Бродский Н.Л. - Поэтическая исповедь русского интеллигента 30—40-х годов (примечания)

Часть: 1 2 3
Примечания

1 «Телескопъ», 1831, ч. I, № 1, «Современное направленіе просвещенія», стран. 9.

2 Въ статье «Стихотворенія Лермонтова», 1841.

3 Любопытно, что въ «Телескопе» была переведена статья изъ «Эдинбургскаго Обозренія», — «Современный духъ анализа и критики», где это современное характеризовалось следующими чертами: «анализъ господствуетъ, критика царствуетъ; розыскъ введенъ повсюду. Общество вслушивается, щупаетъ само себя... Жизнь лихорадочная, страдательная, совершенно критическая, исполненная любопытства и неизвестности» (1832, № 19).

4 «Разговоръ о возможности найти единый законъ для изящнаго». «Московскій Вестникъ» 1827, ч. I, № 1, стран. 37, 38, 47, 50.

5 Белинскій, «Опытъ системы нравственной философіи». 1835.

6 «Зародышъ», «Молва» 1832, № 97.

7 Стихотворенія Лукьяна Якубовича. С.-Пб. 1837, XV, стран. 36.

8 «Въ одну высокую минуту самозабвенія душа, отрешась отъ тела, перенеслась изъ шумнаго зеленаго міра черезъ мрачную страну смерти въ царство небесное, въ міръ вечной Гармоніи. Тамъ она увидала передъ собой Ангела, съ кроткой улыбкой призывавшаго ее въ храмъ Бога бесконечнаго. Она вступила» и между прочимъ спросила: «А эти радужные лучи, которые сливаются въ океанъ света, куда и взирать не дерзаю! Ихъ нетъ на земле!». «Это возвышенныя мысли и чувства человековъ! Оне все текутъ отъ единой сени, где обитаетъ Вечный, и въ нее же возвращаются! Взгляни на твои мысли: какъ оне светлы у Бога». «И восторженная душа осмелилась неуклоннымъ окомъ взирать на сень вечнаго Света. Но скажи, мой Хранитель, откуда сіи звуки? Они ясны, сладки, какъ божественный светъ! Въ первый разъ я ихъ слышу: здесь только звучатъ они вечно?» «Все вечно на небе!.. Здесь есть и твои звуки: внимай имъ; они чаще, согласнее говорятъ на арфе Господней!..» Душа хотела воспеть новымъ гласомъ хвалу Всевышнему; но звуки загремели сильнее; она проснулась, изумленная, въ тесномъ покрове тела земного. Исчезло небо, исчезъ ея Ангелъ, минутный гость рая, прилетевшій на мигъ утешить ее сладкою вестью о небе». «Московскій Вестникъ» 1827, ч. II, № 7, стран. 221—223 (курсивъ автора).

9 П. В. Анненковъ, Н. В. Станкевичъ. Переписка его и біографія. М. 1857, стран. 166, 89.

10 «О русскомъ просвещеніи». «Телескопъ» 1832. № 2, стран. 189 (курсивъ автора).

11 Тамъ же 1832. № 1. А забытый теперь В. Титовъ еще въ 1827 г. выражалъ «убежденіе въ непреложной истине, что противоречія, представляемыя намъ въ частныхъ явленіяхъ, временны и клонятся къ утвержденію того вечнаго порядка и гармоніи, кои преследуютъ человека съ мыслью о счастіи», и говорилъ, что «симъ убежденіемъ, которое можно назвать идеаломъ, напитанъ добродетельный. Онъ негодуетъ на несовершенства, встречаемыя въ міре, и силою воли своей стремится подчинить все окружающее идеалу всеобщей гармоніи, который путеводительно светитъ въ его духе. О своей особе помнитъ онъ только какъ о средстве къ благосостоянію целаго, и не уповаетъ на признательность людей: наградой ему служитъ его высокое стремленіе. Вотъ картина доблести!» («О достоинстве поэта», «Московскій Вестникъ» 1827, ч. II, № 7, стран. 232.

12 См., напр., письма Н. Станкевича, стран. 140, 165.

13 «Жизнь», «Московскій Вестникъ» 1827, ч. I, № 3.

14 «Старость», тамъ же 1827, ч. II, № 5, стран. 6.

15 См. мой этюдъ «Поэты кружка Станкевича» («Известія II отделенія Имп. Академіи Наукъ», 1912, т. XVII, № 4).

