Автобиографические заметки


АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ

<1.> 1830. Замечание

Когда я начал марать стихи в 1828 году, я как бы по инстинкту переписывал и прибирал их, они еще теперь у меня. Ныне я прочел в жизни Байрона, что он делал то же — это сходство меня поразило!

<2>

Музыка моего сердца была совсем расстроена нынче. Ни одного звука не мог я извлечь из скрыпки, из фортепьяно, чтоб они не возмутили моего слуха.

<3.> Записка 1830 года, 8 июля. Ночь

Кто мне поверит, что я знал уже любовь, имея 10 лет от роду?

Мы были большим семейством на водах Кавказских: бабушка, тетушки, кузины. — К моим кузинам приходила одна дама с дочерью, девочкой лет 9. Я ее видел там. Я не помню, хороша собою была она или нет. Но ее образ и теперь еще хранится в голове моей; он мне любезен, сам не знаю почему. — Один раз, я помню, я вбежал в комнату: она была тут и играла с кузиною в куклы: мое сердце затрепетало, ноги подкосились. — Я тогда ни об чем еще не имел понятия, тем не менее это была страсть, сильная, хотя ребяческая: это была истинная любовь: с тех пор я еще не любил так. О! сия минута первого беспокойства страстей до могилы будет терзать мой ум! — И так рано!.. Надо мной смеялись и дразнили, ибо примечали волнение в лице. Я плакал потихоньку без причины, желал ее видеть;

а когда она приходила, я не хотел или стыдился войти в комнату. — Я не хотел говорить об ней и убегал, слыша ее названье (теперь я забыл его), как бы страшась, чтоб биение сердца и дрожащий голос не объяснил другим тайну, непонятную для меня самого. — Я не знаю, кто была она, откуда, и поныне, мне неловко как-то спросить об этом: может быть, спросят и меня, как я помню, когда они позабыли; или тогда эти люди, внимая мой рассказ, подумают, что я брежу; не поверят ее существованью — это было бы мне больно!.. Белокурые волосы, голубые глаза, быстрые, непринужденность — нет; с тех пор я ничего подобного не видал, или это мне кажется, потому что я никогда так не любил, как в тот раз. Горы кавказские для меня священны... И так рано! в 10 лет... о эта загадка, этот потерянный рай до могилы будут терзать мой ум!.. иногда мне странно, и я готов смеяться над этой страстию! — но чаще плакать*.

<4.> (1830)

Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать.

<5.> 1830

Я помню один сон; когда я был еще 8-ми лет, он сильно подействовал на мою душу. В те же лета я один раз ехал в грозу, куда-то; и помню облако, которое небольшое, как бы оторванный клочок черного плаща, быстро неслось по небу: это так живо передо мною, как будто вижу.

Когда я еще мал был, я любил смотреть на луну, на разновидные облака, которые в виде рыцарей с шлемами теснились будто вокруг нее; будто рыцари, сопровождающие Армиду в ее замок, полные ревности и беспокойства.

<6.> 1830 (мне 15 лет)

Я однажды (3 года назад) украл у одной девушки, которой было 17 лет, и потому безнадежно любимой мною, бисерный синий снурок; он и теперь у меня хранится.

Кто хочет узнать имя девушки, пускай спросит у двоюродной сестры моей. — Как я был глуп!..

<7.> (1830)

Наша литература так бедна, что я из нее ничего не могу заимствовать; в 15 же лет ум не так быстро принимает впечатления, как в детстве; но тогда я почти ничего не читал. — Однако же, если захочу вдаться в поэзию народную, то, верно, нигде больше не буду ее искать, как в русских песнях. — Как жалко, что у меня была мамушкой немка, а не русская — я не слыхал сказок народных; — в них, верно, больше поэзии, чем во всей французской словесности.

<8.> Мое завещание

(про дерево, где я сидел с А. С.)

Схороните меня под этим сухим деревом, чтобы два образа смерти предстояли глазам вашим; я любил под ним и слышал волшебное слово: «люблю», которое потрясло судорожным движением каждую жилу моего сердца; в то время это дерево, еще цветущее, при свежем ветре покачало головою и шепотом молвило: «безумец, что ты делаешь?» — Время постигло мрачного свидетеля радостей человеческих прежде меня. Я не плакал, ибо слезы есть принадлежность тех, у которых есть надежды; — но тогда же взял бумагу и сделал следующее завещание: «Похороните мои кости под этой сухою яблоней; положите камень; — и — пускай на нем ничего не будет написано, если одного имени моего не довольно будет доставить ему бессмертие!»

<9.> 1830

Еще сходство в жизни моей с лордом Байроном. Его матери в Шотландии предсказала старуха, что он будет великий человек и будет два раза женат; про меня на Кавказе предсказала то же самое старуха моей бабушке. Дай бог, чтоб и надо мной сбылось; хотя б я был так же несчастлив, как Байрон.

