Наши партнеры
Primafoto.ru - печать на кружках за час

Отрывки из писем Белинского касающиеся Лермонтова (1839-1843гг.)


Белинский В. Г. Отрывки из писем Белинского (1839-1843гг.) // Белинский В. Г. М. Ю. Лермонтов: Статьи и рецензии. - Л.: ОГИЗ: Гос. изд-во. худож. лит., 1941

К.  С. АКСАКОВУ

10 января 1840 г., Петербург

... 1 № «Отечественных записок» интересен. Стихотворения все знакомы тебе, кроме Лермонтова. Каков его «Терек»? Дьявольский талант!.. (II, 23)

Н.  А. БАКУНИНУ

7 ноября 1842 г., Петербург

... Читали ли вы «Боярина Оршу» Лермонтова? Какое страшно могучее произведение! Привезу его к вам вполне, без выпусков. «Демона» я тоже достал полного... (II, 318)

В.  П. БОТКИНУ

1 марта 1840 г., Петербург

... Еще раз — счастие наше, что натура Пушкина не поддалась рефлексии: от того он и великий поэт. Ты не поверишь, как я рад, видя, что у Лермонтова столько же сродства с рефлексиею, сколько у меня с полнотою жизни, с трудом, с музыкою, а у Сенковского с религиозностью: есть надежда, что будет поэт! А его детство обещает дивное

мужество. Каковы его «1 генваря» и «Казачья колыбельная песенка»? Пиши мне о каждом стихотворении Лермонтова — иначе я не хочу с тобою знаться. Как, мой добрый и лысый Василий, — «На смерть Одоевского» тебе больше нравится, чем «Терек»? Сие мнение, о, Боткин! — если бы ты его напечатал — я бы печатно отрекся даже от того, что когда-либо где встречал тебя. Неужели на святой Руси только одному мне суждено было добраться (с грехом пополам) до тайны поэзии и носиться с нею среди вас, подобно Кассандре с ее зловещею тайною, осуждавшею ее на отчуждение и одиночество среди ликующего народа в светлом Илионе! Нет, — Кудрявцеву, верно, «Терек» лучше нравится, чем «На смерть Одоевского» — ведь не даром же я так люблю его, что вот сейчас бы расцеловал бы его до смерти. Спроси его и тотчас же уведомь или заставь его при себе же написать несколько слов об этом — буду ждать этого с таким нетерпением, как будто и бог знает чего...

... Стихи Лермонтова недостойны его имени, они едва ли и войдут в издание его сочинений (которое выйдет к празднику), и я их ругну. Впрочем, они случайно и попали в печать, чтобы отвязаться от альманашников...1 (II, 68—69, 70)

В.  П. БОТКИНУ

1 марта 1841 г., Петербург

... А каковы новые стихи Лермонтова? Он решительно идет в гору и высоко взойдет, если пуля дикого черкеса не остановит его пути...2

... С Кольчугиным я провел — поверишь ли — несколько счастливых и прекрасных минут. Я знаю, что он из тех людей, у которых истина и поэзия сами по себе, а жизнь сама по себе; знаю, что в нем нет субъективности, елейности, безумия любви и шипучей пены фантазии, — но вместе с тем, какая здоровая натура, какой крепкий

практический ум! Я его спросил, знает ли он стихотворения Лермонтова: я не читаю нынешних поэтов — отвечал он. Я прочел ему «Думу» — боюсь взглянуть — думаю — вот скажет: «да что же тут?», а он сказал: да, это великий поэт. Читаю «Три Пальмы» — при описании каравана у него слезы на глазах. Да, живя в Питере, научишься понимать и ценить таких людей... (II, 219, 220)

В.  П. БОТКИНУ

12 августа 1840 г., Петербург

... Очень рад, что тебе понравилась 2-я статья моя о Лермонтове.3 Кроткий тон ее — результат моего состояния духа: я не могу ничего ни утверждать, ни отрицать, и по неволе стараюсь держаться середины. Впрочем, будущие мои статьи должны быть лучше прежних: 2-я статья о Лермонтове есть начало их. От теорий об искусстве я снова хочу обратиться к жизни и говорить о жизни... (II, 144)

