Наши партнеры
Mos-of.ru - Кресла качалки. Боковина садовой качалки кресла www.mos-of.ru/kresla-kachalki.

Воробьев В.П. Лермонтов и Байрон
Заключение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

И Байрон по материнской линии, и Лермонтов по отцовской были потомками шотландской знати.

Гордоны, род, к которому принадлежала мать Байрона, в прошлом состояли в некотором родстве с шотландскими королями.

Джордж (Юрий) Лермонт, основатель рода Лермонтовых в России, происходил от Лерманта, сторонника короля Шотландии Малькольма III (XI век), боровшегося с Макбетом (события эти описаны Шекспиром в трагедии «Макбет»). После разгрома Макбета Лермант получил во владение деревню Дарси и, тем самым, стал дворянином.

Начала биографий как Байрона, так и Лермонтова почти совпадают с двумя важнейшими датами в мировой истории, определившими и последующее историческое развитие, и судьбы самих поэтов. Байрон родился за год до взятия Бастилии, начала Великой французской революции 1789–1794 годов. Лермонтов – через два года после Бородинского сражения, пика Отечественной войны 1812 года. Событий этих Байрон и Лермонтов помнить не могли, но каждый из них рос в новую эпоху, порожденную одним из этих событий и всецело отразившуюся в мировоззрении и творчестве великих поэтов.

И Лермонтов, и Байрон воспитывались без отцов. У Лермонтова это случилось по причине несовместимости характеров его бабушки и отца, который оставил двухлетнего сына на воспитание своей теще. С двенадцатилетнего возраста (лето 1827 года) Лермонтов регулярно виделся с отцом до его смерти в 1831 году. Отец Байрона покинул семью вскоре после рождения сына, а когда тому было четыре года (1792), он умер, находясь за границей.

Когда в 1830 году Лермонтов изучал биографию Байрона, его очень заинтересовали параллели, которые он видел в жизни Байрона и своей. Когда Лермонтову было 10 лет (лето 1825 года) он испытывал очень сильное чувство к одной девочке, находясь на кавказских минеральных водах. Сам он называл это любовью. Нечто подобное Байрон ощущал в 8 лет (1796) к Мэри Дафф, о чем позже напишет в стихотворении «Когда я как горец…» (When I Roved a Young Highlander…).

В биографии Лермонтова и Байрона были и другие соответствия. Лермонтов, как и Байрон, пережил карантин. Это случилось осенью 1830 года, когда Москву оцепили войска из-за проникновения в город холеры из восточных областей страны. Байрон попал под карантин на Мальте в мае 1811 года, когда возвращался домой в Англию после первого путешествия. И Лермонтов, и Байрон совершили в жизни по два путешествия на юг. Байрон – в средиземноморье, Лермонтов – на Кавказ. Поездки Лермонтова были вынужденными (первая и вторая ссылки), как и вторая поездка Байрона, когда ему пришлось покинуть родину из-за крайне отрицательного общественного мнения, сложившегося вокруг его личности.

Оба поэта не пользовались поддержкой и одобрением властей. Оба закончили жизнь вдали от дома. Лермонтов – на территории своей страны, на не до конца еще освоенном в то время Кавказе. Байрон – в Греции. Каждый не вернулся из своего второго путешествия. Лермонтову в начале 1841 года во время второй ссылки удалось получить отпуск и побывать в Петербурге. Однако в апреле ссылка продолжилась. Байрон, уехав из Англии в 1816 году, жил в Швейцарии, Италии и умер в Греции во время войны за независимость, в которой принимал деятельное участие.

Обоим поэтам не было оказано почестей после смерти. Байрона не похоронили в Вестминстерском аббатстве, где покоятся великие люди Британии: он похоронен в родовом Ньюстеде. Ни о каком посмертном собрании сочинений Лермонтова и иных вопросах (как это было после смерти Пушкина) речи не шло.

