Из "Общей тетради" Лермонтова (1829): Конспект "Лекций исторических"

Публикации и сообщения:"Из Общей тетради" Лермонтова (1829): Конспект "Лекций исторических" / Публ. П. Р. Заборова // М. Ю. Лермонтов: Исследования и материалы. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1979. — С. 309—322.


«ИЗ ОБЩЕЙ ТЕТРАДИ» ЛЕРМОНТОВА (1829)

Конспект «Лекций исторических»

ПУБЛИКАЦИЯ П. Р. ЗАБОРОВА

О пребывании М. Ю. Лермонтова в московском университетском Благородном пансионе (сентябрь 1828 — апрель 1830) нам известно немного. Несмотря на все усилия его биографов, мы располагаем лишь весьма ограниченным кругом печатных сведений и архивных материалов, относящихся к этому периоду, сравнительно короткому, но необычайно важному в истории формирования Лермонтова — человека и поэта.1

Тем удивительнее, что находящийся с давних пор в поле зрения исследователей рукописный источник — общая тетрадь, которую Лермонтов вел на протяжении 1829 г., будучи воспитанником пятого класса, — до настоящего времени использована в самой незначительной мере.

Тетрадь эта (хранящаяся в Отделе рукописей Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина) содержит записи по нескольким учебным дисциплинам — латинскому, французскому и немецкому языкам, а также по всеобщей истории. Для лермонтоведов почти все эти записи представляют несомненный интерес: едва ли не каждая из них что-нибудь добавляет к характеристике Лермонтова-пансионера, но наибольшую ценность с этой точки зрения имеет конспект десяти лекций по всеобщей истории, занимающий не менее двадцати тетрадных страниц. Ранее опубликован был текст лишь первой из этих лекций с присоединенным к нему (без всяких разъяснений) небольшим фрагментом второй.2

В ряду предметов, входивших в пансионскую программу, истории было отведено довольно скромное место. Тем не менее в пансионе преподавались история древняя и новая, русская и всеобщая, а также вспомогательные дисциплины — хронология (определение точных дат различных исторических событий и документов) и дипломатия (иначе — дипломация, дипломатика) — нечто вроде истории международных отношений.3

До «летней вакации» 1827 г. истории, хронологии и, кроме того, статистике воспитанников обучал профессор Н. А. Бекетов (1790 — 1829). Но осенью он в пансион «за болезнью» не явился, и правлению пришлось распределить его курсы между несколькими преподавателями; в частности, решено было «новую всеобщую историю в старшем отделении высшего класса присоединить к дипломатике; для сих двух предметов назначить 4 часа в неделю и поручить преподавание оных г. профессору Василевскому с тем жалованьем, которое он получал за преподавание одной дипломатии, а именно по 1000 р. в год».4

Дмитрий Ефимович Василевский (1781 — после 1855)5 происходил из духовного звания; первоначально учился в Калужской семинарии, но в 1805 г. по требованию министра народного просвещения и по «приглашению» М. М. Сперанского был отправлен в петербургский Педагогический институт, окончил который в 1809 г. Произведенный 16 октября этого года в магистры философии, он преподавал затем в Педагогическом институте (до осени 1816 г.) логику и психологию и в Академии художеств (до начала 1819 г.) — русскую словесность, мифологию и всеобщую историю; 4 сентября 1817 г. выдержал экзамен на степень доктора философии.6

Не позднее 1809 г. Василевский был приглашен в качестве преподавателя политической экономии, народного права, философии, психологии и логики к Николаю Бестужеву (будущему декабристу), незадолго до того окончившему Морской корпус. По свидетельству Михаила Бестужева (тоже учившегося у Василевского), вскоре «эти уроки превратились в частые дружеские беседы, тем более удобные и приятные, что близость нашего дома к Академии художеств, где жил Василевский, давала каждому из них возможность в свободную минуту посещать друг друга. К тому же одинаковость лет, общая наклонность к одинаким занятиям, общие знакомые, сходство взглядов на вещи — все это подавало повод к большему сближению. Да и самая оригинальная личность Василевского была такого рода, что его если не любили, то невозможно было, чтоб он не нравился каждому. Он был среднего роста, с добродушною физиогномиею, которая при улыбке принимала насмешливый вид сатира; зеленовато-голубые навыкате, как у рака, глаза были до того слепы, что от близорукости он делал, а часто и позволял себе нарочно делать презабавные bévues (оплошности, — П. З.); темно-русые волосы были прямы и до того упрямы, что, не слушаясь хозяина, сваливались, как хворост, на забавное лицо и тем еще более увеличивали неудержимое чувство смеха каждого, кто это видел. Ни по рождению, ни по воспитанию своему не имев случая приобрести необходимый светский лоск, он был крайне неловок, одевался с претензиями на дендизм безвкусно и — странное дело — со всеми этими кажущимися не только недостатками, но преступлениями в светском обществе он был всегда и везде в своей тарелке. Казалось, что, ежели бы он был чем-нибудь иначе, он бы потерял все».7 Впрочем, как человек, по мнению М. Бестужева, Василевский большого влияния на Н. Бестужева не имел, «но как ученый, философ и хорошо изучивший литературу Руси, он благодетельно действовал на брата».8

