Наши партнеры
Dreamtag.ru - pr в интернете от Dreamtag

Любимова-Дороватовская B.C. - Списки поэмы М. Ю. Лермонтова «Демон»

Любимова-Дороватовская B. C. Списки поэмы М. Ю. Лермонтова «Демон»: (По материалам Отдела рукописей) // М. Ю. Лермонтов: Статьи и материалы. — М.: Гос. соц.-эконом. изд-во «Соцэкгиз», 1939. — С. 74—82.


В. С. Любимова-Дороватовская

СПИСКИ ПОЭМЫ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА «ДЕМОН»

(ПО МАТЕРИАЛАМ ОТДЕЛА РУКОПИСЕЙ)

I

Появление в конце 30-х, а затем в 40-х и 50-х гг. прошлого столетия многочисленных списков поэмы Лермонтова «Демон» объясняется тем, что по цензурным условиям поэма долгое время не могла быть напечатана полностью.

Впервые она была издана за границей в Карлсруэ в 1856 г., по инициативе А. И. Философова, т. е. через 15 лет после смерти ее автора1. В том же году она появилась в Берлине2, а в 1857 г. вышла в Карлсруэ и в Берлине 2-м изданием.

В России попытку полностью опубликовать «Демона» сделал А. А. Краевский в «Отечественных записках» в начале 1842 г., но поэма была запрещена цензурой3. Через несколько месяцев Краевский все же поместил в своем журнале «Демона», но с выпуском целых глав и даже без заглавия: «Отрывки из поэмы в двух частях М. Ю. Лермонтова». В 1-й части была выпущена гл. IX, во 2-й части главы: II, V—XII и конец главы XIV («Отечеств. записки» 1842 г., т. XXII).

Только в 1860 г. впервые в России был напечатан полный текст поэмы, в 1 томе Собрания сочинений М. Ю. Лермонтова, под ред. С. С. Дудышкина4.

Таким образом, в течение 20 лет русские читатели не могли бы прочесть знаменитую поэму, если бы, минуя цензуру, она не распространялась в рукописных списках, образуя тем самым особую страницу в истории текста поэмы Лермонтова.

Списки эти значительно расходились между собою по содержанию, что происходило оттого, что при жизни Лермонтова поэма не была напечатана, а авторитетные рукописи последней редакции 1841 г. оказались потерянными.

Проф. Д. И. Абрамович приводит 17 известных списков поэмы, включая сюда и первые заграничные издания, напечатанные с потерянных в процессе печатания списков5. На те же 17 списков ссылается и проф. Е. В. Аничков в своей работе «Методологические замечания к тексту Демона»6.

Ценность списков в смысле их авторитетности весьма различна. Наиболее авторитетными признаются: сохранившаяся авторизованная копия 1838 г. (принятое ее обозначение: В. 38) и карлсруйские издания 1856 и 1857 гг., как набранные с вполне достоверных списков. Остальные списки, имея второстепенное вспомогательное значение при изучении текста поэмы, дают интересный материал к вопросу о бытовании поэмы в читательской среде, главным образом 40-х и 50-х годов; они нередко сопровождались репликами и примечаниями переписчиков.

По содержанию списки делились между двумя редакциями поэмы — 1-й и 2-й.

Первая редакция восходит к авторизованной копии «Демона», хранящейся в Рукописном отделении Госуд. публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Заглавие поэмы, а также дата на обложке — «1838 г. сент. 8 дня» — написаны рукой Лермонтова. Рукопись была передана в Публичную библиотеку П. А. Висковатовым со следующей пометкой: «В Импер. Публ. Библиот. Из рукописей Варвары Алекс. Лопухиной (Бахметевой), сохранившихся у брата Алексея Александр. Лопухина. Рукопись унаследовал сын его и передала мне жена последнего Елиз. Дм., рожденная Голохвастова. Пав. Висковатов»7.

Это важный документ в истории текста «Демона». Авторитетность его несомненна.

Вторая и последняя редакция «Демона» 1841 г. была в двух рукописях. Во-первых, автограф, привезенный Лермонтовым с Кавказа в начале 1841 г., который был поправлен его рукой, когда рукопись потребовали для прочтения ко двору (находилась впоследствии у Д. А. Столыпина); во-вторых, копия с него, которая после прохождения через цензуру была представлена «высоким особам», — так называемая «придворная копия».

