Наши партнеры
Msv-nasko.ru - Глубинный насос Промышленное оборудование. Буровой портал.

Воловой Г. В.: Художественный подтекст как средство раскрытия характеров героев в повестях «Бэла» и «Максим Максимыч» в романе М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени»
1. 2. Автор – произведение – читатель как единая многоуровневая система в романе Лермонтова

1. 2. АВТОР – ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ЧИТАТЕЛЬ
КАК ЕДИНАЯ МНОГОУРОВНЕВАЯ СИСТЕМА
В РОМАНЕ ЛЕРМОНТОВА

Одной из главных задач литературоведения является изучение проблемы автора в художественном произведении. Каждое художественное произведение несет в себе печать авторской личности. Личность автора создает стиль произведения, индивидуальное своеобразие и художественную оригинальность. Своеобразие стиля отражает мировоззренческую позицию автора, которая воплощена во всех элементах его произведения. О необходимости поиска принципов и законов словесно-художественного построения образа автора говорил В. В. Виноградов. Он подчеркивал, что, и сами принципы развития художественных стилей: «… не могут быть объяснены и открыты без тщательного изучения историко-семантических трансформаций «образа автора» в разных типах и системах словесного творчества» [Виноградов 1971: 151].

Элементы структуры художественного текста предопределены индивидуально- речевой структурой образа автора.

«В каждой книге, в подлинно художественном произведении должна, прежде всего, быть определена позиция автора. Внутренний монолог героя становится внешним монологом автора. Тем самым определяется жанр. Роман как речь. Это не значит, что автор произносит роман. Я имею в виду авторскую персонализацию, которая, с моей точки зрения, заменяет авторский монолог. Это процесс всеобщий, он развивается с поразительной широтой; он захватил и кино. Что такое голос за кадром? Автор» [Каверин 1969: 129]. В. В. Виноградов говорит, что автор выступает в художественном произведении как «концентрированное воплощение сути произведения». Он объединяет всю систему речевых структур персонажей, их взаимоотношения с повествователем или рассказчиком. «Образ автора» воплощается в художественных образах создаваемого им произведения.

Долинин К. А. считает, что словесное искусство в целом представляет собой непрерывную изменяющуюся семиотическую систему, особый язык, и что даже каждый отдельный художественный текст говорит с читателем по-своему; что «идейное содержание произведения воплощено в сложном комплексе всех его элементов, в системе этих элементов» и что, входя в единую систему, элементы текста оказываются связанными друг с другом сложной сетью взаимных сопоставлений и противопоставлений, придающих им добавочные значения; что «первоэлемент» литературы – художественный образ – принципиально многозначен…» [Долинин 1985: 4].

Многозначность художественного образа, его полифоническая структура является средством общения автора и читателя. Художественный образ помогает понять и осмыслить роль человека в обществе, он обогащает жизненный опыт читателя, передавая ему опыт других людей. Писатель расширяет знание о человеческой личности, о ее связях в обществе. В концентрированном виде читатель пролистывает судьбы других людей, своих современников, исторических деятелей, вымышленных героев. Он получает новое знание о мире в форме художественных образов. Знание, которое передает писатель - это не только судьбы его героев, но эмоциональное воздействие автора собственным потоком чувств и эмоций. Авторская энергетика, заключенная в форме художественных образов оживает в сознании читателя в реальных живых образах - это вторжение в глубоко эмоциональную природу человека. Писатель предоставляет возможность читателю сравнить собственное представление об окружающем мире с его моделью действительности. Важно определить отношение к мировоззренческой позиции писателя. В данном исследовании позиция Лермонтова не подвергается критике. Она берется как некая идеальная модель мира, где сам писатель определяет границы добра и зла. Только через призму взглядов Лермонтова рассматривается нравственная позиция героев. Таким образом, автор произведения выступает и в роли создателя, и в роли судьи своих героев.

Представляя свое произведение на суд публики, автор берет на себя обязательство рассказать читателю нечто, что ему не было известно раньше, открыть некую истину, которая известна только ему одному. Читая произведение, читатель устанавливает связь с автором, так как произведение это есть душа, лицо, мировоззрение автора, его особый взгляд на вещи. Белинский говорит, что повесть «Бэла» является «завершенной». Действительно, повесть является завершенной как законченное художественное произведение, в которое автор вложил все необходимое для развития сюжета, построения композиции, развернутого показа характеров. Однако без читателя любое произведение не может быть завершенным, так как он является конечным адресатом автора. Читатель должен закон-чить произведение автора своими наблюдениями и размышлениями. Формула: автор – произведение – читатель - является законченной системой художественного произведения. Читатель является режиссером, интерпретатором художественного текста. Он наполняет действие собственными страстями и переживаниями. Читатель сравнивает личное отношение к событиям, он дает личностную оценку тех или иных героев, входит в литературную действительность всем своим существом и воспринимает реально происходящие события. Более того, читатель как адресат худо-жественного произведения может изменять отдельные стороны своей личности под воздействием художественного произведения.

