Нечаева В.С. - К истории текста стихотворения «Валерик»

Нечаева В. С. К истории текста стихотворения «Валерик»: (Список из архива Ю. Ф. Самарина) // М. Ю. Лермонтов: Статьи и материалы. — М.: Гос. соц.-эконом. изд-во «Соцэкгиз», 1939. — С. 70—73.


В. С. Нечаева

К ИСТОРИИ ТЕКСТА СТИХОТВОРЕНИЯ «ВАЛЕРИК»

(СПИСОК ИЗ АРХИВА Ю. Ф. САМАРИНА)

Среди немногочисленных автографов Лермонтова, хранящихся в Отделе рукописей, черновой автограф стихотворения «Валерик» является наиболее значительным как по размерам, так и по отраженной в нем творческой работе поэта. Так как беловой автограф этого стихотворения неизвестен, а первая публикация его в 1843 г. недостаточно авторитетна вследствие пропусков и обилия опечаток, то черновой автограф приобрел особое значение. Именно по нему публиковался текст стихотворения в наиболее авторитетных изданиях: в академическом издании под ред. Д. И. Абрамовича и в изд. «Academia» под ред. Б. М. Эйхенбаума.

Однако текст черновика, изобилующий поправками, вставками, многочисленными зачеркиваниями, написанный вдоль и поперек страниц и к тому же местами залитый чернилами, очень трудно поддается прочтению. Установить по нему канонический текст стихотворения затруднительно. Результатом явилось то, что и Д. И. Абрамович и Б. М. Эйхенбаум, исходя из текста одной и той же рукописи, дали в своих публикациях ряд разночтений (стихи 75, 79, 96, 141, 190). Можно ли считать, что текст чернового автографа является и окончательным текстом стихотворения, и что Лермонтов более над ним не работал? Сопоставление чернового автографа с текстом стихотворения, напечатанным через два года после смерти Лермонтова (альманах «Утренняя заря» 1843 г.), приводит к убеждению, что для печати был использован текст, имеющий некоторые разночтения с черновым автографом, которые не могут быть объяснены опечатками и редакционными искажениями. Это заставляет предполагать, что был иной автограф «Валерика», несколько отличный от известного чернового автографа. О том же свидетельствует и находящийся в архиве Самариных список этого стихотворения, не привлекавший до сих пор внимания исследователей.

Хотя список, о котором идет речь, не авторизованный, т. е. не имеет следов авторской правки, тем не менее с ним приходится считаться: он идет от Ю. Ф. Самарина, с которым Лермонтов не мало провел времени в Москве во время своего последнего путешествия с Кавказа на север. Мало того, на обложке списка находятся два слова, написанные рукой Самарина: «подарено автором». Что Лермонтов дарил Самарину свои произведения, подтверждает имеющийся в Отделе рукописей подлинный автограф стихотворения Лермонтова «Спор» с такой же пометкой Самарина о происхождении рукописи. «Спор» принадлежит, также как и «Валерик», к последним стихотворениям Лермонтова.

Приведенные соображения позволяют с уверенностью утверждать, что список находился в руках автора стихотворения и, вероятно, был сделан с его автографа или продиктован им. Значение списка в вопросе о каноническом тексте «Валерика» несомненно.

Список представляет собою 6 листов текста и два листа обложки, сшитых в тетрадь1 Весь текст написан одной рукой, неписарским почерком, без помарок. Тою же рукою на первой странице обложки посредине крупно написано заглавие «Валерик» и мелко внизу страницы: «сочинение М. Ю. Лермонтова». Наверху справа карандашом вышеприведенная помета Самарина.

Текст стихотворения списан не безукоризненно. Есть явные ошибки, может быть результат того, что оригинал трудно поддавался прочтению. Например стих 84:... «Жара уж спала, Ведут коней на водопой», в списке читается: «Жара уж стала»... Стих 194: «На ружья опершись кругом»; в списке: «На ружья спершися кругом». Но такого рода разночтений, за которыми можно подозревать плохо прочитанный текст, не много. Остальные разночтения свидетельствуют, что мы имеем дело с несколько иной редакцией стихотворения, чем та, которая обычно восстанавливается по черновому автографу.

Изложим далее кратко, что нового дает нам изучение списка.

Прежде всего список доказывает, что заглавие стихотворения не придумано редакцией «Утренней зари», впервые напечатавшей «Валерик»2, а идет от Лермонтова и, следовательно, должно печататься вместе с стихотворением. То, что заглавие отсутствовало в черновом автографе, вполне объяснимо. Далее, в текст стихотворения внесены одиннадцать стихов, которые отсутствуют в публикациях основного текста стихотворения, а обычно выносятся в примечания, как отрывок, зачеркнутый в черновом автографе. Место этому отрывку указывается после стиха 175-го, тогда как в списке этот отрывок следует после стиха 200, что композиционно более оправдано: чрезвычайно интимные строки эти, изображающие личные ощущения Лермонтова, его реакцию на ужасы боя, своего рода нравственное отупение от окружающего, естественно замыкают описание сцен смерти и являются переходом к философскому раздумью («Жалкий человек»... и т. д.). Самый текст этих строк также несколько отличается от зачеркнутого отрывка в черновике, публикуемого в примечаниях как Д. И. Абрамовичем, так и Б. М. Эйхенбаумом. Приводим эти 11 стихов по списку, в контексте стихотворения после описания смерти капитана.

