Cлово "ШТАМП"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШТАМПЫ, ШТАМПОВ, ШТАМПАМИ, ШТАМПА

Входимость: 5. Размер: 27кб.
Входимость: 3. Размер: 55кб.
Входимость: 3. Размер: 23кб.
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 100кб.
Входимость: 2. Размер: 66кб.
Входимость: 1. Размер: 45кб.
Входимость: 1. Размер: 32кб.
Входимость: 1. Размер: 56кб.
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Входимость: 1. Размер: 21кб.
Входимость: 1. Размер: 60кб.
Входимость: 1. Размер: 79кб.
Входимость: 1. Размер: 229кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 61кб.
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Входимость: 1. Размер: 62кб.
Входимость: 1. Размер: 41кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 5. Размер: 27кб.
Часть текста: Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я СТИЛИСТИКА Л. СТИЛИСТИКА Л. как соотношение и взаимосвязь различных видов «малой образности» - тропов и стилистич. фигур - с особенностями индивидуального лермонт. стиля до сих пор не была предметом целенаправленного литературоведч. анализа, хотя как предмет описания отд. видов словесной изобразительности и иносказания она привлекала внимание исследователей. Изучение лермонт. С. с позиций чисто лингвистич. описания затруднено: ему препятствует перенасыщенность поэтического языка Л. словесными формулами, характерными для лит-ры эпохи романтизма, либо прямыми заимствованиями и скрытыми цитатами из произв. предшественников и современников [см. Эйхенбаум (3)]. Оригинальность лермонт. поэтич. С. - не в лексич. своеобразии: ее определяет высокая «валентность» (Д. Максимов), проявляющаяся как на уровне слов и словосочетаний, так и на уровне целостного высказывания, повышенная контекстуальная активность. Многочисл. заимствования существенно переосмысливаются, особенно в зрелый период творчества (1837-41). Уже раннему Л. удалось «создать новый образ носителя современной мысли и тем самым новый стилистический строй»; он «широко пользуется ходовой в 30-х годах романтической фразеологией, но не попадает к ней в плен», он овладевает поэтич. штампами, «трансформирует их, заставляя работать на своего лирического героя» [Гинзбург (2), с. 154-55]. Процесс трансформации романтич. штампов связан с поисками неожиданных и непредсказуемых семантич. возможностей слова. Задолго до выхода в свет нашумевшего сб. стихов В. Г. Бенедиктова (1835) юный поэт пытается обрести свой голос, свою стилистич. тональность на пути «совмещения несовместимого - несовместимых традиций, тем, слов» (Гинзбург Л. Я., Вступит. статья к кн.: Бенедиктов В., Стихотворения, 1937, с. 19): «Вот кибитка подъезжает.../ На высокое крыльцо / Из кибитки...
Входимость: 3. Размер: 55кб.
Часть текста: отличавшиеся реализмом и демократизмом. Особую роль в этой борьбе сыграла так называемая повесть о бедном чиновнике. Начиная с «Арабесок» и главным образом с «Шинели», повесть о бедном чиновнике привлекает к себе чрезвычайное внимание и становится излюбленной темой писателей нового направления, известного у нас под названием «натуральной школы» 1 . Основными принципами этого нового направления был показ «жизни действительной ... во всей ее наготе и истине» (Белинский), критическое отношение к действительности, демократизм и гуманизм. Повесть о бедном чиновнике отличается от светской повести не только совершенно иной, демократической, тематикой, иными, демократическими, персонажами, иным бытом, но и принципиально иным отношением к человеку и к действительности. Поэтому как по содержанию, так и по форме чиновничья повесть антагонистична светской повести. Любовная интрига, обязательная для светских повестей, в повести о бедном чиновнике или вовсе отсутствует, или же отодвигается на второй план. Главное внимание уделяется показу социального облика персонажей, реалистически-резкому описанию быта. Композиция чиновничьей повести отличается гораздо большей простотой. Тщательно зарисованные портреты встречаются в чиновничьих повестях так же, как и в светских, но как мало похожи они на живописно-романтические портреты в светских повестях! Если светская повесть рисует изысканно красивые жесты и позы, то в чиновничьей повести изображаются согбенные, уродливые спины, жалкие и изможденные лица. Вместо звучно-красивых имен, всех этих Греминых, Лидиных, Сафьевых и других, герои чиновничьей повести называются Башмачкиными, Куфаркиными, Чечевичкиными и т. д. Язык чиновничьих повестей отличается просторечием, грубоватой лексикой. Но самое важное отличие...
Входимость: 3. Размер: 23кб.