16 «Распутье», «Молва» 1832, № 22.

17 «Стихотворенія» 1837 г., стран. 31, 25, 117, 135.

И неизвестный W восклицалъ:

Мне счастья въ міре нетъ...
Я мертвъ для наслажденья света и радостей любви.

(«Одиночество», «Галатея» 1829, ч. IX, стран. 373).

В. Титову казалось — «печаль — высшая радость» («Радость и печаль», «Московскій Вестникъ» 1827, ч. II, № 8, стран. 334). Трилунный признавался: «все въ тленномъ міре суета», («Молва» 1832, № 19). К. А. Долгорукій считалъ себя «къ несчастью обреченнымъ, съ страданьемъ обрученнымъ» (Тамъ же 1832, № 21); неизвестный авторъ даже Владиміра Великаго наделилъ чертами рефлексирующаго интеллигента, заставивъ его произносить следующую тираду: «если существуетъ блаженство, то оно обитаеть тамъ, надъ звездами. Но моремъ облитая земля есть отчизна проклятія. Пламенный духъ человека, эта искра изъ странъ светлейшихъ, блуждая въ ночи жизни, отдаляется все далее и далее отъ своего высокаго небеснаго начала и, наконецъ, погаснувъ, исчезаетъ совершенно. И венценосецъ, облегченный въ порфиру, и рабъ, орошающій потомъ своимъ чужую ниву — все мы, стеная, склоняемъ выю подъ алмазное ярмо одной и той же судьбы... Мысль о печальномъ жребіи человеческой жизни, о темной загадке судьбы, каждый разъ наполняетъ грудь мою какой-то грустью, тоской» (Владиміръ Великій (переводъ съ шведскаго), «Галатея» 1829, ч. IX, стран. 231—232).

18 «Пережитое и передуманное», С.-Пб. 1867, стран. 254, 260.

19 Сочиненія А. И. Герцена, С.-Пб. 1906, т. VI, стран. 17, 44, 16.

20 «Московскій Вестникъ» 1827, ч. II, № 5, стран. 4—5.

21 1829, ч. 8.

22 «Московскій Наблюдатель» 1835, ч. 5.

23 1833, № 91.

24 «Молва» 1833, № 4.

25 «Стихотворенія», стран. 62.

26 «Мои литературныя и нравственныя скитальчества». «Эпоха» 1864, мартъ, стран. 126—127.

Те же черты въ своихъ молодыхъ современникахъ находили Надеждинъ, считавшій «отличительными признаками века: ненасытную жадность познаній, простирающуюся нередко за пределы, постановляемые разуму... необузданное кипеніе деятельности, проторгающейся ныне въ слишкомъ бурныхъ изверженіяхъ» («Телескопъ», 1831, ч. I, стран. 5), и А. Д. Дмитріевъ, писавшій въ статье «Духъ времени»: «Каковъ духъ нынешняго времени? Вамъ будутъ отвечать: стремленіе къ свободе мыслей и действій». [Тамъ же 1833, ч. XIII (курсивъ автора)].

27 «Московскій Вестникъ» 1830, ч. V, стран. 41—42.

28 «Телескопъ» 1832, ч. VIII.

29 «Галатея» 1829, ч VIII, стран. 253.

30 «Московскій Наблюдатель» 1837, ч VI.

Тотъ же А. Башиловъ, характеризуя современное общество, писалъ, что

Въ стенахъ разсеянной Москвы
Дни считаются пирами,
Люди взрослые какъ дети
Хлопушкой лени время бьютъ;
Человекъ въ сужденьяхъ связанъ,
Сердце спитъ подъ гнетомъ думъ,
Умъ подъ клятвою обязанъ
Носить приличія костюмъ,
Есть на все свои законы,
А честь двусмысленный законъ,
Виноватые все правы,
Честь безчестьемъ погоняютъ.

(«Галатея» 1829, ч. V, стран. 102—103.)

С. Шевыревъ «боялся разсеяннаго дня, его безсмысленнаго шуму»:

Тамъ дремлютъ праздные умы,
Лепечутъ ветреные люди,
И светъ ихъ пустъ, какъ пусты груди.

(Тамъ же, ч. IX, стран. 371.)

