Cлово "DIE"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 7.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 9. Размер: 72кб.
Часть текста: попрежнему нет «случайностей». Так, восточные баллады Лермонтова, казалось бы, не имеющие отношения к лирическому герою, входят в сферу этого героя как элемент романтического, «байронического» интереса к Востоку. Так, немногочисленные и весьма вольные переводы Лермонтова всегда служат выражением его собственных эмоций. Лермонтов вообще не ощущает себя переводчиком. Тема безнадежности («Душа моя мрачна»), или одиночества («На севере диком»), или неудавшейся любви («Они любили друг друга»), или усталости («Горные вершины») – это уже не тема Байрона, Гете или Гейне, но тема, знакомая каждому читателю Лермонтова. Отходя от лирической исповеди, от откровенного автобиографизма своих первых опытов, Лермонтов в последние годы все настойчивее обращается к повествовательным формам стиха, но придает им волнующий личный смысл. 1 Кратчайшие лирические новеллы и баллады (вовсе уже не похожие на балладу) символически выражают душевную жизнь поэта-героя. Это как бы отдельные участки бытия, на мгновенье вырванные и преломившиеся все в том же едином сознании: «Тучи», «Сосна», «Утес», «Дубовый листок оторвался от ветки родимой» – романтическая символика природы, зашифровывающая мотивы изгнания, одиночества, опустошенности. В «Тучах» символический план настолько прозрачен, что Лермонтов откровенно приписывает тучкам в высшей степени человеческие свойства и отношения: Кто же вас гонит: судьбы ли решение? Зависть ли тайная? Злоба ль открытая? Или на вас тяготит преступление? Или друзей клевета ядовитая ? Тюремные новеллы...
Входимость: 9. Размер: 186кб.
Часть текста: культур и территориальное соседство. В странах Востока, имеющих иную поэтич. культуру, произв. Л. стали известны позднее. Во Францию, Германию, Чехию, Польшу, Венгрию первые сведения о Л., рисовавшие его как противника и жертву царизма, проникли еще при жизни поэта. Быстро распространились и известия о его трагич. гибели. В 19 в. особый резонанс творчество Л. вызвало в слав. странах, отстаивающих нац. независимость, где он воспринимался как борец против деспотизма. Традиция такого осмысления лермонт. поэзии возродилась в 20 в. в годы борьбы с фашизмом. Междунар. признание Л. получил гл. обр. благодаря роману «Герой нашего времени», к-рый считается наиболее ценным его вкладом в мировую лит-ру, оказавшим влияние на мн. зарубежных писателей (Дж. Джойс, К. Гамсун, Л. Штырмер и др.). Из поэтич. произв. наибольшей известностью пользуются «Демон», чему отчасти способствовала опера А. Г. Рубинштейна, и «Песня про...купца Калашникова». Лирика Л. привлекала в зап. странах, как правило, меньше внимания, что объясняется и трудностями перевода, и еще непреодоленным представлением о Л. как ученике и подражателе Дж. Байрона. В 20 в. известность Л. за рубежом возрастала по мере роста междунар. интереса к Советскому Союзу и рус. культуре. Впервые его произв. стали переводиться в странах Азии и Лат. Америки. Особое внимание уделяется Л. в социалистич. странах, где, помимо издания сочинений, осуществляются постановки его драм в театрах и на телевидении. Развитие междунар. русистики отразилось и на изучении Л.: на смену популяризаторским статьям приходят монографич. исследования его жизни и творчества. В читательских кругах растет интерес к...
Входимость: 7. Размер: 30кб.
