Журавлева А.И.,Турбин В.Н. - Творчество М. Ю. Лермонтова (часть 4)

Часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

ЛЕРМОНТОВ, ЕГО ПРЕДШЕСТВЕННИКИ И
СОВРЕМЕННИКИ

Для серьезного изучения творчества Лермонтова необходимо представить себе место его в истории литературы. Это значит увидеть, что связывало Лермонтова с его предшественниками, какое положение занял он в современной ему литературе, как резонировало в ней его творчество и как отразилось сделанное им в дальнейшем. Настоящий раздел семинария включает темы, работа над которыми должна выявить традиции русской литературы, творчески развитые в поэзии и прозе Лермонтова, и определить его литературную позицию в кругу современников.

В поэзии молодого Лермонтова самое сильное из русских влияний – пушкинское. На протяжении всей творческой жизни Лермонтова Пушкин остается его постоянным спутником. Но если самые первые опыты Лермонтова свидетельствуют о классических отношениях ученика и учителя, то чем дальше, тем больше проявляется и поэтическая индивидуальность Лермонтова и то, что он, по выражению Белинского, «поэт совсем другой эпохи»1. Лермонтов 1837–1841 годов – это уже не ученик, а полноправный «собеседник» Пушкина в литературе. Его идеологическое и художественное видение мира нередко приводит к своеобразной – хотя и далеко не всегда осознанной – полемике с произведениями Пушкина. Некоторые из этих творческих столкновений отмечены литературоведами («Три пальмы» и девятое «Подражание Корану», «Пророк» Лермонтова и одноименное стихотворение Пушкина), другие, безусловно, еще могут быть обнаружены внимательным исследователем. Своеобразие Лермонтова, естественно, не могло исчерпываться сферой его идейно-художественных представлений о мире. Неизбежно возникали изменения в образной системе, в стиле и в жанрах его произведений. Стоит сопоставить «Демона» с любой из южных поэм Пушкина, чтобы убедиться в новаторском характере лермонтовской романтической поэмы.

Романтизм Лермонтова был качественно новым явлением по сравнению с романтизмом предшествующего десятилетия. Он развивался на совершенно особой исторической почве 30-х годов. Однако в нем скрещивались и творчески трансформировались многообразные традиции предшествующей русской литературы: романтическая поэзия Пушкина, гражданская патетика и ораторский пафос декабристов, тонкий психологизм и сложная стиховая культура Жуковского. Вместе с тем, как это показано советскими исследователями, Лермонтов не прошел и мимо достижений Пушкина-реалиста.

Как известно, 30-е годы были временем бурного распространения эпигонского романтизма. Мы помним, что современная Лермонтову критика не раз упрекала в подражательности и его. История по-своему решила спор: многие из тех, кому Лермонтов «подражал», давно уже забыты или известны лишь одним филологам. Однако мало изученный вопрос о соотношении лермонтовского творчества с массовой журнальной поэзией 30-х годов представляет значительный интерес. Исследование этой темы поможет нам выявить своеобразие Лермонтова и одновременно, должно быть, обнаружит какие-то закономерности литературного развития эпохи.

С творчеством Лермонтова связана еще одна интересная историко-литературная проблема: формирование философской лирики. К созданию ее стремились поэты-любомудры (Веневитинов, Хомяков, ранний Шевырев), философские стихи писали поэты кружка Станкевича. Однако настоящий расцвет философской лирики связан с именами Лермонтова, Баратынского и Тютчева. Соотношение их поэтических систем почти совершенно не исследовано в советском литературоведении.

Если в поэзии Лермонтов, проявляя, конечно, огромную самобытность, все же в какой-то мере идет вслед за Пушкиным, то лермонтовская проза в истории русской литературы занимает совершенно своеобразное место.

Бо́льшая часть прозы первой половины 30-х годов была теснейшим образом связана с романтизмом. Но романтическая проза в отличие от романтической поэзии тех лет, не была эпигонской: она только начиналась. В «Аббаддонне» и «Живописце» Н. Полевого (1833), «Именинах» Павлова, в «Портрете» Гоголя (1835), в «Живописце» и «музыкальных» повестях В. Одоевского конфликт художника и среды решался в романтическом духе. Тем не менее все эти повести представляли живой интерес для современников. В так называемой светской повести (реалистические тенденции которой исследователи нередко склонны преувеличивать) – тот же романтический конфликт: столкновение благородного героя со средой. («Испытание» Марлинского, «Княжна Зизи» В. Одоевского) или романтическое разоблачение светского филистерства («Насмешка мертвеца» и «Бал» В. Одоевского).