Въ статье Тверского отшельника «Тверской бульваръ» также дано остроумное и резкое описаніе светскаго общества («Московскій Калейдоскопъ» 1831 (прибавленіе къ «Молве»), № 16). Л. Якубовичъ въ 1836 г. въ своей «Думе» писалъ, что

Приличье и мненье — сковали все въ міре;
Безчестіе — честью, коварство разсудкомъ
Ужъ стали. Сердца превратились въ каменья,
Высокія чувства смешны и позорны:
Такъ люди приличью и мненью покорны.

(«Стихотворенія», стран. 139.)

31 Белинскій, «Литературныя мечтанія», 1834.

32 См. письма Станкевича, стран. 157 («если безпокоюсь, такъ это о томъ, что, можетъ быть, не совершу того, что предполагаю — что не принесу людямъ сотой части той пользы, которую иногда надеюсь принести имъ» и т. д.).

33 Переписка Н. В.Станкевича, стран. 201.

34 Изъ письма 1834 г. къ М. А. Лопухиной.

35 Глубокій интересъ Лермонтова къ Наполеону (см. его стихотворенія 1830 г. «Наполеонъ» и «Эпитафія Наполеона») питался между прочимъ помещенными въ «Галатее» 1829 г. стих. Тютчева «Могила Наполеона» и статьей «Свиданіе капитана Галля съ Наполеономъ Бонапартомъ на острове св. Елены въ 1817 году» (ч. II); біографическія данныя о Байроне, такъ волновавшія юношу, и переводы изъ него находились въ томъ же журнале, напр., «Нечто о лорде Байроне» (ч. III), отрывокъ изъ «Гяура» въ переводе Трилуннаго. Иногда поэтъ какъ бы полемизируетъ съ авторомъъ: въ переводной статье «Пожаръ въ Москве при Наполеоне» (ч. VI) русскіе называются скифами, студентъ Заруцкій (въ драме «Странный человекъ» 1831) гордится русскими: «Ура! господа! здоровье пожара московскаго!..». Стихотвореніе Колачевскаго «Демонъ-разрушитель» (ч. VII) въ томъ же году вызываетъ у Лермонтова пьесу «Мой демонъ». Образъ одного стихотворенія Лермонтова (1841) имеется въ стихотвореніи М. С.: «оторванный отъ веточки грозой, летитъ, кружится листъ древесный въ пространстве воздуха... И я, на сей земле пришлецъ, ношусь, какъ ты, по воле рока злого, пока придетъ конецъ здесь странствія земного» («Атеней» 1830, ч. II, стран. 337). Большой промежутокъ между стихотвореніями не можетъ служить возраженіемъ противъ возможности не только случайнаго совпаденія этого образа; ведь, по признанію самого поэта, «долго, долго умъ хранитъ первоначальны впечатленія»... Сравни также «Ангелъ» (1831) и«Звуки» Ѳ. Глинки («Галатея» 1829, ч. I, стран. 88—89), «1 января» (1840) и сонетъ Левашова «Обманъ» (тамъ же, ч. X, стран. 160).

36 Изъ частичныхъ сопоставленій отметимъ «Ангелъ» (1831) и «Сонъ души» С. Шевырева («Моск. Вестникъ» 1827, ч. II, № 7), «Волшебные звуки» (1841) и «Звуки» Каллидора, (тамъ же 1827 ч. IV, № 13), где авторъ говоритъ объ «иномъ міре, обитатели котораго — звуки, жизнь ихъ — вечная, живая гармонія. Когда родные звуки встречаются на земле, они узнаютъ другъ друга, трепещутъ и сливаются въ одно очаровательное созвучіе».

37 Изъ письма 1831 г. къ Н. И. Поливанову.

38 «Литературныя мечтанія» 1834.

39 Напрасно здесь видятъ (напр., проф. Абрамовичъ) «явную иронію» Лермонтова надъ студенчествомъ; ведь, и въ комнате Огарева, куда обычно сходились Герценъ съ друзьями, «не проходилъ дымъ сигаръ, запахъ жженки», «после ужина возникалъ обыкновенно капитальный вопросъ, «какъ варить жженку?». См. сочиненія А. И. Г е р ц е н а, II, стран. 111, 114.

40 Да и Жоржъ Печоринъ, глава «банды», изображенъ человекомъ съ «сужденіями резкими, полными противоречій, хотя оригинальными, какъ вообще сужденія молодыхъ людей, воспитанныхъ въ Москве и привыкшихъ безъ принужденія посторонняго развивать свои мысли».