В 1820 г. Василевский отправился вместе с семейством орловского помещика Александра Ермолаевича Мельгунова за границу «для усовершенствования себя в тех науках, коими занимался». Во время этого путешествия он, по всей вероятности, выполнял роль наставника сына Мельгунова — Николая, воспитанника Благородного пансиона при Педагогическом институте, впоследствии видного писателя и композитора, много сделавшего для сближения русской и немецкой культур; официально же считался корреспондентом Московского университета и по крайней мере дважды посылал в Москву рапорты о своих занятиях. Василевский побывал в ряде немецких городов, но большую часть времени провел в Геттингене, где (как он сообщал в письме к Н. А. Бестужеву от 10 сентября н. ст. 1821 г.) «прослушал курс политических наук, познакомился с учеными геттингенскими профессорами», а затем «по совету их» перебрался в Париж и оставался там около полугода.9 26 октября 1821 г. Василевский прибыл в Москву; 11 января следующего года представил в Московский университет рассуждение о праве естественном и несколько месяцев спустя сделался профессором прав политического и народного, экстраординарным, а с 1824 г. — ординарным.10

2 февраля 1824 г. Василевский был избран действительным членом Общества любителей российской словесности при Московском университете, 4 июля того же года произнес «в торжественном собрании» университета «Речь о том, что нужно негоциатору» (т. е. дипломатическому агенту), которая затем была напечатана.11 31 января 1825 г. в Обществе обсуждался его опыт «О языке страстей», но он вызвал бурные споры и одобрения не получил.12

Вообще деятельность Василевского — любителя российской словесности оставила в анналах Общества более чем скромный след.13 Не имел он особого успеха в эту пору и как педагог. Во время ревизии 1832 г. С. С. Уваров (тогда товарищ министра народного просвещения) нашел его «неспособным к занятию профессорской кафедры», и вскоре последовало прошение Василевского об отставке, «по расстроившемуся от долговременного напряжения умственных способностей здоровью и по притупившемуся от долголетнего чтения книг зрению».14 Канцелярская переписка по этому делу продолжалась около двух лет, поскольку Василевский претендовал на полную пенсию, хотя и не выслужил положенного — двадцатипятилетнего — срока. Наконец, 31 марта 1834 г. он был «уволен от университета».15

«Студенты Московского университета, — писал М. А. Бестужев, — уже не знали того Дмитрия Ефимовича, который так сильно влиял на характер и на умственные способности брата. В Москве он уже сделался женатым лысеньким профессором, ограничившись потребностию хорошо покушать и хорошо уснуть. Понюхав заграничного воздуха, насмотревшись заморских чудес, он, как кукушка в часах, до самой смерти повторял только зады и был болтун нестерпимый».16 Как об одном из «бесцветных» и «крайне бесполезных» профессоров вспоминали о Василевском и некоторые бывшие его студенты.17

