Наши партнеры
Art-rama.com - багет www.art-rama.com

Дело о непозволительных стихах.
Опись письмам и бумагам л.-гв. гусарского полка корнета Лермантова


Опись письмам и бумагам л.-гв. гусарского полка
корнета Лермантова

<20 февраля 1837 г.>              

Лит. А. Письма бабки Лермантова г-жи Арсеньевой, равно
как матери его. В них всё дышит благоразумием и самою теплою
родительскою привязанностию, — обе дамы непрестанно
снабжают молодого человека сего полезными советами. —

Лит. В. Письма родных и двоюродных сестер Лермантова,
равно как некоторых знакомых ему девиц. Главный характер:
Они его считают поэтом и питают большую к нему привязанность.
Беспрерывные просьбы воздерживаться от шалостей, быть
осторожным — доказывают, что ему не доверяли. Стихотворную
способность Лермантова выхваляют и просят его пересылать
стихи свои в Москву. Из них особенно замечательны три
письма:

№ 1. В письме сем от одной девицы из Москвы — ясно говорится,
что переход Лермантова в военную службу есть следствие
неприятности, которую он имел в университете, причем
обвиняется некто Алексей Сталыпин. —

№ 2. От девицы Верещагиной к Лермантову, — в нем упоминается
о каком-то романе соч. последнего, но он кажется не состоялся,
Лермантов повидимому уничтожил его прежде окончания. —

№ 3. От девицы Верещагиной к Лермантову — она рассказывает
о приготовлениях в Москве к приезду Государя
Императора. —

Остальные, кроме семейных обстоятельств, ничего в себе
не заключают.

Лит. С. Письма, писанные Лермантову некоим Лопухиным.
Главные черты: Лопухин студент и находится с Лермантовым
в дружеских отношениях.

Из них более других примечательны:

№ 1. В нем Лопухин говорит, что основываясь на живом
характере Лермантова, он не очень огорчен переходом его
в военную службу; — на счет же стихотворного таланта говорит
Лопухин — «тебе нечего беспокоиться, потому что кто что любит,
на то всегда найдет время», и в доказательство приводит
Давыдова.

№ 2. Лопухин извещает Лермантова, что его бранят
в Москве за переход в военную службу. В остальных соприкосновенного
ничего не заключается.

Лит. D. Письмо известного Раевского к Лермантову, в котором
первый поздравляет его с счастливым успехом написанной
пиесы и приглашает его к Кирееву, который предполагал
представить Лермантова к г. Гедеонову.

Лит. Е. Письма г. Юрьева к Лермантову из Новгорода
в существе незначительны, — в одном, под № 1, Юрьев говорит
о таланте Лермантова и упоминает, что некоторые из его
однополчан желают с Лермантовым познакомиться.

Наконец два донесения от управителя, ничтожные стихи за
подписью Лыкошина и письмо за подписью Евреинова. —

Примечания

    Опись письмам и бумагам л.-гв. гусарского полка корнета
    Лермантова (стр. 472)

    Печатается по копии — ИРЛИ, оп. 3, № 9 (копия «Дела о непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермантовым, и о распространении оных губернским секретарем Раевским»), лл. 38—41 об.

    Впервые опубликовано в Соч. под ред. Висковатова (т. 6, 1891, Приложение IV, стр. 15—16).

    Дата «20 февраля 1837-го» указана в конце описи.

    На основании «Дела о непозволительных стихах» устанавливается, что Лермонтов и С. А. Раевский были привлечены к следствию по делу о стихотворении «Смерть Поэта». Первым, 21 февраля 1837 года, был допрошен Раевский. Копия его объяснения находится в «Деле» (лл. 6—11). Черновик своего объяснения (лл. 14—23) Раевский пытался передать Лермонтову через его дядьку А. И. Соколова. В «Деле» (л. 13) имеется письмо Раевского к Соколову следующего содержания:

           Андрей Иванович!

    Передай тихонько эту записку и бумаги <т. е. черновик объяснения Раевского> Мишелю. Я подал эту записку министру. Надобно, чтобы он <Лермонтов> отвечал согласно с нею и тогда дело кончится ничем.

    А если он станет говорить иначе, то может быть хуже.

    Если сам не можешь завтра же поутру передать, то через Афанасия Алексеевича <Столыпина>. И потом непременно сжечь ее.

    Письмо было завернуто в лист чистой бумаги с адресом: «Против 3 Адмиральтейской части, в доме кн. Шаховского — Андрею Иванову». Но оно не дошло до Лермонтова, так как было перехвачено и приобщено к «Делу».