Первое путешествие как в жизни Байрона, так и Лермонтова сыграло значительную роль. После него у обоих поэтов начинается очень плодотворный творческий период. Байрон публикует две первые песни «Паломничества Чайльд-Гарольда», пишет шесть восточных поэм, лирический цикл «Еврейские мелодии», несколько стихотворений наполеоновского цикла и ряд других стихотворений. Лермонтов пу-бликует «Тамбовскую казначейшу», «Песню про… купца Калашникова», перерабатывает и завершает работу над поэмой «Демон», пишет «Мцыри», создает первый русский реалистический роман в прозе «Герой нашего времени», пишет лирические стихотворения. У Байрона этот период завершается отъездом из Англии и эмиграцией, у Лермонтова – второй ссылкой на Кавказ.

Сходные обстоятельства в жизни Лермонтова и Байрона относятся и к сфере любви. Когда Байрону было 15 лет, он страстно полюбил Мэри Чаворт. Ей было 18 лет. Все закончилось трагично для Байрона – он случайно подслушал разговор и узнал, что у него нет надежды. Эмоциональная травма повлияла на всю последующую жизнь поэта. В 16 лет Лермонтов влюбился в Наталию Иванову. Она была на год старше. Последовавший разрыв оказал глубокое влияние на дальнейшую жизнь Лермонтова.

И Лермонтов, и Байрон предчувствовали свою близившуюся смерть. Лермонтов открыто говорил об этом на прощальном вечере 12/24 апреля 1841 года перед окончательным отъездом на Кавказ и своей родственнице Е. Быховец в день последней дуэли 15/27 июля 1841 года за несколько часов до смерти1. Байрон, отъезжая в Грецию, в конце декабря 1823 года чувствовал, что направляется в свою последнюю поездку. Эти мысли нашли отражение в его последних стихах, написанных на греческой земле:

5.

And when convulsive throes И когда судорожные боли
denied my breath мешали дыханию,
The faintest utterance Слабейшему проявлению
to my fading thought моей увядающей мысли,
To thee – to thee – e’en in К тебе – к тебе – даже
the grasp of death в объятьях смерти
My spirit turned , oh! Повернут мой дух, о!
oftener than it ought Чаще, чем должен.
(Love and Death) (Любовь и смерть) 2.

2.

My days are in the yellow leaf; Мои дни покрыты желтой листвой;
<. . . . . . . . > <. . . . . . . . . . >.  

3.

The fire that on my bosom preys Огонь, который терзает мою грудь,
Is lone as some Volcanic isle;- Одинок, как какой-нибудь Вулканический остров;
No torch is kindled at its blaze – Никакой факел не зажигается о его пламя –
A funeral pile. Лишь погребальный костер.
<. . . . . . . . .> <. . . . . . . . . . >  

10.

Seek out – less often sought than found – Ищи – реже ищут, чем находят –
A soldier’s grave, for thee the best; Солдатскую могилу, для тебя она лучшая;
Then look around, and choose thy ground, Затем оглянись и выбери землю,
And take the Rest. И обрети Покой.
(On this Day I Complete My Thirty-Sixth Year)3  

Л. П. Гроссман полагал, что за Лермонтовым «необходимо признать значение самого гениального байрониста мировой поэзии»4. В различных произведениях Лермонтова обнаруживаются разнообразные проявления художественного воздействия творчества Байрона. Изучая произведения Лермонтова, которые уже соотносились с произведениями Байрона, почти всегда можно обнаружить, что они связаны и с теми произведениями Байрона, с которыми их ранее не сопоставляли. Большинство произведений Лермонтова, испытавших воздействие творчества английского поэта, связаны не с одним, а с несколькими произведениями Байрона.