Часть текста: романтизма. Как и в «Вадиме», в «Княгине Лиговской» объективное повествование перебивается авторскими отступлениями, но характер этих отступлений совершенно иной. Если в «Вадиме» авторские отступления сопровождали каждое действие героя, каждую его реплику, то в «Княгине Лиговской» они занимают относительно скромное место. Изменилась самая роль этих отступлений. В «Княгине Лиговской» они играют роль иронического комментария к описаниям светского общества и его представителей. «Понятия же этого общества были такая путаница, которую я не берусь объяснить», — заканчивает Лермонтов описание гостей, собравшихся у Печориных (стр. 145). Лермонтов говорит о Лизавете Николаевне, что «она родилась в Петербурге — и никогда не выезжала из Петербурга — правда, один раз на два месяца в Ревель на воды», и далее следует комментирующее ироническое отступление: «Но вы сами знаете, что Ревель не Россия, и потому направление ее петербургского воспитания не получило никакого изменения: у нас в России несколько вывелись из моды французские мадамы ... » и т. д. (стр. 126—127). Этот комментирующий авторский текст, который сопровождает повествование в «Княгине Лиговской», уже не тот, ...
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Часть текста: пленник» (1821), «Бахчисарайский фонтан» (1823) и многих рус. романтич. поэмах 20-х гг. Пушкин вскоре преодолел байронизм, а другие рус. поэты ему подражали больше, чем Б. В 1828-29 Л., еще не зная англ. яз., воспринимал Б. через переводы 20-х гг. - «Шильонский узник» В.А.Жуковского (1822), «Абидосская невеста» И.И.Козлова (1826), «Паризина» В. Вердеревского (1827), через байронич. поэмы Козлова («Чернец», 1825), А.А.Бестужева (Марлинского) («Андрей Переяславский», 1-я гл., 1828), А.И.Подолинского («Див и Пери», 1827; «Борский», 1829; «Нищий», 1830), а также через франц. переводы и подражания (В. Гюго и А. де Ламартин). Ранние романтич. поэмы Л. («Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Преступник», «Два брата») носят ученич. характер и в значит. мере являются переделками байронич. поэм Пушкина, Козлова и др. Мало самостоятельны и первые лирич. стихи Л., однако обильные текстовые заимствования из Б. и Пушкина подчинены уже здесь авт. замыслу и воспроизведению личных переживаний. Осенью 1829 Л. начал учиться англ. языку. Летом 1830 он, по свидетельству Е. А. Сушковой, был «...неразлучен с огромным Байроном» - скорее всего это были не сочинения Б., а только что вышедший 1-й том писем и дневников англ. поэта, изд. Т. Муром. Воздействие Б. на поэмы Л. («Джюлио», «Литвинка», «Исповедь») становится прямым и более явным. Его восприятие стилистических, композиционных, метрических особенностей байроновской поэзии совпадает с глубоким интересом к обществ.-филос. содержанию творчества англ. ...
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Часть текста: А. ШИФРИН ВОПРОСЫ ОФОРМЛЕНИЯ „МАСКАРАДА“ Когда говоришь о „Маскараде“ у нас в СССР, нельзя не вспомнить хотя бы в двух словах о последнем петербургском спектакле императорских театров, который через какое-то количество лет был возобновлен и был встречен с необычайным вниманием и пытливостью советским зрителем. Нельзя не вспомнить, что, когда этот спектакль был возобновлен, у нас главным образом шли очень слабые пьесы некоторых современных драматургов, единственным достоинством которых была злободневная тематика. Казалось, что „Маскарад“ прозвучит чужим. Между тем, та сила страсти, которая была вложена в эту пьесу, покорила нового зрителя и заставила отнестись к себе с необычайным вниманием. Не моя задача говорить о том, как шел этот спектакль, как играли актеры, хотя при оценке спектакля надо, конечно, говорить о классической традиции исполнения Юрьевым роли Арбенина, надо говорить, конечно, и о режиссерском решении спектакля. В мою задачу из всего комплекса этого спектакля входит один компонент его — Головин. Головин по существу является тем первоисточником, на который так или иначе ссылаются все дальнейшие художники, работающие над „Маскарадом“. Декорации Головина, скорее чувственные, чем страстные, не вполне отражают содержание лермонтовской трагедии. Можно спорить с Головиным по линии эпохи, его восприятие мира все-таки в значительной степени эстетское, он больше любуется прошлым, чем оценивает и характеризует его. Тем не менее, в некоторых сценах, особенно в сцене смерти Нины, в красочной гамме и в построении сценического пространства Головин поднимается до настоящих вершин трагического. Его общее решение...

© 2000- NIV