Ю. Ф. Самарина, А. И. Тургенева, участников «Кружка шестнадцати», где обсуждались чаадаевские идеи; 9 мая 1840 Л. и Ч. присутствовали на именинном обеде в честь Н. В. Гоголя в Москве.

Лит.: Бродский (1), с. 96-97; Эйхенбаум (5), т. II, с. 166-67, 195-96; Эйхенбаум (9), с. 155-56; Герштейн (2), с. 91, 96-97; Андроников (6), с. 91-102; О стих. М. Ю. Л. «Великий муж» (из переписки Е. В. Тарле и Б. М. Эйхенбаума), «РЛ», 1965, № 1, с. 187-89.

ЧАВЧАВАДЗЕ АЛЕКСАНДР ГАРСЕВАНОВИЧ

ЧАВЧАВАДЗЕ Александр Гарсеванович (1786-1846), князь, груз. поэт, родоначальник груз. романтич. поэзии. Один из первых переводчиков на груз. яз. А. С. Пушкина. По предположению И. Андроникова, Ч. встречался с Л. в 1834-36 в Петербурге в доме П. Н. Ахвердовой (см. в ст. Ахвердовы), в 1837 (и позднее) в доме Ч. в Тифлисе и в родовом поместье Чавчавадзе - Цинандали, часто посещаемом офицерами расквартированного недалеко Нижегородского драгунского полка, в к-ром служил Л.

Лит.: Андроников (13), с. 283-335.

ЧАВЧАВАДЗЕ ЕКАТЕРИНА АЛЕКСАНДРОВНА

ЧАВЧАВАДЗЕ Екатерина Александровна (1816-82), княжна, дочь поэта А. Г. Чавчавадзе, сестра Н. А. Грибоедовой; с 1839 жена кн. Д. Л. Дадиани. Возможно, что Л. бывал в семье Ч. в 1837. Обладавшая умом и красотой, Ч. вдохновляла поэтов - А. И. Одоевского, Н. М. Бараташвили (воспевшего ее голубые глаза и голос). По свидетельству Р. Н. Николадзе-Полиевктовой, основанному на воспоминаниях груз. современников Л., поэт посвятил Ч. стих. «Слышу ли голос твой», «Как небеса твой взор блистает», «Она поет - и звуки тают». Однако исследователи называют и др. адресатов: П. А. Бартеневу, С. М. Соллогуб.

Портрет Ч. (масло) франц. худ. В. Халтера (1860-70) - в Историко-этнографич. музее г. Зугдиди (Грузия).

Лит.: Андроников (8), с. 69-70; Шадури (1); Найдич Э., Моск. соловей, «Огонек», 1964, № 35, с. 17; Герштейн (8), с. 223-37.

ЧАВЧАВАДЗЕ ИЛЬЯ ГРИГОРЬЕВИЧ

ЧАВЧАВАДЗЕ Илья Григорьевич (1837-1907), груз. писатель и обществ. деятель, вождь груз. шестидесятников («тергдалеули»). Ч. доказывал, что для развития груз. лит-ры важны прежде всего переводы произв. А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Л. В 1859-60 перевел стих. «Сон», «Пророк», «Утес», поэму «Хаджи Абрек», начало «Мцыри» и «Демона». Имеются точки соприкосновения между «Демоном» и поэмами Ч. «Видение» (1858-59), «Отшельник» (1883).

Лит.: Барамидзе А., Радиани Ш., Жгенти Б., История груз. лит-ры, Тб., 1958; Шадури В. (3); Барамидзе М., Илья Чавчавадзе - переводчик Л., «Лит. Грузия», 1964, № 11, с. 67-70; Хихадзе Л. Д., Из истории восприятия рус. лит-ры в Грузии, Тб., 1978, с. 86-128.

ЧАЙКОВСКИЙ ПЕТР ИЛЬИЧ

ЧАЙКОВСКИЙ Петр Ильич (1840-93), рус. композитор. Не раз высказывал глубокую симпатию к творчеству Л. Замысел создания оперы «Бэла» на лермонт. сюжет, либретто для к-рой предполагал написать А. П. Чехов, остался неосуществленным. Ч. создал на стихи Л. романс «Любовь мертвеца» (М., 1878) и хор a cappella «Утес» («Ночевала тучка золотая»), написанный 5 июля 1887 (М., 1922). Кроме того, в 1870 композитор оркестровал фортепианное сопровождение трио А.С. Даргомыжского «Ночевала тучка золотая» (рукопись хранится в Доме-музее Ч. в Клину).