В.  П. БОТКИНУ

13 июня 1840 г., Петербург

... В Петербурге, с необитаемого острова я очутился в столице, журнал поставил меня лицом к лицу с обществом, — и богу известно, как много перенес я! Для тебя еще не совсем понятна моя вражда к москводушию, но ты смотришь на одну сторону медали, а я вижу обе. Меня убило это зрелище общества, в котором действуют и играют роли подлецы и дюжинные посредственности, а всё благородное и даровитое лежит в позорном бездействии на необитаемом острове... Отчего же европеец в страдании бросается в общественную деятельность и находит в ней выход из самого отчаяния? О горе, горе нам —

И  ненавидим  мы,  и  любим  мы  случайно,
Ничем  не  жертвуя  ни  злобе,  ни  любви,
И  царствует  в  душе  какой-то  холод  тайный,
Когда  огонь  кипит  в  крови.

Должно быть, по этой причине, я не знаю по-немецки, хотя и толкую об искусстве, Гёте и Шиллере. Жалкое поколение! А кстати: я не согласен с твоим мнением о натянутости и изысканности (местами) Печорина, они разумно необходимы. Герой нашего времени должен быть таков.4 Его характер — или решительное бездействие, иди пустая деятельность. В самой его силе и величии должны проглядывать ходули, натянутость и изысканность. Лермонтов великий поэт: он объектировал современное общество и его представителей. Это навело меня на мысль о разнице между Пушкиным и Гоголем, как национальными поэтами. Гоголь велик, как Вальтер-Скотт, Купер; может быть, последующие его создания докажут, что и выше их; но только Пушкин есть такой наш поэт, в раны которого мы можем влагать персты, чтобы чувствовать боль своих и врачевать их. Лермонтов обещает то же.

Да, наше поколение — израильтяне, блуждающие по степи, и которым никогда не суждено узреть обетованной земли. И все наши вожди — Моисеи, а не Навины. Скоро ли явится сей вождь?.. (II, 129—130)

В.  П. БОТКИНУ

13 марта 1841 г., Петербург

... Лермонтов еще в Питере. Если будет напечатана его «Родина» — то, аллах-керим, — что за вещь — пушкинская, т. е. одна из лучших пушкинских...5 (II, 227)

В.  П. БОТКИНУ

16 апреля 1840 г., Петербург

... Кстати: вышли повести Лермонтова. Дьявольский талант! Молодо-зелено, но художественный элемент так и пробивается сквозь пену молодой поэзии, сквозь ограниченность субъективно-салонного взгляда на жизнь. Недавно был я у него в заточении и в первый раз поразговорился с ним от души. Глубокий и могучий дух! Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! О, это будет русский поэт с Ивана Великого! Чудная натура! Я был без памяти рад, когда он сказал мне, что Купер выше Вальтер Скотта, что в его романах больше глубины и больше художественной целости.

Я давно так думал и еще первого человека встретил, думающего так же. Перед Пушкиным он благоговеет, и больше всего любит «Онегина». Женщин ругает... Мужчин

он также презирает, но любит одних женщин, и в жизни только их и видит. Взгляд чисто онегинский. Печорин — это он сам, как есть. Я с ним спорил, и мне отрадно было видеть в его рассудочном, охлажденном и озлобленном взгляде на жизнь и людей семена глубокой веры в достоинство того и другого. Я это сказал ему — он улыбнулся и сказал: дай бог! Боже мой, как он ниже меня по своим понятиям, и как я бесконечно ниже его в моем перед ним превосходстве. Каждое его слово — он сам, вся его натура, во всей глубине и целости своей. Я с ним робок, — меня давят такие целостные, полные натуры, я перед ними благоговею и смиряюсь в сознании своего ничтожества...

