Cлово "GLADIATOR"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 62кб.
Входимость: 1. Размер: 2кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: форме выражающие осн. коллизию, тему, идею или настроение предваряемого произв., - у Л. отмечена печатью его худож. индивидуальности. Усвоение Л. чужого лит. материала с самого начала сопровождалось полемикой, это сказалось и в выборе Э. к ранним поэмам. Так, в Э. к поэме «Корсар», взятом из романса Ж. Ф. де Лагарпа «Héro et Leandre», Л. заменяет понятие «опасный путь» (le trajet) на более точно выражающее тему своей поэмы понятие «опасное ремесло» (le métier); ср. аналогичную трансформацию стихов К. Ф. Конца, предпосланных «Кавказскому пленнику». Сходная манера работы с Э. наблюдается и в творчестве зрелого Л. К стих. «Не верь себе» Э. взят из О. Барбье: «Какое нам, в конце концов, дело до грубого крика всех этих горланящих шарлатанов, продавцов пафоса и мастеров напыщенности и всех плясунов, танцующих на фразе»; в этой цитате Л. заменяет «Que me font» оригинала («Какое мне дело») на «Que nous font» («Какое нам дело»), тем самым придавая высказыванию более широкий смысл. Точное использование источника, выражающего осн. идею произв., находим в Э. к поэмам «Две невольницы», «Каллы», к третьей ред. «Демона». Э. к драме «Странный человек» взяты из «Сна» Дж. Байрона. Они призваны, с одной стороны, подчеркнуть «действительность» сюжетной ситуации...
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: По первой букве 0-9 A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я "УМИРАЮЩИЙ ГЛАДИАТОР" «УМИРАЮЩИЙ ГЛАДИАТОР» , стих. Л. (1836). Первая часть его - переложение трех строф (139-41) из 4-й песни «Паломничества Чайльд Гарольда» (1812-1817) Дж. Байрона. Образ гладиатора получил в переводе Л. неск. иную трактовку. Л. усиливает трагич. звучание стихов, дает значительно более резкую характеристику римской толпе («развратный Рим» и т.п.). Рассуждения Байрона о смерти опущены. Очевидна социальная направленность стих. Л., осуждение бесчеловечных законов общества и гос-ва. Образ гладиатора, умирающего на потеху бездушной толпе, созвучен трагич. мироощущению Л. и его лирич. героя. Отмечалась внутр. близость «Умирающего гладиатора» и стих. «Не верь себе»: картина гибели гладиатора - это как бы предсказание судьбы лирич. героя Л. (Д. Максимов). Стиль «Умирающего гладиатора» близок к ораторскому (эмоц. эпитеты, риторич. вопрос); стих (редкий в рус. стихосложении 6-стопный ямб) глубоко соответствует трагич. содержанию и скорбной интонации произв. Л. Стих. (до 1884 была известна лишь 1-я часть) высоко оценил Л. Н....
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Часть текста: переводчиков. Белинский, естественно, не мог назвать третье стихотворение, навеянное Байроном, относящееся к этому же времени, что и два предыдущих. «Умирающий гладиатор» увидел свет уже после появления статьи Белинского, в 1842 г. Нужно еще резче, чем это сделано Б. М. Эйхенбаумом, отвергнуть утверждение М. Брейтмана о влиянии Шендолле и подчеркнуть зависимость лермонтовского стихотворения только от Байрона. Не потому, что у Байрона отсутствует лишь одна деталь (упоминание об отце), дающая повод привлекать в качестве второго образца Шендолле, не потому даже, что у Лермонтова отсутствует целый ряд деталей, имеющихся и у Шендолле и у Байрона (например, приветствие победителя). В стихотворении Лермонтова нет никаких следов идейного влияния Шендолле. Байрон, вероятно воспользовавшийся некоторыми деталями стихотворения французского романтика (если только не было другого общего источника), вдохнул в него новую жизнь, придав ему социальное и философское обобщение. Гладиатору противостоит уже не просто «зверский Рим» и «римская чернь», а «император» и «праздничная толпа». Мотив мщения есть для Байрона не немедленная месть, а «время-мститель», своеобразное понимание исторического процесса, перекликающееся с просветительским, по которому несправедливость должна в конце концов понести возмездие. Лермонтов еще более развил идею Байрона в социальном отношении. Характеристика «буйного», «развратного Рима» еще заостреннее. Появляются «надменный временщик и льстец его сенатор», «венчающие» «похвалой победу и позор ... » Наряду с «бесчувственной толпой» и даже впереди...
Входимость: 1. Размер: 62кб.
Часть текста: Петр Иванович (1767-1852), князь, рус. писатель, журналист. Как издатель «Дамского журнала» (1823-33) и редактор «Московских ведомостей» (1813-1836) помещал сведения о публичных актах в Пансионе, с упоминаниями о Л. (награждение его при переходе в 5-й класс в дек. 1828; исполнение на экзамене Аллегро из скрипичного концерта Л. Маурера 21 дек. 1829; награждение на акте 29 марта 1830); в журнале Ш. печатал соч. пансионеров. В 1830 поместил благожелат. рецензию на «Цефей». К Ш., лит. вкусы и личность к-рого были в 30-е гг. предметом постоянных насмешек, иногда относят эпиграмму Л. «Поэтом быть - и это бремя» (1829); в ней можно видеть намек на позицию «Дамского журнала», где помещались как изысканно-комплиментарные, так и грубые по тону статьи. Существует предположение, что Ш. - адресат новогодней эпиграммы Л. «Вы не знавали князь Петра...» (1831). Сатирич. изображение Ш., грузина по происхождению, видят и в стих. «Булевар» (1830), где упоминается старик с двойным лорнетом и на тонких ногах, одаренный «восточною...
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Часть текста: гладиатор Умирающий гладиатор I see before me the gladiator lie... Byron. Я вижу пред собой лежащего гладиатора... Байрон (англ.). Ликует буйный Рим..... торжественно гремит Рукоплесканьями широкая арена: А он - пронзенный в грудь - безмолвно он лежит, Во прахе и крови скользят его колена..... И молит жалости напрасно мутный взор: Надменный временщик и льстец его сенатор Венчают похвалой победу и позор..... Что знатным и толпе сраженный гладиатор? Он презрен и забыт..... освистанный актер. И кровь его течет - последние мгновенья Мелькают, - близок час.... вот луч воображенья Сверкнул в его душе... пред ним шумит Дунай... И родина цветет.... свободный жизни край; Он видит круг семьи, оставленный для брани, Отца, простершего немеющие длани, Зовущего к себе опору дряхлых дней..... Детей играющих - возлюбленных детей. Все ждут его назад с добычею и славой... Напрасно - жалкий раб, - он пал, как зверь лесной, Бесчувственной толпы минутною забавой..... Прости, развратный Рим, - прости, о край родной.... Не так ли ты, о европейский мир, Когда-то пламенных мечтателей кумир, К могиле клонишься бесславной головою, Измученный в борьбе сомнений и страстей, Без веры, без надежд - игралище детей, Осмеянный ликующей толпою! И пред кончиною ты взоры обратил С глубоким вздохом сожаленья На юность светлую, исполненную сил, Которую давно для язвы просвещенья, Для...

© 2000- NIV