Наши партнеры
Liverpool-today.ru - Ливерпуль состав команды manchester united страница 23 форум вега ливерпуль.

Найдич Э. - Этюды о Лермонтове.
"Вкушая, вкусих мало меда и се аз умираю"

Найдич Э. "Вкушая, вкусих мало меда и се аз умираю" // Найдич Э. Этюды о Лермонтове. — СПб.: Худож. лит., 1994. — С. 190—198.


«Вкушая, вкусих мало меда и се аз умираю»

Казалось бы, сразу после «Героя нашего времени» и «Демона» невозможно написать произведение, которое не уступало бы им по воздействию на читателей и так разительно от них отличалось своим сюжетом и художественной формой.

Логика поэтической мысли в последней редакции «Демона», созданной, как теперь установлено, на полгода раньше «Мцыри», приводила к новой теме: нет ничего выше человеческой жизни, прекраснее природы.

Перед описанием смерти Тамары — замечательном стихотворном реквиеме — поблекли речи Ангела о бессмертии души и бренности человеческого бытия.

Поэма «Мцыри» посвящена страстному порыву героя к жизни, его бегству из монастырского плена на родину, без которой жизнь теряет свою ценность.

Монастырь-тюрьма, три дня, проведенные на свободе, битва с барсом — это рассказ о судьбе молодого послушника, пришельца из других мест, чужеземца (так переводится с грузинского языка имя Мцыри) и одновременно символико-философское повествование, где главные эпизоды имеют общий смысл для современников и потомков.

Поэме предпослан эпиграф из Библии; в первой строфе дано описание места действия — разрушенные временем руины монастыря на вершине горы, сжатые слова о славном прошлом Грузии, о ее союзе с Россией; в третьей строфе начинается исповедь Мцыри, которая произносится (так говорит сам герой) «пред небом и землей». Это приводит к тому, что сюжет Мцыри становится не сцеплением обычных эпизодов, а событием, происходящим перед лицом Вечности, Истории и Вселенной.

Подобное восприятие достигается не выработкой какого-то торжественного стиля, а названными выше художественными средствами.

Первоначальным (зачеркнутым) эпиграфом к поэме была фраза: «On n’a qu’une seul patrie» (Отчизна бывает только одна); окончательным — «Вкушая, вкусих мало меда и се аз умираю». Оба эти изречения выражают пафос «Мцыри».

Лермонтов предпочел цитату из Библии (1-я Книга царств, 14). Очевидно, такой эпиграф настраивал читателя на особое восприятие поэмы. Теперь мы можем отнести эти слова к жизни самого Лермонтова.

Долгое время считалось, что в основу сюжета поэт положил рассказ старого монаха, которого встретил в Мцхете, грузинском городе вблизи Тбилиси, расположенном при впадении реки Арагви в Куру. Здесь на вершинах гор возвышается храм Джвари (Крест) и собор Светицхавели — усыпальница грузинских царей. Согласно этому рассказу, переданному П. А. Висковатовым со слов родственников Лермонтова, генерал А. П. Ермолов «вез с собою и оставил заболевшего ребенка монастырской братии». На самом деле сведения Висковатова во многом неверны и, очевидно, возникли под воздействием поэмы Лермонтова.

Как заметил Ираклий Андроников, первые экспедиции Ермолова в горы Центрального Кавказа относятся к 1818—1826 годам — ребенок к приезду Лермонтова на Кавказ в 1837 году не успел бы еще постареть, а мужского монастыря в районе Мцхета не было уже с начала XVIII века.

После современных трудов Н. Ш. Шабаньянца (1950—1970), И. П. Шинкаренко (Искусство. 1970. № 6), С. Шерипова (Огонек. 1987. № 35) можно сделать вывод, что одним из импульсов к созданию «Мцыри» послужила совсем неординарная история ребенка, который был взят в плен в чеченском ауле Дады-Юрта и вскоре крещен под именем Петр Захаров. Мальчик поразил всех своими способностями к рисованию; на маленького чеченца обратил внимание генерал П. Н. Ермолов

(двоюродный брат главнокомандующего) и взял с собою в Тифлис. Ермолов полюбил его, отправил в Москву, где тот восемь лет учился живописи, а затем поступил в Академию художеств (в Петербурге).