<10>

Я читаю Новую Элоизу. Признаюсь, я ожидал больше гения, больше познания природы, и истины. — Ума слишком много; идеалы — что в них? — они прекрасны, чудесны; но несчастные софизмы, одетые блестящими выражениями, не мешают видеть, что они всё идеалы. — Вертер лучше; там человек — более человек. У Жан-Жака даже пороки не таковы, какие они есть. — У него герои насильно хотят уверить читателя в своем великодушии, — но красноречие удивительное. И после всего я скажу, что хорошо, что у Руссо, а не у другого, родилась мысль написать Новую Элоизу.

<11.> 2-го декабря: св. Варвары.
Вечером, возвратясь

Вчера еще я дивился продолжительности моего счастья!

Кто бы подумал, взглянув на нее, что она может быть причиною страданья?

<12>

Маико Мая.

<13>

Ахвердов<а> — на Кирочн<ой.>. Г<рафиня> Завадовск<ая>. Лео<нид> Голицы<н> в доме Ростовцова. Понед<ельник> Смир<нова>. Втор<ник> Ростоп<чина>. Веч<ером>: Лаваль именины.

<14>

Суб<б>оту обе<д> у Дегая.

<15>

Семен Осипович Жигимонд

в Костенецком пере<улке> дом Нащокина

<Кн.> <?> Голи<цын> <?>

Погодину; Кашинцеву.

<16>

19-го мая — буря.

Сноски

* Говорят (Байрон), что ранняя страсть означает душу, которая будет любить изящные искусства.— Я думаю, что в такой душе много музыки. (Примечание Лермонтова.)

Примечания

  1. <1.> 1830. Замечание

    Впервые опубликовано в «Отечественных записках», 1859, № 7, с. 5.

    Датируется 1830 г. по заголовку.

    В это время Лермонтов читал книгу Т. Мура «Письма и дневники лорда Байрона с замечаниями о его жизни» (Letters and Journals of Lord Byron with Notices of his Life, vol. 1 — 2. By Thomas Moore. London, 1830).

  2. <2.> «Музыка моего сердца»

    Впервые опубликовано в издании: Сочинения Лермонтова в двух томах, под ред. П. А. Ефремова, т. 2, 1873, с. 497.

    Датируется 1830 г. по нахождению записи между стихотворениями этого года.

    В заметке даны первые сведения о музыкальных интересах Лермонтова и об его игре на скрипке и фортепьяно.

  3. <3.> Записка 1830 года, 8 июля. Ночь

    Впервые опубликовано в «Отечественных записках», 1859, № 7, с. 16 — 17.

    Датируется 8 июля 1830 г. по заголовку.

    Здесь Лермонтов пишет о своей поездке на Кавказские минеральные воды в 1825 г. Об этой поездке имеется упоминание в списке посетителей и посетительниц Кавказских вод летом 1825 г.: «Столыпины: Марья, Агафья и Варвара Александровны коллежского асессора Столыпина <брата Е. А. Арсеньевой> дочери, из Пензы. Арсеньева Елизавета Алексеевна, вдова поручица из Пензы, при ней внук Михайло Лермантов, родственник ее Михайло Пожогин, доктор Ансельм Левиз, учитель Иван Капа, гувернерка Христина Ремер» («Отечественные записки», 1825, № 64, с. 260). Имя девочки, о которой вспоминает Лермонтов, неизвестно. О первом увлечении поэта говорится также в стихотворении «Кавказ» (см. наст. изд., т. 1, с. 70).

  4. <4.> (1830)

    Впервые опубликовано в издании: Сочинения Лермонтова в двух томах, под ред. П. А. Ефремова, т. 2, 1873, с. 498.

    Датируется 1830 г. по заголовку.

    Воспоминания детства, о которых пишет Лермонтов, включены им в текст драмы «Странный человек», где Аннушка рассказывает о детстве Владимира: «А бывало, помню (ему еще было 3 года), бывало, барыня посадит его на колена к себе и начнет играть на фортепьянах что-нибудь жалкое. Глядь: а у дитяти слезы по щекам так и катятся!..» (см. наст. изд., т. 3, с. 206).

  5. <5.> 1830

    Впервые опубликовано полностью в издании: Сочинения Лермонтова в двух томах, под ред. П. А. Ефремова, т. 2, 1873, с. 498.

    Датируется 1830 г. по заголовку.

    Сравнения луны с Армидой, а облаков с рыцарями вошли в трагедию «Испанцы» (см. наст. изд., т. 3, с. 31 — 32).

  6. <6.> 1830 (мне 15 лет)

    Впервые опубликовано в издании: Сочинения Лермонтова в двух томах, под ред. П. А. Ефремова, т. 2, 1873, с. 498.