...К повести Соллогуба ты чересчур строг: прекрасная беллетрическая повесть — вот и всё. Много верного и истинного в положении, прекрасный рассказ, нет никакой глубокости, мало чувства, много чувствительности, еще больше блеску. Только Сафьев — ложное лицо. А впрочем, славная вещь, бог с нею! Лермонтов думает так же.6 Хоть и салонный человек, а его не надуешь — себе на уме. Да, он в образовании-то подальше Пушкина, и его не надует не только какой-нибудь идиот, осел и глупец Катенин (в котором Пушкин видел великого критика и по совету которого выбросил 8 главу «Онегина»), но и наш брат. Вот это-то и хорошо. Он славно знает по-немецки и Гёте почти всего наизусть дует. Байрона режет тоже в подлиннике. Кстати: дуэль его — просто вздор, Барант (салонный Хлестаков) слегка царапнул его по руке, и царапина давно уже зажила. Суд над ним кончен и пошел на конфирмацию к царю. Вероятно, переведут молодца в армию. В таком случае хочет проситься на Кавказ, где приготовляется какая-то важная экспедиция против черкес. Эта русская разудалая голова так и рвется на нож. Большой свет ему надоел, давит его, тем более, что он любит его не для него самого, а для женщин, для интриг ... себе вдруг по три, по четыре аристократки, и не наивно и пресерьезно говорит Краевскому, что он уж и в ... не ходит, потому-де, что уж незачем. Ну, от света еще можно бы оторваться, а от женщин — другое дело. Так он и рад, что этот случай отрывает его от Питера. Что ты, Боткин, не скажешь мне ничего о его «Колыбельной казачьей песне»? Ведь чудо!.. (II, 108; 109—110)

В.  П. БОТКИНУ

16 мая 1840 г., Петербург

... В 5 № «Отечественных записок» стихи Лермонтова (он уже должен быть на Кавказе) — прелесть, но у нас есть в запасе еще лучше... (II, 127)

В.  П. БОТКИНУ

16 января 1841 г., Петербург

... Кстати об «Отечественных записках»: 2 № будет несравненно лучше первого... Из стихов «Ночь» и другие Кольцова, «Соседи» и «Песня» Красова, новое стихотворение Лермонтова, присланное с Кавказа — «Пускай она поплачет, ей это ничего не значит», последние стихи этой пьесы насквозь проникнуты леденящим душу неверием в жизнь и во всевозможные отношения, связи и чувства человеческие...7

... Критика (стихотворения Лермонтова) — вышла у меня статейка живая, одушевленная, если не хитрая... (II, 209)

В.  П. БОТКИНУ

17 марта 1842 г., Петербург

... Стихотворение Лермонтова «Договор» — чудо, как хорошо, и ты прав, говоря, что это глубочайшее стихотворение, до понимания которого не всякий дойдет; но не такова ли же и большая часть стихотворений Лермонтова?8 Лермонтов далеко уступит Пушкину в художественности и виртуозности, в стихе музыкальном и упруго-гибком; во всем этом он уступит даже Майкову (в его антологических стихотворениях), но содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественнейшей натуры, исполинский взмах, демонский полет — с небом гордая вражда — всё это заставляет думать, что мы лишились в Лермонтове поэта, который, по содержанию, шагнул бы дальше Пушкина. Надо удивляться детским произведениям Лермонтова — его драме, «Боярину Орше», и т. п. (не говорю уже о «Демоне»); это не «Руслан и Людмила», тут нет ни легкокрылого похмелья, ни сладкого безделья, ни лени золотой, ни вина и шалостей амура: нет, это — сатанинская улыбка на жизнь, искривляющая младенческие еще уста, это — «с небом гордая вражда», это — презрение рока и предчувствие его неизбежности. Всё это детски, но страшно