Кроме того, имелись еще два списка с придворной копии: поднесенный Лермонтовым бабушке Е. А. Арсеньевой и увезенный ею в Тарханы, и список, посланный поэтом В. А. Бахметевой, которая впоследствии подарила его А. М. Верещагиной-Гюгель. Эти списки и послуживший для них оригиналом автограф были потеряны, но с них печатался «Демон» за границей.

Карлсруйское издание 1856 г. печаталось по списку А. М. Верещагиной-Гюгель и было дополнено вариантами из автографа Лермонтова, посланного в Карлсруэ Д. А. Столыпиным. Второе карлсруйское изд. 1857 г. печаталось уже с упомянутого выше автографа Лермонтова, как о том свидетельствует надпись, сделанная Д. А. Столыпиным на одном экземпляре изд. 1857 г.

Оба эти издания признаются наиболее авторитетными.

Берлинское издание печаталось по одному из списков, примыкающему к 1-й редакции. (По указанию проф. Е. В. Аничкова, это издание соответствует списку, бывшему в руках поэта Боденштедта).

Первая полная редакция «Демона», напечатанная в России в 1860 г., была повторением карлсруйского издания 1857 г.

Большинство исследователей и редакторов Лермонтова (Арс. Введенский, Д. И. Абрамович, Е. В. Аничков, С. В. Шувалов, Б. М. Эйхенбаум), сходясь в том, что «Демон» должен печататься по тексту 2-й редакции 1841 г., расходятся, однако, в вопросе о наиболее авторитетном варианте 2-й редакции. Так, например, Б. М. Эйхенбаум находит, что «Демон» должен печататься по карлсруйскому изд. 1856 г., но с включением в него диалога Демона и Тамары о боге, который, по его мнению, был выпущен в придворном списке по цензурным соображениям. С. В. Шувалов доказывает, что поэма должна печататься по карлсруйскому изданию 1856 г. без всяких дополнений, так как диалог Демона с Тамарой был выключен Лермонтовым как противоречащий смыслу последней редакции. Д. И. Абрамович считает наиболее авторитетным текстом корректуру Краевского. (Мнение Д. И. Абрамовича было с достаточной убедительностью опровергнуто Б. М. Эйхенбаумом, С. В. Шуваловым и Е. В. Аничковым.) Наконец, Е. В. Аничков предлагает в строго научном издании сочинений Лермонтова на равных правах печатать 3 текста: копию 1838 г. (В. 38), берлинское изд. 1856 г. и карлсруйское изд. 1856 г. с включением в него в «легких скобках» диалога Демона и Тамары о боге8.

По содержанию 1-я и 2-я редакции поэмы «Демон» сильно между собой разнятся. Различный смысл поэмы главным образом сказался в ее окончании.

Первая редакция проникнута дуализмом. О судьбе «души» Тамары после ее смерти ничего не известно. Роль Ангела до конца пассивна. Момент борьбы Демона и Ангела не развит. После погребения Тамары Ангел молится у ее могилы, Демон, пролетая мимо, «упрекает» его «горькой улыбкой».

Во 2-й редакции Тамара «спасена». Ангел уносит ее душу на небо, в последней борьбе Демон оказывается побежденным.

Первая редакция «Демона», восходящая к авторизованной копии 1838 г. (В. 38), при наличии 2-й редакции не печаталась наравне с текстами, приближающимися к каноническому, зато в рукописных списках ей уделено было достаточно внимания.

II

В Отделе рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина хранится несколько списков поэмы Лермонтова «Демон», которые могут значительно пополнить число известных уже списков поэмы. Четыре из них не упоминались и не описывались исследователями, интересовавшимися списками «Демона»; пятый список, Белинского, был хорошо известен. Все эти списки принадлежат к разряду тех, которые представляют исключительно литературно-бытовой интерес.

За № 4609 в Отделе рукописей хранится тетрадь, переплетенная в зеленый кожаный переплет (размер 21,2×13) с тонкой золотой каймой. В середине верхней крышки переплета золотом вытеснено название: «Демон». Содержит 30 листов (53 стр. текста, остальные страницы — чистые). На внутренней обложке еще раз повторено название: «Демон. Поэма Лермонтова». Под заглавием эпиграф:

«Демон, Демон, рифмобесья
Отлети далеко прочь;
В подземелье, в поднебесья
Ты меня не увлечешь».

