Cлово "ШЕПОТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШЕПОТОМ, ШЕПОТУ, ШЕПОТЕ

Входимость: 3. Размер: 30кб.
Входимость: 3. Размер: 61кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 90кб.
Входимость: 2. Размер: 81кб.
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Входимость: 1. Размер: 23кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Входимость: 1. Размер: 39кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 74кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 100кб.
Входимость: 1. Размер: 97кб.
Входимость: 1. Размер: 54кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Входимость: 1. Размер: 16кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 21кб.
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Входимость: 1. Размер: 44кб.
Входимость: 1. Размер: 48кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 42кб.
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Входимость: 1. Размер: 47кб.
Входимость: 1. Размер: 30кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 39кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 100кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 33кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Входимость: 1. Размер: 66кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 20кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 30кб.
Часть текста: (глава 2 часть 3) Глава II. 3. При анализе юношеской лирики Лермонтова я уже отмечал отсутствие в ней классических жанров. Где-то между 1825-м и 1830-м годами лежит граница, резко отделяющая два соседних поколения. Еще у Рылеева и у Полежаева мы находим и оды, и послания — у Лермонтова их уже нет, как нет и классических элегий. Лирические жанры теряют свою определенность и смешиваются. В стихах Лермонтова 1836—1841 г.г. можно наблюдать колебания между разными стилями и жанрами и попытки их сочетания. Первоначальное увлечение английским стихом (паузники и пятистопные ямбы с мужскими рифмами) и формами Байроновской лирики (вроде стихотворения „1831, июня 11 дня“) проходит — Лермонтов возвращается к русским традициям. Обходя Пушкина, поэзия которого в это время уже переставала удовлетворять и начинала восприниматься как „вчерашняя“, Лермонтов останавливается на Жуковском и на поэтах его школы, осложняя эту традицию стилистическими приемами, которые до него были намечены в лирике таких поэтов, как Рылеев, Полежаев, А. Одоевский и др. — поэтов, объединявшихся, главным образом, вокруг Грибоедова (Грибоедовская группа) и отодвинутых на второй план развитием и влиянием Пушкина и его соратников. Это сочетание и придает лирике Лермонтова тот „эклектический“ характер, о котором говорил Кюхельбекер. Рядом с балладой и медитацией типа „Когда волнуется желтеющая нива“ или „Выхожу один я на дорогу“ стоят стихотворения ораторского, декламационного стиля (как стихотворение на смерть Пушкина, как „Дума“, „1-е января“, „Последнее новоселье“ и т. д.), в которых можно узнать старую одическую, „витийственную“ традицию, прошедшую сквозь поэзию Рылеева, Полежаева и т. д. Рядом с вещами напевного стиля, где доминантой...
Входимость: 3. Размер: 61кб.
Часть текста: опыты русской прозы, на язык «Вадима» влияния не оказал. Поскольку романтизм в предшествующую эпоху наложил свой отпечаток на язык поэзии, в частности на творчество самого Лермонтова, естественно, что «Вадим», этот первый опыт Лермонтова-прозаика, заключал в себе особенности, уже имевшиеся в романтической поэзии. Рисуя в «Вадиме» эпоху пугачевского восстания, Лермонтов не столько стремится к объективной передаче событий, сколько выдвигает на первый план свое личное, авторское отношение как к событиям, так и к героям. В языке и стиле «Вадима» это ярко выраженное авторское отношение к действительности — что было свойственно романтикам — сказывается с особой силой. Например, говоря, что «на его (Вадима) ресницах блеснула слеза», Лермонтов прибавляет: «может быть первая слеза — и слеза отчаяния!» (т. V, стр. 6) 1 . Описывая жизнь Ольги, Лермонтов замечает иронически: «Какая занимательная, полная жизнь, не правда ли?» (стр. 10). Лермонтов подчеркивает...
