Cлово "ХАРАКТЕР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ХАРАКТЕРОВ, ХАРАКТЕРА, ХАРАКТЕРЕ, ХАРАКТЕРОМ

Входимость: 73.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 28.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 73. Размер: 229кб.
Часть текста: Роман «Герой нашего времени» остается самым загадочным произведением русской классики, споры о нем не утихают и сегодня. Как это ни кажется невероятным и удивительным, но две повести романа оказалась зашифрованными. Повести «Бэла» и «Максим Максимыч» до последнего времени оставались «непрочитанными» на уровне идей автора. Загадочность и недосказанность тонко почувствовал еще Белинский: «Но ваше любопытство не удовлетворено, а только еще более раздражено, и повесть о Бэле все еще остается для вас загадочною» (1). Сам способ особым образом кодировать свои произведения был характерен для Лермонтова. Эту мысль об особом зашифрованном стиле Лермонтова говорит Б. Эйхенбаум: «Лермонтов, действительно, зашифрован…» (2). Видный лермонтовед считает, что: «многое не только не оценено, но даже и не прочитано так, как должно было бы прочитано» (3). Как же могло, получится, что роман Лермонтова оказался непонятым? Одной из причин невозможности проследить «изнутри» ход работы писателя над своим произведением стала потеря оригинала и черновиков рукописи повести «Бэла». Отсутствие его правки и редактирования не позволило исследователям заглянуть в лабораторию писателя и понять истинный ход его мысли. Большая опасность в толковании текста Лермонтова поджидала исследователей и в неправильных методах анализа. Они не применяли метод интерпретации текста. Более того, многие объявляли его антинаучным. Вероятно, для того, чтобы противопоставить себя западу, где как раз метод интерпретации является наиболее распространенным. Научный анализ текста должен основываться на интерпретации смыслов художественного произведения. Выявление и анализ различных смыслов, заложенных в романе, позволяет наиболее точно подойти к авторскому замыслу, воспроизвести главную, концептуальную идею произведения. Историю Бэлы рассказывает Максим Максимыч, события преподносятся с его точки...
Входимость: 38. Размер: 55кб.
Часть текста: 30-х годов и "Княгиня Лиговская" Лермонтова (часть 3) III. «Княгиня Лиговская» — преодоление светской повести Лермонтов пишет «Княгиню Лиговскую» как раз в то время, когда на страницах «Телескопа» и «Московского наблюдателя» шла горячая полемика за и против светской повести, когда проблема изображения современного общества стояла чрезвычайно остро перед русской литературой, когда по всему фронту развернулась борьба между сторонниками романтизма и реализма. Белинский, выступая против антидемократических тенденций и романтических штампов светской повести, противопоставлял ей повести Гоголя, отличавшиеся реализмом и демократизмом. Особую роль в этой борьбе сыграла так называемая повесть о бедном чиновнике. Начиная с «Арабесок» и главным образом с «Шинели», повесть о бедном чиновнике привлекает к себе чрезвычайное внимание и становится излюбленной темой писателей нового направления, известного у нас под названием «натуральной школы» 1 . Основными принципами этого нового направления был показ «жизни действительной ... во всей ее наготе и истине» (Белинский), критическое отношение к действительности, демократизм и гуманизм. Повесть о бедном чиновнике отличается от светской повести ...
Входимость: 37. Размер: 113кб.