— сильно и взмашисто. Львиная натура! Страшный и могучий дух! Знаешь ли, с чего мне вздумалось разглагольствовать о Лермонтове? Я только вчера кончил переписывать его «Демона», с двух списков, с большими разницами, — и еще более вник в это детское, незрелое и колоссальное создание. Трудно найти в нем и четыре стиха сряду, которых нельзя было бы окритиковать за неточность в словах и выражениях, за натянутость в образах: с этой стороны «Демон» должен уступить даже «Эдде» Баратынского; но — боже мой! — что же перед ним все антологические произведения Майкова или и самого Анакреона, да еще в подлиннике? Да, Боткин, глуп я был с моею художественностью, из-за которой не понимал, что такое содержание. Но об этом никогда довольно не наговоришься. Обращаюсь к «Договору»: эта пьеса напечатана не вполне; вот ее конец:

Так  две  волны  несутся  дружно
Случайной,  вольною  четой
В  пустыне  моря  голубой:
Их  гонит  вместе  ветер  южный,
Но  их  разрознит  где-нибудь
Утеса  каменная  грудь...
И,  полны  холодом  привычным,
Они  несут  брегам  различным,
Без  сожаленья  и  любви,
Свой  ропот  сладостный  и  томный,
Свой  бурный  шум,  свой  блеск  заемный
И  ласки  вечные  свои...

Сравнение, как будто, натянутое; но в нем есть что-то лермонтовское...9

Со мною сделалась новая болезнь — не шутя. Ноет грудь, но так сладко, так сладострастно... Словно волны пламени то нахлынут на сердце, то отхлынут внутрь груди; но эти волны так влажны, так освежительны... Ощущение это давно мне знакомо; но никогда оно не бывало у меня так глубоко, так чувственно, так похоже на болезнь. Особенно оно овладело мною, пока я писал «Демона». Странный я человек: иное по мне скользнет, а иное так зацепит, что я им только и живу; «Демон» сделался фактом моей жизни, я твержу его другим, твержу себе, в нем для меня — миры истин, чувств, красот. Я его столько раз читал — и слушатели были так довольны... (II, 284—285).


В.  П. БОТКИНУ

Лето 1842 г., Петербург

... Сейчас упился я «Оршею». Есть места, убийственно хорошие, а тон целого — страшное, дикое наслаждение. Мочи нет, я пьян и неистов. Такие стихи охмеляют лучше всех вин... (II, 312)

В.  И. БОТКИНУ

28 июня 1841 г., Петербург

... Кстати: какую гадость написал Лермонтов о французах и Наполеоне — то ли дело Пушкина «Наполеон»...10 (II, 249)

В.  П. БОТКИНУ

4 апреля 1842 г., Петербург

... Письмо твое о Пушкине и Лермонтове усладило меня. Мало чего читывал я умнее. Высказано плохо, но я понял, что хотел ты сказать. Совершенно согласен с тобою. Особенно поразили меня страх и боязнь Пушкина к демону: «печальны были наши встречи»; именно отсюда и здесь его разница с Лермонтовым...

... О Лермонтове согласен с тобою до последней йоты; о Пушкине еще надо потолковать...11 (II, 294—295)

В.  П. БОТКИНУ

6 февраля 1843 г., Петербург

... Я не читаю стихов (и только перечитываю Лермонтова, всё более и более погружаясь в бездонный океан его поэзии), и когда случится пробежать стихи Фета или Огарева, я говорю: «оно хорошо, но как же не стыдно тратить времени и чернил на такие вздоры?..» (II, 333)

В.  П. БОТКИНУ

9 апреля 1841 г., Петербург

... Хорош Шевырев: Лермонтов подражает Бенедиктову и пр. Святители!..12 (II, 239)

В.  П. БОТКИНУ

9 февраля 1840 г., Петербург

... Итак, о Лермонтове. Каков его «Терек»? Чорт знает — страшно сказать, а мне кажется, что в этом юноше готовится третий русский поэт, и что Пушкин умер не без наследника. Во 2 № «Отечественных записок» ты прочтешь его «Колыбельную песню казачки» — чудо! А это:

В  минуту  жизни  трудную,
Теснится  ль  в  сердце  грусть,
Одну  молитву  чудную
Твержу  я  наизусть.

