Наши партнеры

Глассе А. - Лермонтов и Е. А. Сушкова (часть 4)

Часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
Примечания

4

Прервавшееся на время знакомство возобновляется уже летом 1830 г. в Середникове. Собственно с этого времени только и можно говорить о взаимоотношениях Лермонтова и Сушковой, которые стали позже зерном любовной интриги, а теперь дали начало лирическому циклу. Именно в это время Сушкова «предсказывает» Е. А. Арсеньевой «великого человека в косолапом и умном мальчике». Нет сомнения, что о подлинных масштабах таланта Лермонтова Сушкова судить не могла, но столь же несомненно, что поэзия Лермонтова привлекла ее внимание. «Он домогался попасть в юноши в наших глазах, декламировал нам Пушкина, Ламартина и был неразлучен с огромным Байроном. Бродит, бывало, по тенистым аллеям и притворяется углубленным в размышления, хотя ни малейшее наше движение не ускользало от его зоркого взгляда. Как любил он под вечерок пускаться с нами в самые сантиментальные суждения, а мы, чтоб подразнить его, в ответ подадим ему волан или веревочку, уверяя, что по его летам ему свойственнее прыгать и скакать, чем прикидываться непонятым и неоцененным снимком с первейших поэтов» (111).

Это отлично известное свидетельство Сушковой заслуживает все же, чтобы на нем остановиться еще раз. Пушкин, Ламартин и Байрон — имена, особенно популярные не только в литературной, но и в читательской среде. Их мы находим в альбоме Верещагиной (Верещ. I), где сохранились стихи Лермонтова, — прежде всего стихи «сушковского цикла». Стихотворение Ламартина «В альбом» вписано сюда рукой Сушковой; второе вписанное ею же стихотворение под тем же названием «В альбом» — известный перевод Козлова байроновских «Lines written in an Album at Malta». Это стихотворение мы встречаем в альбоме Верещагиной в нескольких переводах и переделках; так, на с. 122 записан перевод А. Бистрома (из «Московского телеграфа», 1825, ч. IV):

ПОДРАЖАНИЕ ЛОРДУ БАЙРОНУ

Как имя на доске холодной, гробовой
Вниманье путника невольно привлекает,
Так остановится задумчивый взор твой,

Коль на пустынной сей странице повстречает
        Мое, забытое тобой!
Прочтешь, и мысленно меня вспомянешь ты,
Как вспоминают тех, которых уж не стало!
Так, здесь я схоронил заветные мечты
И сердце все мое: оно давно увяло
        Среди надежд тщеты.

Стихотворение датировано 18 октября 1830 г.

Именно это стихотворение Байрона варьирует Лермонтов, делая запись в альбоме, о котором мы знаем из «Записок» Сушковой: «В это время (по-видимому, в 1831 г., — А. Г.) Сашенька прислала мне в подарок альбом, в который все мои московские подруги написали уверения в дружбе и любви. Конечно, дело не обошлось без Лермонтова» (134). На последнем листке этого не дошедшего до нас альбома было стихотворение Лермонтова «Нет, я не требую вниманья», вторая строфа которого есть переложение «Lines written in an Album at Malta».

Это лишь один пример «общности вкусов»; можно привести и другие. Популярнейшее стихотворение Байрона «Farewell! if ever fondest prayer» было записано на с. 96 верещагинского альбома по-английски. На следующих страницах (98 — 99) находится его французский перевод, в прозе. И этому стихотворению Байрона Лермонтов отдает дань: летом 1830 г. — как раз в период тесного общения с Верещагиной и Сушковой — он делает его перевод («Farewell»).

При этом необходимо учесть одно существенное обстоятельство. Как для Лермонтова, так и для Верещагиной английская поэзия существует в это время не в переводе, а в подлиннике. В доме Е. А. Столыпиной, тетки Верещагиной, детей учили английскому языку; у них был гувернер мистер Корд. Сушкову называли английским прозвищем Miss Black-Eyes, — и именно это прозвище дает тему первому стихотворению «сушковского цикла» «Вблизи тебя до этих пор»; сам Лермонтов сделал к нему следующее примечание: «При выезде из Середникова к Miss Black-Eyes. Шутка — предположенная от M. Kord» (6, 391). Поэтому в альбоме Верещагиной не редкость английские стихи в подлиннике: кроме стихотворения Байрона, мы находим здесь и стихи Т. Мура.15

Все эти справки имеют к нашей теме непосредственное отношение, так как увлечение Байроном в летние месяцы 1830 г. как бы наложилось на юношескую влюбленность Лермонтова в Сушкову и окрасило собою весь цикл посвященных ей стихов. Это явление гораздо сложнее, нежели просто литературное подражание; это попытки самопознания и целенаправленного формирования собственной личности — известный в современной психологии феномен, в последнее время разносторонне исследованный на литературном материале Л. Я. Гинзбург.16

Часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
Примечания
© 2000- NIV