Огромным успехом пользовались кавказские повести Марлинского. Бурные страсти его героев воспринимались как своеобразный протест против серости и обезличивания, столь характерных для духовной жизни в николаевскую эпоху. Знаменитая статья Белинского, положившая конец безусловной литературной славе Марлинского среди его современников, появилась только в 1840 г.

Для уяснения литературной позиции Лермонтова-прозаика существенно важно сопоставить его творчество с тремя основными явлениями, определяющими лицо русской прозы того периода. Это, во-первых, широко представленная романтическая повесть, явление вполне живое и даже преобладающее примерно до середины 30-х годов. Затем творчество Гоголя, в его стремительной эволюции от своеобразного романтизма «Вечеров на хуторе...» к полнокровному и новаторскому реализму повестей, объединенных впоследствии под именем «Петербургских». И, наконец, зарождающаяся натуральная школа, хоть и осознающая себя справедливо как «гоголевская», но по существу – самостоятельное явление русского реализма, оказавшееся литературной колыбелью почти всех русских классиков середины XIX века.

Лермонтов идет в прозе своей собственной дорогой. Роман «Вадим», и по характеру конфликта и стилистически близкий прозе Марлинского, видимо, не случайно оказался незаконченным. Сопоставление также незаконченной Лермонтовым повести «Княгиня Лиговская» со светскими повестями 30-х годов, изучение неосуществленных планов и набросков Лермонтова свидетельствует еще об одном своеобразном направлении его поисков. Отрывок романа «Штосс» заставляет нас вспомнить «Портрет» Гоголя и «гофмановские» повести В. Одоевского. Существующее в литературоведении предположение об антиромантической и даже пародийной направленности этого романа нельзя считать достаточно аргументированным. Зато очень интересно проведенное Л. П. Гроссманом сопоставление «Штосса» и ранней прозы Достоевского (в частности, сравнение с «Двойником». См. в кн. Л. П. Гроссман. Библиотека Достоевского. Одесса, 1919).

Единственное законченное прозаическое произведение Лермонтова «Герой нашего времени» оказалось огромным и совершенно оригинальным вкладом Лермонтова в сокровищницу русского классического романа. Художественные открытия, совершенные Лермонтовым в «Герое нашего времени», были использованы и развиты великими русскими романистами XIX века. Но в целом философски-психологический роман Лермонтова с его оригинальной композицией, гениально отвечавшей характеру замысла, с его удивительным языком, гармонически сочетавшим лаконизм с психологической глубиной и насыщенностью, остался совершенно уникальным и неповторимым явлением в истории нашей литературы.

ТЕМЫ КУРСОВЫХ И ДИПЛОМНЫХ РАБОТ

1. Романтическая поэма у Лермонтова и декабристов.

2. Ораторский стиль Лермонтова и традиции гражданской лирики декабристов.

3. Преломление традиций русского сентиментализма в творчестве Лермонтова.

4. Общее и различное в принципах изображения человека в романтической лирике Лермонтова и в поэзии Жуковского.

5. Ранняя лирика Лермонтова и поэзия любомудров в истории русской философской лирики.

6. Особенности романтизма в поэмах Пушкина и Лермонтова.

7. Лермонтов и лирика Пушкина 30-х годов.

8. Преломление художественных принципов русского фольклора в творчестве Пушкина и Лермонтова.

9. Изображение конфликта «простого человека» с русским самодержцем в поэме Пушкина «Медный всадник» и в поэме Лермонтова «Песня про купца Калашникова».

10. Пушкинские традиции в стиле лирики Лермонтова 1837–1841 гг.

11. Преломление идейно-художественных принципов «Горя от ума» в романтической драматургии Лермонтова.

12. Своеобразие романтизма Лермонтова и его соотношение с романтической поэзией 30-х годов.

13. Неоконченный роман Лермонтова «Вадим» и проза Бестужева-Марлинского.

14. «Герой нашего времени» и кавказские повести Бестужева-Марлинского.

15. Лермонтов и повести В. Ф. Одоевского 30-х годов.

16. Лермонтов и Баратынский в истории русской философской лирики.

17. Тема будущего России и мира в лирике Лермонтова и в творчестве его современников.