Есть  сила  благодатная
В  созвучьи  слов  живых,

И  дышит  непонятная,
Святая  прелесть  в  них.

С  души  как  бремя  скатится,
Сомненье  далеко —
И  верится,  и  плачется,
И так  легко,  легко!

Как безумный, твердил я и дни и ночи эту чудную молитву, — но теперь я твержу, как безумный, другую молитву:

И  скучно,  и  грустно!..  и  некому  руку  подать
          В  минуту  душевной  невзгоды...
Желанья!..  Что  пользы  напрасно  и  вечно  желать?
          А  годы  проходят — все  лучшие  годы!
Любить...  но  кого  же?..  на  время  не  стоит  труда,
          А  вечно  любить  невозможно...
В  себя  ли  заглянешь? — там  прошлого  нет  и  следа:
          И  радость,  и  муки,  и  всё  так  ничтожно.
Что  страсти?..  ведь  рано  иль  поздно  их  сладкий  недуг
          Исчезнет  при  слове  рассудка,
И  жизнь,  как  посмотришь  с  холодным  вниманьем  вокруг —
          Такая  пустая  и  глупая  шутка...

Эту молитву твержу я теперь потому, что она есть полное выражение моего моментального состояния...

... Стихи Лермонтова и Красова не пропущены в «Отечественных записках», а в «Литературной газете», у которой другие цензора, пропущены...13 (II, 31—32, 35)


В.  П. БОТКИНУ

Февраль 1840 г., Петербург

... Что ж ты ни слова не написал мне о стихах Лермонтова — «Дары Терека» и «На смерть Одоевского»? А какова его «Колыбельная песенка»? Я от нее без ума... (II, 57)

Н.  Х. КЕТЧЕРУ

3 августа 1841 г., Петербург

... Вот тебе несколько новостей: Лермонтов убит наповал— на дуэли. Оно и хорошо: был человек беспокойный, и писал, хоть хорошо, но безнравственно, — что ясно доказано Шевыревым и Бурачком. Взамен этой потери,

Булгарин Все молодеет и здоровеет, а Межевич подает надежду превзойти его и в таланте и в добре. Фаддей Бенедиктович ругает Пушкина печатно, доказывает, что Пушкин был подлец, а цензура, верная воле Уварова, марает в «Отечественных записках» всё, что пишется в них против Булгарина и Греча. Литература наша процветает, ибо явно начинает уклоняться от гибельного влияния лукавого запада — делается до того православною, что пахнет мощами и отзывается пономарским звоном, до того самодержавною, что состоит из одних доносов, до того народною, что не выражается иначе, как по матерну. Уваров торжествует и, говорят, пишет проект, чтобы всю литературу и все кабаки отдать на откуп Погодину... (II, 256—257)

А.  А. КРАЕВСКОМУ

24 августа 1839 г., Москва

... Теперь перелистываю 8 № «Отечественных записок»... Стихотворение Лермонтова «Три пальмы» чудесно, божественно. Боже мой! Какой роскошный талант! Право, в нем таится что-то великое... (I, 336)

П.  Н. КУДРЯВЦЕВУ

28 июня 1841 г., Петербург

... Какую дрянь написал Лермонтов о Наполеоне и французах — жаль думать, что это Лермонтов, а не Хомяков. Но сколько роскоши в «Споре Казбека с Эльбрусом», хотя в целом мне и не нравится эта пьеса, и хотя в ней есть стиха четыре плохих... (II, 252)

Н.  В. СТАНКЕВИЧУ

29 сентября — 8 октября 1839 г., Москва

... На Руси явилось новое могучее дарование — Лермонтов; вот одно из его стихотворений:

ТРИ ПАЛЬМЫ
(Восточное  сказание)

          В  песчаных  степях  аравийской  земли
Три  гордые  пальмы  высоко  росли.
Родник  между  ними  из  почвы  бесплодной,
Журча,  пробивался  волною  холодной,
Хранимый,  под  сенью  зеленых  листов,
От  знойных  лучей  и  летучих  песков.