Однако наиболее подробные и обоснованные его характеристики убеждают в том, что и в этот период несомненного упадка он сохранял интерес к своему предмету и способность увлекать аудиторию. Василевский, рассказывал некогда учившийся у него А. А. Краевский М. И. Семевскому, «все-таки выступал из ряда тогдашних бездарных профессоров университета и был любимцем студентов. В свои восторженные суждения, сопровождавшиеся сильной мимикой, Дмитрий Ефимович вводил и политическую экономию, и заграничный быт, и историю, и законодательство, и всевозможные анекдоты, так что лекция его обращалась в дружеские и иногда увлекательные беседы, на которые стекалось много слушателей-студентов. Притом Василевский был своего рода либерал и, между прочим, за студентов стоял горой, на экзамены почти не обращал внимания и, выслушав одно-два слова, начинал сам говорить, после чего заканчивал ответ удовлетворительной отметкой, — впрочем, способного студента отличал скоро и не оставлял его своим руководством».18 Нечто подобное писал и Я. И. Костенецкий, старший товарищ Лермонтова по университету и участник «Сунгуровского дела»: «Василевский читал народное право и дипломатию. Это был очень оригинальный профессор: небольшого роста, в очках, но как будто ни на кого не смотрящий и всех вообще презирающий. Он был для нас непостижим. Кроме университета он нигде более не давал уроков, не был женат,19 следовательно, не имел и семейных забот. Казалось бы, он должен был весь принадлежать университету, а между тем он нередко пропускал свои лекции, да и лекции читал неохотно, как бы только поневоле, не развивал вполне своего предмета, даже старался как можно скорее по тетрадке прочитать лекцию. Но зато он был неподражаем в приведении примеров из истории, особенно из римской истории. Тут он воодушевлялся, был в высшей степени красноречив и увлекал нас до самозабвения. Когда он рассказывал нам смерть Сенеки или историю Регула, то у нас волосы становились дыбом и мы настроивались до самопожертвования. При этом и голос его и жесты были почти трагические, и часто, в порыве восторга, он вскакивал с кресла, стучал о стол и пр. Чуть ли Гоголь не его имел в виду, описывая в „Ревизоре“ учителя истории, о котором городничий говорит: „Положим, Александр Македонский был великий полководец, но зачем же ломать стулья?“. Василевский был очень добр и благороден, но держал себя так, как бы он был не от мира сего. Он лично никого не знал из студентов, считал нас детьми и очень щедро ставил баллы. Также несообщителен был он и с профессорами, да и вообще со всеми людьми».20

Курс, читанный Василевским в Благородном пансионе, содержал (как это и предписывалось пансионским начальством) немало элементов дипломатики — сведений о разного рода международных встречах и переговорах, мирных соглашениях и т. п. Однако в целом это был курс новой и новейшей истории, от французской революции до падения Наполеона.21 Василевский знакомил воспитанников с событиями почти современными, продолжавшими находиться в центре внимания русских людей, волновавшими их воображение, будившими их творческую мысль. И хотя изложение этих животрепещущих событий, действительно, не отличалось изяществом и блеском, а подчас и вовсе сводилось к утомительным перечислениям фактов и имен, оставить слушателей совершенно равнодушными оно, по всей вероятности, не могло.

О далеко не безразличном отношении к лекциям Василевского свидетельствует и лермонтовский конспект: в ряде случаев он сделан с большой тщательностью. Речь идет прежде всего о лекциях первой, третьей, шестой и девятой, посвященных соответственно общей характеристике периода, революционным войнам, наполеоновским походам и истории Германии. Конспект прочих лекций, т. е. второй, четвертой, пятой, седьмой, десятой и одиннадцатой (на восьмой Лермонтов, очевидно, не присутствовал), весьма краток, в особенности это касается двух последних; но говорит ли это только об уровне лекций или же вместе с тем о психологическом и душевном состоянии юноши в данный момент, решить трудно. Конечно, Василевский должен был вызывать его раздражение, в первую очередь повторением одного и того же (см. заключительную фразу десятой лекции); однако раздражался Лермонтов, надо полагать, и на самого себя: внимание его нередко ослабевало, и он терял нить повествования; иногда, несмотря на почти сплошные сокращения, не поспевал за лектором, пропускал и путал буквы и слова; мешали также незнакомые географические названия и имена, которые он улавливал с явным усилием, далеко не всегда результативным.

Таким образом, перед нами примечательный документальный источник, позволяющий отчетливее представить характер пансионского преподавания в ту пору, когда там учился Лермонтов, и в равной мере — Лермонтова-пансионера. Ко всему сказанному остается лишь добавить, что лекции эти в какой-то степени могли способствовать интересу Лермонтова к Наполеону, интересу, который был ему присущ неизменно и отразился в его творчестве с поистине замечательной силой и глубиной.22

***

Как уже отмечалось, в воспроизводимом тексте — множество сокращений и описок; немало в нем и всевозможных исправлений. Все эти особенности и погрешности устранены без специальных пояснений. В соответствии с современной нормой произведена замена строчных букв на прописные, и наоборот; устранен ряд орфографических архаизмов. Оставлено лишь написание, отражающее индивидуальную манеру Лермонтова и языковой колорит эпохи. Сохранена и лермонтовская транскрипция имен собственных, подчас довольно причудливая и просто ошибочная. Выправлена она в подстрочных примечаниях; там же приведены и наиболее существенные вычерки.