    Датируется 1830 г. по заголовку.

    Имя девушки, о которой вспоминается в заметке, не установлено. По предположению В. А. Мануйлова, здесь идет речь об Агафье Александровне Столыпиной, которая была на пять лет старше поэта.

  7. <7.> (1830)

    Впервые опубликовано в «Отечественных записках», 1859, № 11, с. 248.

    Датируется 1830 г. по заголовку.

    В творчестве Лермонтова заметно большое тяготение к песне. Кроме «Песни про царя Ивана Васильевича», шесть стихотворений называются «Песнями», причем одна из них («Что в поле за пыль пылит») является записью подлинной народной песни.

    Мамушка немка, о которой вспоминает поэт, — его бонна Христина Осиповна Ремер.

  8. <8.> Мое завещание

    Впервые опубликовано в «Отечественных записках», 1859, № 11, с. 249.

    Датируется 1830 г.

    Записано на следующем листе после текста стихотворения «Дереву» (см. наст. изд., т. 1, с. 558).

    А. С. — возможно Анна Григорьевна Столыпина, двоюродная сестра матери поэта.

  9. <9.> 1830

    Впервые опубликовано в «Отечественных записках», 1859, № 11, с. 246.

    Датируется 1830 г. по заголовку.

    В книге Томаса Мура «Письма и дневники лорда Байрона с замечаниями о его жизни» (1830) говорится о двух предсказаниях, сделанных в разное время. В раннем детстве Байрона деревенская гадалка в Шотландии предсказала его матери, что он будет «великим человеком»; в 1801 г. (когда Байрону было 13 лет) прославленная английская гадалка в городе Челтнем предсказала, что в юности жизнь Байрона будет подвергнута опасности отравления и что он будет дважды женат, причем во второй раз на иностранке. Лермонтов соединил эти два предсказания в одно.

  10. <10.> «Я читаю Новую Элоизу»

    Впервые опубликовано в «Отечественных записках», 1859, № 11, с. 248.

    Датируется 1831 г. по нахождению в тетради с произведениями этого года.

    Речь идет о романе Жан-Жака Руссо «Новая Элоиза, или Письма двух любовников, жителей одного небольшого города у подошвы Альпийских гор» (1761) и о романе И.-В. Гете «Страдания молодого Вертера» (1774).

  11. <11.> 2-го декабря: св. Варвары. Вечером, возвратясь

    Впервые опубликовано в издании: Сочинения Лермонтова в двух томах, под ред. П. А. Ефремова, т. 2, 1873, с. 501.

    Запись сделана Лермонтовым в Москве, когда он возвратился от Лопухиных после празднования именин Варвары Александровны. Дата указана ошибочная, так как Варварин день отмечался не 2, а 4 декабря. На этом основании запись датируется 4 декабря 1831 г., как находящаяся в тетради со стихотворениями этого года.

    Запись посвящена В. А. Лопухиной (1814 или 1815 — 1851). Об отношении к ней поэта писал в своих воспоминаниях А. П. Шан-Гирей: «Будучи студентом, он был страстно влюблен... в молоденькую, милую, умную, как день, и в полном смысле восхитительную В. А. Лопухину; это была натура пылкая, восторженная, поэтическая и в высшей степени симпатичная. Как теперь помню ее ласковый взгляд и светлую улыбку; ей было лет пятнадцать — шестнадцать... Чувство к ней Лермонтова было безотчетно, но истинно и сильно, и едва ли не сохранил он его до самой смерти своей» (Воспоминания с. 36). Лермонтов посвятил В. А. Лопухиной ряд стихотворений.

  12. <12.> «Маико Мая»

    Впервые опубликовано в издании: Полное собрание сочинений М. Ю. Лермонтова в пяти томах, под ред. Д. И. Абрамовича, изд. Академической библиотеки русских писателей, т. 5, 1913, с. 38, где напечатано со строчных букв, без уяснения того, что в данной записи упомянуты имена.

    Записано в Тифлисе на обороте листа со стихотворением «Спеша на север из далека» (см. наст. изд., т. 1, с. 390, 597). На этом основании датируется ноябрем — началом декабря 1837 г. — временем, когда Лермонтов был в Тифлисе.

    На то, что запись представляет собою имена тифлисских знакомых поэта, впервые указал И. Л. Андроников. По его мнению, Маико — это Мария Кайхосровна Орбелиани; а Мая — Мария Луарсабовна Орбелиани, родственницы Н. А. Грибоедовой, с которыми Лермонтов, очевидно, встречался в доме Александра Чавчавадзе (см. в кн.: И. Андроников. Лермонтов. Исследования и находки, с. 332 — 335).