Лит.: Чайковский П. И., Переписка с Н. Ф. фон Мекк, т. 1, М., 1934, с. 384, 542; Данилевич Л., П. И. Чайковский, М. - Л., 1950, с. 38.

ЧАРЫКОВ А.

ЧАРЫКОВ А., участник военных действий на Кавказе, офицер 20-й арт. бригады, штаб к-рой находился в Ставрополе. Здесь в 1840 Ч. встречался с Л.; летом 1841 - в Пятигорске. Посетил дом поэта в день его гибели. (См. в кн.: Воспоминания.)

ЧАХ-ГЕРИ

ЧАХ-ГЕРИ, см. Чечня.

"ЧАША ЖИЗНИ"

«ЧАША ЖИЗНИ», стих. Л. (1831), принадлежит к его ранней филос. лирике. Передает свойственное поколению 30-х гг. ощущение пустоты, бесполезности жизни, иллюзорности мечты. При этом жесткая, почти эпиграмматич. лапидарность стих. выявляет и его глубоко интимный смысл: выстраданное молодым поэтом безрадостное представление о перспективах собственного существования. Написано как романтич. аллегория. Популярное в элегич. поэзии 20-30-х гг. выражение «чаша жизни» впервые встречается у Л. в стих. «Монолог». В данном стих. есть точки соприкосновения со стих. С. П. Шевырева «Две чаши».

Автограф - ИРЛИ, тетр. XI. Копия - там же, тетр. XX. Впервые - «ОЗ», 1859, № 11, отд. 1, с. 264-65. Датируется 2-й пол. 1831 по положению в тетр. XI.

Лит.: Розанов И. (3), с. 56; Эйхенбаум (12), с. 323, 336; Рождественский В., Лирика гнева и печали, «Звезда», 1964, № 10, с. 10.

"ЧЕЛНОК" («ВОЕТ ВЕТР И СВИСТИТ ПРЕД НЕДАЛЬНОЙ ГРОЗОЙ»)

«ЧЕЛНОК» («Воет ветр и свистит пред недальной грозой»), раннее стих. Л. (1830). Неразвернутый балладный сюжет (таинственные гребцы-корсары везут умирающего пленника) соединен с медитативной концовкой, где характерные для Л. романтич. размышления о жизни и смерти даны непосредственно от авторского лирич. «я». Это соединение, однако, трудно признать органичным; поэтич. идея выражена, особенно в заключит. строфе, недостаточно отчетливо. Строфа «Челнока» состоит из 6 строк, где первые четыре, представляющие собой чередование 4-стопных и 3-стопных стихов, связаны перекрестной, а последние две, 4-стопные, - парной рифмовкой. Однако сложные ритмич. сочетания (амфибрахий вперемежку с анапестом) проведены в стих. не вполне последовательно.

Автограф - ИРЛИ, тетр. VI. Копия - там же, тетр. XX. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, 1889, с. 98-99. Датируется по нахождению в тетр. VI.

Лит.: Дурылин (1), с. 27; Розанов И. (2), с. 446-447; Пейсахович (1), с. 450, 461.

"ЧЕЛНОК" («ПО ПРОИЗВОЛУ ДИВНОЙ ВЛАСТИ»)

«ЧЕЛНОК» («По произволу дивной власти»), раннее стих. Л. (1832). В полуиронич. тоне выражает настроения, овладевшие Л. в связи с переездом в Петербург. Чувство одиночества (см. стих. «Примите дивное посланье») усиливалось впечатлениями прошедших лет (смерть отца, разрыв с Н. Ф. Ивановой). Ритмика и отчасти сюжетная ситуация («буря», «волной расшибенный челнок») в известной мере сближают стих. с написанным чуть позже «Парусом». Звучит здесь и мотив «покоя» (этим словом заканчиваются оба стих.), однако смысл его, как и стихотворений в целом, существенно различен.

