Наши партнеры
Autozap.ru - Интернет магазин AutoZap.ru - каталог запчастей линкольн

Запись о Гете в школьной тетради Лермонтова

Мануйлов В. А. Запись о Гете в школьной тетради Лермонтова // М. Ю. Лермонтов: Исследования и материалы. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1979. — С. 370—372.


В. А. МАНУЙЛОВ

ЗАПИСЬ О ГЕТЕ В ШКОЛЬНОЙ ТЕТРАДИ ЛЕРМОНТОВА

В школьной тетради Лермонтова, озаглавленной «Общая тетрадь. Принадлежит М. Лермантову. 1829 год»,1 среди записей иностранных слов, переводов и диктантов некоторый интерес представляет следующая запись 14 — 15-летнего поэта:

CLASSE FRANÇAISE

университете. Слушал в Дрездене лекции Винкельмана и учился в Страсбурге. 22 лет возвратился он в дом родительский. Познания его были чрезвычайно многообразны; медицина и гравирование, философия и алхимия, изучение языков и теория изящных искусств, — все обращало на себя проницательный взор Гете. Напечатав несколько небольших пьес, в 1773 году он выдал «Гец фон Берглихен»,2

язык преподавал Морис Алларт, а в пятом классе — Яков Луи Кюри. Лермонтов был переведен из четвертого класса в пятый в начале апреля 1829 г. «Общая тетрадь» датирована Лермонтовым 1829 г. Трудно сказать, в каком полугодии была сделана запись о Гете. Она может относиться и к занятиям в четвертом, и к занятиям в пятом классе, тем более что вполне возможны в этой тетради записи, принадлежащие первой половине 1830 г.

Предложенный преподавателем текст Лермонтов перевел следующим образом:

à Francfort sur le Main le 28 Aoû<t> l'an 1749. Son père, docteur en Droits et fonctionnaire distingué de la ville, l'avait élevé à la maison. Doué de talents supérieurs [il] Goete continua son étude dans l'Université de Leipzig, écouta à Dresde les lecons de Vinkelmann et étudia à Strasburg. Il retourna à la maison paternelle à l'age de 22 ans. Il [avait] possédait des connaissances extrêmement variées: la medecine, la gravure, la philosophie et l'alchimie, les langues et la théorie des beaux Arts. [Son] L'œil pénétrant de Goete attirait tout à lui. Ayant fait imprimer guelques-unes des ses petites pièces, il publia l'an 1773 son Gez de Berglichen, sa première tragedie et son premier grand ouvrage. Cette apparition étonna toute l'Allemagne. Toutes les personnes éclairées cherchaient à [le] connaître ce jeune écrivain qui avait montré dans ses premiers essais un génie extraordinaire.

Лермонтова во французском языке, которые, как известно, были оценены высшим баллом (4) в дошедшей до нас «Ведомости о поведении и успехах университетского Благородного пансиона воспитанника 4-го класса М. Лермонтова».3

Для Лермонтова, с детских лет овладевшего разговорным французским языком, сначала под руководством любимого гувернера Капе, а затем Жандро, этот перевод не представлял каких-либо трудностей. За исключением неверной транслитерации немецких имен (следует Goethe, Winckelmann) и отмеченной выше ошибки в названии трагедии Гете, в нем нет каких-либо значительных погрешностей.

Имя Гете не упоминается в программе курса немецкой словесности, который читался в университетском пансионе в 1829 и 1830 гг. Старший современник Пушкина и Байрона, еще здравствовавший в те годы, Иоганн Вольфганг Гете принадлежал новейшей литературе. Программа университетского пансиона в классическом периоде немецкой словесности от 1750 г. выделяла имена Лессинга, Клопштока и умершего в 1805 г. Шиллера. Карл Месс, преподававший немецкий язык в четвертом классе, и Готлиб Траутман, читавший немецкий язык и словесность в пятом классе, имели такое же право коснуться Гете, как и любой другой преподаватель. Биография Гете на уроке французского языка была одной из многочисленных «вольностей» в учебной жизни Московского университетского Благородного пансиона, который в марте 1830 г. был преобразован в гимназию по указу Николая I.

Можно с уверенностью утверждать, что еще во время пребывания в Московском университетском Благородном пансионе Лермонтов знал о Гете значительно больше того, что сообщалось в тексте, предложенном воспитанникам для перевода. Стихотворения 1829 — 1831 гг. свидетельствуют, что Лермонтов был достаточно хорошо знаком с творчеством прославленного немецкого поэта. В 1829 г. он сделал вольный перевод четырех первых стихов баллады Гете «Рыбак» (набросок «Забывши волнения жизни мятежной»);4 в стихотворении того же года «Жалобы турка» Лермонтов использовал зачин песни Миньоны — «Ты знаешь край...»; в ранней сатире «Пир Асмодея» (1830 — 1831) действуют заимствованные у Гете Фауст и Мефистофель. Лермонтов читал в подлиннике произведения Гете, и в том числе, конечно, «Страдания молодого Вертера». К 1831 г. относится запись: «Я читаю „Новую Элоизу“. Признаюсь, я ожидал больше гения, больше познания природы и истины. Ума слишком много; идеалы — что в них? — они прекрасны, чудесны, но несчастные софизмы, одетые блестящими выражениями, не мешают видеть, что они все идеалы. Вертер лучше; там человек — более человек» (6, 388).

В стихотворении 1831 г. «Завещание» Лермонтов подхватил тему «завещания Вертера» и свободно развил традиционный мотив одинокой могилы самоубийцы, вырытой на пустынном месте и вызывающей сочувствие случайного прохожего.5

В «Тамани» Лермонтов сближает подругу контрабандистов с «гетевой Миньоной» — героиней романа «Ученические годы Вильгельма Мейстера» (1777 — 1796).

В дальнейшем творческом и мировоззренческом развитии Лермонтова философские увлечения «немецкой школы» 1830-х годов коснулись его только слегка. Решающее значение для него имела традиция дворянской политической оппозиции пушкинской эпохи, мятежный индивидуализм Байрона и Шиллера.

Сноски

1 ГПБ, ф. 429 (М. Ю. Лермонтов), ед. хр. 30.

2 Так в рукописи, вместо «Берлихинген».

3 См.: Щеголев П. Е. Книга о Лермонтове, вып. 1. Л., 1929, с. 45.

4 См.: Федоров А. В. Лермонтов и литература его времени. Л., 1967, с. 243 — 244.

5 Эйгес И. Перевод М. Ю. Лермонтова из «Вертера» Гете. — В кн.: Звенья, т. 2. М. — Л., 1933, с. 72 — 74; ср.: Жирмунский В. Гете в русской литературе. Л., 1937, с. 60, 438 — 439; Федоров А. В. Лермонтов и литература его времени, с. 244 — 246. — Этот мотив вообще неоднократно встречается в юношеской лирике Лермонтова; ср. стихотворение «В альбом» (1830) и «1831-го июня 11 дня» (строфа 30).

Главная