Блестящий талант сделал его лучшим портретистом после Карла Брюллова. В 1834 году Захаров написал портрет Лермонтова. К 1838 году относятся портреты писателя А. Н. Муравьева, выполненные почти одновременно Захаровым и Лермонтовым. Сведения о судьбе Захарова, ставшие известными поэту, дали толчок творческому воображению Лермонтова. Любопытно, что строка «он был, казалось, лет шести» соответствует возрасту Захарова, родившегося в 1816 году и привезенного в Тифлис Ермоловым, когда ему было шесть лет. Захаров умер от туберкулеза в 1846 году, на тридцатом году жизни.

За три года до смерти он написал портрет А. П. Ермолова на фоне Кавказских гор; справа виднеется Мцхетский храм, а вдали горные хребты — родина художника. За эту картину Захаров получил звание академика (воспроизведение портрета Ермолова дано в названном выше номере журнала «Огонек»). Поэма Лермонтова оказалась для Захарова сильнее реальности. Изображение главнокомандующего на фоне Мцхетского храма — не случайность. Это дань памяти автору «Мцыри».

О силе воздействия поэмы на современников можно судить по воспоминаниям Муравьева: «Мне случилось однажды в Царском Селе уловить лучшую минуту его (Лермонтова. — Э. Н.) вдохновения. В летний вечер я к нему зашел и застал его за письменным столом, с пылающим лицом и огненными глазами, которые были у него особенно выразительны. «Что с тобою?» — спросил я. «Сядьте и слушайте», — сказал он и в ту же минуту, в порыве восторга, прочел мне, от начала до конца, всю свою великолепную поэму «Мцыри»... которая только что вылилась из-под его вдохновенного пера... Никогда никакая повесть не производила на меня столь сильного впечатления» (Воспоминания. С. 198).

Поэма Лермонтова — гимн бытию, упоение самой жизнью, если она свободна.

Три дня, проведенные Мцыри на воле, позволили поэту показать человека во взаимодействии с природой:

Ты  хочешь  знать,  что  делал  я
На  воле?  Жил — и  жизнь  моя
Без  этих  трех  блаженных  дней
Была  б  печальней  и  мрачней
Бессильной  старости  твоей.

Образ природы в «Мцыри» — не пейзаж, не фон, на котором происходит действие. Это не романтическая природа, отражающая душевное состояние, не руссоистская природа, представляющая идеал, и, конечно, не умозрительная природа натурфилософских поэтов. Природа в «Мцыри» — прежде всего реальное бытие, находящееся в тесном взаимодействии с человеком, условие его существования, родственное ему явление, объект созерцания и практики. При соприкосновении с природой Мцыри обращает внимание на ее жизнь, цветение, движение, звуки:

Ты  хочешь  знать,  что  видел  я
На  воле? — Пышные  поля,
Холмы,  покрытые  венцом
Дерев,  разросшихся  кругом,
Шумящих  свежею  толпой,
Как  братья,  в  пляске  круговой.

Курящиеся, как алтари, горы, белые караваны облаков, шум водяных потоков, пение птиц — таковы лики природы в «Мцыри». И как апофеоз красоты — утро на Кавказе:

Кругом  меня  цвел  божий  сад;
Растений  радужный  наряд
Хранил  следы  небесных  слез,
И  кудри  виноградных  лоз
Вились,  красуясь  меж  дерев
Прозрачной  зеленью  листов;
И  грозды  полные  на  них,
Серег  подобье  дорогих,
Висели  пышно...

Природа показана в различных своих проявлениях. Она не только радует человека, служит ему, но и создает грозные препятствия на его пути.

Изображение ночной природы с криком и плачем шакала, блеском змеиной чешуи, страшным лесом, сбивающим с пути, завершается встречей с барсом.

В поэме дано поэтическое описание человека как природного существа:

И  жаждой  я  томиться  стал
..................
И  жадно  я  припал  к  волне

Далее следует эпизод встречи с грузинской девушкой:

И  мрак  очей  был  так  глубок,
Так  полон  тайнами  любви,
Что  думы  пылкие  мои
Смутились.