Автограф - ИРЛИ, оп. 1, № 24; др. автограф - там же, № 21а («казанская тетрадь»). Копия, отличающаяся от автографов, - ИРЛИ, оп. 2, № 40 (по альбому А. М. Верещагиной). Впервые - «РС», 1873, т. 7, № 3, с. 403. Включено в письмо к С. А. Бахметевой, где сопровождалось авт. оценкой: «Мне кажется, что это недурно вышло; пожалуйста, не рвите этого письма на нужные вещи» (VI, 412). Письмо было переслано в Москву с П. А. Евреиновым в авг. 1832, чем определяется дата стихотворения.

Лит.: Эйхенбаум (12), с. 314; Пейсахович (1), с. 450.

ЧЕМБАР

ЧЕМБАР, уездный город Пенз. губ. (ныне г. Белинский Пенз. обл.), в 17 км от Тархан. Л. бывал в Ч. неоднократно. В тетради с поэмой «Черкесы» есть надпись «В Чембар за дубом» (1828). Через Ч. шел тракт на Москву. Е. А. Арсеньева в 1835 писала Л., что из Москвы в Тарханы надо ехать через Тамбов, Кирсанов и Ч. 22 янв. 1836 Л. приезжал в Ч. для освидетельствования в чембарском уездном суде доверенности Г. В. Арсеньеву на раздел Кропотова. Здание суда на Московской (ныне Лермонтовской) ул. сохранилось. Через Ч. 21 апр. 1842 провезен гроб с телом Л.; чембарский исправник Москвин доносил об этом губернатору.

Лит.: Захарьин И. Н., Белинский и Л. в Чембаре, «ИВ», 1898, т. 71, № 3, с. 905-29; Корнилов И., Храмов А., Л. в Тарханах, в кн.: По лермонт. местам, М., 1940, с. 52-54; Вырыпаев П., В лермонт. местах, в кн.: Земля родная, кн. 7, Пенза, 1951, с. 128.

ЧЕРВЛЁННАЯ

ЧЕРВЛЁННАЯ, одна из старейших гребенских станиц на Тереке (ныне в Щелковском р-не Чеч.-Ингуш. АССР). В годы Кавк. войны (1817-64) Ч., как и все линейные станицы, была надежно укреплена. Улицы были прямые, широкие; к ночи ворота в станицу запирались, на сторожевые вышки поднимались казаки.

Л. проезжал через Ч. в 1837. По преданию, Л., приведенный казаком Борискиным для ночлега в хату Ефремова, слышал песню, к-рую казачка пела над колыбелью ребенка, и под этим впечатлением написал здесь «Казачью колыбельную песню». Возможно, описывая линейную станицу в «Фаталисте», Л. имел в виду Ч.

Лит.: Кулебякин П., Из местных воспоминаний о М. Ю. Л., «Терские ведомости», 1886, 20 янв.; Семенов (2), с. 119, 423-24; Семенов (5), с. 132-33; Семенов (6), с. 46-47; Попов А. (2), с. 54-56; Андроников (8), с. 171-72; Виноградов Б. С., Рус. писатели в Чечено-Ингушетии, Грозный, 1958, с. 69-75.

ЧЕРЕПОВЫ

ЧЕРЕПОВЫ Александр Леонтьевич и Андрей Леонтьевич, братья, сокурсники Л. по Школе юнкеров, зачислены в л.-гв. Гусарский полк одновременно с ним. Портрет одного из Ч. (акв.) работы А. И. Клюндера - в Эрмитаже.

Лит.: Лонгинов М. Н., М. Ю. Лермонтов, «РС», 1873, № 3, с. 384; Потто (1), Приложения, с. 61; Дергачев И., В лейб-гвардии гусарском..., «Урал», 1964, № 10, с. 173; Боборыкин, в кн.: Воспоминания; Окунев, с. 179.

ЧЕРКАСОВ АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ

ЧЕРКАСОВ Алексей Иванович (1799-1855), барон, член Сев., затем Юж. об-ва декабристов. В 1837, после сиб. каторги и ссылки, переведен рядовым на Кавказ в Тенгинский пех. полк, в 1839 - в Кабардинский егерский полк. По мнению исследователей (Г. Морозова, Л. Иванова), Ч. был в числе тех декабристов, с к-рыми Л. познакомился в Ставрополе (1837), что, однако, не подтверждается документами (С. Недумов). Летом 1841 Ч. находился в Пятигорске и жил вместе с М. А. Назимовым, следовательно, встречи его с Л. в это время не подлежат сомнению.