41 Любопытно отметить, что известное увлеченіе Лермонтова Д. Ф. Куперомъ было свойственно «Телескопу», где въ 1831 г. (№ 14, ч. V) была напечатана восторженная (переводная) статья объ этомъ писателе. Припомнимъ то же увлеченіе Белинскаго. Интересъ Лермонтова къ В. Гюго, Бальзаку поддерживался темъ же журналомъ и «Московскимъ Телеграфомъ». Вероятно, не безъ вліянія журнальныхъ толковъ, будто Пушкинъ начала 30-хъ годовъ «умеръ или обмеръ на время» возникло мненіе Лермонтова, высказанное имъ въ 1835 году, что «поэтъ возсталъ въ блеске новомъ отъ продолжительнаго сна».

42 По словамъ Сатина, Лермонтовъ и Белинскій «глубоко уважали и ценили другъ друга».

43 Белинскій, «Стихотворенія Лермонтова», 1841.

44 Ср. стих. Хомякова, «На сонъ грядущій», 1831 г.

45 Ср. Хомякова («Московскій Вестникъ» 1827, ч. I, «Заря»):

Заря, тебе подобны мы —
Смешенье пламени и хлада,
Смешеніе небесъ и ада,
Сіяніе лучей и тьмы (1826).

Тотъ же характерный мотивъ въ «Атенее», янв. 1830 г., въ статье Н. Н. «Различіе между классической и романтической поэзіей», где читаемъ: «Духъ человеческій есть гражданинъ двухъ противоположныхъ міровъ. Какъ свободная сила разуменія, онъ есть духъ чистый, безтелесный, безсмертный — пришлецъ отъ обители горней незримой земли: но сей духъ облеченъ вместе плотію, слепленное изъ земного бренія — есть обитатель дольней видимой вселенной. Сія двойственность, различая самое себя чрезъ самосознаніе, составляетъ основное начало полнаго человеческаго бытія» (стран. 1—2). Эта же мысль повторяется въ другой статье Надеждина, «Современное направленіе просвещенія» («Телескопъ», 1831, ч. I, № 1, стран. 7).

46 1835—36 гг. Тотъ же мотивъ встречается въ повести 1831—32 гг. «Вадимъ» («Его душа расширяласъ, хотела бы вырваться, обнять всю природу и потомъ сокрушить ее»).

47 «Московскій Вестникъ» 1827, ч. III, № 12 — «Желаніе».

48 1835. «Стихотворенія», стран. 147.

49 Ср. Полежаева, Хомякова, восклицавшаго въ 1828 г.:

     ...о дайте волю мне!
Я не рожденъ быть утлою ладьею,
Забытой въ пристани, не знающей морей,
И праздной истлевать кормою,
Добычей гнили и червей.
Но я хочу летать надъ бурными волнами
Могучимъ кораблемъ съ дружиной боевой...
Бродить по области и смерти и чудесъ
И жадно пить восторгъ ... и т. д.

Мечты о свободе находили место и въ журнале Полевого и въ «Галатее» Раича: напр., въ повести «Одинъ день передъ Грансономъ» читаемъ: «не за сокровища, не за кровь пролитую мы должны сражаться; нетъ! для насъ есть нечто святое, неприкосновенное — это свобода, за искупленіе которой поклянемся жертвовать жизнью» (1829, ч. I, стран. 78).

50 «Переписка», стран. 55, 56.

51 Тотъ же образъ «люди-волны» см. у Л. Якубовича въ стихотвореніи «Мигъ» 1836 г.

52 «Русскій Архивъ» 1893, № 11, стран. 380.

53 А. Есаковъ писалъ: «мне не разъ случалось видеть М. Ю. Лермонтова сердечнымъ... и совсемъ не позирующимъ» («Русская Старина» 1885, февраль). См. также письмо Л. къ М. А. Лопухиной 1834 г.

54 П. А. Висковатый указываетъ, что выраженіе «вояжировалъ на казенный счетъ» легко можетъ означать отправку въ ссылку.

55 Последнія три цитаты приведены изъ книги К. Бархина, Сочиненія М. Ю. Лермонтова». Одесса, 1912, стран. 99.

56 1831, ч. X, «Помещики».

57 Тамъ же 1834, ч. XIX, стран. 15.

58 Тамъ же 1835, ч. XXV, стран. 157.

59 Тамъ же, 1836, ч. XXXII, «Она будетъ счастлива». Эпизодъ изъ воспоминаній о петербургской жизни И. П-ва (стран. 329).