Среди произведений Лермонтова связанных с произведениями Байрона, всегда есть произведения, которые испытали воздействие творчества Байрона в большей мере и в меньшей мере. Таким образом, можно говорить о степени воздействия произведений Байрона на творчество Лермонтова. На произведения Лермонтова оказали влияние произведения Байрона, написанные на протяжении всей жизни английского поэта. При этом произведения Байрона, созданные в разные периоды его жизни, с разной интенсивностью влияют на разные произведения Лермонтова.

Воздействие творчества Байрона на творчество Лермонтова проявляется в наличии между произведениями данных поэтов соответствий в лексике, синтаксисе, стихотворном размере, строфической организации, рифменных системах, эмоциональном фоне. Реализация лирической манеры повествования в романтической поэме Лермонтова, как правило, имеет сходства с реализацией лирической манеры повествования в тех восточных поэмах, с которыми данная поэма Лермонтова имеет межтекстовые связи. Лермонтова привлекает трагическая лирика Байрона (стихи 1816 г., «Еврейские мелодии») и поэмы Байрона (восточные поэмы в частности).

Лермонтов заимствует из произведений Байрона отдельные выражения, стихи, строит свои стихи по синтаксическим и метрическим моделям Байрона, ориентируется на композицию байроновских произведений, частично заимствует содержание.

Влияние произведений Байрона в лирике Лермонтова проявляется в наличии межтекстовых связей, сходства метрики, строфической организации и рифменных систем. Влияние Байрона в поэмах Лермонтова аналогично влиянию Байрона в лирике Лермонтова, однако в поэмах воздействие Байрона проявляется и в отношении лирической манеры повествования.

Всегда можно выделить произведения Байрона, влияние которых особо значимо для произведений Лермонтова. Для произведений Лермонтова, рассмотренных в данной диссертации, такое значение имеют стихотворение «Сон» («The Dream») и поэма «Гяур». «Сон» привлекал Лермонтова, вероятно, потому, что помимо прочих элементов поэтического байронизма, содержал в себе наиболее полную, по сравнению с другими образцами лирики Байрона, историю души английского поэта. Этим, по-видимому, объясняется и большая популярность «Сна» среди современников Лермонтова.

«Гяур» был значим для «Лермонтова, видимо, потому, что в нём наиболее отчётливо, по сравнению с другими восточными поэмами, проявилась «вершинная» композиция, характерная для романтических поэм Байрона. Сгладить отрывочность повествования в «Гяуре» не смогли даже многочисленные добавления Байрона5. «Переходы в «Гяуре» внезапны, но в высшей степени эф- фектны; и хотя ни в одном месте основная линия рассказа не поддерживается, она нигде не является затуманенной или же непонятной»6. Кроме того, «Гяур» давал в наиболее чистом виде, по сравнению с остальными восточными поэмами, тип отверженного и страдающего героя-одиночки. Герой данной поэмы Байрона не был ни пиратом, ни приёмным или же незаконнорожденным сыном правителя-тирана, как не был и предводителем большого войска. Среди героев восточных поэм Гяур наиболее естественен, «<…> Гяур предстаёт перед читателем как гордый, одинокий герой, который открыто не повинуется законам общества. В то же время он волнует читателя своей таинственностью, пленяет своими чувствами и страстями»7.

Для того, чтобы выявить межтекстовые связи произведений Лермонтова с произведениями Байрона, мы чётко определили критерии выделения межтекстовых связей (лексический, синтаксический, метрический, эмоциональный, содержательный, композиционный). Исследуя лирическую манеру повествования в поэмах Лермонтова и Байрона, мы разработали методику изучения лирической манеры повествования романтической поэмы. Всё это может быть учтено или использовано будущими исследователями в своих работах. Кроме того, данные, полученные в ходе исследования, способствуют более глубокому пониманию особенностей творческого процесса Лермонтова, его произведений, самобытности русского поэта.