Портрет Ч. (акв.) работы Н. А. Бестужева (1828) - в собр. И. Зильберштейна в Москве (см. в изд.: ЛН, т. 60, II, кн. 2, с. 101).

Лит.: Лорер Н. И., Записки декабриста, М., 1931, с. 369, 377, 378; Морозова Г., с. 617, 627; Иванова Л., с. 431, 440; Гиреев Д. А. и Недумов С. И., с. 507, 511; Мануйлов (10), с. 84; Недумов (2), с. 113; Назарова (2), с. 144-45.

ЧЕРКАССК

ЧЕРКАССК, см. Новочеркасск.

"ЧЕРКЕСЫ"

«ЧЕРКЕСЫ», первая из дошедших до нас поэм Л. (1828); относится к числу его ранних кавк. романтич. поэм. Осн. на личных впечатлениях, а также рассказах о быте и нравах горцев, известных Л. от его родственников Е. А. Хастатовой и П. П. Шан-Гирея. Состоит из 11 главок. Это первая, еще несовершенная попытка создать образ сильного романтич. героя - кавк. горца. Осн. мотив поэмы - отчаянная и безуспешная попытка черкесского князя выручить из рус. плена родного брата. Пафос поэмы - в раскрытии свободолюбия и героизма черкесов, к-рых Л. изображает с несомненным сочувствием. Тем не менее поэма посв. победе рус. оружия (к-рую, кстати, считали исторически предопределенной также А. С. Пушкин, А. С. Грибоедов и мн. декабристы); в центре повествования - батальные сцены. Поэма свидетельствует о начитанности и исключит. лит. памяти юного автора. В тексте встречаются заимствования из произв. И. И. Козлова («Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая», 1828; «Чернец», 1826), К. Н. Батюшкова (пер. «Сна воинов» из поэмы Э. Д. Парни «Иснель и Аслега», 1811), И. И. Дмитриева («Освобождение Москвы», 1797; «Причудница», 1794), В. А. Жуковского («Двенадцать спящих дев», 1817), Дж. Байрона («Абидосская невеста», в пер. Козлова).

На поэму Л. оказал неоспоримое влияние «Кавказский пленник» Пушкина, что подчеркнул и автор, написав на обложке рукописи в качестве эпиграфа строки из эпилога пушкинской поэмы («Подобно племени Батыя, Изменит прадедам Кавказ»). Особенность «Черкесов» - отсутствие любовной коллизии, традиционной для романтич. поэмы. В противоположность Пушкину и его подражателям, в поэме Л. не европеец захвачен в плен горцами, а, наоборот, черкес оказывается в рус. плену.

Отрывок из поэмы («В горах уж солнце исчезает») положил на музыку А. Ф. Засядько (хор без сопровождения).

Автограф неизв. Авторизов. копия - ГПБ, Собр. рукописей Л., № 9; титульный лист поэмы (лира с венками по сторонам, под заглавием - скрещенные пистолеты, ниже - эпиграф из поэмы Пушкина) Л. выполнил на обороте форзаца переплетенной тетради с автографами его поэм «Кавказский пленник» и «Корсар» (ИРЛИ). Впервые в отрывке - Соч. под ред. Дудышкина, т. 2, 1860; полностью - Соч. под ред. Висковатого, т. 3, с. 164-72, с нек-рыми изменениями текста. Датируется на основании надписи Л. на обложке рукописи: «В Чембар за дубом» (в этом городке поэт жил с бабушкой летом 1828).

Лит.: Замотин, с. 36; Нейман Б. В., Л. и Жуковский, «РБ», 1914, № 6, с. 7-8; его же, Отражение поэзии Козлова в творчестве Л., «Изв. ОРЯС АН», 1914, т. 19, кн. 1, с. 211-13; Нейман (7), с. 323-24; Дурылин С., Академич. Л. и лермонт. поэтика, в кн.: Труды и дни, тетр. 8, М., 1916, с. 117-18; Семенов (5), с. 21-22; Соколов (4), с. 89; Иванова Т. (2), с. 33-34; Мануйлов (6), с. 42-44; Филатова (1), с. 153-55; Виноградов Б. С., Кавказ в рус. лит-ре 30-х гг. XIX в., [Грозный], 1966, с. 105-06; Федоров (2), с. 40-45, 52.

