Cлово "DESIRE"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 2. Размер: 31кб.
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 33кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 122кб.
Входимость: 1. Размер: 57кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 31кб.
Часть текста: этом люди разговаривали, встречаясь. «Лермонтовское» время с характерной для него духовной разобщенностью людей, 41 принесло с собой отчетливое деление человека на внешнего и внутреннего. Светские знакомые знали Печорина только как холодного и язвительного петербургского денди; такова была его устойчивая репутация, сложившаяся на основе внешнего поведения. 42 О том, что существовал другой Печорин — человек, пытающийся осознать себя в действительности, глубоко страдающий от ее несовершенства и от несовершенства собственного, — никто из окружающих знать не мог. В том мире, где жил Печорин, все человеческие связи были нарушены; интеллектуальная и духовная жизнь, никак не обнаруживаясь во внешней сфере, уходит на страницы дневника; только ему доверены размышления автора — плоды деятельности его ума и сердца. «Я сел на скамью и задумался ... — записывает Печорин. — Я чувствовал необходимость излить свои мысли в дружеском разговоре ... но с кем?» (6, 282 — 283). Эта «необходимость излить свои мысли» и определяет его обращение к дневнику; она же и сообщает этому дневнику особый характер, внося в него лирическое, исповедальное начало. 43 Вполне понятно поэтому, что дневник строжайшим образом оберегается от постороннего глаза; записи делаются «без тщеславного желания возбудить участие или удивление»: « ... этот журнал пишу я для себя и, следственно, все, что я в него ни брошу, будет со временем для меня драгоценным воспоминанием» (6, 249, 295). « ... j'écris pour moi-même et peu m’importe, qu’elle intéresse ou non les autres; c’est moi-même que je veux intéresser; et si ce n’est pas à...
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Часть текста: présent qu’il m’arrivât quelque chose d’agréable pour vous l’annoncer, mais rien n’est venu; et je me décide à vous écrire que je m’ennuie à la mort; les premiers jours de mon arrivée je n’ai fait que courir — des présentations, des visites de cérémonie — vous savez, puis je suis allé chaque jour au spectacle: — il est fort bien c’est vrai, mais j’en suis déjà dégoûté; et puis on me persécute: tous les chers parents! — on ne veut pas que je quitte le service, quoique je l’aurais pu déjà, vu que ces messieurs qui sont passés à la garde avec moi, l’ont déjà quitté. — Enfin je suis passablement découragé, et je désire même quitter Pétersbourg au plus vite, pour aller n’importe où, que ce soit au régiment ou au diable; j’aurai au moins alors un prétexte pour me lamenter, ce qui est une consolation comme une autre. Ce n’est pas très joli de votre part que vous attendez toujours ma lettre pour m’écrire; on dirait que vous faites la fière; — pour Alexis cela ne m’étonne pas, car il va se marier un de ces jours-ci avec je ne sais plus quelle riche marchande, comme on le dit ici, et je conçois que je ne puis pas espérer d’avoir dans son cœur une place pareille à celle d’une grosse marchande en gros. Il m’avait promis de m’écrire deux jours après mon départ de Moscou, — mais peut-être a-t-il...
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Часть текста: 36. А. А. Лопухину <Конец февраля — первая половина марта 1839 г. Из Петербурга в Москву> Милый Алексис. Я был болен и оттого долго тебе не отвечал и не поздравлял тебя, но верь мне, что я искренно радуюсь твоему счастию и поздравляю тебя и милую твою жену. Ты нашел, кажется, именно ту узкую дорожку, через которую я перепрыгнул и отправился целиком. Ты дошел до цели, а я никогда не дойду: засяду где-нибудь в яме, и поминай как звали, да еще будут ли поминать? Я похож на человека, который хотел отведать от всех блюд разом, сытым не наелся, а получил индижестию, которая, вдобавок, к несчастию, разрешается стихами. Кстати о стихах; я исполнил обещание и написал их твоему наследнику, они самые нравоучительные (a l’usage des enfants). 1        Ребенка милого рожденье Приветствует мой запоздалый стих.        Да будет с ним благословенье Всех ангелов небесных и земных!        Да будет он отца достоин; Как мать его, прекрасен и любим;        Да будет дух его спокоен, И в правде тверд, как божий херувим.        Пускай не знает он до срока Ни мук любви, ни славы жадных дум;        Пускай глядит он без упрека На ложный блеск и ложный мира шум;        Пускай не ищет он причины Чужим страстям и радостям своим,        И выйдет он из светской тины Душою бел и сердцем невредим! Je désire que le sujet...