На оборотной стороне переплета монограмма, сделанная тушью из букв К. С. Г. На последней, 53 стр. помета: «30 ноября 1847 г. Писал М. Ф. К....ъ».

Тетрадь, красиво оформленная, предназначалась, повидимому, для подарка. Эпиграф, вероятно, сочинен переписчиком. В списке нет разделений на главы, но есть разделения на две части. По содержанию текст списка представляет собой соединение 1-й и 2-й редакции поэмы, с преобладанием особенностей 2-й редакции.

Например, в нем имеется характерный для 2-й редакции конец (гл. XVI по изд. 1856 г.: «В пространстве синего эфира»), но сохранено также и начало окончания 1-й редакции («Едва на жесткую постель...»), а самый конец этой главы отброшен, так как он противоречил бы принятому в списке окончанию 2-й редакции. Диалог Тамары и Демона о боге («Он занят небом, не землей») — пропущен, как в придворном списке 1841 г. и как в списке 1838 г. Имеются и мелкие разночтения, хотя и незначительные, которые могут быть отнесены к опискам или ошибкам, — например: «И куша роз...» (соответствует стиху 58)9; «Он презирал, он ненавидел...» (соответствует стиху 88); «То прежних братьев вспоминая» (стих 160); «О еслиб ты могла познать...» (стих 657); «Как полон был смертельным адом» (стих 1026).

№ 3166. Тетрадь, переплетенная в коричневый коленкоровый переплет. Размер 42×17,6. На переплете черными буквами вытеснено: «Демон Лермонтова». Под заглавием виньетка. На внутренней обложке написано чернилами: «Демон. Поэма Лермонтова. Глав V, VI, VII, VIII, IX, XI и XII нет в печати. 1859 г.».

В тетради 24 лл. В тексте главы названы «частью». Текст «Демона» кончается на 23 листе. В конце его приклеен сведенный на кальку автограф Лермонтова: «M Lerma». На обратной стороне 23-го листа приклеен сведенный на кальку автограф стихотворения «Я жить хочу...» На 24-м листе списано стихотворение «Раскаяние» и приклеен сведенный на кальку автограф стихотворения «Расстались мы...» В углу того же листа заметка: «В октябре 1859 г. Москва. Понедельник 1½ ч.». На оборотной стороне переплета написано: «1893 г. от К. Труша». На первом листе повторена та же надпись: «В дар Румянцевскому Музею в Отделение рукописей 9 мая 1893 г. Константин Труш»10.

В тексте встречаются позднейшие пометки лиловыми чернилами, с указанием некоторых разночтений с русскими изданиями поэмы.

Этот поздний список «Демона», сделанный за год до опубликования полной его редакции, имеет некоторые черты более глубокого интереса к Лермонтову, о чем свидетельствует выразившаяся здесь потребность видеть автографы поэта. Переписчик, повидимому, был знаком с существующими публикациями отрывков «Демона» и отметил главы, пропущенные по цензурным условиям в «Отечественных записках».

По содержанию этот список также является соединением 1-й и 2-й редакций, но, в противоположность списку № 4606, характерные особенности обеих редакций соединены здесь, невзирая на то, что они противоречат друг другу. Так, например, целиком переписаны одно вслед за другим окончания обеих редакций. Начало II части (обращение Тамары к отцу — по изд. 1935 г. гл. I часть II: «Отец, отец, оставь угрозы») и похороны Тамары даны по списку 1838 г. Но в то же время включен диалог Тамары и Демона о боге, являющийся характерной особенностью одного из вариантов 2-й редакции (воспроизведенной в карлсруйском издании 1857 г.). В этом списке есть разночтение, которое ни в каких других известных списках не встречается: «Зурны согласное бряцанье»11 (стих 525).

№ 1205. Листы пожелтелой писчей бумаги, сшитые в тетрадь (размер 11×18,5), без переплета, без обложки и без даты. Тетрадь содержит 22 лл. (44 стр.). В конце текста «Демона» (л. 21) следующая реплика, написанная в семинарском стиле и представляющая собой несколько неожиданное восприятие «Демона», запрещенного цензурой:

«Прекрасно! Душа Тамары не должна была оставаться в руках Демона; она принадлежала христианке, которая прежде должна предстать суду бога. Демон не мог явиться на небо, как отверженец, а потому Херувим с душой страдалицы летел от земли. Тамара только по определению божию, а не дьявольскому, должна быть в раю или в аду».