"ЧЕРКЕШЕНКА"

«ЧЕРКЕШЕНКА», раннее стих. Л. (1829). Выбор черкешенки в качестве предмета поэтич. идеализации подсказан лит. традицией (прежде всего «Кавказским пленником» Пушкина, 1820-21). Л., видевший горянок еще в 1825 в Аджи-ауле на празднике байрама, придал реальным впечатлениям традиционно-лит. форму. Позднее он с нек-рой иронией относился и к этой традиции, и к вызванному ею всеобщему интересу к «черкешенкам». В развернутом сравнении, заключающем стих., Л. упоминает о «духе раскаяния»: одно из ранних свидетельств обращения к демонич. теме. Строфика стих. - пятистишие с женско-мужской рифмовкой по схеме abbab.

Стих. положил на музыку В. Н. Кочетов. Автограф - ИРЛИ, тетр. II. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, с. 42-43. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Пейсахович (1), с. 452; Удодов (2), с. 292.

"ЧЁРНЫ ОЧИ"

«ЧЁРНЫ ОЧИ», одно из ранних стих. Л. (1830 ?), по-видимому, обращенное к Е.А. Сушковой, к-рую называли «Miss black eyes»; под заглавием «Черноокой» в 1844 было опубл. стих. Л. «К Су<шковой>». Сложное и мучительное чувство поэта к героине передано через характерную для Л. филос.-романтич. антитезу «рай» - «ад»: «В ваших звездах, черны очи, / Я нашел для сердца рай и ад». Но в стих. заметен и конкретно-психол. момент развития отношений автора и адресата.

Стих. написано не слишком умело: в иных случаях нет необходимой смысловой четкости (стих «В вас любви прочел я приговор» м. б. понят двояко); в основе лежит распространенная и даже тривиальная поэтич. метафора «очи - звезды ночи», к-рая разрушается лишь в последней строфе (очи любимой «теперь» для героя - «звезды дня и звезды ночи»). Примечательно, что эта метафора настойчиво повторяется, организуя рифму в каждой из трех строф (все стих., т.о., построено на одной и той же рифме - «очи - ночи»); впоследствии она используется Л. в «кавказских поэмах», становясь одним из элементов вост. стилизации: «Много дев у нас в горах, / Ночь и звезды в их очах» («Измаил-Бей»). «Черны очи» представляют собой своеобразный эксперимент в области ритмич. организации стиха; ритмико-интонац. система сближает его с юношескими лирич. стихами, написанными в песенном жанре; см., напр., «Песня» («Светлый призрак дней минувших»).

Стих. Л. интересно в контексте многочисл. воплощений в поэзии кон. 20 - нач. 30-х гг. своего рода «кочующего» мотива: тайна очарования очей женщины, вдохновившей поэта. В 1828 П. А. Вяземский посвятил А. О. Смирновой (урожд. Россет; см. Смирновы) стих. "Черные очи": "Южные звезды! Черные очи! Неба чужого огни! / Вас ли встречают взоры мои / На небе хладном бледной полночи?" На это стих. А. С. Пушкин откликнулся полемич. стих. "Ее глаза" (1828), адресованным А. А. Олениной (см. Оленины), в к-ром огненным, сравнимым с «южными звездами» очам противопоставил глаза Олениной: «Какой задумчивый в них гений, / И сколько детской простоты». В 30-е гг. была распространена «Песня» В. И. Туманского, обращенная к той же Смирновой (Россет): «Любил я очи голубые, / Теперь влюбился в черные». Л. хорошо знал эти стихи и, как вспоминает Н. И. Лорер, восхищаясь стихами тифлисского поэта М.В. Дмитревского, почти дословно цитировал первые строки «Песни» Туманского [см. Воспоминания (2), с. 327]. «Красавица с очами лазурными» противопоставлена «красе черноокой» в стих. Е. А. Баратынского «Лазурные очи» (1830-е гг.). Более поздняя вариация на тему «черных очей» - стих. Е. П. Гребенки «Очи черные» (1843), ставшее популярным цыганским романсом. Т. о., стих. Л. занимает свое место в ряду лит. интерпретаций распространенного в рус. лирике мотива.

Автограф - ЛБ, М., 8228, 45, л. 2. Впервые - Соч. изд. Акад. б-ки, т. 1, 1910, с. 188. Предположительно датируется 1830.

ЧЕРНЫШЁВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

ЧЕРНЫШЁВ Александр Иванович (1785/86-1857), участник Отечеств. войны 1812, член следств. комиссии по делу декабристов, с 1826 граф, с 1841 светлейший князь, воен. министр (1827-52). Им подписаны осн. документы, связанные с воен. службой Л.: офицерский патент (1834), бумаги о переводе Л. из гвардии в Нижегородский драгунский полк (1837), о возвращении его в гвардию (1838), о производстве в поручики (1839), о переводе в Тенгинский пех. полк и об отпуске в Петербург (1840). Ему же 16 июля 1841 направлен А.С. Траскиным рапорт с донесением о дуэли, аресте Н. С. Мартынова и секундантов.

Портрет Ч. (1822) работы Ф. Лидера - в изд.: Рус. портреты, т. II, л. 56.

Лит.: Щеголев, в. 1, с. 218-19, 269, 326-27; в. 2, с. 22, 241; Нечаева, с. 18, 23, 25-27, 29, 31, 33, 35, 38, 46-47, 49, 50, 62-63; Боричевский, с. 349; Андреев-Кривич (4), с. 129, 131, 133, 141-47; Мануйлов (10), с. 63, 75, 76, 91, 92, 110, 128, 134, 143-44, 172; Костенецкий, в кн.: Воспоминания.

ЧЕРНЫШЕВСКИЙ НИКОЛАЙ ГАВРИЛОВИЧ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЧЁРТОВО ЛОГОВИЩЕ

ЧЁРТОВО ЛОГОВИЩЕ, пещера в 10-11 км от Тархан, между селами Нижние Поляны и Тархово, принадлежавшими помещикам Мосоловым, дальним родственникам Е. А. Арсеньевой. Вход в пещеру находился в овраге, по к-рому протекал ручей Гремучий. В романе «Вадим» Л. подробно описал пещеру и окружающую местность. В окрестных селах поныне сохранились предания, подтверждающие рассказ Л. о том, что в этой пещере во время крест. восстания под предводительством Е. И. Пугачева скрывались помещики.

Лит.: Вырыпаев П., Материалы к биографии М. Ю. Л., в кн.: Земля родная, кн. 6, Пенза, 1950, с. 173; Вырыпаев (2), с. 101-05; Андреев-Кривич (5), с. 148-58.

ЧЕХОВ АНТОН ПАВЛОВИЧ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЧЕЧНЯ

ЧЕЧНЯ, область на сев. склоне Б. Кавказа, населенная преим. чеченцами (ныне входит в Чеч.-Ингуш. АССР). Ч. разделялась на Большую (возвышенную) и Малую (низменную); горная юго-вост. часть Ч. называлась Ичкерией. С 1839 один из крупнейших аулов Ичкерии Дарго становится резиденцией Шамиля. К этому времени еще сохранились густые леса, ранее покрывавшие большую часть Ч., к-рые вырубались в ходе Кавк. войны.

В 1837, во время первой ссылки на Кавказ, Л. бывал в Ч. Он писал С. А. Раевскому: «...Изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани...» (VI, 440). Во время второй ссылки Л. принял участие в экспедициях в составе отрядов ген. А. В. Галафеева и П. Х. Граббе (см. Военная служба Лермонтова). 6 июля 1840 отряд ген. Галафеева выступил из крепости Грозной и далее через Дуду-Юрт, Большую Атагу, Чах-Гери до Аргунского ущелья. Гойтинским лесом с боями прошли через аулы Ахшпатой-Гойте, Урус-Мартан, Чурик-Рошни, Хаджи-Рошни и 10 июля вышли в аул Гехи. Все пространство между реками Гехи и Валерик было покрыто дремучим Гехинским лесом. По узкой арбяной извилистой дороге отряд, взявший направление на Ачхой, вышел к р. Валерик. Эта местность в "Журнале...отряда Галафеева" описана так: "Впереди виднелся лес, двумя клиньями подходящий с обеих сторон к дороге. Речка Валерик, протекая по самой опушке леса, в глубоких совершенно отвесных берегах, пересекала дорогу в перпендикулярном направлении, делая входящий угол к стороне Ачхой. Правый берег был более открыт, по левому - тянулся лес, к-рый был около дороги прорублен на небольшой ружейный выстрел...". 11 июля здесь разыгрался кровопролитный бой, описанный Л. в письме к А. А. Лопухину от 12 сент. 1840 (VI, 456) и послуживший темой стих. "Валерик". После двухдневного отдыха последовал бой у Ачхой-аула. Из лагеря на р. Натахе отряд через аулы Чильчихи и Казах-Кичу 15 июля вернулся в крепость Грозную. 26 сент. отряд через Ханкальское ущелье выступил к р. Аргун и овладел аулами Белгатой и Герменчуком. 4 окт. произошел бой при взятии Шали. После 15 окт. отряд вернулся в Грозную. 27 окт. - 6 нояб. 1840 Л. с порученным его командованию отрядом добровольцев (см. Лермонтовский отряд) участвовал в повторной экспедиции под руководством ген. Граббе в Гойтинский и Гехинский леса. 30 окт. на р. Валерик произошел новый бой.