... Тоской  томимый
Им  в след смотрел я  недвижимый.
Теперь на самом этом месте
У батареи я  прилег
Без сил  и чувств. Я  изнемог!
Но слышал, как просил  картечи
Артиллерист. Он приберег
Один заряд на крайний случай.
Уж раза три Чеченцы тучей
Кидали3  шашки  на  голо;
Прикрытье все почти  легло.
Я слушал очень равнодушно;
Хотелось спать и было душно.
Меж  тем  товарищей, друзей,
Со вздохом  возле называли,
Но не нашел  в душе моей
Я сожаленья  иль печали.
      Уже затихло все...

Дальнейшее сопоставление текста списка с текстом чернового автографа и первопечатным текстом приводит к выводу, что редакция текста списка в некоторых своих вариантах ближе к тексту, напечатанному в «Утренней заре», чем к тексту чернового автографа. Сделаем несколько сопоставлений.

В публикациях по черновому
автографу

В списке и первопечатном тексте:

Стихи 79

Их темный и лукавый взор4

Их томный и лукавый взор

Стихи 89

Что вьючить? — Что же капитан?

Что вьючит что ли капитан.

Стихи 126

Уже в Чечню на братний зов5

Уже в Чечню на страшный зов

Стихи 138—142

Вот ружья из кустов [вы]носят,
Вот тащат за ноги людей
И кличут громко лекарей; —
А вот и слева из опушки
Вдруг с гиком кинулись на пушки6.

Из-за кустов вот ружья носят.
За ними тащут и людей
И кличут громко лекарей.
И вот из леса, из опушки
Вдруг с гиком бросились на пушки.

Стихи 190—191

Постойте — ранен генерал...
Не слышат7.....

Постойте; где же Генерал?
Не слышу......

Стихи 205—207

Уже затихло все; тела
Стащили в кучу; кровь текла
Струею дымной по каменьям8, —

Уже затихло все; тела
Изрубленных стащили в кучу.

....... Кровь текла

Струей багряной по каменьям.

Стихи 251—252

..... иных тревог

Довольно есть.

..... Итак тревог

Довольно есть.

Указанные разночтения совпадают с текстом «Утренней зари» и расходятся с черновым автографом, хотя, как мы видим, утверждать это не всегда можно, так как начертание многих слов так неясно, что они по-разному воспроизводятся двумя редакторами текста.

Кроме перечисленных вариантов, в списке есть такие, которые не имеют аналогий ни в черновом автографе, ни в первопечатном тексте.

В публикациях по автографу и
в первопечатном тексте:

В списке:

Стихи 23—24

да и точно

Я вас никак забыть не мог

да я точно

Вас никогда забыть не мог!

Вариант:

Ну, как же б вас забыть я мог.

Стихи 39—40

 

То иль другое наказанье
Не все-ль одно? Я жизнь постиг.

Другое ль, то ли наказанье?
Не весело; я жизнь постиг.

Вариант:

Одно другое ль...

Стих 69

Как там дрались, как мы их били9

Как дралися, как мы их били

Стих 92

Подъем ударил барабан.

Пойдем, ударим в барабан.

Стих 148

Еще подвинулись, — молчат.

Еще подвинулись назад.

Стих 254

И беспробудным сном заснуть.

И непросыпным сном заснуть.

Кроме процитированных разночтений, имеются и другие, более мелкие: поскакал — проскакал; глядим — глядишь; дружнее! — раздалось — дружней! раздалося; зачерпнуть — почерпнуть; две ранки — две раны и др.

Редакторы вновь подготовляемых изданий Лермонтова при установлении для печати текста стих. «Валерик», несомненно, должны будут помимо чернового автографа стихотворения привлечь и список его, подаренный Лермонтовым Самарину. Значение списка особенно важно для установления заглавия произведения и для определения текста тех стихов, которые не поддаются прочтению или вызывают сомнения в черновом автографе. Должен бытъ поставлен также вопрос о включении в основной текст стихотворения одиннадцати стихов, зачеркнутых в черновом автографе, но нашедших свое место в тексте самаринского списка.

Сноски

1 Бумага обложки и самой рукописи с одним и тем же клеймом. Размер бумаги 26,5×22 см.

2 См. Собр. соч. Лермонтова, изд. «Academia», т. II, стр. 223: «Впервые — в альманахе «Утренняя заря» на 1843 г., стр. 66—77 (под заглавием «Валерик», придуманным издателями)». В изд. «Academia» стихотворение напечатано без заглавия.

3 В черновом автографе также совершенно отчетливо написано «Кидали», между тем как и Д. И. Абрамович и Б. М. Эйхенбаум напечатали «кидались».

4 Так у Б. М. Эйхенбаума; у Д. И. Абрамовича — «томный».

5 У Д. И. Абрамовича напечатано «бранный».

6 Даем по публикации Б. М. Эйхенбаума. У Д. И. Абрамовича стих 141 читается так же, как в списке. В черновом автографе он не поддается точному прочтению. Также неясны и стихи 138 и 139. Во всяком случае нет «выносят», а есть только «носют».

7 Цитируем по Б. М. Эйхенбауму. У Д. И. Абрамовича так же, как в списке. В черновом автографе эти строки залиты чернилами и не поддаются прочтению.

8 Так читаются эти строки у Б. М. Эйхенбаума и Д. И. Абрамовича. Между тем начертание этих строк в черновом автографе иное. Там нет соединения в одну строку «Стащили в кучу» — «Кровь текла» и не зачеркнуто слово «изрубленных».

9 Интересно отметить, что в тексте «Утренней зари» следующий стих: «Как доставалося и нам» — был пропущен. Далее стих 75 Б. М. Эйхенбаум начинает с «А вот...» В черновом автографе несомненно: «И вот...». То же у Д. И. Абрамовича, в первопечатном тексте и в списке

© 2000- NIV