После реплики переписано посвящение «Демона»: «Я кончил — и в груди невольное сомненье», со следующей заметкой: «Посвящение, переписанное в конце одного из экземпляров поэмы «Демон».

По содержанию список очень близок к тому варианту 2-й редакции, который был напечатан в карлсруйском изд. 1856 г. «Посвящение», переписанное в конце поэмы, но отсутствующее в заграничных изданиях 1856 и 1857 гг., было впервые напечатано в «Отечественных Записках» 1843 г., № 6. Между обоими текстами имеется, однако, небольшое различие: пропуск слова. В «Отечественных Записках» читаем: «Наложишь на нее тяжелую печать», в списке: «Наложишь на нее печать». Очевидно, у переписчика был какой-то оригинал с этим посвящением, что подтверждается и его замечанием: «Посвящение, переписанное в конце одного из экземпляров поэмы «Демон».

К спискам «Демона» могут быть отнесены и отрывки из поэмы, приведенные в одном из писем А. А. Елагина12 к своей семье в Москву из имения Петрищева, Белевского уезда. Письмо это предположительно датируется 1842 г. Оно написано на 6 лл. и 12 страницах голубой почтовой бумаги (размер 21×13).

Отрывки из поэмы «Демон», чередующиеся с репликами и замечаниями автора письма, переписаны на стр. 2—8-й и всего занимают 7 страниц. Письмо показывает, насколько широкое распространение получила в начале 40-х годов поэма Лермонтова, если в списках она проникала даже в провинцию. Известен факт, что в 1841 г. Белинский, через Кольцова, пытался выписать «Демона» из Воронежа13.

Переписывая для своей семьи поэму, потому что она была знаменита, А. А. Елагин не восхищается ею. Письмо начинается так:

«Я писал уже к Вам, что здесь появилась Лермонтова поэма «Демон» в двух песнях. Хотел было списать ее для вас, но она показалась мне в целом, не скажу слабою, потому что много блестящих описаний, но посредственною; к тому же список не верен, есть места без всякого смысла». Последнее замечание подтверждает известный в литературе о Лермонтове факт о существовании совершенно искаженных списков поэмы. Однако по отрывкам, приведенным Елагиным, можно предполагать, что у него был один из вариантов 2-й редакции поэмы.

После несколько иронического изложения содержания поэмы, Елагин переписывает отрывки из нее не в последовательном порядке, а по степени их поэтической ценности, с его точки зрения. Прежде всего он цитирует целиком XI гл. II части («И он слегка коснулся жаркими устами»...). Затем следует глава XVI («В пространстве синего эфира»...), которой предшествует следующая реплика: «Описание встречи Ангела с чертом мне показалось лучше другого». Дальше целиком переписываются те главы «Демона», в которых имеется описание кавказской природы, начиная с эпилога («На склоне каменной горы»), который, по словам Елагина, «как верный список с дикого и прекрасного подлинника — не дурен», и кончая «описанием Кавказа, каким он казался черту сверху» (гл. I, II, III). Дальше следует отрывок VI главы II части («Уж много дней она томится»), монолог Демона «Я тот, которому внимала» и «клятва» Демона. В конце письма Елагин замечает, что «целое не производит сильного действия» и потому поэму он дает лишь в отрывках.

III

Наибольший интерес из хранящихся в Отделе рукописей списков «Демона» представляет список, под № 3151, сделанный рукой В. Г. Белинского. Он рисует отношение к поэме одного из самых замечательных читателей того времени.

Это тетрадь в зеленом сафьяновом переплете (размер 21,9×17,7), с золотым тиснением в виде орнамента, окаймляющего переплет, и с золотым обрезом. В середине переплета золотом вытиснено заглавие: «Демон. Поэма Лермонтова». Внизу буквы: М. О. Переплет подклеен белой муаровой бумагой. В тетради 37 лл. Рукой Белинского исписано 35 лл., два листа остались чистыми и ненумерованными. На последних четырех листах, нумерация которых начата заново (лл. 1—4), переписаны некоторые варианты поэмы с пояснениями Белинского. На обороте внутренней обложки следующая надпись рукой Г. А. Джаншиева14, датированная августом 1891 г.:

«Настоящий манускрипт весь собственноручно написан В. Г. Белинским в 1842 г. для своей невесты Марии Васильевны Орловой. После смерти ее, последовавшей в 1890 г., рукопись перешла к сестре покойной Марии Васильевны — Аграфене Васильевне, с которой я познакомился в конце 1890 г. в бытность свою на о. Корфу. Летом 1891 г. А. В. Орлова прислала мне этот манускрипт для принесения в дар Румянцевскому Музею.

