Cлово "DESERT"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 37кб.
Часть текста: нашли себе опору в иностранной поэзии, от которой и было взято то, что русской лирике этого времени было необходимо. Многое, что в Байроне совершенно традиционно и принадлежит даже к особенностям не английской поэзии, а английского стихотворного языка, явилось в русской поэзии в качестве новой формы. Так, например, обстоит дело с неравносложными промежутками между стиховыми ударениями и с вариациями анакруз (стиховых вступлений), так же — с мужскими рифмами в четырехстопном и пятистопном ямбе, где традиционный русский стих знал только чередование женских и мужских рифм. „Шильонский узник“ или „Мазепа“ Байрона в этом смысле не представляли собою ничего нового, потому что женские рифмы в английском стихе вообще очень редки, а „Шильонский узник“ Жуковского явился стихотворной новостью (позже — его же „Суд в подземелье“ из В. Скотта, „Арестант“ Полежаева, „Ночь в замке Лары“ Козлова из Байрона и т. д.). „Байронизм“ здесь, как и во многом другом, не при чем. Аполлон Григорьев, между прочим, обращает внимание на то, что влияние Байрона сказалось „на натурах, даже совершенно чуждых мрачного Байроновского настройства, на натурах кротких и задумчивых“, каковы Жуковский и Козлов. Естественный и необходимый вывод из этого — что „натуры“ сами по себе имеют здесь очень второстепенное значение и объяснить ничего не могут. Исходя из представления о „душе“, А. Григорьев утверждает, что „пояснить возможность такого настроения души поэта (как в стихах Лермонтова) одним влиянием музы Байрона, одним влиянием байронизма невозможно“. Во всем вопросе об „иностранных влияниях“ у Лермонтова * важен самый факт тяготения русского поэта к иностранным источникам и характер этого тяготения. Тяготение...
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Часть текста: в замечательных по художественной экспрессивности образах, в проникновенно-волнующих словах, в удивительно гармонических звуках, выражал идеи, настроения и стремления, понятные и близкие передовым людям 30-х годов XIX в., не мирившимся с наступившей после разгрома декабристов черной реакцией. Белинский в своей высокой оценке поэзии Лермонтова основывался на известных ему стихотворениях и поэмах 1836—1840 гг., т. е. относящихся ко второму периоду творчества; произведений первого периода — юности и ранней молодости Лермонтова — он совсем не знал. Эти юношеские произведения поэта (около 300 стихотворений, 18 поэм, 3 драмы и неоконченная повесть «Вадим») далеко не одинаковы в художественном отношении. Многие из них являются слабыми, чисто ученическими вещами, не представляющими никакой эстетической ценности, другие (главным образом из произведений 1831—1832 гг.) уже приближаются к высокому уровню поэтической культуры того времени, а некоторые стихотворения («Нищий», 1830, «Ангел», 1831, и «Парус». 1832) поднимаются на большую высоту искусства и перекликаются в этом смысле с произведениями зрелых лет. Однако, несмотря на различия между произведениями первого и второго периодов по художественному качеству, только взятые все вместе, в полном составе, они выявляют поэтическое своеобразие Лермонтова, определяют его единый творческий путь как гениального художника. Поэтому при разрешении проблем мастерства Лермонтова, естественно связанных с вопросом о его поэтическом росте, нельзя ограничиваться лишь произведениями художественно совершенными (второго периода), а необходимо привлекать к анализу и произведения ранних лет, конечно, учитывая во многих случаях их художественную незрелость. Лермонтов с самого начала своей литературной работы органически примкнул к мощному течению романтизма , испытав воздействие со стороны самых разнообразных его представителей: Пушкина (как автора южных...
Входимость: 1. Размер: 48кб.
Часть текста: Сандомирская В. Б. Лермонтовский альбом 1827 г. // Лермонтовский сборник. — Л.: Наука, 1985 . — С. 213—232. В. Б. САНДОМИРСКАЯ ЛЕРМОНТОВСКИЙ АЛЬБОМ 1827 г. Среди автографов Лермонтова, собрание которых разделено, между тремя архивами — Государственной Публичной библиотекой им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, Государственной библиотекой СССР им. В. И. Ленина в Москве и архивом Института русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом), датируемая 1827 г. тетрадь № 37 из лермонтовского фонда Государственной Публичной библиотеки 1 занимает особое место, прежде всего потому, что она представляет собою хронологически первый из дошедших до нас автографов Лермонтова, 2 притом относящийся к периоду, о котором исследователи располагают очень малым количеством биографических данных, — с 1827 г., предшествовавшего поступлению в Московский университетский благородный пансион, начинается творчество Лермонтова. Но записи этой тетради не относятся к числу автографов Лермонтова творческого характера. В ней содержатся не собственные его произведения, а сделанные им записи произведений французских поэтов конца XVIII в. и списки поэм Жуковского и Пушкина. Тетрадь эта, сохранившаяся в семействе М. А. Шан-Гирей, П. П. Шан-Гиреем была подарена В. Х. Хохрякову, который в начале 1870-х гг. передал ее вместе с другими лермонтовскими бумагами в Публичную библиотеку. 3 По-видимому, с собранными им «Материалами для биографии Лермонтова», в которых среди прочего находилась и интересующая нас тетрадь, еще в конце 1850-х гг. имел возможность ознакомиться С. С. Дудышкин: в статье последнего «Ученические тетради Лермонтова» появилось первое, краткое и неточное,...

© 2000- NIV