Лит.: Берже А. П., Чечня и чеченцы, Тифлис, 1859; Воен. энциклопедия, т. 14, П., 1914, с. 558-90; Ракович, с. 236-50; Висковатый, с. 341-50; Семенов (5), с 105-11; Ениколопов, с. 62-75; Виноградов Б. С. (1), с. 161-72; Попов А. В. (1); Попов А. В. (2), с. 137-48; Виноградов Б. С., Рус. писатели в Чечено-Ингушетии, Грозный, 1958, с. 38-42, 58-62; Мамацев, в кн.: Воспоминания.

ЧИЛАЕВ (ЧИЛЯЕВ) ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ

ЧИЛАЕВ (Чиляев) Василий Иванович (1798-1873), плац-майор (с янв. 1841), служивший в Пятигорской воен. комендатуре. С 1816 - участник экспедиций против горцев, походов в Турцию, Персию. Воевал под командованием А. П. Ермолова, А. А. Вельяминова. Владелец дома, в к-ром Л. провел последние два месяца своей жизни, Ч. бывал у поэта и в качестве гостя. Тесное общение Ч. и Л. могло быть связано с лит. интересами Ч., отраженными в его тетрадях, и с планом неосуществленного романа Л. из кавк. жизни. Воспоминания Ч. о Л., известные в передаче П. К. Мартьянова, содержат указание на этот замысел поэта, ценные подробности жизни Л. в Пятигорске в мае - июле 1841, а также описание квартиры Л. с приложением плана дома; в них впервые изложены обстоятельства, при к-рых написаны экспромты «В игре, как лев, силен», «Милый Глебов», «Скинь бешмет свой», «Смело в пире жизни надо», «Он метил в умники, попался в дураки», «Мои друзья вчерашние - враги», «Ну, вот теперь у вас» (II, с. 249-51), приписываемые Л., и приведены их тексты. Со слов М. П. Глебова записан Ч. экспромт «Слишком месяц у Мерлини», также приписываемый Л. От сына Ч. - Ник. В. Чилаева в Музей-заповедник Л. в Пятигорске поступила «Памятная тетрадь» отца, на основании к-рой точно установлено местонахождение последней квартиры Л. Новые данные содержатся в формулярном списке Ч., обнаруженном И. К. Ениколоповым (ЦГИА Груз. ССР, ф. 548, оп. 5, № 145, л. 15-16).

Лит.: Висковатый, с. 391-94; Мартьянов, т. 2, с. 31-69, 76-77, 83, 86, 88, 95, 105, 107; Чернопятов В. И., Некрополь неск. мест Кавказа, М., 1913, с. 69; Герштейн (8), с. 177, 179, 348, 400; Яковкина (3), с. 6-11, 61-70; Недумов, с. 126-29, 137-39, 171-72, 185, 251, 261, 262; Шадури В., М. Ю. Л. в Грузии, в сб.: За хребтом Кавказа, Тб., 1977, с. 41-43.

ЧИЛЬЧИХИ

ЧИЛЬЧИХИ, аул, см. Чечня.