Григорий Джаншиев. Москва, Август 1891 г.».

В отчете «Московского Публичного и Румянцевского музеев за 1892 г.» (стр. 72) дано описание этой тетради и упомянуто, что список Белинского был использован в издании «Демона» Кушнерева и Прянишникова, а сопроводительное письмо Белинского к М. В. Орловой было напечатано Г. А. Джаншиевым в сборнике «Помощь голодающим» М. 1892 г.

Во II томе Сочинений М. Ю. Лермонтова, изд. И. М. Кушнерева и К° и книжного магазина П. К. Прянишникова (М. 1891 г.), «Демон» напечатан по тексту, близкому к карлсруйскому изданию, а в конце тома, в примечаниях, сделанных П. Канчеловским, приведены разночтения списка Белинского и публикуемого текста. Приведены также варианты, указанные Белинским, и пояснения к ним15.

Список Белинского имел специальное назначение. Он делался для М. В. Орловой, в то время классной дамы Александровского института в Москве, с которой Белинский уже в течение 7 лет поддерживал дружеские отношения, а теперь задумал на ней жениться. Поверенным своим он выбрал старого друга, В. П. Боткина, который жил в это время в Москве и должен был передать М. В. «заветную тетрадь». Письма Белинского к Боткину по этому поводу полны волнений, надежд и робости. Подарок М. В. Орловой он готов был считать с своей стороны «дерзостью», но связывал с ним большие надежды.

«Коротко и ясно Боткин: я схожу с ума, и свались мне с неба тысяч около десяти... зови попов... Отдам «Демона» своего в хороший переплет и препровожу с «посланием» — будь, что будет, а надо завязать узел и пусть судьба развязывает его, как хочет — хуже не будет». (17 марта 1892 г.)16

Переписка «Демона» была закончена 16 марта 1842 г., тетрадь отдана в красивый переплет и 4 апреля послана в Москву на имя В. П. Боткина, который, «не распечатывая посылки», должен был передать ее по назначению; потом, под каким-либо предлогом, вторично зайти к М. В. Орловой, чтобы посмотреть, каков будет результат «дерзкого послания».

«Известие о доставлении посылки жду, как черт знает чего. Не глупец ли! Так мало надеялся, или — лучше сказать — так холодно, спокойно и уверенно не недеялся, и так еще суетиться и ребячиться! Так то играет нами жизнь!» — писал Белинский Боткину в апреле 1842 г.17

Сопроводительное письмо от 4 апреля 1842 г., ошибочно датированное Белинским 4-м марта, было написано на красивом листе почтовой бумаги с вытисненным на 1-й странице орнаментом (фототипию его см. в сборнике «Помощь голодающим», 1892). Как видно из этого письма, предлог для подарка М. В. Орловой был выбран Белинским, — благодарность за вышитый для него бумажник.

«Мне стало немножко совестно, — писал Белинский, — когда, раскрывши довольно красиво обделанную тетрадку, я вдруг увидел свои каракули, дико-странные и безобразные, подобно мне самому; но если я узнаю (разумеется, от вас самих), что вы в этих каракулях увидели именно то, что должно в них увидеть — желание небольшим и приятным для меня трудом выразить вам мою благодарность за ваше незаслуженное мною внимание ко мне, — то нисколько не раскаюсь в том, что не нанял для переписки поэмы хорошего писца».

В. П. Боткин лично исполнил поручение друга и в письме от 22 апреля 1842 г.18 дал, как того требовал Белинский, полный отчет о своем посещении М. В. Орловой.

Повидимому, список «Демона» оправдал возлагаемые на него надежды. Летом 1843 г. Белинский ездил в Москву для свидания с М. В. Орловой, сделал ей предложение, а в ноябре 1843 г. женился.

В тот момент, когда Белинский в марте 1842 г. переписывал «Демона», в руках у него было два списка поэмы.