Конспект публикуется по автографу: ГПБ, ф. 429 (М. Ю. Лермонтов), ед. хр. 30, л. 4 об. — 5, 9 об. — 10, 15 об. — 16, 20 об. — 21, 23, 25 — 26, 40 об. — 42, 44 об., 50 об.

Лекция I-ая

ИСТОРИЯ ВСЕОБЩАЯ (ОТ РЕВОЛЮЦИИ — 1787)

а20 депутатов, рассуждавшие об долгах государственных, хотели продать земли. За что на место нотаблей Неккер созвал все состояния, или национальный конвент, который по неудовольствиям был пренесен в Версаль. Сделался бунт. Бастилия разрушена. Собрание уничтожило все цепи общества, провозгласило равенство и проч., ибо оно было заперто. Лудовик 16 был взят и посажен в тюрьму с семейством по небезопасности. Некоторые державы — Австрия и Пруссия — отправили 90 000 во Францию, и полководец герцог брауншвейгский манифестом его раздражил народ, который обвинил короля, который был казнен 1793, 21 января.

Французское королевство объявило себя республикою. Роялисты собрались в Вандее и с Австрией и Пруссией объявили войну Франции, но они были побеждены. Генерал Наполеон завоевал Италию и отправился в Египет. Павел I послал Суворова в Италию, но скоро Павел I переменил свое намерение, и Суворов, с остатками армии прейдя Альпы, возвратился. Наполеон также. Александр I по смерти отца принял сторону Австрии. Наполеон не только был консулом, но и императором. Произошла война. Русские и австрийцы были поражены, и по Тильзицкому миру Наполеон признан императором. Наполеон возбудил негодование держав поступком в Испании. Он везде ставил своих братьев. Ему был отказан союз с нашей принцессой, но он принудил австрийский двор дать ему в замужество Марию Луизу.б Наполеон подвигал свои войска к пределам России, и началась война под названием Польской, ибо война началась за нее. Он перешел Неман. Три армии взошли в Россию. Первая взяла Смоленск, и при Бородине решилась сдача Москвы. Чрез три месяца тамошнего пребывания принужденный голодом и зимой Наполеон ретировался с потерею ужасною, преследуемый партизанами и великодушием народа. Пруссия перешла на нашу сторону. С лейпцигского сражения Наполеон совершенно потерялся. Он заключил мир, но его не приняли. Наконец, был занят Париж, и Наполеон должен был назваться императором острова Эльбы. Он бежал и, разбитый при Ватерлоо, сослан в остров Елену. Так восстановился настоящий образ вещей.

а Зачеркнуто: 1787. 20 депутатов.

б Далее зачеркнуто: Он обидел.

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

Лекция II

(1792, 21 сентября была основана ера французская, продолжалась до 1806 года.)

Происходило недовольство в новом порядке вещей в Нидерландах, ибо в Бельгии, Ахене, Литтике усилились республиканцы. Сардиния присоединилась к Франции, а во Франции было 130 департаментов.

а 1793 году пал Лудовик 16. Россия, Парма, Неаполь, и Тоскана, и Англия были против республики. В самом национальном конвенте не было согласия. Партия терролистов (Робеспиер) пр<ев>озмогла. 1793 году война была менее щастлива для республики, снова национальный конвент вооружил всю Францию. Гужар и Журдан поддержали Дюмурье противу Голландии. Пишегрю и Австрия пруссов поразили. Другие державы раздражились. Англичане с храбростью сражались на море.

б Республика штатов соединенных названа Батавскою, она уступила Франции свои земли. Англичане за то объявили Батавии войну. Испания заключила мир с Францией, Пруссия также, и прочие также рассоединились. В 1795 Франция сделалась директориею, то есть под правлением директора.

а Зачеркнуто: Немецкая империя установила.

б Зачеркнуто: 1793 году

ЛЕКЦИЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ

Лекция III

Директориальное правление 1795 года введено во Франции. Новое законоположение служило к добру...