          И  многие  годы  неслышно  прошли;
Но  странник  усталый  из  чуждой  земли
Пылающей  грудью  ко  влаге  студеной
Еще  не  склонялся  под  кущей  зеленой;
И  стали  уж  сохнуть  от  знойных  лучей
Роскошные  листья  и  звучный  ручей.

          И  стали  три  пальмы  на  бога  роптать:
«На  то  ль  мы  родились,  чтоб  здесь  увядать?
Без  пользы  в  пустыне  росли  и  цвели  мы,
Колеблемы  вихрем  и  зноем  палимы,
Ничей  благосклонный  не  радуя  взор?..
Не  прав  твой,  о,  небо,  святой  приговор!..»

          И  только  замолкли, — в  дали  голубой
Столбом  уж  крутился  песок  золотой,
Звонков  раздавались  нестройные  звуки,
Пестрели  коврами  покрытые  вьюки,
И  шел,  колыхаясь,  как  в  море  челнок,
Верблюд  за  верблюдом,  взрывая  песок.

          Мотаясь,  висели  меж  твердых  горбов
Узорные  полы  походных  шатров;
Их  смуглые  ручки  порой  подымали,
И  черные  очи  оттуда  сверкали...
И,  стан  худощавый  к  луке  наклоня,
Араб  горячил  вороного  коня.

          И  конь  на  дыбы  подымался  порой
И  прыгал,  как  барс,  пораженный  стрелой;
И  белой  одежды  красивые  складки
По  плечам  фариса  вились  в  беспорядке;
И  с  криком  и  свистом  носясь  по  песку,
Бросал  и  ловил  он  копье  на  скаку.

          Вот  к  пальмам  подходит,  шумя,  караван;
В  тени  их  веселый  раскинулся  стан.
Кувшины,  звуча,  налилися  водою,
И,  гордо  кивая  махровой  главою,
Приветствуют  пальмы  нежданых  гостей,
И  щедро  поит  их  студеный  ручей.

          Но  только  что  сумрак  на  землю  упал,
По  корням  упругим  топор  застучал, —
И  пали  без  жизни  питомцы  столетий!
Одежду  их  сорвали  малые  дети,
Изрублены  были  тела  их  потом,
И  медленно  жгли  их  до  утра  огнем.

          Когда  же  на  запад  умчался  туман,
Урочный  свой  путь  продолжал  караван;
И  следом  песчаным  на  почве  бесплодной
Виднелся  лишь  пепел  седой  и  холодный;
И  солнце  остатки  сухие  дожгло,
А  ветром  их  в  степи  потом  разнесло.

          И  ныне  всё  дико  и  пусто  кругом;
Не  шепчутся  листья  с  гремучим  ключом:
Напрасно  пророка  о  тени  он  просит, —
Его  лишь  песок  раскаленный  заносит,
Да  коршун  хохлатый,  степной  нелюдим,
Добычу  терзает  и  щиплет  над  ним.

Какая образность! — так всё и видишь перед собою, а, увидев раз, никогда уж не забудешь! Дивная картина так и блестит всею яркостию восточных красок! Какая живописность, музыкальность, сила и крепость в каждом стихе, отдельно взятом! Идя к Грановскому, нарочно захватываю новый № «Отечественных записок», чтобы поделиться с ним наслаждением — и что же? — он предупредил меня: какой чудак Лермонтов — стихи гладкие, а в стихах чорт знает что — вот хоть его «Три Пальмы» — что за дичь! — Что на это было отвечать? Спорить? — но я потерял уже охоту спорить, когда нет точек соприкосновения с человеком. Я не спорил, но, как майор Ковалев частному приставу, сказал Грановскому, расставив руки: «Признаюсь — после таких с вашей стороны поступков, я ничего не нахожу» — и вышел вон. А между тем, этот человек, со слезами восторга на глазах, слушал «О царе Иване Васильевиче, молодом опричнике и удалом купце Калашникове». Не значит ли это того, что у него, для искусства, есть только непосредственное чувство, не развившееся и не возвысившееся до вкуса?.. (I, 339—341)