60 Ср. въ «Герое нашего времени»: «мы неспособны более къ великимъ жертвамъ ни для блага человечества, ни даже для собственнаго нашего счастія».

61 Цитирую по академическому изданію сочиненій М. Ю. Лермонтова, т. 5, стран. LXXI.

62 Сочиненія Лермонтова, 1863, ред. Дудышкина, стран. XLIII—XLV («Матеріалы для біографіи и литературной оценки Лермонтова»). См. также «Стихотворенія М. Розенгейма», С.-Пб. 1889, т. I, стран. 21, 22.

63 Здесь Лермонтовъ безспорно преодолелъ настроеніе, заставившее его въ 1832 г. начать III главу «Измаила-бея» стихами:

Какія степи, горы и моря
Оружію славянъ сопротивлялись?..
Смирись, черкесъ! и западъ и востокъ,
Быть можетъ, скоро твой разделятъ рокъ.
Настанетъ часъ, и скажешь самъ надменно:
«Пускай я рабъ, но рабъ царя вселенной!»
Настанетъ часъ — и новый, грозный Римъ
Украситъ Северъ Августомъ другимъ.

64 П. Висковатый, М. Ю. Лермонтовъ. Жизнь и творчество. М. 1891, стран. 168.

65 Последняя мысль близка была и Чаадаеву.

66 «Московскій Наблюдатель» 1835, ч. I—IV, «Мечта».

67 Тамъ же, 1835, ч. III, «Ключъ».

68 Тамъ же 1837, ч. VI, «Островъ».

69 «Россія», 1839 г.

70 Надо помнить, что Лермонтовъ (вместе съ славянофилами) былъ религіозенъ, въ значительной степени сохраняя ортодоксію.

71 «Умирающій гладіаторъ», 2 февраля 1836 г. Въ начале этого же года въ «Телескопе» (ч. XXXI) была напечатана статья (переводная) Маттера «Нравственная и религіозная реакція въ Европе».

72 Курсивъ автора заметки. — Что касается мненія, выраженнаго въ той же заметке, что «у Россіи нетъ прошедшаго», то оно, сближаясь съ чаадаевскимъ скептицизмомъ, опровергается другими замечаніями поэта, глубоко чувствовавшаго «заветныя преданія поколеній», и можетъ быть объяснено темъ, что онъ не виделъ между настоящимъ и прошлымъ Россіи прямой исторической преемственности. Веру въ будущее Россіи разделяли очень многіе современники Лермонтова: въ 1829 г. поэтъ могъ читать въ «Галатее» (ч. I): «Россія какъ государство — гигантъ, какъ общество — младенецъ. Но этотъ младенець, верю и надеюсь, долженъ возмужать, и девять частей поверхности земного шара займетъ подобную въ области ума человеческаго («Письмо къ другу за границу», стран. 41); въ 1831 г. Надеждинъ писалъ въ «Телескопе» (ч. I, № 1): «Если мы не имеемъ прошедшаго, коимъ бы могли гордиться, то будущность для насъ более, чемъ утешительна» (стран. 40); въ след. году въ № 1 тотъ же журналъ пророчествовалъ: «Россія можетъ быть будетъ для временъ грядущихъ темъ же, чемъ некогда были пелазги для классическаго міра и тевтоны для міра романтическаго».

73           Не будь на то Господня воля,
                  Не отдали бъ Москвы.

См. также «Песню про купца Калашникова».

74 Ветеранъ Лермонтова говоритъ: «Мы долго молча отступали, Два дня мы были въ перестрелке, Мы ждали третій день, Умереть мы обещали»; по наблюденію г. Л. Семенова, онъ пересыпаетъ разсказъ меткими простонародными выраженіями: «у нашихъ ушки на макушке», «ломить стеною», «постой-ка, братъ, мусью», «ну-жъ былъ денекъ» («Лермонтовъ и Толстой». М. 1914, стран. III).

75 Указанныя нами сближенія можно еще увеличить: разве не «лермонтовское» звучитъ въ «Элегіи» Хомякова («Моск. Наблюдатель» 1835):

На смутный бытъ людей
Бросаю смелый взглядъ; улыбку и презренье
Одни я шлю въ ответъ грозе судьбы моей,
И радуетъ меня мое уединенье.
Готовая къ борьбе и крепкая какъ сталь,
Душа бежитъ любви безсильнаго желанья
И, одинокая, любя свои страданья,
Питаетъ гордую, безгласную печаль.