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Часть текста: потому что... как не посмотреть, что там делается? Народ, столпившийся перед монастырем, был из ближней деревни, лежащей под горой; беспрестанно приходили новые помощники, беспрестанно частные возгласы сливались более и более в один общий гул, в один продолжительный, величественный рев, подобный беспрерывному грому в душную летнюю ночь... картина была ужасная, отвратительная... но взор хладнокровного наблюдателя мог бы ею насытиться вполне; тут он понял бы, что такое народ: камень, висящий на полугоре, который может быть сдвинут усилием ребенка, но несмотря на то сокрушает всё, что ни встретит в своем безотчетном стремлении... тут он увидал бы, как мелкие самолюбивые страсти получают вес и силу оттого, что становятся общими; как народ, невежественный и не чувствующий себя, хочет увериться в истине своей минутной, поддельной власти, угрожая всему, что прежде он уважал или чего боялся, подобно ребенку, который говорит неблагопристойности, желая доказать этим, что он взрослый мужчина! Вокруг яркого огня, разведенного прямо против ворот монастырских, больше всех кричали и коверкались нищие. Их радость была исступление; озаренные трепетным, багровым отблеском огня, они...
Входимость: 2. Размер: 90кб.
Часть текста: Споръ этотъ оставался бы только досужимъ споромъ, «увы, безславнымъ и безвреднымъ», если бы не соединялся обыкновенно съ совершенно ложнымъ противоположеніемъ Пушкина, какъ поэта чистаго искусства, — Лермонтову, какъ поэту общественной мысли, какъ-будто у Пушкина нетъ общественныхъ мотивовъ, а у Лермонтова «звуковъ сладкихъ и молитвъ». Можно говорить о разнице въ степени того и другого, а не о контрасте. Пушкина, «неуимчиваго» Пушкина, который всей своей жизнью и смертью доказалъ свою мятежность, сделали проповедникомъ смиренія и патрономъ эстетовъ! Отголоскомъ этого недоразуменія является и производимое иногда деленіе русскихъ поэтовъ на пушкинскую и лермонтовскую школу. Къ первой относятъ «поэтовъ чистаго искусства»: Полонскаго, Фета, Майкова и др., а къ лермонтовской — Огарева, Ив. Аксакова. Тургенева, Плещеева, Некрасова 1 . Целью нашей статьи и будетъ между прочимъ показать, что на поэтовъ такъ называемаго «чистаго искусства» Лермонтовъ оказалъ никакъ не меньшее вліяніе, чемъ на поэтовъ гражданскихъ. Мы имеемъ въ виду главнымъ образомъ текстуальныя сближенія, т.-е. заимствованіе мотивовъ, образовъ, выраженій, что является наиболее осязательнымъ, такъ какъ вліяніе на настроеніе почти не поддается учету 2 . Вліяніе Лермонтова очень заметно въ русской лирике 40-хъ годовъ, и, что вполне естественно, особенно поддались ему молодые, начинающіе поэты. Но и лермонтовское поколеніе, нередко находя въ его стихахъ близкіе, родственные мотивы и настроенія и притомъ выраженные съ магической силой истиннаго поэтическаго генія, не могло не откликнуться. Изъ поэтовъ, ближайшихъ къ Лермонтову по годамъ рожденія, остановимся на трехъ: на гр. Ростопчиной (р. въ 1811 г.), Огареве (1813) и Губере (1814). Первая была почти...
Входимость: 2. Размер: 81кб.
Часть текста: черед. Печален ли, бывало, тотчас скажет, Когда же весел, счастлив — глаз не кажет. Не раз от скуки он свои мечты Мне поверял и говорил мне «ты»; Хвалил во мне, что прочие хвалили, И был мой вечный визави в кадрили. 3 Он был мой друг. Уж нет таких друзей... Мир сердцу твоему, мой милый Саша! Пусть спит оно в земле чужих полей, Не тронуто никем, как дружба наша В немом кладбище памяти моей. Ты умер, как и многие, без шума, Но с твердостью. Таинственная дума Еще блуждала на челе твоем, Когда глаза сомкнулись вечным сном; И то, что ты сказал перед кончиной, Из слушавших не понял ни единый. 4 И было ль то привет стране родной, Названье ли оставленного друга, Или тоска по жизни молодой, Иль просто крик последнего недуга — Как разгадать? Что может в час такой Наполнить сердце, жившее так много И так недолго с смутною тревогой? Один лишь друг умел тебя понять И ныне может, должен рассказать Твои мечты, дела и приключенья — Глупцам в забаву, мудрым в поученье. 5 Будь терпелив, читатель милый мой! Кто б ни был ты: внук Евы иль Адама, Разумник ли, шалун ли молодой, — Картина будет; это — только рама! От правил, утвержденных стариной, Не отступлю — я уважаю строго Всех стариков, а их теперь так много... Не правда ль, кто не стар в осьмнадцать лет, Тот, верно, не видал людей и свет, О наслажденьях знает лишь...

© 2000- NIV