Оно было в двух советах — 200 (зак.) и 500 (исп.) и 5 директоров. Гессен-Кассель, Тоскана и проч. присоединились к Франции, а против Англия, Россия, Австрия — и емигранты провозгласили герцога прованского королем (теперь Карл Xа), но он теперь уехал в Германию. Бонапарт с малым войском разбил при Монтенортеб и Милезиме и утвердился в Сардинии, и Италию он завоевал, Парму к миру принудил и проч. Папа заключил мир в Толентино.в Победа ерцгерцога Карла. Наполеон заключил договор 1797 в Кампо помио.г

В Германии Моро победил баденцов, а со стороны Австрии ерцгерцог Карл победил Журдана при Виссене. Моро, оставя Баварию (его отступление замечательно), удержался при Рейне. Венеция занята французами и признана республикою, и другие республики и Милан соединились с Францией. Австрия получила Ломбардо-Венецианскую область от Венеции. Собран в Раштаде договор и уничтожен. Наполеон отправился в Египет 1798 и завладел Мальтою, а возвратился, узнав о ходе дел в Европе. В Италии Фердинанд IV, король неапольской, возвратился в Неаполь, который был разбит, и после Мак сдался французам... Новая четвертая конституция во Франции в 1799 году, ознаменованная консульским правлением.

а Далее зачеркнуто: десятый

б Следовало: Монтенотте

в Далее зачеркнуто: Сизальпинская республика

г Следовало: Кампо Формио

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛЕКЦИЯ

Лекция IV

Император Павел I сделал союз с Наполеоном
и объявил войну Англии

Консульское правление

Наполеон,а возвратясь из Египта, уничтожил порядок вещей самой. Siès,б Дюко консулами сделались бессменными. А Бонапарт 1-вым консулом. Были трибуналы из 100 — 300 членов. Суворов призван из Италии. Было сражение Маренго против Австрии и проч. После сих сражений Австрия заключила союз от имени всей Германии 1801, Люневильской. Ечь — граница Франции и Италии. Тоскана признана Етрулийскимв королевством.

Португалия сопротивлялась Франции в Гвиане. Россия заставила Порту помириться с Францией. Англия оставила войну и заключила перемирие, отказавшись от Батавии в Ост-Индии. Англичане обманули Павла I, гроссмейстера Мальты. Папа восстановлен Пий VII. Хотя Англия заключила Амиенский мир, но старалась погубить Наполеона чрез машину. С 1804 Наполеон стал императором.

а Далее зачеркнуто: увидел

б Следовало: Sieyès

в Следовало: Етрурийским

аИСТОРИЯ

Лекция V

б Наполеон императором в мае 1804 провозглашен, коронован Пием 7; он в краткое время сделался наследственным. Третья коалиция, которую сделали Англия, Россия, Австрия, Швеция; Пруссия затруднялась. Австрия ожидала войны в Италии. Массена и ерцгерцог Карл сражались, Макв с герцогом Фердинандом в Баварии с 10000; Наполеон был в Булоне, объявив войну союзникам. Бернадот с войском в Баварии. Мак сдал оружие, с 20000 австрийцев разбит, и Наполеон достиг до Вены. При Аустерлице союзники разбиты. Ерцгерцог Карл разбит при Ече. При Аустерлице заключили перемирие. Император Александр уехал в Петербург, не заключив мира. Австрия отказалась от многих швабских и проч. владений. Французы тогда же в Трафальгаре разбиты английским флотом. Пруссия уступила Франции многие города. Река Рейн — истинная граница Франции. Мюрат герцогом, Иосиф сделался королем италианским.

Пресбургский мир окончил эту войну.

а Зачеркнуто: Всеобщая история. Лекция V.