Помимо того, что об этом свидетельствуют варианты, данные в конце тетради, имеется и прямое указание в письме к Боткину от 17 марта 1842 г.: «Я только вчера кончил переписывать его «Демона» с двух списков, с большими разницами». Кроме того, возможно, что Белинский, ближайший сотрудник «Отечественных записок», был знаком и с «корректурой Краевского», сохранившейся после цензурного запрещения и представляющей собой вариант 2-й редакции поэмы. Таким образом, Белинский мог в это время видеть несколько вариантов «Демона». Тем больший интерес приобретает вопрос о том, какому списку отдано было им предпочтение19.

Белинский не написал специальной статьи о «Демоне» и не дал его разбора в своих больших статьях о Лермонтове 1840 г. и 1841 г., так как поэма не появлялась в печати. Но выбранный им список поэмы и его история могут в значительной степени заполнить этот пробел.

Два списка «с большими разницами», которые лежали перед Белинским в марте 1842 г., были вариантами обеих редакций «Демона». И из этих двух редакций Белинский отдал предпочтение первой, так как именно ее он списал, а вторую дал в вариантах, т. е. он поступил как раз обратно тому, что принято было впоследствии большинством редакторов Лермонтова.

Все наиболее характерные особенности 1-й редакции «Демона» в списке Белинского налицо.

VI глава I части (Танец Тамары), I глава II части (обращение Тамары к отцу), V гл. III части (настроение Тамары в монастыре) — даны у Белинского как в 1-й редакции. В главе IX II части в монологе «Демона» («Зачем, красавица...») имеется 6 строк, а в «клятве» Демона — 4 строки, выпущенные во 2-й редакции, но сохранившиеся в 1-й.

Различное содержание обеих редакций главным образом сказалось в последних главах поэмы.

В списке Белинского точно воспроизведено окончание 1-й редакции. Ангел спускается к покинутой могиле и «приникает» к ней «с усердною мольбой»; мимо проносится Демон. Окончание 2-й редакции («В пространстве синего эфира») дано лишь в варианте.

Нельзя, однако, утверждать, что у Белинского был точный список авторизованный копии «Демона» 1838 г., так как между ней и списком Белинского имеются довольно многочисленные, хотя по смыслу и не существенные, разночтения. У него был один из вариантов этой редакции поэмы20.

О втором списке «Демона», который был в руках Белинского в 1842 г., свидетельствуют варианты, приведенные им в конце текста (стр. 1—4), со следующим примечанием: «Так как поэма эта была автором переправляема, то в различных списках, ходящих по рукам, некоторые места в ней более или менее разнятся между собою. Здесь прилагаются все такие места поэмы».

Судя по приведенным Белинским отрывкам (их всего 10), другой его список был одним из вариантов 2-й редакции, приближающийся к тексту, положенному в основу карлсруйского издания 1857 г.

В конце тетради приведены все наиболее существенные разночтения выбранного Белинским текста с 2-й редакцией поэмы. Здесь целиком переписан диалог Тамары и Демона о боге («он занят небом, не землей»), XVI глава («В пространстве синего эфира»...), XIII глава (Тамара в гробу), V глава (настроение Тамары в монастыре).

Кроме того, в пометках Белинского сохранились следы критического отношения к переписываемому тексту. Приведя среди вариантов слова Тамары, выключенные им из основного текста («Нет! дай мне клятву роковую»...), Белинский поясняет: «было выпущено за бессмысленностью».

Быть может, ни одно произведение русской литературы не было воспринято Белинским так эмоционально, с таким глубоким личным потрясением, как «Демон». В письме к Боткину от 17 марта 1842 г. он писал: «со мною сделалась новая болезнь — не шутя. Ноет грудь, но так сладко, так сладострастно... Словно волны пламени то нахлынут на сердце, то отхлынут внутрь груди; но эти волны так влажны, так освежительны... Ощущение это давно мне знакомо; но никогда оно не бывало у меня так глубоко, так чувственно, так похоже на болезнь. Особенно оно овладело мною, пока я писал «Демона». Странный я человек: иное по мне скользит, а иное так зацепит, что я им только и живу. «Демон» сделался фактом моей жизни, я твержу его другим, твержу себе, в нем для меня миры истин, чувств, красот».