Увлечение творчеством Байрона характерно для современников Лермонтова. Много взявший и многому научившийся у Байрона Пушкин на определённом этапе своей художественной эволюции ушёл от байронизма. «Преодоление культа Байрона сделалось одним из аспектов перехода Пушкина к реализму»8. При этом «двух великих русских поэтов, представителей двух эпох, разделённых, как рубежом, 1825 годом, привлекали разные стороны в поэзии Байрона»9. «Молодой поэт Пушкин воспринимает в романтическом искусстве совсем иные – доромантические по происхождению, предреалистические по смыслу – его элементы. Те самые, которые, не принадлежа собственной природе самого романтизма, определяют его объективную историческую роль как необходимого промежуточного звена между нормативной эстетикой классицизма и реалистической «поэзией действительности».

Речь идёт о принципах характерности, историзма, национальной самобытности, и раскрепощении формы, отбрасывающей оковы «правил» и «образцов». Именно это и только это прочно усваивает Пушкин в годы творческого контакта, с культурой Байрона, Шатобриана, Констана и Вальтера Скотта»10.

Воздействие Байрона характеризует все этапы жизни и творческой эволюции Лермонтова. «<...> байронизм Лермонтова имел ту важную заслугу, что сохранил несомненный талант поэта, проведя его невредимо скрозь житейскую тину. <...> указал исход для возмущённого общественною неправдой чувства <...>. Поэзия, в ту пору для него возможная лишь в байроновском духе, развила в нём своеобразную личность, выделяющуюся из общественной среды, где не терпели никакой личной инициативы или самобытности. Наконец, в чисто художественном отношении, байроновский культ вызвал столько живых образов, звучных, блестящих и глубоко искренних строф <...>»11.

Испытав влияние Байрона, Лермонтов стал тем писателем, которого мы знаем. Не будь этого влияния, по-видимому, творчество Лермонтова приобрело совсем другие очертания и значение. Однако, испытав влияние Байрона и сохранив свою самобытность, «<...> загадочный юноша Лермонтов совершил, казалось бы, невозможное: в лирике своей личной волей продлил жизнь романтизма и одновременно создал произведения огромной реалистической силы и глубины, возродил русский роман («Герой нашего времени») и драму («Маскарад»), заставил уставших от романтических поэм читателей выучить наизусть «Демона» и «Мцыри». Мощь и разнообразие лермонтовского гения поразительны <…>»12.

Короткая жизнь и ранняя смерть Лермонтова порождают две мысли.

Первая. Русская литература понесла невосполнимую утрату. Эту точку зрения разделяли в большей или меньшей мере современники поэта, последующие поколения; разделяют ее и сейчас. Это достаточно очевидно. Сложно представить, что случилось бы, если бы Лермонтов прожил дольше. Но очертания русской литературы были бы иными. Мы знаем по свидетельству В. Г. Белинского о замыслах Лермонтова написать романы из эпохи Екатерины II, Александра I и современности (царствование Николая I)13. Причем, роман из времени Николая I, по-видимому должен был рассказывать о Кавказской и Персидской войнах, Грибоедове и его гибели14. Этим планам не суждено было сбыться. По-своему один из подобных замыслов осуществил Л. Н. Толстой в «Войне и мире», воодушевившись лермонтовским «Бородином»15 и «Сказкой для детей»16. Время Николая I нашло свое отражение в кавказских произведениях Л. Толстого. А роман о Грибоедове был написан лишь в 1927–1928 годах Ю. Н. Тыняновым («Смерть Вазир-Мухтара»).