"ЧТО ТОЛКУ ЖИТЬ!.. БЕЗ ПРИКЛЮЧЕНИЙ"

«ЧТО ТОЛКУ ЖИТЬ!.. БЕЗ ПРИКЛЮЧЕНИЙ», стих. Л. (1832) с характерными для его юношеских произв. «кладбищенскими», пессимистич. мотивами. В отличие от филос. лирики 1830-31, эти мотивы получают здесь иронич. трактовку. Известен другой текст этого стих. - в письме Л. к М. А. Лопухиной от 28 авг. 1832. Здесь оно начинается со 2-й строфы («Конец! Как звучно это слово») и после 23 стиха следует сильно измененный текст. Во втором варианте Л. решительно устраняет все, что еще сближало стих. с романтич. мироощущением; вместо виньоточного мотива мертвой спутницы появляется редкий в ранней лирике Л. бытовой гротеск с оттенком эпатажа («Когда ж чиновный человек / Захочет место на кладбище, / То ваше тесное жилище / Разроет заступ похорон / И грубо выкинет вас вон»). На стих. оказала влияние иронически-бытовая тональность «Евгения Онегина» (ср. гл. II, строфы XXXVII-XXXVIII), причем влияние столь значительное, что первый вариант стих. написан онегинской строфой, во втором варианте неск. видоизмененной. Стих. создано вскоре после того, как 18-летний поэт приехал в холодный и официальный Петербург. По словам Л., это стих., вместе с другим, помещенным в том же письме («Для чего я не родился / Этой синею волной?»), выражает его «...душевное состояние лучше, чем [он] бы мог это сделать в прозе» (VI, 415).

Автограф - ИРЛИ, Казанская тетрадь. Впервые - «РС», 1872, т. 5, № 2, с. 289; датируется по нахождению в Казанской тетради. Второй вариант: автограф - ГПБ, Собр. рукоп. Л., № 17; впервые - «РС», 1872, № 2, с. 289; датируется по письму к М. А. Лопухиной.

Лит.: Эйхенбаум (6), с. 317.

"ЧУМА"

«ЧУМА», юношеское стих. Л. (1830), имеющее подзаголовок: «отрывок». Написано во время эпидемии холеры, к-рую тогда в просторечии называли «чумой». Стих., по-видимому, создавалось в своеобразном жанре «отрывка», позволяющем без вступит. объяснений ввести читателя в ход событий. Нумерация строф (с 79-й) призвана подчеркнуть, что перед нами действительно отрывок, хотя сюжет (история романтич. дружбы двух людей на фоне всеобщего отчаяния и их «разлука смертью») носит по существу законченный характер. В обрисовке героев и в ситуации (пылкий юноша, умирающий на глазах своего старшего, охлажденного жизнью, но любящего друга), возможно, сказалось влияние поэмы А. С. Пушкина «Братья разбойники» (1822). В автографе после 48-го стиха следовала 85-я строфа (зачеркнутая), где описывается смерть второго героя. Стих. написано октавой с необычными для нее исключительно муж. рифмами.

Автограф - ИРЛИ, тетр. VIII. Копия (с ошибками) - там же, тетр. XX. Впервые - «РМ», 1883, № 4, с. 77-78, с неточностями. В автографе - дата, приписанная Л.: «(1830. Августа)»; возможно, эта позднейшая датировка не вполне точна и стих. написано в начале сентября, когда холера появилась в Москве.

Лит.: Пумпянский, с. 398.

"ЧУМА В САРАТОВЕ"

«ЧУМА В САРАТОВЕ», юношеское стих. Л. (1830), написанное в связи с известиями об эпидемии холеры в Нижнем Поволжье. «С 7-го августа и до первого числа сентября, - писал очевидец, - Саратов был опустошаем ужасною холерою и представлял собой плачевную картину бедствий человеческих...» (Барсуков Н., Жизнь и труды М. П. Погодина, кн. 3, СПБ, 1890, с. 197). В автографе рядом с заглавием рукой Л. добавлено «ученое» название - «Cholera-morbus», здесь же дата: «1830 года августа 15 дня». Доминирующий мотив стих. - скорбная медитация о возможной смерти дорогой сердцу поэта женщины. Кого именно имеет в виду Л., не вполне ясно: существует предположение, что Е.А.Сушкову. До кон. 1830 Л. дважды возвращался к теме чумы: «Чума», «Смерть» («Закат горит огнистой полосою»).

Автограф - ИРЛИ, тетр. VIII. Впервые - «РМ», 1883, № 4, с. 76-77 (с ошибками).

Лит.: Андроников (10), т. 1, с. 613.

Предыдущая страница Следующая страница
© 2000- NIV