Часть текста: поступки героев и дать новую интерпретацию их характеров. Максим Максимыч рассказывает повествователю, что недалеко от крепости жил «мирной князь». Находясь во враждебной среде, штабс-капитан понимал, как важно поддерживать дружественные связи с близлежащими аулами. Такие аулы, как правило, считались мирными, то есть, брали на себя обязательство не чинить нападений на русские войска. Однако в любой момент они могли изменить своим обязательствам и поддержать враждебные русским повстанческие отряды. Поэтому, важно было иметь личные отношения. Максим Максимыч сблизился с князем и стал его кунаком. По приглашению князя он отправился на свадьбу, когда тот выдавал старшую дочь. В качестве своего спутника он взял Печорина. Это было прекрасное развлечение в скучной жизни офицеров. Образ Максима Максимыча прочно вошел в сознание русского, а затем и российского читателя, как образец доброго и простодушного офицера. Так ли это? Давайте более внимательно приглядимся к поведению штабс-капитана. Рассказывая историю, Максим Максимыч извиняется перед слушателем, в котором заранее предполагает неодобрение за его общение с горцами - «ворами» и «разбойниками». Стремление принизить быт и обычаи горцев характерно для рассказа Максима Максимыча. С чувством пренебрежения он говорит Печорину: «…у этих азиатов все так: натянулись бузы, и пошла резня». Также уничижительно он отзывается и о самом свадебном обряде, в котором не видит ни красоты, ни проявления народного духа. Он не видит красоты в джигитовке. Для него горец, который берет на себя роль забавника для зрителей, представляется как «оборвыш, засаленный, на скверной, хромой лошаденке, ломается, паясничает, смешит честную компанию». Также полупрезрительно отзывается он и об ашугах, народных любимцах:...
Входимость: 35. Размер: 89кб.
Часть текста: культуры: картинка обыденной усадебной жизни - «фламандской школы пестрый сор»; описание статуи рус. скульптора самой формой стиха и его отчетливой жанровой традицией возводится к античности; анекдот из поместного быта сопоставляется с У. Шекспиром и с хрестоматийным эпизодом антич. истории («Граф Нулин»). Постоянные сравнения и культурные ассоциации буквально переполняют произв. Пушкина. Стилизации, переводы и подражания, оригинальные создания, берущие материалом европ. действительность, - все это необходимые для Пушкина формы эстетич. освоения нац. жизни, доказательство принципиальной пригодности для лит-ры любого жизненного материала. Пушкиным это доказано, и его преемник Л. самим ходом лит. процесса освобожден от подобной задачи. Если до Пушкина (а во многом еще и для него) новая лит-ра как бы орган освоения мирового культурного наследия, вообще культуры - к этому она обращена и этим обогащает нац. жизнь, - то начиная с Л. поэзия преим. обращена к «прямой» переработке жизненных впечатлений. На фоне большой общности с Пушкиным отсутствие у Л. этих, условно говоря, «переводческих», «культурнических» красок заметно и содержательно важно. Почти неисследованная проблема «Лермонтов и русская поэзия 18 в.» хотя и м. б. поставлена, но едва ли здесь обнаружатся какие-то непосредств. контакты; опосредованно - через гражд. лирику декабристов и Пушкина - Л. связан с одической традицией рус. классицизма (своей, по выражению Б. Эйхенбаума, «ораторской лирикой»), через элегию - с сентиментализмом (только в самый ранний период - см. "Осень", "Цевница"). Лермонт. поэзия - плод девятнадцатого столетия, когда в творчестве великих рус. ...
Входимость: 28. Размер: 58кб.
Часть текста: русской литературы Лермонтов вошел как гениальный ученик и продолжатель Пушкина. Но, быть может, нигде это пушкинское влияние не было столь ощутимо плодотворным, как в «Герое нашего времени». Изображая судьбу Печорина как типичную для современного ему поколения, Лермонтов продолжал традицию, начало которой положил знаменитый пушкинский роман в стихах. Еще Белинский указывал, что лермонтовский роман был бы невозможен без пушкинского (VII, 442). Между тем, в современной научной литературе отчетливо наметилась тенденция соотносить «Героя нашего времени» не столько с «Евгением Онегиным», сколько с пушкинской прозой. «Лермонтовский реализм составляет здесь новую ступень в русской литературе, — читаем мы в книге Е. Н. Михайловой, — вместо пушкинской прозы, сосредоточенной на изображении действия и характеров, но лишенной „подробностей чувств“, Лермонтов дает образцы реализма, где воплощена именно в ,,подробностях чувств“ противоречивая, сложная... психика человека нового времени» 1 . Н. И. Пруцков, характеризуя некоторые закономерности русской прозы 30—40-х годов, заключает: «Проблематика и персонажи пушкинского романа, художественная методология пушкинской прозы, особенности прозаических жанров и художественного стиля, — все это явилось...

© 2000- NIV