Автор и читатель образуют некую замкнутую систему. Читатель, как получатель информации, выраженной в художественных образах, впитывает, вбирает в себя то, что присуще автору как личности. При этом читатель соотносит опыт автора с собственным опытом, с собственной системой взглядов. С одной стороны, читатель воспринимает некую художественную истину, а с другой проводит ее через фильтр собственного восприятия, проявляя деятельное начало своей личности. Восприятие художественного произведения - это не только узнавание новых граней окружающей действительности, но и эмоциональное переживание. Это не только отдых или завлекательное чтение, но и столкновение позиции автора и читателя. Полем такого столкновения становятся художественные образы писателя. Взаимоотношения автора и читателя могут осуществляться на различных уровнях. Реализм дал большое разнообразие речевых структур, отношений авторов произведений с их читателями. От широкого, многообразного отражения творческого я автора, обращенного непосредственно к читателю, до отстраненного, описываемого как бы со стороны повествования, когда писатель сознательно отдаляется от своего повествования. Примером такого бесстрастного повествователя может служить «Жизнь Клима Самгина» Горького. Отношение писателя, как мудрого учителя к ученику: притчи, басни, сказки, религиозные учения; как дружеские отношения, рассказ одного приятеля другому. Примером такого уровня отношений может служить роман «Евгений Онегин»

«Онегин, добрый мой приятель,
Родился на брегах Невы,
Где, может быть, родились вы
Или блистали мой читатель»
[Пушкин 1978: 47].

Лермонтов нашел свою уникальную многоуровневую систему отношений с читателем. В нашем анализе мы касаемся только взаимоотношения автора и читателя в повестях «Бела» и «Максим Максимыч».

Таким образом, автор выступает базисом многоуровневой системы: автор – произведение – читатель.

Другим, не менее важным компонентом в понимании художественного произведения является читатель, его позиция, его культурный уровень, которые позволяют воспринимать идеи, заложенные автором. Потебня особую роль отводит читателю. Он считает, что позиция читателя невероятно возрастает, если в произведении нет объективного повествования. В этом случае восприятие читателя должно носить активный характер.

«Следуя иносказательным намекам символической структуры, читатель сам должен воссоздать ее объективный ряд. Он должен наполнить ее своим смыслом, своим содержанием. Самому себе довлеющего, художественного постоянного произведения нет. Оно вечно воссоздается заново, вечно меняется – оно всегда в процессе непрерывной трансформации. Читатель не только «читает» «писателя», но и творит вместе с ним, подставляя в его произведении все новые и новые содержания. И в этом смысле можно смело говорить о «сотворчестве» читателя автору» [Виноградов 1971: 8].

Иносказательные намеки «символической структуры» широко представлены в романе. Читатели должны угадывать возможные действия героев, проникать в замыслы интриги. Предсказывают ситуацию и сами герои. Максим Максимыч, по словам В. И. Коровина, точно предсказывает поведение горцев, которые потребуют дополнительной оплаты. Точно так же предсказывает Максим Максимыч и плохую погоду, обращая внимание автора заметок на то, как гора «курится».

«Лермонтов вводит в атмосферу романа распространенные в романтизме угадывания и предчувствования, но дает им либо бытовую, либо психологическую мотивировку. Способностью предугадывать события обладает не только Печорин, но и Максим Максимыч, и доктор Вернер, и рассказчик … Угадывание обнимает большие пласты действительности – от предсказания погоды до проникновения в тайные замыслы» [Коровин 1973: 274].

Лермонтов подсказывает и учит своего читателя по деталям угадывать истинное положение вещей. Это своеобразный тренинг. Внимательный читатель должен научиться по внешним деталям сам делать выводы, чтобы по ходу чтения повестей понимать смысл поступков героев, их тайные и явные мотивы поведения.

Восприятие художественного произведения обусловлено социальными и историческими предпосылками. Читатели разных эпох по-разному оценивают одно и то же произведение. Виноградов [Виноградов 1971: 7] говорит, что содержание, которое в него вкладывал сам автор, существует недолго и что первый же читатель «перетолковывает» по-своему, а последующие поколения читателей окончательно перекраивают произведение на свой лад. С таким суждением можно согласиться отчасти. Свобода восприятия художественного произведения ограничена конкретным содержанием этого произведения. Какие бы новые поколения читателей не переосмысливали «Евгения Онегина», Ленский так и останется убитым именно Онегиным, а Татьяна обязательно выйдет замуж за генерала. Изменения, которые вносит читатель, касаются изменения его культурного уровня, особенностей его личного психологического восприятия. Новое содержание, которое привносит читатель, связано с его временем, образом мышления, но главная его цель остается прежней: приблизиться к истинному пониманию художественной идеи произведения. Задача нашего исследования состоит в попытке воспроизвести авторский замысел, приблизиться к художественной истине, которую вложил Лермонтов.