Входимость: 1. Размер: 33кб.
Часть текста: и "кружок шестнадцати" (часть 2) 2 «Дума» Лермонтова и «Философическое письмо» Чаадаева возникли на одной исторической почве. Внутренняя связь между ними несомненна. Однако между «Думой» и «Философическим письмом» есть глубокое принципиальное различие. Последекабристская эпоха и общий философский строй мыслей Чаадаева поставили перед ним вопрос о России и Европе, о сущности национального исторического призвания России, наконец, о христианстве и о всей культуре Запада. «Дума» гораздо реальнее и уже. Она имеет определенный адрес — «наше поколение». Белинский, восторженно оценивший «Думу», восставал только против одного определения Лермонтова. « ... излишества познания и науки, хотя бы и «бесплодной», мы не видим: напротив, недостаток познания и науки принадлежит к болезням нашего поколения», — писал Белинский. В лермонтовском определении Белинский не узнавал современного поколения, так как та среда, из которой Лермонтов черпал свои наблюдения, была незнакома Белинскому. Через два года многие критики не узнавали в Печорине «героя нашего времени». «Отчего же вы не веруете в действительность Печорина?» — спрашивал их Лермонтов. Лермонтов видел Печорина, он был у него перед глазами. Блестящие молодые аристократы, европейски образованные, и молодежь, которая вышла из самого культурного слоя русского общества и привыкла считать Сперанского, Грибоедова, Рылеева своими домашними людьми, — вот круг Лермонтова, послуживший ему конкретным материалом для характеристики своего поколения. В этом смысле можно говорить о среде, которая послужила почвой для создания Лермонтовым «Думы». «Дума и «Поэт» были уже напечатаны в «Отечественных записках»,...
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Часть текста: écrit; mais ni l’un ni l’autre ne serait juste de sa part; puisque je l’aime beaucoup, trop pour m’esquiver par un mensonge, et que, à ce que vous pouvez lui attester, je ne suis pas paresseux à écrire; je me justifierai peut-être avec ce même courrier, et si non, je vous prie de le faire pour moi; après-demain je tiens examen et suis enterré dans les mathématiques. — Dites lui de m’écrire quelquefois; ses lettres sont si aimables. Je ne puis pas m’imaginer encore, quel effet produira sur vous ma grande nouvelle; moi, qui jusqu’à présent avais vécu pour la carrière littéraire, après avoir tant sacrifié pour mon ingrat idole, voilà que je me fais guerrier; — peut-être est-ce le vouloir particulier de la providence! — peut-être ce chemin est-il le plus court; et s’il ne me mène pas à mon premier but, peut-être me ménera-t-il au dernier de tout le monde. Mourir une balle de plomb dans le cœur, vaut bien une lente agonie de vieillard; — aussi, s’il y a la guerre, je vous jure par dieu d’être le premier partout. — Dites, je vous en prie, à Alexis que je lui enverrai un cadeau dont il ne se doute pas; il avait il y a longtemps désiré quelque chose de semblable; et je lui envoie la même chose, seulement dix fois mieux; — maintenant je ne lui écris pas, car je n’ai pas le temps; dans quelques jours l’examen; une fois entré je vous assomme de lettres, et je vous conjure tous, et toutes, de me riposter; — mademoiselle Sophie m’a promis de m’écrire aussitôt après son arrivée; le saint du Voronège lui aurait-il conseillé de m’oublier? Dites lui que je voudrais savoir de ses nouvelles. — Que coûte une ...

© 2000- NIV