Хомяковъ не хотелъ «скитаться безъ воли и надеждъ, безвременный старикъ», Лермонтовъ быть «старикомъ безъ сединъ». Стих. Хомякова «Два часа» (1830) легко сближается съ настроеніемъ писателя въ стих. «Журналистъ, читатель и писатель» (1840); Лермонтовъ могъ воспользоваться въ своемъ «Поэте» (1838) образомъ Хомяковскаго «Кинжала» («Моск. Вестникъ» 1830, ч. III, № 12): и схема первой половины его стихотворенія до очевидности совпадаетъ съ «Кинжаломъ» и встречаются одни и те же выраженія (напр., «заботливой рукою»); одинъ и тотъ же мотивъ въ стихотвореніяхъ Хомякова «На перенесеніе Наполеонова праха» (1840), «7-е ноября», «Еще о немъ» (1841) и въ стихотвореніи Лермонтова «Последнее новоселье» (1841); одни и те же и тема и настроеніе въ стихотвореніяхъ Хомякова и Лермонтова «Новгородъ».

76 П. А. Висковатый, о. с., стран. 369.

77 Между прочимъ, здесь онъ читалъ «Последнее новоселье».

78 См. П. В и с к о в а т ы й, о. с., стран. 369 («Мы въ своемъ журнале не будемъ предлагать обществу ничего переводнаго, а свое собственное»).

79 Не разъ уже указывали на мотивы Толстого и Достоевскаго въ творчестве Лермонтова (психологія города и трагедія одинокой личности очерчены поэтомъ въ повести «Лугинъ» такъ, что въ ней — какъ отметилъ г. Мережковскій въ книжке «Лермонтовъ поэтъ сверхчеловечества» — «начало всего Достоевскаго съ его Петербургомъ» (стран. 76); «опрощеніемъ Лермонтова предсказано опрощеніе Л. Толстого, солдатской рубахой Л. — мужичій полушубокъ Л. Толстого; на Кавказе Л. кончилъ, Л. Толстой началъ» (стран. 70). См. целый рядъ интересныхъ соображеній въ книге г. Л. Семенова, «Лермонтовъ и Л. Толстой», г. В. Розанова, «Литературные очерки» («Вечно-печальная дуэль»). Въ стихахъ

Великое земное
Различно съ мыслями людей:
Сверши съ успехомъ дело злое —
Великъ; не удалось — злодей...
Среди дружинъ необозримыхъ
Былъ чуть не Богъ Наполеонъ,
Разбитый же въ снегахъ родимыхъ —
Безумцемъ порицаемъ онъ! —

какъ заметилъ г. Ивановъ-Разумникъ — затронута тема «Преступленія и наказанія». Кажется, никемъ не было отмечено, что разсужденіе о воле (въ повести «Вадимъ» — см. выше стран. 83) и слова Печорина: «зло порождаетъ зло; первое страданіе даетъ понятіе объ удовольствіи мучить другого» («Герой нашего времени») чрезвычайно сближаются съ «Записками изъ подполья» Достоевскаго.

80 Ср. также слова гр. В.А. Сологуба: «онъ росъ по часамъ, началъ учиться, читать, сравнивать» («Воспоминанія», М. 1866, стран. 65).

81 См. «Ямбы», Башилова («Моск. Наблюдатель» 1837, ч. XI):

(Поэтъ) всталъ, и огненною лавой,
Какъ бичъ, какъ моръ, какъ мечъ кровавый,
На міръ греховный хлынетъ онъ!
Прозритъ, пронзитъ наскозь злодея,
Кто бъ ни былъ онъ, сатрапъ, плебей!
Проникнетъ въ хижину плебея
И горько плакать будетъ въ ней,
А великана изъ пигмея
Оставитъ гадиной, какъ есть;
Ему ль понять поэта грозу
Призванья, праведную месть?
Бичомъ бичующей Сатиры
И злостнымъ рокотаньемъ лиры
Поэтъ настигнетъ богача;
Туда сведетъ его, где, сирый,
Лежитъ безъ пищи, жизни влача!
На одръ греховный онъ приляжетъ,
Развратъ кичливый обличитъ:
И повесть страшную разскажетъ,
Его потухнувшихъ ланитъ!
На судъ мірской предастъ лукавца,
Сотретъ гордыню съ гордеца,
Судью души и правъ продавца,
Змею ползущую льстеца. —               и т. д.

Часть: 1 2 3
Примечания
© 2000- NIV