б Зачеркнуто: Состояние Фр<анции>

в Далее зачеркнуто: сдал оружие

Лекция VI

ИСТОРИЯ

Между Россией и Францией усилились несогласия. После Наполеон и Александр хотели примирения, но Александр не хотел принять условий. Наполеон с другими державами. Англия снова вооружилась против Франции. Пруссия пристала к союзу Германии. Наполеон 1806 года начал новую войну. Французы подвигались подкреплениями,а Пруссия побеждена ими. При Иене и Ауерштете решили судьбу Германии. Саксония объявлена неутральной. Магдебург взят, Логау,б Шпандау и проч. Один бюргер спас честь Пруссии от победителя Понтекорво. Другая армия французов в северной Пруссии состояла из польских владений, куда Наполеон послал прокламации. Французы пришли в Варшаву, а русские еще не были у Вислы. Русские при Прейсиш Ейлау и Фридланде разбиты. Бениксен вступил на главное начальство. Буксгеблинв отличился. После Остроленки сражения Бениксен перенес войну в северную Пруссию. Тут и был Фридланд. Был заключен Тильзицкий мир 1807 года, 8 июня. Пруссия по миру сему много графств и курфюршеств, Ганновер и проч. потеряла, боле половины свое народонаселение. Наполеон объявил Варшаву независимой. Jerôme — король вестфальский. Вообще Наполеон делал своих братьев королями и делал многие города независимыми. После Наполеон утвердил восстановление Польши. Наполеон был уже беспечен. Владея Италией и Германией, он, однако, еще боялся России и Испании. Он хотел заставить Испанию принять континентальную систему против Англии. Король испанский и наследник были в несогласии, Бонапарт воспользовался. Король испанский отказался от короны. Наполеон звал его к себе и заставил короля принять корону, потом заставил их отказаться от царства обоих. Испанцы взбунтовали и решительно изгнали французов из отечества. Сие продолжалось до самого 1812 года.

а Далее зачеркнуто: Принц Людов<ик>

б Следовало: Глогау

в Следовало: Буксгевден

Историческая лекция — VII

Когда испанцы начали бунт, чтобы восстановить свой дом, Австрия хотела возвратить свою важность в Германии, объявив войну. После заключения Тильзицкого мира он разрушился скоро. Наполеон победил Австрию, при Асперне потерпел, но при Аграмеа разбил австрийцев и заключил мир, пагубный для Австрии. В Тироле сам народ восстал противу французов. Князь Боядовскийб в Польше победил австрийцев, но русские разбили австрийцев, будучи союзниками Наполеона. Венский мир. Австрия отказалась от Галиции и проч., восточная Галиция присоединилась к Варшавскому герцогству. Немецкой орден уничтожен. Наполеон расторг брак с Joséphine — ему отказано в невесте в России, и он женился на Marie-Louise, дочери австрийского императора. Он имел сына. Власть светская папы уничтожена (concordat). Тут скоро началась война 1812 года.

а Следовало: Ваграме

б Следовало: Понятовский

Всеобщая история IX

ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ

Мы видели, что там часто были несогласия и нетвердое государство. Когда был Германский союз, ни один не мог разрушить прав его. В начале французской революции против Иосифа II, который добрый, сделал несколько ошибок. Переворот Франции сказался в Литтике. Иосиф II умер, не усмирив Нидерландов, уничтожение ленной системы и проч. переменили состояния в Лотарингии и Ельзасе, которые принадлежали Франции. В Германии были емигранты. Пруссия и Австрия заключили союз в Берлине. Леопольд II умер; сын его Франц II в Австрии наследовал. Объявление войны Лудовиком XVI Австрии и Пруссии. Началась война. Войско огромное, впятеро против прежнего, около 100 000, было у союзников. Пруссия отступила по Баденскому миру. Национальной конвент во Франции разрушил союз в Раштацком конгрессе рассуждением о заключении вечного мира. Когда Наполеон был в Италии и директория провозгласила свободу Италии, и Швеция, Россия и Германия объявили войну Франции. Наполеон победил при Маренго Австрию. Моро разбил при Гогенлиндене, стал близь Вены и заключил мир Люневильский. Франция завладела левым берегом Рейна и Нидерландами. В Ломбардии были Сизальпинские республики. Австрия отдала Брейсгау герцогу моденскому. Франция и Россия ходатайствовали, чтобы принцы, лишенные владений за Рейном, получили их в средней Германии. Пруссия приобрела города, но это скоро расстроилось. Император сложил достоинство избирательного императора римского и принял название австрийского, что было около 1000 лет, а римского около 200. Австрия составила тройственный союз с Англией, Россией. Австрия разбита Наполеоном. Мак сдался. Французы выиграли Аустерлицкое сражение. Массена разбил ерцгерцога Карла при Ече в Италии. В Пресбурге заключен мир, только русские не заключили мира. Курфюрст баварский получил королевское достоинство. (Пруссия хотев держать неутралитет, но наконец она приступила к союзу под условием.) Тогда министр граф Гаугвиц отправлен к Наполеону, но он возвратился в Берлин с договором для обоих государств, но Наполеон опять не утвердил сего. Так началась война, кончившаяся Тильзицким миром. Она началась, ибо тогда как Наполеон дал Пруссии Ганновер, он же его отнял.