Это эмоциональное отношение Белинского к поэме Лермонтова объясняется тем, что знакомство с ней совпало у него с глубоким переломом в его убеждениях, когда он стоял перед окончательным разрывом с философией «разумной действительности» и терял веру в «объективную осмысленность жизни». Содержание же 1-й редакции «Демона», с ее ясно выраженным дуализмом и неразрешенной борьбой, с подчеркнутым моментом борьбы с небом и сомнения в его «правде», было созвучно новому, протестующему против «разумной действительности» и «разумного сознания», настроению Белинского.

Начало этого кризиса отразилось еще в первых больших статьях Белинского о Лермонтове («Герой нашего времени» — «Отечественные записки» 1840, № 6, и «Стихотворения М. Ю. Лермонтова» — «Отечественные записки» 1841 г., т. XIV); но оно с особенной отчетливостью выразилось в его окончательных суждениях о Лермонтове, которые непосредственно связаны с зеленой сафьяновой тетрадью. Ведь именно последние главы «Демона», взятые Белинским в первой редакции, повлияли на его окончательные оценки Лермонтова, и выражены они в переписке с Боткиным по поводу только что законченного списка поэмы.

«Лермонтов далеко уступает Пушкину в художественности и виртуозности, в стихе музыкальном и упруго-гибком, — писал Белинский Боткину 17 марта 1842 г., — но содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественной натуры, исполинский взмах, демонский полетс небом гордая вражда21, — все это заставляет думать, что мы лишились в Лермонтове поэта, который по содержанию шагнул бы дальше Пушкина. Надо удивляться детским произведениям Лермонтова... это сатанинская улыбка на жизнь22, искривляющая младенческие еще уста, это «с небом гордая вражда», это — презрение рока и предчувствие неизбежности. Все это детски, но страшно — сильно и взмашисто. Львиная натура! Страшный и могучий дух!.. Да, Боткин, глуп я был с моею художественностью, из-за которой не понимал, что такое содержание».

Через несколько дней Боткин, в ответном письме к Белинскому, высказывал свой взгляд на Лермонтова, с которым Белинский согласился «до последней иоты» (в письме от 4 апреля 1842 г.).

«Да, пафос его, как ты совершенно справедливо говоришь, есть «с небом гордая вражда». Другими словами, отрицание духа и миросозерцания, выработанного средними веками, или, еще другими словами — пребывающего общественного устройства. Дух анализа, сомнения и отрицания, составляющий теперь характер современного движения, есть ничто иное, как тот диавол, демон — образ, в котором религиозное чувство воплотило врагов своей непосредственности»23.

Несколько раз потворенный Белинским стих — «с небом гордая вражда», в котором, по его мнению, выражен основной смысл поэзии Лермонтова, имеется только в 1-й редакции «Демона», переписанной Белинским. Также «сатанинской улыбке на жизнь», «презрению рока», о которых говорит Белинский в своем письме к Боткину, соответствуют стихи из XIII гл. 1-й редакции об улыбке, застывшей на лице мертвой Тамары («что в ней — насмешка ль над судьбой, непобедимое сомненье, иль к жизни хладное презренье»), которые были выпущены Лермонтовым во 2-й редакции поэмы. Так непосредственно связаны последние суждения Белинского о Лермонтове с 1-й ред. поэмы «Демон», переписанной им собственноручно в марте 1842 г.

——————

Сноски

1 Демон. Восточная повесть, сочиненная Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Переписана с первой своеручной его рукописи, с означением сделанных им на оной перемарок, исправлений и изменений. Оригинальная рукопись так чиста, что, перелистывая оную, подумаешь, что она написана под диктовку, или списана с другой. Сентября 13-го 1841 года. Карлсруэ. В Придворной Типографии В. Гаспера 1856 г. 58 стр.

2 Демон. Поэма М. Ю. Лермонтова. Берлин. F. Schneider & Comp. Печатана в типографии К. Шультце в Берлине. 1856 г. 57 стр.

3 См. письмо В. Г. Белинского к И. И. Ханенко 8/II 1842 г.: «Демон Лермонтова запрещен в «О. З.», где был напечатан целиком». (Письма В. Г. Белинского, изд. 1914 г., т. II).

