Cлово "DAUGHTER"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 21кб.
Часть текста: поэтической традицией сюжета об изгнаннике <…> Придерживаясь романтической версии этого сюжета (Дж. Байрон <…>), Лермонтов по-своему отрабатывает её, утверждая собственные связи с романтизмом <…>». 4 О влиянии личности и творчества Байрона, а также его цикла «Hebrew Melodies» (Еврейские мелодии) на создание «Испанцев» говорит Л. Гроссман, однако он приводит один конкретный пример такого влияния. 5 : The wild-dove hath her nest, the fox his cave, У дикого голубя есть гнездо, у лисы – пещера, Mankind their country – Israel but the grave. У рода людского – страна, а у Израиля – могила. (Oh! Weep for Those) 6 (О! Рыдайте о тех) [Перевод мой и далее везде] У волка есть берлога, и гнездо у птицы, Есть у жида пристанище; И я имел одно – могилу! 7 М. А. Яковлев выявляет межтекстовые связи вставной песни «Еврейская мелодия», расположенной в начале второй сцены третьего действия «Испанцев» (7, с. 76) с некоторыми стихотворениями из «Hebrew Melodies» (Еврейских мелодий). Первую строфу «Еврейской мелодии» Яковлев называет «лаконической контаминацией» первой строфы из «Oh! Weep for Those» (О! Рыдайте о тех) и последней строфы из «The Wild Gazelle» (Дикой газели). 8 Вторую строфу из «Еврейской мелодии» он соотносит с последней (третьей) из «By the Rivers of Babylon We Sat Down and Wept» (У рек вавилонских мы сидели, рыдая). 9 Третья и четвёртая строфы «Еврейской мелодии» являются «отдалённым пересказом» второй и третьей строф «On Jordan`s Banks» (На берегах Иордана). Причём, «пространное молитвенное обращение евреев к богу просто передаётся...
Входимость: 2. Размер: 244кб.
Часть текста: (1814), «Лара» (1814), «Осада Коринфа» (1816) и «Паризина» (1816) – «образуют, несмотря на частичные несходства, обособленную и замкнутую гpyппy» 2 . «Восточные повести», написанные на сюжеты, в центре которых стоят изгои, пираты, разбойники, бунтари, отразили раздумья Байрона о возможностях национально-освободительной войны на Балканах. Об этом свидетельствуют его примечания к первым песням «Паломничества Чайльд-Гарольда» <…> Это явствует из примечания к «Абидосской невесте» <…> 3 . Восточные поэмы являются важным этапом в развитии байроновского романтизма, и дают целостное представление о лирической поэме Байрона. «В произведениях Байрона лирическая поэма получила наиболее законченную форму, и именно в этой форме она распространилась по всем европейским литературам» 4 . « <…> бесспорно, что развитие конкретных форм исторического романа или лирической поэмы в первой половине XIX в. было связано в европейских литературах с международными...
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: daughter, The loveliest bird of Franguestan! «The Giaour». Byron 1 1 Приветствую тебя, Кавказ седой! Твоим горам я путник не чужой: Они меня в младенчестве носили И к небесам пустыни приучили. И долго мне мечталось с этих пор Всё небо юга да утесы гор. Прекрасен ты, суровый край свободы, И вы, престолы вечные природы, Когда, как дым синея, облака Под вечер к вам летят издалека, Над вами вьются, шепчутся, как тени, Как над главой огромных привидений Колеблемые перья, — и луна По синим сводам странствует одна. 2 Как я любил, Кавказ мой величавый, Твоих сынов воинственные нравы, Твоих небес прозрачную лазурь И чудный вой мгновенных, громких бурь, Когда пещеры и холмы крутые Как стражи окликаются ночные; И вдруг проглянет солнце, и поток Озолотится, и степной цветок, Душистую головку поднимая, Блистает, как цветы небес и рая... В вечерний час дождливых облаков Я наблюдал разодранный покров; Лиловые, с багряными краями, Одни еще грозят, и над скалами Волшебный замок, чудо древних дней, Растет в минуту, но еще скорей Его рассеет ветра дуновенье! Так прерывает резкий звук цепей Преступного страдальца сновиденье, Когда он зрит холмы своих полей... Меж тем белей, чем горы снеговые, Идут на запад облака другие И, проводивши день, теснятся в ряд, Друг через друга светлые глядят Так весело, так пышно и беспечно, Как будто жить и нравиться им вечно!.. 3 И дики тех ущелий племена, Им бог — свобода, их закон — война, Они растут среди разбоев тайных, Жестоких дел и дел необычайных; Там в колыбели песни матерей Пугают русским именем детей; Там поразить врага не преступленье; Верна там дружба, но вернее мщенье; Там за добро — добро, и кровь — за кровь, И ненависть безмерна, как любовь. 4 Темны преданья их. Старик чеченец, Хребтов Казбека бедный...

© 2000- NIV