Это начало художественного исследования потребностей, влечений и особенностей человека, которое продолжено в центральном эпизоде поэмы.

Описание битвы с барсом имеет принципиальное значение. В этом эпизоде выявляется одна из основных «сущностных» сил человека. Сцена битвы юноши с барсом, опирающаяся на фольклор1, имеет и символический смысл. Здесь так же, как ранее в «Парусе», прославляется мужество, преодоление трудностей, умение вести борьбу.

Из контекста поэмы следует, что это важнейшие качества человека, важнейшие атрибуты жизни. Эпизод битвы Мцыри с барсом свидетельствует о величии Лермонтова как художника, о зрелости и философской мощи его мысли.

Смертельный бой зверя и человека описан во всех подробностях.

Мцыри в этом бою уподобляется зверю:

И  я  был  страшен  в  этот  миг;
Как  барс  пустынный,  зол  и  дик,
Я  пламенел,  визжал,  как  он;
Как  будто  сам  я  был  рожден
В  семействе  барсов  и  волков
Под  свежим  пологом  лесов.

Однако победа достается Мцыри не только благодаря его природной сущности, звериному инстинкту («Сердце вдруг / Зажглося жаждою борьбы / И крови»), а главным образом благодаря его человеческому разуму, умению владеть оружием:

Я  ждал,  схватив  рогатый  сук,
Минуту  битвы...
Удар  мой  верен  был  и  скор.
Надежный  сук  мой,  как  топор,
Широкий  лоб  его  рассек...

............
Ко  мне  он  кинулся  на  грудь;
Но  в  горло  я  успел  воткнуть
И  там  два  раза  повернуть
Мое  оружье...

Бойцовские качества Мцыри не рисуются как нечто исключительное. Во всей поэме герой выступает как представитель человечества, часть природы и общества.

Родина в поэме «Мцыри» — вполне реальное понятие и вместе с тем символ — представление об идеальном отечестве, где в отношениях между людьми — согласие и братство. Этому соответствует описание родного аула, семейного очага, лунных вечеров, отца с его «гордым и непреклонным взором», сладостных очей сестер, радужной и пышной природы тех мест.

В исповеди Мцыри неотделимы мечты о родине, о свободе и полноценной жизни:

Я  знал  одной  лишь  думы  власть,
Одну — но  пламенную  страсть:
Она,  как  червь,  во  мне  жила,
Изгрызла  душу  и  сожгла.
Она  мечты  мои  звала
От  келий  душных  и  молитв
В  тот  чудный  мир  тревог  и  битв,
Где  в  тучах  прячутся  скалы,
Где  люди  вольны,  как  орлы.
.............
.......
  Я  цель  одну,
Пройти  в  любимую  страну,
Имел  в  душе .......

Возвращение сбившегося с пути Мцыри к своей тюрьме — монастырю также символ. Путь на родину оказался недостижимым, несмотря на стремление и отвагу Мцыри.

Судьба Мцыри трагична, подобно Демону, Сашке, Печорину и многим другим героям Лермонтова.

Однако в центре поэмы остается порыв к свободе, многоцветный мир природы, которым восторгается Мцыри.

Читателя привлекают воспетые Лермонтовым ценности бытия — прежде всего сама жизнь, свобода, любовь к родине, мужество.

Следует сказать о лермонтовском отношении к природе. Пожалуй, первым отчетливо высказался по этому поводу писатель и критик А. В. Дружинин в статье

1861 года о «Сочинениях Лермонтова»2. Он заметил, что у Лермонтова были «все признаки и задатки мирового поэта... начиная с формы стиха, до сих пор недосягаемой по совершенству, до удивительного проникновения в жизнь природы, выразившегося множеством картин, мастерства первоклассного» (Воспоминания. С. 324).