    Какого числа давал показания Лермонтов — не известно, даты на документе нет, вероятно 21 или 22 февраля, потому что 23 февраля 1837 года Бенкендорф уже имел объяснение Лермонтова (лл. 24—25), которое направил начальнику Штаба военных поселений, где служил Раевский, генерал-адъютанту П. А. Клейнмихелю для «сличения с таковым же объяснением чиновника Раевского» (л. 5). Этим числом, т. е. 23 февраля 1837 года, обозначено начало «Дела», хотя фактически оно началось со дня обыска у Лермонтова и составления публикуемых описей его бумаг, т. е. 20 февраля.

    При сличении показаний Лермонтова и Раевского были обнаружены разногласия, из которых наиболее существенными являются разногласия по поводу распространения стихов. Лермонтов утверждал, что передал стихи только Раевскому. «Вероятно он <Раевский> показал их, как новость, другому, и таким образом стихи разошлись по рукам» (л. 33). Раевский же в своем объяснении отметил широкую популярность стихов, о которой Лермонтов знал, и стремление поэта к их распространению. Пытаясь выгородить своего друга, Раевский объяснил поведение Лермонтова желанием «через сие приобресть себе славу» (л. 33 об.).

    25 февраля 1837 года последовало «высочайшее повеление», присланное шефу жандармов Бенкендорфу: «Л<ейб>-Гв<ардии> Гусарского полка корнета Лермантова, за сочинение известных Вашему Сиятельству стихов, перевесть тем же чином в Нижегородский драгунский полк; а губернского секретаря Раевского, за распространение сих стихов, и в особенности за намерение тайно доставить сведение корнету Лермантову о сделанном им показании, выдержать под арестом в течение одного месяца, — а потом отправить в Олонецкую губернию, для употребления на службу, — по усмотрению тамошнего гражданского губернатора» (л. 36).

    27 февраля 1837 года «повеление» было выполнено, о чем военный министр граф Чернышов доложил командующему Отдельным гвардейским корпусом (лл. 42 и 42 об.). Лермонтов был переведен в Нижегородский драгунский полк, а Раевский заключен на месяц под арест на гауптвахту, после чего 5 апреля 1837 года был отправлен на службу в Петрозаводск (л. 48).

  1. «Лит. А. Письма бабки Лермантова г-жи Арсеньевой, равно как матери его». — Письма не сохранились.

  2. «Лит. В. Письма родных и двоюродных сестер Лермантова». — Родных сестер у Лермонтова не было. Из писем двоюродных сестер, о которых может идти речь, известны отрывок из письма от А. М. Верещагиной от 13 октября 1832 года и письмо от нее же от 18 августа 1835 года (см. настоящий том, стр. 465 и 467). А. М. Верещагина не была двоюродной сестрой Лермонтова, хотя они называли друг друга кузиной и кузеном (см. настоящий том, стр. 700—701 и 711).

  3. «№ 1. В письме сем от одной девицы из Москвы» — письмо от М. А. Лопухиной от 12 октября 1832 года (см. настоящий том, стр. 463).

  4. «№ 2. От девицы Верещагиной к Лермонтову» — письмо, о котором идет речь, не известно.

  5. «№ 3. От девицы Верещагиной к Лермантову» — письмо, о котором идет речь, не известно.

  6. «Лит. С. Письма, писанные Лермантову некоим Лопухиным». — Лопухин Алексей Александрович (см. настоящий том, стр. 742). Известны только отрывки из писем Лопухина к Лермонтову.

  7. «№ 1. В нем Лопухин говорит...» — отрывок из этого письма от ноября 1832 года (см. настоящий том, стр. 466, № 4).

  8. «№ 2. Лопухин извещает Лермантова...». Отрывок из этого письма от 7 января 1833 года (см. настоящий том, стр. 466, № 5).

  9. «Лит. D. Письмо известного Раевского к Лермантову». — Раевский Святослав Афанасьевич (см. настоящий том, стр. 724).

    Его письмо к Лермонтову не известно. Пьеса, о которой идет речь, — очевидно «Маскарад», законченный осенью 1835 года, следовательно, и неизвестное письмо Раевского датируется этим же временем. О знакомстве Лермонтова через Киреева с Гедеоновым см. письмо № 18 и примечание к нему (настоящий том, стр. 433 и 723).

  10. «Лит. Е. Письма г. Юрьева». — Юрьев Николай Дмитриевич (см. настоящий том, стр. 739). Его письма к Лермонтову не известны.

  11. «Управитель» — возможно, тарханский приказчик Степан (см. настоящий том, стр. 761).

  12. Евреинов Павел Александрович (ум. в 1857 году) — двоюродный дядя поэта (см. настоящий том, стр. 702). Его письмо к Лермонтову не известно.

© 2000- NIV