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

Лекция X

а Три сии последние мира были тягостны для Германии. Наполеон разбил австрийцев, и по Ульмской капитуляции сдались они при Аустерлице, разбиты русские и австрийцы в <3 нрзб.>, в Италии ерцгерцог Карл, Фердинанд на севере и Мак в средней Германии. Заключили перемирие и потом в 1805 Пресбургский мир. Император Александр не заключил мир. Брат Наполеона признан королем италианским, признаны новые департаменты у Франции. Пруссия приняла сторону России, и 1805 заключена конвенция и проч. Но все это было сказано.

а Зачеркнуто: Титул

Историческая лекция.  XI

Наполеон признан протектором союза Германского — война в Испании — перемена в владениях — Германия приняла участие в войне с Францией против России — Австрия присоединилась к России. Дибич заключил капитуляцию — Наполеон разбит при Лейпциге — и вступили союзники в Париж, и по Парижскому миру Франции оставили все до 1789 г. — Германии — состоялся конгресс — и проч.

Сноски

1 См.: Висковатый П. А. М. Ю. Лермонтов. Жизнь и творчество. М., 1891, с. 37 — 42; Щеголев П. Е. Книга о Лермонтове, вып. 1. Л., 1929, с. 41 — 52; Мануйлов В. А. Новые воспоминания о Лермонтове. — В кн.: Литературный архив, т. 1. М. — Л., 1938, с. 426 — 431; Бродский Н. Л. Московский университетский Благородный пансион эпохи Лермонтова (Из неизданных воспоминаний графа В. А. Милютина). — В кн.: М. Ю. Лермонтов. Статьи и материалы. М., 1939, с. 3 — 15; Майский Ф. Ф. 1) Новые материалы к биографии М. Ю. Лермонтова. — В кн.: Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова. Исследования и материалы, сб. 1. М., 1941, с. 633 — 643; 2) Юность Лермонтова (Новые материалы о пребывании Лермонтова в Благородном пансионе). — Тр. Воронеж. гос. ун-та, 1947, т. 14, вып. 2, с. 185 — 259; Левит Т. Литературная среда Лермонтова в московском Благородном пансионе. — В кн.: Литературное наследство, т. 45 — 46. М., 1948, с. 225 — 254.

2 Бродский Н. Л. М. Ю. Лермонтов. Биография. М. 1945, с. 98 — 100.

3 ИРЛИ, ф. 524, оп. 3, ед. хр. 74 (копия; оригинал — Центральный государственный архив г. Москвы).

4 Там же, ед. хр. 67.

5 О нем см.: Биографический словарь профессоров и преподавателей имп. Московского университета, ч. 1. М., 1855, с. 144 — 146. — Приведенные здесь сведения уточнены по «Послужным спискам чиновников имп. Московского университета» за 1827 и 1828 гг. (ЦГИА СССР, ф. 1349, оп. 4, ед. хр. 67, л. 115 — 117; ед. хр. 97, л. 85 об. — 88).

6 Не исключено, что в этот же период Василевский подвизался в Беседе любителей русского слова: в Чтении 9 (СПб., 1813, с. 88 — 92) увидела свет «Песнь Каменскому второму, написанная по получении известия о его кончине маия 1811 года» с подписью «Д. Васильевский», а в списке членов сотрудников Беседы (по третьему разряду) был указан Дмитрий Евсеевич Василевский (Чтение 13. СПб., 1813, с. V). Косвенным подтверждением этому служит указание М. И. Семевского на то, что «Василевский пописывал стихи — и притом иногда весьма недурные», хотя он и полагал, что в печати стихи эти никогда не появлялись (Заря, 1869, кн. 7, отд. 2, с. 22).

7 Воспоминания Бестужевых. Ред., статья и коммент. М. К. Азадовского. М. — Л., 1951, с. 232.

8 Там же, с. 257.

9 ИРЛИ, ф. 604, ед. хр. 16, л. 12.