  13. <13.> «Ахвердов<а> — на Кирочн<ой>»

    Впервые опубликовано И. Л. Андрониковым в журнале «Красная новь», 1939, № 10 — 11, с. 251.

    Заметка в альбоме, который датируется 1840 — 1841 гг.

    Запись является кратким расписанием предполагаемых Лермонтовым посещений петербургских знакомых.

    Возможно (предположение впервые высказано И. Л. Андрониковым), что запись произведена утром в воскресенье 16 марта 1841 г., когда поэт собирался быть с визитами у Прасковьи Николаевны Ахвердовой, своей троюродной тетки, жившей тогда в Петербурге, на Кирочной улице, графини Елены Михайловны Завадовской (1807 — 1874) и у князя Голицына, по предположению

    А. Н. Михайловой — Леонида Михайловича Голицына (1806 — 1860), офицера лейб-гвардии Гусарского полка.

    Далее в записи указано, что в понедельник Лермонтов собирался посетить Александру Осиповну Смирнову (1809 — 1882), в салоне которой он бывал в 1840 — 1841 гг. Во вторник поэт предполагал быть у Евдокии Петровны Ростопчиной (1811 — 1858), а вечером на именинах Александры Григорьевны Лаваль (матери Е. И. Трубецкой — жены декабриста), которые праздновались 18 марта.

  14. <14.> «Суб<б>оту обе<д>»

    Впервые опубликовано в книге: А. Н. Михайлова. Рукописи М. Ю. Лермонтова. Описание. Труды ГПБ. Л., 1941, с. 38.

    Запись датируется 20-ми числами марта 1841 г., так как она следует непосредственно после предыдущей, в том же альбоме, и, очевидно, является продолжением намеченного Лермонтовым расписания посещения знакомых перед своим отъездом на Кавказ. Суббота, о которой пишет Лермонтов, могла быть 22 или 29 марта 1841 г.

    Дегай — вероятно, Александр Павлович (1818 — 1886), товарищ Лермонтова по Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, сын директора департамента Министерства юстиции, впоследствии сенатора, Павла Ивановича Дегая. Об А. П. Дегае говорится в отрывке из письма Винсона к Лермонтову (см. с. 526).

  15. <15.> «Семен Осипович Жигимонд»

    Впервые полностью опубликовано в кн.: А. Н. Михайлова. Рукописи М. Ю. Лермонтова. Описание. Труды ГПБ. Л., 1941, с. 43.

    Запись находится в записной книжке, подаренной Лермонтову В. Ф. Одоевским при последнем отъезде поэта из Петербурга на Кавказ 14 — 15 апреля 1841 г. На первой странице книжки дарственная надпись Одоевского: «Поэту Лермонтову дается сия моя старая и любимая книга с тем, чтобы он возвратил мне ее сам, и всю исписанную. К<нязь> В. Одоевский. 1841. Апреля 13-е. СПБург». Книга была ему возвращена после смерти поэта, причем Одоевский сделал в ней следующую запись: «Сия книга покойного Лермонтова возвращена мне Екимом Екимовичем Хастатовым — 30-го декабря 1843-го года — К<нязь> В. Од<оевский>» (А. Н. Михайлова, ук. соч., с. 41). В 1857 г. Одоевский передал книгу в императорскую Публичную библиотеку (ГПБ), где она находится и в настоящее время.

    Выехав из Петербурга 14 апреля 1841 г., Лермонтов прибыл в Москву 17 апреля и пробыл там до 23 апреля. Запись сделана им при выезде из Петербурга или в Москве. Датируется 14 — 23 апреля 1841 г.

    В записи упомянуты московские знакомые поэта: Семен Осипович Жигмонд — муж троюродной сестры Лермонтова Екатерины Павловны, рожденной Петровой; князь Голицын (эта фамилия читается предположительно); Михаил Петрович Погодин (1800 — 1875), историк и критик, профессор Московского университета, у которого Лермонтов был 9 мая 1840 г. на праздновании именин Гоголя; Николай Андреевич Кашинцев, камер-юнкер, автор нескольких

    верноподданнических сочинений, друг братьев Полевых, известный доносом Бенкендорфу на Погодина о том, что будто бы Погодин распространил по Москве слух о своем назначении на должность наставника к великим князьям (см. об этом в кн.: Н. Барсуков. Жизнь и труды М. П. Погодина, кн. 5. СПб., 1892, с. 347 — 348). Возможно, что в связи с этим слухом имена Погодина и Кашинцева стоят в записи рядом.

  16. <16.> «19-го мая — буря»

    Впервые опубликовано в издании: Сочинения Лермонтова в двух томах, под ред. П. А. Ефремова, т. 1, 1889, с. 543.

    Запись в записной книжке, подаренной Лермонтову В. Ф. Одоевским 13 апреля 1841 г., на этом основании датируется 19 мая 1841 г.

© 2000- NIV