И.  И. ХАНЕНКЕ

8 февраля 1842 г., Петербург

... «Демон» Лермонтова запрещен в «Отечественных записках», где был напечатан целиком...14 (II, 278)

Сноски

1. Недостойными имени Лермонтова Белинский считал стихотворения «Узник» и «Ангел», напечатанные в «Одесском альманахе на 1840 год». В рецензии на альманах он «ругнул» эти стихотворения, заявив, что они не войдут в сборник Лермонтова, который должен был выйти в свет весною 1840 г. «Ангел» действительно не вошел в сборник, но «Узник» был напечатан в нем.

2. «Новые стихи Лермонтова» - вероятно, «Есть речи - значенье» и «Завещание».

3. «Вторая статья о Лермонтове», т. е. вторая половина статьи о «Герое нашего времени», начинающаяся с разбора «Тамани».

4. Мнение «о натянутости и изысканности (местами) Печорина» В. П. Боткин высказывал в не дошедшем до нас письме к Белинскому от 21 мая 1840 г. Оспаривая точку зрения Боткина в целом, Белинский согласился с ней только в применении к одному случаю: «искусственным и натянутым» Белинский счел то место «Героя нашего времени», когда Печорин чувствует трепет неизъяснимого блаженства при мысли, что обольщенная им княжна Мери проведет ночь в слезах, см. стр. 94 наст. изд. Ср. также об этом у П. В. Анненкова «Литературные воспоминания», Л., 1928, стр. 250-251.

5. «Родина» была напечатана в четвертой книжке «Отечественных Записок» 1841 г.

6. Повесть Соллогуба, о которой Белинский беседовал с Лермонтовым, - «Большой свет, повесть о двух танцах», напечатанная в «Отечественных Записках» 1840 г., кн. 3.

7. «Новое стихотворение Лермонтова» - «Завещание» («Наедине с тобою, брат»), напечатанное во второй книжке «Отечественных Записок» 1841 г. Белинский цитирует последние две строки данного стихотворения.

8. В письме к Белинскому от 22 марта 1842 г. В. П. Боткин указывал, что с его точки зрения «Лермонтов нигде так не выражался весь, во всей своей духовной личности, как в этом «Договоре». Какое хладнокровие, спокойное презрение всяческой патриархальности, авторитетных, привычных условий, обратившихся в рутину. Титанические силы были в душе этого человека!» (Белинский, Письма, т. II, стр. 416).

9. Белинский цитирует конец не «Договора», а стих., посвященного графине Растопчиной.

10. Стихотворение Лермонтова о «французах и Наполеоне» - «Последнее новоселье», написанное по поводу перенесения праха Наполеона с острова св. Елены в Париж. Стихотворение было напечатано в пятой книжке «Отечественных Записок» 1841 г. Оно подверглось осуждению в передовых литературных кругах.

11. Письмо Белинского являлось ответом на обширное письмо Боткина от 22-23 марта 1842 г., посвященное сравнительной характеристике Пушкина и Лермонтова. Свое понимание Пушкина и «разницы» его с Лермонтовым Белинский кратко намечал в пятой статье пушкинского цикла, обещая развить эту тему в новой (неосуществленной) статье о Лермонтове. Ту же тему Белинский затрагивал в «Библиографических и журнальных известиях», см. 214-220 стр. наст. изд.

12. Об отношении Шевырева к поэзии Лермонтова см. примечание выше.

13. Стихи Лермонтова, не пропущенные в «Отечественных Записках», но напечатанные в «Литературной Газете» (1840 г., № 6) - «И скучно, и грустно».

14. В шестой книжке «Отечественных Записок» 1842 г. были опубликованы только отрывки из поэмы «Демон».

© 2000- NIV