Лермонтов выступил в романе как новатор литературы. Он создал литературный стиль, который стал вершиной реализма. Особенностью его стиля является то, что он выработал особую систему отношений с читателем. Читатель в системе его отношений занимает центральное место. Без его активного участия не может состояться прочтение романа. Без проникновения в глубинный смысл поступков героев, истина, которую хочет донести Лермонтов, останется нераскрытой.

Лермонтов впервые в истории русской литературы создал произведение, художественную истину которого читатель может познать только путем собственного мышления. Без напряженной работы мысли читатель не поймет характеры героев, их роль в происшедших в повести событиях. Метод взаимодействия с читателем, который Лермонтов применил в своем произведении, близок к способу преподавания его пансионного учителя - крупного ученого, профессора Д. М. Перевощикова, который следовал своему совершенно оригинальному методу преподавания: «…он заставлял учеников последовательно доходить до выводов собственною рабо-тою мысли; сам же только помогал им, руководил этой гимнастикой мозга, не сходя со своего седалища на кафедре… Правда, такой путь был весьма нелегкий, он требовал большого напряжения внимания и силы мышления» [Бродский 1945: 89].

Лермонтов открывает перед читателем взлеты и падения человеческого духа. Он стремится показать своих героев в самых критических ситуациях. Уже не писатель, а читатель, вовлекаясь в действие романа, становится главным судьей героев. Именно читатель должен рассудить - кто из героев является злодеем, а кто жертвой. Лермонтов подобно своему учителю Перевощикову «руководит» читателем, давая ему самому дойти до истины.

Лермонтов требует от читателя активной гражданской позиции. Он обращается к его нравственной позиции. Писатель предлагает свою модель понимания человеческих отношений, а читатель уже сам должен самостоятельно соотнести своё мировоззрение и авторскую позицию.

Стиль романа «Герой нашего времени» включает в себя различные приемы построения сюжета, композиции, различные формы повествовательной и диалогической речи.

Стиль является концентрированным выражением «образа автора», который имеет исключительно значение. Отношение автора к событиям определяет главную концептуальную идею произведения. Читатель должен сам понять замысел писателя. Отношение автора к Казбичу и Максиму Максимычу является определяющим в оценке этих героев. Это является главным принципом оценки нравственной природы поступков героев.

Выявление художественного подтекста носит субъективный характер. Подтекст может быть заполнен виденьем исследователя, и отдалиться от содержания, которое подразумевал автор. Поэтому в интерпретации важно, прежде всего, выявление подтекста, авторской позиции по отношению к своим героям. А это можно сделать исходя их стилевых особенностей произведения.

Необходимо выделить в имплицитном содержании художественного текста имплицитное содержание авторского образа. Подтекст, который извлекает читатель, помогает ему понять художественные образы произведения; смыслы содержаний, которые хотел донести автор.

Авторский подтекст - это художественные приемы, которыми он выражает это, это стиль самого произведения. Иногда это прямое обращение к читателю и декларирование ему своей позиции. Лермонтов сознательно создает образ Максима Максимыча таким образом, чтобы читатель сам проникал в смысл совершаемых им поступков. Автор иногда не только косвенно, но прямо обращается к читателю, уточняя - правильно ли он извлек содержание из данного эпизода или поступка героя. Читатель должен соотнести авторский подтекст с собственным ходом рассуждения. Лермонтов буквально предвидит неправильное извлечение подтекста из его произведения и неверную оценку его героя. Он вступает в скрытую полемику с читателем, иронизируя над Максимом Максимычем. Лермонтов точно угадывает, как будет воспринят его герой. Действительно, на данный момент образ Максима Максимыча рассматривается как образ положительного героя, наделенного исключительно положительными чертами характера.

Позиция Лермонтова, заключенная в подтексте, ясно прослеживается в конце повести «Бэла». Автор обращается к читателю, который не понимает роль Максима Максимыча в истории «Бэлы». Он задает иронический вопрос, нацеленный на то, чтобы еще раз обратить внимание на идейный смысл повести: действительно ли Максим Максимыч является человеком «достойным уважения»? Авторское обращение призывает читателя вернуться к образу штабс-капитана и внимательно проанализировать смысл совершенных им действий.

Роман Лермонтова заключает в себе многоуровневую систему отношений автор – произведение - читатель. Только взаимодействие всех уровней может привести к пониманию художественной истины.

© 2000- NIV