Часть текста: оценки (глава 2 часть 3) Глава II. 3. При анализе юношеской лирики Лермонтова я уже отмечал отсутствие в ней классических жанров. Где-то между 1825-м и 1830-м годами лежит граница, резко отделяющая два соседних поколения. Еще у Рылеева и у Полежаева мы находим и оды, и послания — у Лермонтова их уже нет, как нет и классических элегий. Лирические жанры теряют свою определенность и смешиваются. В стихах Лермонтова 1836—1841 г.г. можно наблюдать колебания между разными стилями и жанрами и попытки их сочетания. Первоначальное увлечение английским стихом (паузники и пятистопные ямбы с мужскими рифмами) и формами Байроновской лирики (вроде стихотворения „1831, июня 11 дня“) проходит — Лермонтов возвращается к русским традициям. Обходя Пушкина, поэзия которого в это время уже переставала удовлетворять и начинала восприниматься как „вчерашняя“, Лермонтов останавливается на Жуковском и на поэтах его школы, осложняя эту традицию стилистическими приемами, которые до него были намечены в лирике таких поэтов, как Рылеев, Полежаев, А. Одоевский и др. — поэтов, объединявшихся, главным образом, вокруг Грибоедова (Грибоедовская группа) и отодвинутых на второй план развитием и влиянием Пушкина и его соратников. Это сочетание и придает лирике Лермонтова тот „эклектический“ характер, о котором говорил Кюхельбекер. Рядом с балладой и медитацией типа „Когда волнуется желтеющая нива“ или „Выхожу один я на дорогу“ стоят стихотворения ораторского, декламационного стиля (как стихотворение на смерть Пушкина, как „Дума“, „1-е января“, „Последнее новоселье“ и т. д.), в которых можно узнать старую одическую, „витийственную“ традицию, прошедшую сквозь поэзию Рылеева, Полежаева и т. д. Рядом с вещами напевного стиля, где доминантой служит...
Входимость: 4. Размер: 13кб.
Часть текста: которые соблазняют глаз, но обращаются в пепел на устах»). Однако Б. М. Эйхенбаум, комментируя «Вадима», указал на другой источник: «Это сравнение взято из поэмы Мильтона „Потерянный рай“ (кн. 10, стихи 560 — 567)». 2 Правда, в своей ранней книге о Лермонтове Б. М. Эйхенбаум отчасти полемизировал с Л. Семеновым, впервые указавшим на эту реминисценцию: 3 «Но характерно, что Лермонтов искажает сравнение Мильтона, не делая того различения между плодами, произраставшими близ Содома и прельщавшими только взор, и адскими плодами, обманывавшими вкус, которое сделано в подлиннике». 4 Возможно, что при анализе указанных стихов Мильтона и Мура исследователь отдаст предпочтение версии Ю. Д. Левина. Но следует при этом учесть примечание самого Мура к цитируемым стихам. Он ссылается на естественнонаучную и историческую литературу, в которой описывается и анализируется это уникальное природное явление, и добавляет: «У Лорда Байрона подобная же ссылка на Мертвое море в его замечательной 3-й песни „Чайльд-Гарольда“, превосходящей великолепием что бы то ни было, быть может, и все, что даже он сам когда-нибудь написал». 5 Мур имел в виду строфу 34, которую Байрон в свою очередь сопроводил ссылкой на естественнонаучную литературу и на Тацита, так описавшего сожженные равнины на берегах Мертвого моря: «Всякое растение, посаженное здесь рукой человека или само...
Входимость: 3. Размер: 31кб.
Часть текста: небесные». В этом портрете-картине создан образ большой лирич. силы. Из др. работ Ф. на лермонт. темы наиболее значительны илл. к «Песне про...купца Калашникова» (гравюры на дереве; музей ИРЛИ), выполненные в 1954 для сб. поэм Л. (Детгиз, 1956). Центр. сцена - кулачный бой - представлена двустраничной многофигурной илл. в разворот: Калашников, весь в напряжении боя, смотрит на распростертого перед ним на снегу Кирибеевича; лицо Калашникова сурово и скорбно. Ф. также выполнил для Избр. произв. Л. (1953) заставку к стих. «На севере диком...» и концовку к стих. «Пророк» (обе - гравюры на дереве; музей ИРЛИ). Лит.: Пахомов (2), с. 63; [Альбом] М. Ю. Л. Картины и рисунки поэта. Илл. к его произв. [Вступ. ст. Е. А. Ковалевской], М. - Л., 1964, с. XVI; Чегодаев А. Д., Фаворский, в кн.: Книга о Владимире Фаворском, М., 1967, с. 33. ФАДЕЕВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ФАДЕЕВ Александр Александрович (1901-56), рус. сов. писатель. Поэтич. образы и мотивы Л. получили своеобразную интерпретацию в романе «Молодая гвардия» (1943-45, 1951) и очерке «Бессмертие» (1943). В фашистском застенке Ульяна Громова наизусть читает «Демона». В очерке «Бессмертие» Громова вспоминает в тюрьме лермонт. «Новгород», звучащий как призыв к борьбе. Другой герой романа «Молодая гвардия» Иван Земнухов в дни отступления читает собственные стихи «Нет, нам не скучно и не грустно», построенные на полемич....

© 2000- NIV