Cлово "DEEM"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 1. Размер: 244кб.
Входимость: 1. Размер: 76кб.
Входимость: 1. Размер: 98кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 1. Размер: 244кб.
Часть текста: <…> Это явствует из примечания к «Абидосской невесте» <…> 3 . Восточные поэмы являются важным этапом в развитии байроновского романтизма, и дают целостное представление о лирической поэме Байрона. «В произведениях Байрона лирическая поэма получила наиболее законченную форму, и именно в этой форме она распространилась по всем европейским литературам» 4 . « <…> бесспорно, что развитие конкретных форм исторического романа или лирической поэмы в первой половине XIX в. было связано в европейских литературах с международными литературными взаимодействиями, с влиянием современных литературных образцов, в первом случае – исторического романа Вальтера Скотта, во втором – лирической поэмы Байрона <…>» 5 . Ч. Гейли и К. Юнг подчёркивают: «Наилучшее представление о Байроне дают его поэмы <…>» 6. Поэтому мы ограничиваем наше сопоставительное исследование использованием данных по шести восточным поэмам, привлекая к рассмотрению некоторые лирические стихотворения Байрона, влияние которых на романтические поэмы Лермонтова было бы нецелесообразно исключать из данной работы . Введем сокращения: G – «Гяур», В. А. – «Абидосская невеста», С. – «Корсар», L. – «Лара», S. C. – «Осада Коринфа», Р. – «Паризина». В наше рассмотрение мы не будем включать наиболее ранние романтические поэмы Лермонтова, написанные до 1830 года. Данные поэмы носят явный...
Входимость: 1. Размер: 76кб.
Часть текста: содержанием; творчество Лермонтова оказалось принципиально новым этапом развития русской культуры. Современникам не приходило в голову сводить Пушкина к «байроническим мотивам». Вообще всякому однозначному толкованию Пушкина препятствовала необычайная широта пушкинского охвата, та всеобъемлемость, с которой Пушкин отзывался на существеннейшие явления мировой культуры. Эта всеобъемлемость стала впоследствии основным тезисом речи Достоевского о Пушкине, но о ней говорили гораздо раньше. Именно в этой связи Гоголь, благоговевший перед Пушкиным, утверждал, что у Пушкина нет «своей личности». «Что схватишь из его сочинений о нем самом? Поди, улови его характер, как человека! На место его предстанет тот же чудный образ, на все откликающийся и одному себе не находящий отклика ... А между тем все там – история его самого. Но это ни для кого незримо. Читатель услышал одно только благоухание; но какие вещества перегорели в груди поэта за тем, чтобы издать это благоухание, того никто не может услышать» («В чем же наконец существо русской поэзии»). Пушкин постоянно намекал в стихах на факты своей биографии, вводил в свои произведения себя самого, своих друзей, текущие литературные интересы. Но этот авторский образ никогда не покрывал собой, никогда не сосредоточивал в себе пушкинское творчество. Как бы подчеркивая нежелание замкнуться в едином авторском лице, Пушкин создает Ивана Петровича Белкина и в Белкине осуществляет новое реалистическое понимание жизни. В черновой заметке 1827 года «О Байроне» Пушкин писал: « ... Поэт и здесь [в «Корсаре»] вывел на сцену лицо, являющееся во всех его созданиях и которое, наконец, принял он сам на себя в Чильд-Гарольде ... «В Каине он постиг, создал и описал единый...
Входимость: 1. Размер: 98кб.
Часть текста: что депеши и письма Гогенлоэ резко отличались от обычных депеш и дипломатических писем: помимо обязательных сведений, они содержали огромное количество всяких описаний, анекдотов и подробностей. Депеши Гогенлоэ — это скорее хроника, иногда принимающая форму дневника, которую дипломат использует осознанно и намеренно. «Мой дневник» («mon journal») — называет посланник депеши, составленные в период событий 14 декабря, когда он ведет записи по часам; так же озаглавлены депеши о праздновании двадцатипятилетия бородинской годовщины. В одной из депеш Гогенлоэ сообщает о состоявшейся в феврале 1840 г. дуэли Лермонтова с сыном французского посла Эрнестом де Барантом. Упоминание это важно. С фактической стороны оно как будто не дает ничего нового, однако оно предстает в окружении иных сообщений Гогенлоэ о жизни придворного и великосветского Петербурга и становится частью некоей общей картины. В этой картине, увиденной глазами умного и проницательного иностранца, долго прожившего в России, проясняются некоторые связи и отношения, ускользавшие от других наблюдателей и важные для...

© 2000- NIV