Вторая мысль. Чтобы стать великим национальным писателем-патриотом мирового масштаба, нужно быть достаточным космополитом. Эта мысль не столь очевидна. И в прошлом, и в настоящем читатели и исследователи далеко не всегда разделяли такую, или сходную точку зрения. А иногда и противостояли ей. Хотя подобные мнения были, например, у Белинского: «Любовь к отечеству должна выходить из любви к человечеству, как частное из общего. Любить свою родину значит – пламенно желать видеть в ней осуществление идеала человечества и по мере сил своих споспешествовать этому»17. Писатели могут быть крестьянскими, салонными, узко-национальными. Но чтобы стать воистину великим писателем, выразить свою страну, свое время, говорить от имени народа и эпохи, нужно иметь достаточно источников, оснований, чтобы говорить. Эти источники знаний, мудрости писателя, основания, на которых строится его творчество, могут быть фольклорными, могут порождаться правдой и суровостью жизни, с которой пришлось столкнуться писателю, могут проистекать из изучения философии и других наук, из познания чужих иностранных культур. Чем больше источников, тем ближе писатель к всеохватности, а создаваемая панорама, образ, картина, идея –многоцветнее и парадоксальнее. Потому что информация от многих источников, преломляясь в сознании художника и в его бессознательном, удивительно преобразуется, переплетается, давая неожиданный и более точный результат.

Как в научном изыскании, чем больше получено экспериментальных данных, тем меньше погрешность, тем точнее результат, тем основательнее теория. Любая система прочнее, чем больше подпорок, оснований она имеет. Таково и творчество писателей, разносторонне и глубоко познавших окружающий мир. И Лермонтов здесь не исключение. Творчество Байрона, Грибоедова, Пушкина, Л. Толстого лишь подтверждает это.

Примечания.

1 Быховец Е. Г. Из письма // М. Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников / Сост., подгот. Текстов, вступ. статья и прим. М. И. Гиллельсона и В. А. Мануйлова. – М.: Художественная литература, 1964. – С. 354–355.

2 Selections from Byron. – M.: Progress Publishers, 1979. – P. 258.

3 Selections from Byron. – M.: Progress Publishers, 1979. – P. 260–262.

4. Гроссман Л. П. Русские байронисты // Байрон. 1824–1924: Сборник статей. – М. – Л.: Светоч, 1924. – С. 75.

5. Marshal W. H. The Accretive Structure of Byron’s «The Giaour» // Modern Language Notes, 1961, vol. 76 N. 6. – P. 502 – 509; Kirchner J. The Function of the Person in the Poetry of Byron // Salzburg Studies in English Literature. Romantic Reassessment, 1973, vol. 15. – P. 41 – 44.

6. Clinton G. Memoir of the Life and Writings of Lord Byron. – Dublin, 1826. – P. 196.

7. Сидорченко Л. В. Байрон и национально-освободительное движение на Балканах. – Л.: Издательство Ленинградского университета, 1977. – С. 49.

8. Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. – Л.: Просвещение, 1983. – С. 214.

9. Чавчанидзе Д. Байрон и русские поэты // Литература в школе. – 1972. – №5. – С. 79.

10. Маркович В. М. «Герой нашего времени» и становление реализма в русском романе // Русская литература. – 1967. – №4. – С. 63.

11. Веселовский А. Н. Западное влияние в новой русской литературе. 3 изд. – М.: Типо-лит. Т-ва И. Н. Кушнерев и К°, 1906. – С. 186.

12. Сахаров В. «Онегинское» у Лермонтова // Вопросы литературы. – 2003. – Март – Апрель. – С. 315.

13. Белинский В. Г. Герой нашего времени. Соч. М. Лермонтова // Полное собрание сочинений. – М. -Л.: Издательство АН СССР, 1953–1959. – Т. 5. – С. 455.

14. Мартьянов П. К. Дела и люди века. В 3 т. – СПб, 1893–1896. – Т. 2. – С. 93–94.

15. Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова. Исследования и материалы. Сб. 1. – М.: Госметеоиздат, 1941. – С. 186.

16. Бакинский В. Реализм Лермонтова // Звезда. – 1938. – №9. – С. 187.

17. Белинский В. Г. О стихотворениях М. Лермонтова // Полное собрание сочинений. – М-Л.: Издательство АН СССР, 1953–1959. – Т. 4. – С. 489.

© 2000- NIV