Беседа редактора журнала "Русская старина" историка М. И. Семевского с князем А. И. Васильчиковым в конце 1869 — начале 1870 г.

Васильчиков А. И., Семевский М. И. Беседа редактора журнала "Русская старина" историка М. И. Семевского с князем А. И. Васильчиковым в конце 1869 — начале 1870 г. : Из статьи М. Дамианиди и Е. Рябова "...Смерть самая трагическая" (Лит. Россия. 1989. N 27) // Дуэль Лермонтова с Мартыновым: (По материалам следствия и военно-судного дела 1841 г.): [Сборник]. — М.: Русслит, 1992. — С. 72—73.


БЕСЕДА РЕДАКТОРА ЖУРНАЛА «РУССКАЯ СТАРИНА»
ИСТОРИКА М. И. СЕМЕВСКОГО
С КНЯЗЕМ А. И. ВАСИЛЬЧИКОВЫМ
В КОНЦЕ 1869 — НАЧАЛЕ 1870 г.

(Из статьи М. Дамианиди и Е. Рябова
«...Смерть самая трагическая» —
«Литературная Россия», № 27, 1989)

«...Смерть самая трагическая, в 6 и 7 часу, он ехал на беговых дрожках маленьких, я верхом. Он наперед сказал, что стрелять не будет, и Мартынов стрелять не будет.

Дорожка между Машуком и другой горой проходит в Железноводск поросшей кустарником, по склону: от 5 до 7 верст надо проехать на место.

Секундантов никто не имел. Глебов один был у обоих и нас троих (Столыпин, Трубецкой, кн. Сергей Васильевич, отец Морни). Глебов зарядил пистолет Мартынову, а я Лермонтову зарядил (оттого я и назвался секундантом). Лермонтов все отшучивался (он его считал фанфароном, пустым кавалеристом). Я по лицу видел, что Мартынов убьет: «Посмотри на Николая Соломоновича. Это ведь не шутка, стреляй».

Лермонтов, прижимая правой рукой, вскинул <пистолет> на левое плечо, отвернулся и, презрительно улыбнувшись, покачал головой; это был его последний жест.

Столыпин скомандовал 3 раза, Мартынов побежал к барьеру, долго целил, и потому Трубецкой закричал: «Стреляйте! Стреляйте!»

Туча из Бештау зашла, совершенно темно стало, Столыпин сказал: «Скачи за доктором». Из Пятигорска ни один не поехал (из 3-х). Продолжении 1/2 часа я просил — только поехать. Дождь ливмя, черно, преставление света.

Я уже нашел (Мартынова не было) Столыпина, Трубецкого.

Лежал Лермонтов на дорожке; Столыпин и Глебов поехали домой приготовить: а мы остались караулить тело; дождь, страшные молнии; ночь; топот лошадей слышим, взяли труп тащить, он испустил вздох такой, что мы 1/2 часа думали, что он жив, я как теперь помню; приехали потом.

Дрожки отослали или где-то были спрятаны. За телом на извощике...

...Всю дорогу <Лермонтов> так шутлив был... Лермонтов кругом был виноват.

Тело <отвезли> на квартиру, в тот же день коменданту назвался Глебов, — нам сказали, частным образом, если 1 секундант, то это сильно компрометирует, — и так как я заряжал пистолет, то я и назвался... Пистолет был Лермонтова.

<Пуля пробила> насквозь сердце и легкие, <он> присел и опрокинулся. Никакого жеста, — дохнул два раза».

Примечание составителя.

На месте поединка также присутствовали офицер лейб-гвардии Кавалергардского полка князь С. В. Трубецкой (1815—1859) и близкий друг Лермонтова А. А. Столыпин — «Монго» (1816—1868), которые находились в опале у Николая I и поэтому их участие в дуэли от следствия и суда утаили.

Нужно учитывать, что записи М. И. Семевского носят конспективный характер, с пропуском слов. Труд привести их к удобочитаемому виду взял на себя Е. Н. Рябов.

————

© 2000- NIV