Примерно в это же время в послесловии к двухтомнику переводов Лермонтова 1852 года (сюда вошли «Демон» и «Мцыри») известный немецкий писатель и переводчик Фридрих Боденштедт, познакомившийся в 1841 году с Лермонтовым, оставил нам развернутые и оригинальные соображения: «...наш поэт отличается от своих предшественников и современников тем, что дал более широкий простор в поэзии картинам природы, и в этом отношении он до сих пор стоит на недосягаемой высоте. Своими изображениями он решил трудную задачу — удовлетворить в одно и то же время и естествоиспытателя, и любителя прекрасного... он всегда и во всем остается верен природе до малейших подробностей. Все эти картины предстают нам в отчетливых красках и в то же время от них веет какой-то таинственной поэтической прелестью, как бы благоуханием и свежестью этих гор, цветов, лугов и лесов...»3

Замечательный поэт, переводчик и выдающийся филолог Иннокентий Анненский в год пятидесятилетия со дня смерти Лермонтова впервые посвятил специальную статью об отношении Лермонтова к природе4. Ученик академика Л. П. Майкова, автора классических трудов по истории русской литературы, попытался дать всеохватывающее понимание этой проблемы: «Из всех русских поэтов Лермонтов, может быть, всего непосредственнее и безраздельнее любил природу; он тонко понимал ее... Говоря о природе, наш поэт был замечательно точен». Интересны меткие замечания Анненского: «Природа видится ему с «коня». В природе он особенно любил движение: вспомним его чудных лошадей у Измаил-Бея, у Казбича или Печорина... вспомним его горные реки, облака, змеи, пляску...» Критик справедливо заметил, что вниманию к природе содействовали эстетические способности Лермонтова: «Он играл на скрипке и на фортепиано, рисовал и писал красками...», «главная прелесть лермонтовских красок <в поэзии> в их сочетании».

Анненский пишет о самоценности природы, о том, что она в произведениях Лермонтова «живет своей особой жизнью», о том, что поэт чуждался «субъективного» пейзажа.

Эти мнения о роли природы необходимы для понимания «Мцыри» — новой ступени в ее художественном познании после «Героя нашего времени» и «Демона». Здесь природа предстает как часть жизни, помогает понять человека как природное существо.

Обнаруживаются новые подходы. В «Мцыри» общественные отношения обозначены лишь символически (монастырь — тюрьма, родина — мирный дом, воля, братство), но зато проведен исполненный высокой поэзии антропологический анализ.

Разумеется, общественная и природная стороны Лермонтовым не разорваны, человек остается цельным. И все же поэт делает смелый шаг. В 1839 году (в год выхода первого труда Л. Фейербаха «К критике философии Гегеля») Лермонтов обращается к художественному исследованию отдельной личности, чтобы связать их с общими мировоззренческими вопросами.

Традиционный взгляд на поэму «Мцыри» нуждается в корректировке.

Поэма обычно рассматривается как романтическое произведение с условным сюжетом, патетическими монологами, сильной одинокой личностью, гиперболическими переживаниями, резко волевой интонацией героя, действующего вне социально-исторической среды.

Следовательно, Лермонтов после реалистического романа «Герой нашего времени» почему-то вернулся назад к романтическому стилю, с которым он уже порывал в 1836—1837 годах. На самом деле Лермонтов применил новый художественный подход, чтобы внимательно изучить человека. Эволюция лермонтовского творчества шла по восходящей линии. Это было движение к психологическому реализму, к постижению внутреннего мира личности, совершенствованию символико-философского осмысления действительности.

Отход от романтического стиля не означал измены романтике — поэзии подвига, устремленности в будущее. Романтика свойственна многим реалистическим произведениям XIX—XX веков.

Сноски

1 О связи этого эпизода с грузинским фольклором см. в кн.: Андроников И. Л. Лермонтов. Исследования и находки. М., 1964. С. 271—273.

2 Опубликована и подробно исследована Э. Г. Герштейн в кн. Судьба Лермонтова.

3 Основную мысль Боденштедта разделял К. Маркс, который, изучая в конце 60-х — начале 70-х гг. русский язык обратился к произведениям Лермонтова. Маркс считал, что вряд ли кто из писателей превзошел Лермонтова в описании природы, во всяком случае, редко кто достигал такого мастерства, свидетельствует Франциска Кугельман.

4 Анненский И. Книги отражений. М., 1979. С. 242—251.

© 2000- NIV