4 Сочинения Лермонтова, приведенные в порядок и дополненные С. С. Дудышкиным. Том I с портретом поэта, гравированным профессором Ф. Иорданом, и двумя снимками с почерка Лермонтова. С.П.Б. Изд. книгопродавца А. И. Глазунова. В типографии И. И. Глазунова и К°. 1860 г.

5 Полное собрание сочинений М. Ю. Лермонтова, под ред. проф. Д. И. Абрамовича. Изд. разряда изящной словесности Имп. Акад. Наук 1916 г., т. II. Примечания к поэме «Демон».

6 Статья помещена в «Известиях отделения русского языка и словесности» 1913 г., т. XVIII, кн. 3.

7 Рукопись напечатана П. А. Висковатовым в «Русском вестнике» 1889 г. март. Разночтения ее с текстом 2-й ред. (по карлсруйскому изд. 1856 г. приведены Б. М. Эйхенбаумом в примечаниях к «Демону» в III томе полного собр. соч. Лермонтова под его редакцией (М. 1935 г.).

8 Подробно историю текста поэмы «Демон» и его первых публикаций, а также материал к спору о том, по какому тексту следует печатать «Демона», см. в след. работах: Б. М. Эйхенбаум. Комментарии и варианты «Демона» в III томе Полного собр. соч. М. Ю. Лермонтова под ред. Б. М. Эйхенбаума, 1935 г. Его же — О текстах Лермонтова, «Лит. наследство» 1935 г., т. 19—21. С. В. Шувалов — «Новый Лермонтов» «Лит. критик» 1936 г., кн. III. Его же — По какому тексту следует печатать лермонтовского «Демона», Сборник статей к 40-летию ученой деятельности акад. А. С. Орлова. 1934 г. Его же — «К вопросу о тексте последней ред. поэмы Лермонтова «Демон». Сборник «Беседы» I, М. 1915 г. Д. И. Абрамович — Примечания к «Демону» во II томе Полного собр. сочинений Лермонтова под ред. Д. И. Абрамовича. Изд. Акад. Наук 1916 г. Е. В. Аничков — Методологические замечания о текстах «Демона». Известия Отделения русского языка и словесности. 1913, т. XVIII, кн. 3.

9 Стихи указаны по изд. под ред. Б. М. Эйхенбаума 1935 г.

10 В «Отчете Моск. Публичного и Румянцевского музеев за 1892—1894 гг.» имеется описание этой тетради под № 26 (3166).

11 Разночтения списков приведены в изд. соч. Лермонтова под редакцией проф. Абрамовича, т. II, Примечания.

12 Алексей Андреевич Елагин (ум. в 1846 г.), помещик, второй муж Авдотьи Петровны Елагиной (1789—1887), матери братьев Киреевских.

13 См. письма А. В. Кольцова к Белинскому от 18 дек. 1841 г. и 27 февр. 1842 г. Академич. изд. Сочинений А. В. Кольцова, стр. 265 и 268.

14 Г. А. Джаншиев (1851—1901), публицист, юрист по образованию. Постоянный сотрудник «Русских ведомостей», «Русской Мысли», «Вестника Европы». Его работы главным образом посвящены вопросам, связанным с реформами 60-х гг. Наиболее известны: «Эпоха великих реформ», «Основы судебной реформы» и «А. М. Унковский и освобождение крестьян».

15 Кроме того, список Белинского упоминается в примечаниях к «Демону» во II томе Собр. соч. Лермонтова под редакцией Д. И. Абрамовича и в статье Е. В. Аничкова «Методологические замечания к тексту «Демона», см. примечание на стр. 3.

16 «Письма Белинского» под ред. Ляцкого, изд. 1914 г., т. II.

17 «Письма Белинского», под ред. Ляцкого, изд. 1914 г., т. II.

18 Там же, Примечания.

19 Несколько позднее у Белинского был еще один список «Демона», как это можно видеть из его письма к Н. А. Бакунину от 7 ноября 1842 г.: «Демона» я тоже достал полного — лучше чем тот, которого списал у меня Федор Константинович; я уже отдал его переписывать, привезу в Торжек и оставлю его там».

20 Из известных списков поэмы к этой же редакции примыкают: список Боровки, список Чертковской библиотеки, список Шульца и берлинское изд. 1856 г.

21 Разрядка здесь и далее моя. — В. Л.-Д.

22 См. Письма В. Г. Белинского, изд. 1914, т. II, Примечания, стр. 419.

© 2000- NIV