18. Лермонтов и Тютчев. (К постановке вопроса).

19. Влияние Лермонтова на поэзию Огарева.

20. Лермонтов и Кольцов.

21. Проблема изображения героя-современника у Лермонтова и в ранней прозе Герцена.

22. Место Лермонтова и Полежаева в формировании русской реалистической баталистики.

23. Своеобразие романтизма Лермонтова и Гоголя.

24. «Петербургские повести» Гоголя и проза Лермонтова.

25. Преломление художественных принципов русского фольклора у Лермонтова и Гоголя.

26. Натуральная школа и аналогичные ее художественным принципам тенденции прозы Лермонтова.

27. Сходство идейно-художественных принципов изображения действительности в поэме Лермонтова «Тамбовская казначейша» и произведениях натуральной школы.

28. Лермонтов и журнал «Отечественные записки». (К вопросу о литературной позиции Лермонтова).

29. «Штосс» и русская фантастическая повесть.

КРАТКАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

Белкина М. А. Светская повесть 30-х годов и «Княгиня Лиговская» Лермонтова. В кн.: Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова. Сб. 1. Исследования и материалы. М., 1941.

Благой Д. Д. Лермонтов и Пушкин. (Проблема историко-литературной преемственности). В кн.: Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова. Сб. 1. Исследования и материалы. М., 1941.

Вацуро В. Лермонтов и Марлинский. В кн.: Творчество М. Ю. Лермонтова. 150 лет со дня рождения, 1814–1964. М., 1964.

Воронин И. Лермонтов и Полежаев. «Литературная Мордовия», Альманах № 2 (4). Саранск, 1941.

Гуковский Г. А. Реализм Гоголя. М.–Л., 1959.

Ефимова М. Т. Традиции Пушкина в реалистических поэмах Лермонтова. В кн. «Пушкинский сборник». Псков, 1962.

Закруткин В. А. Пушкин и Лермонтов. Исследования и статьи. Ростов-на-Дону, 1941.

Кулешов В. И. Поэт и журнал. «Вопросы литературы», 1958, № 3.

Кулешов В. И. Натуральная школа в русской литературе. М., 1965.

Нейман Б. В. Лермонтов и Жуковский. (К вопросу о литературных источниках поэзии Лермонтова). «Русский библиофил», 1914, № 6.

Нейман Б. В. Элементы сентиментализма в творчестве Лермонтова. «Известия Отделения русского языка и словесности», т. XXII, 1918, № 2.

Нейман Б. В. Русские литературные влияния в творчестве Лермонтова. В кн.: Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова. Сб. 1. Исследования и материалы. М., 1941.

Нейман Б. В. Лермонтов и декабристы. В кн.: М. Ю. Лермонтов. Сборник статей. Под ред. Глаголева. М., 1941.

Нейман Б. В. Лермонтов и Гоголь. «Ученые записки МГУ», 1946, вып. 118, кн. 2.

Пигарев К. Жизнь и творчество Тютчева. М., 1962.

Пульхритудова Е. М. «Лермонтовский» элемент в романе В. Кюхельбекера «Последний Колонна». «Научные доклады высшей школы. Филологические науки», 1960, № 2.

Пыпин А. Н. Лермонтов и Кольцов. В кн.: Пыпин. История русской литературы, т. IV. Пб., 1899. Изд. 4-е, Пб, 1913.

Розанов И. Н. Лермонтов и поэзия его современников. «Литературное наследство», т. 45–46, 1948.

Саводник В. Ф. Чувство природы в поэзии Пушкина, Лермонтова, Тютчева. М., 1914.

Сиповский В. В. Лермонтов и Грибоедов. Пг., 1914.

Соколов А. Н. Лермонтов и русская романтическая поэма. «Ученые записки Моск. обл. пед. ин-та», т. 13, 1949, вып. 1.

Соколов А. Н. К вопросу об эволюции романтического стиля Лермонтова. В кн.: Сборник статей по языкознанию. Профессора Московского университета академику В. В. Виноградову. Изд-во МГУ, 1958.

Томашевский Б. В. Поэтическое наследие Пушкина. В кн.: Пушкин – родоначальник новой русской литературы. М.–Л., Изд-во АН СССР, 1941.

Сноски

1 В. Г. Белинский. Стихотворения М. Лермонтова. Полн. собр. соч., т. IV. М., 1954, стр. 503.

Часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9
© 2000- NIV