10 «Москва мне полюбилась. Я не знаю еще ни одного города, который бы мог сравниться в великолепии и красоте с Москвою!» — писал Василевский Бестужеву 23 марта 1822 г. (там же, л. 20). Большой интерес представляют также его наблюдения над московской жизнью, изложенные в письме от 6 марта 1823 г.: «Живу приятно, спокойно, безбедно и наслаждаюсь впечатлениями, возбуждаемыми во мне часто памятниками древности, уцелевшими от варварства времени. Лучшим комментатором на них служит мне народ московский и крестьяне окружных сел. Дворянство изменилось, но это не народ... а посему оно и служит мне только приятным развлечением от дел моих. Я знаком с лучшими здесь вельможами. Но вельможи всех стран удивительное имеют между собою сходство! Московское дворянство, однако же, имеет оригинальное добродушие, по причине которого московские вельможи могут казаться идиллическими пастухами в сравнении с утонченною и раззолоченною хитростию вельмож немецких, французских и английских, которых удалось мне знать» (там же, л. 23). Переписка Василевского с Н. А. Бестужевым вскоре оборвалась. Правда, «по старой приязни, — отмечает М. А. Бестужев, — он писал иногда брату письма в Сибирь; но это была жалкая дань прежней приязни, приносимая под влиянием страха пред подозрительным правительством» (Воспоминания Бестужевых, с. 260). Одно из этих писем позднего периода приведено (с небольшими купюрами) М. К. Азадовским (там же, с. 750).

11 Речь о том, что нужно негоциатору для приобретения искусства вести переговоры и совещаться о делах государственных, произнесенная <...> Дмитрием Василевским. М., 1824.

12 См. об этом в «Дневнике И. М. Снегирева» (кн. 1. М., 1904, с. 137): «...Василевский читал свою ст<атью> об языке страстей; Дмитриев (М. А., — П. 3.) делал ему возражения, он сердился. Начался хохот общий, от чего умножились страсти бедного сочинителя, против коего, по-видимому, все вооружились. Он защищался от возражения неудачно. В утешение его решили, что хотя пиеса его полезная, однако требует поправок».

13 См.: Словарь членов Общества любителей российской словесности при Московском университете. М., 1911, с. 49; Общество любителей российской словесности при Московском университете. Историческая записка и материалы за сто лет. М., 1911, с. 89.

14 Дело Департамента народного просвещения об увольнении профессора Московского университета Василевского. — ЦГИА СССР, ф. 733, оп. 30, ед. хр. 55, л. 1.

15 Там же, л. 25.

16 Воспоминания Бестужевых, с. 234.

17 См. воспоминания П. Ф. Вистенгофа (М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. М., 1972, с. 108) и Д. И. Гиппиуса — в изложении М. И. Семевского (ИРЛИ, ф. 274, оп. 1, ед. хр. 116, л. 526). — Этот последний источник, из которого явствует, что изгнанию Василевского способствовал в числе других «сорванцов» студент физико-математического отделения — «молодой человек с блистательнейшими способностями» — Александр Герцен, весьма примечателен также заключенной в нем характеристикой Лермонтова, которого Гиппиус, выпускник 1833 г., знал «в первые годы бытности его (т. е. мемуариста, — П. 3.) в университете: «...он помнит Лермонтова, маленького, несколько сутуловатого, немного с кривообразными ногами, но с прекрасными и выразительными глазами и крайне подвижным лицом. Гиппиус помнит, как однажды Лермонтов, идя с князем Гагариным, впоследствии губернатором архангельским, подтрунил над ним, Гиппиусом, найдя его фамилию крайне странною и смешною. Так дерзко и постоянно набрасывавшийся на какую-нибудь историю был поэт Лермонтов».

18 Заря, 1869, кн. 7, отд. 2, с. 24 — 25.

19 В последнем послужном списке Василевского (ЦГИА СССР, ф. 733, оп. 30, ед. хр. 55, л. 19) помечено: «женат, детей не имеет».

20 Рус. арх., 1887, кн. 1, № 2, с. 232 — 233.

21 Между прочим, построением и некоторыми деталями курс Василевского отчасти напоминал заключительный раздел «Древней и новой всеобщей истории» Шрека, третье издание которой появилось в 1827 г. Книга эта имелась в пансионской библиотеке (см.: ИРЛИ, ф. 524, оп. 3, ед. хр. 66).

22 См.: Шагалов А. Ш. Тема Наполеона в творчестве М. Ю. Лермонтова. — Уч. зап. Моск. гос. пед. ин-та им. В. И. Ленина, 1970, вып. 389, с. 194 — 218, а также: Morgulis G. Un chantre russe de l'Empereur: Michel Lermontoff (1814 — 1841). — Revue des études napoléoniennes, 1940, t. XLVI, janvier — juin, p. 5 — 44.

© 2000- NIV