Cлово "ШЛЕМ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШЛЕМАМИ, ШЛЕМЫ, ШЛЕМОМ, ШЛЕМАХ

Входимость: 4.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 37кб.
Часть текста: в русской поэзии в качестве новой формы. Так, например, обстоит дело с неравносложными промежутками между стиховыми ударениями и с вариациями анакруз (стиховых вступлений), так же — с мужскими рифмами в четырехстопном и пятистопном ямбе, где традиционный русский стих знал только чередование женских и мужских рифм. „Шильонский узник“ или „Мазепа“ Байрона в этом смысле не представляли собою ничего нового, потому что женские рифмы в английском стихе вообще очень редки, а „Шильонский узник“ Жуковского явился стихотворной новостью (позже — его же „Суд в подземелье“ из В. Скотта, „Арестант“ Полежаева, „Ночь в замке Лары“ Козлова из Байрона и т. д.). „Байронизм“ здесь, как и во многом другом, не при чем. Аполлон Григорьев, между прочим, обращает внимание на то, что влияние Байрона сказалось „на натурах, даже совершенно чуждых мрачного Байроновского настройства, на натурах кротких и задумчивых“, каковы Жуковский и Козлов. Естественный и необходимый вывод из этого — что „натуры“ сами по себе имеют здесь очень второстепенное значение и объяснить ничего не могут. Исходя из представления о „душе“, А. Григорьев утверждает, что „пояснить возможность такого настроения души поэта (как в стихах Лермонтова) одним влиянием музы Байрона, одним влиянием байронизма невозможно“. Во всем вопросе об „иностранных влияниях“ у Лермонтова * важен самый факт тяготения русского поэта к иностранным источникам и характер этого тяготения. Тяготение это явилось естественным результатом того, что русская поэзия после Пушкина не могла развиваться путем простой...
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Часть текста: Когда звучал удар его меча И красная являлась епанча, Бежал татарин и бежал литвин; И часто стоил войска он один! Вся в ранах грудь отважного была, И посреди морщин его чела, Приличнейший наряд для всяких лет, Краснел рубец, литовской сабли след! 3 И, возвратясь домой с полей войны, Он не прижал к устам уста жены, Он не привез парчи ей дорогой, Отбитой у татарки кочевой, И даже для подарка не сберег Ни жемчугов, ни золотых серег. И, возвратясь в забытый старый дом, Он не спросил о сыне молодом, О подвигах своих в чужой стране Он не хотел рассказывать жене. И в час свиданья радости слеза Хоть озарила нежные глаза, Но прежде чем упасть она могла — Страдания слезою уж была. Он изменил ей! Что святой обряд Тому, кто ищет лишь земных наград? Как путники небесны, облака, Свободно сердце, и любовь легка... 4 Два дня прошло — и юная жена Исчезла, и старуха лишь одна Изгнанье разделить решилась с ней В монастыре, далёко от людей (И потому не ближе к небесам). Их жизнь — одна молитва будет там! Но женщины обманутой душа, Для света умертвясь и им дыша, Могла ль забыть того, кто столько лет Один был для нее и жизнь и свет? Он изменил! увы! Но потому Ужель ей должно изменить ему? Печаль несчастной жертвы и закон — Всё...
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Часть текста: вызывает ассоциации, с ним связанные. Возникновение образа-параллели приводит к особой двухчастной композиции, связка между ними осуществляется с помощью частицы «так» («Русская мелодия», «Черкешенка», «Умирающий гладиатор», «Поэт», «М. П. Соломирской», «Графине Ростопчиной»). Образная часть представляет цельную картину. Она отражает особенность творческой натуры Лермонтова, который был не только поэтом мысли, но и обладал художническим талантом. С юношеских лет и до конца жизни у него была потребность кистью, пером, карандашом запечатлеть окружающее: портреты знакомых, бытовые сцены, пейзажи и т. п. К рисункам Лермонтова придется обращаться не раз — они часто бросают свет на его биографию и творчество, имеют самостоятельную эстетическую ценность. Но вернемся к словесным зарисовкам-сравнениям. Первая из них — в «Русской мелодии» (1829): Так  перед  праздною  толпой И ...
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Часть текста: происходит в Кастилии.) ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ СЦЕНА I Комната у Алвареца. Стол. Портреты на стенах и зеркало на стене. Донна Мария сидит на креслах. Эмилия стоит и перебирает чётки. Донна Мария Да, с этих пор тебе я запрещаю С Фернандо говорить, во-первых, он Неблагородный. Оттого мой муж Тебе с ним не позволит съединиться Супружеством; и я в том настою! - Эмилия Поверьте, благородство не в бумагах, А в сердце. Донна Мария Так, уж верно от него Ты этого наслушалась. - Прекрасно!.. Эмилия Немудрено, что мне Фернандо много Прекрасных чувств помог узнать. Когда Еще я забавлялась куклой, он, Безвестный сирота, был взят моим отцом; И с этих пор я под одной с ним кровлей Жила как с братом - и бывало, Вдвоем гуляли мы в горах Кастильских, Он был подпора и вожатый мне; И не было на тех вершинах розы, Которой для меня не мог бы он достать. - (Донна Мария в рассеяньи как бы поправляет что-нибудь в своем одеяньи - и не слушает.) Однажды мы до ночи заходились: Душистый ветерок свежее становился, И месяц по небу катился. Пред нами быстрый был поток; Фернандо, Чтоб перенесть, взял на руки меня; Мы перешли, но я всё оставалась В его объятьях. Вдруг, я помню, Он странным голосом спросил меня: "Эмилия меня не любит?" - Нет! люблю! - Сказала я, и уж с того мгновенья Люблю его нежней всего на свете...! Донна Мария Вот это именно меня и заставляет Тебе...
Входимость: 2. Размер: 1кб.
Часть текста: Пленный рыцарь Пленный рыцарь Молча сижу под окошком темницы; Синее небо отсюда мне видно: В небе играют всё вольные птицы; Глядя на них, мне и больно и стыдно. Нет на устах моих грешной молитвы, Нету ни песни во славу любезной: Помню я только старинные битвы, Меч мой тяжелый да панцырь железный. В каменный панцырь я ныне закован, Каменный шлем мою голову давит, Щит мой от стрел и меча заколдован, Конь мой бежит, и никто им не правит. Быстрое время - мой конь неизменный, Шлема забрало - решотка бойницы, Каменный панцырь - высокие стены, Щит мой - чугунные двери темницы. Мчись же быстрее, летучее время! Душно под новой бронею мне стало! Смерть, как приедем, подержит мне стремя; Слезу и сдерну с лица я забрало.

© 2000- NIV