Cлово "ЮМОР"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЮМОРОМ, ЮМОРА, ЮМОРЕ

Входимость: 3. Размер: 67кб.
Входимость: 3. Размер: 50кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 97кб.
Входимость: 2. Размер: 62кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 45кб.
Входимость: 1. Размер: 73кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Входимость: 1. Размер: 113кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Входимость: 1. Размер: 84кб.
Входимость: 1. Размер: 56кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 27кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Входимость: 1. Размер: 59кб.
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 229кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 90кб.
Входимость: 1. Размер: 51кб.
Входимость: 1. Размер: 56кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 67кб.
Часть текста: по дороге на Кавказ Л. дважды был у А. в Москве (VI, 459). Лит.: Мануйлов (9), с. 58-59; Мануйлов (10), с. 46-47; Андроников (13), с. 146, 176-77, 180; Анненкова, в кн.: Воспоминания. АННЕНКОВ ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВИЧ АННЕНКОВ Павел Васильевич [1813 (по др. данным, 1812)-1887], рус. лит. критик, мемуарист. В воспоминаниях о лит. жизни 1838-48 («ВЕ», 1880, № 2), отмечая роль творчества Л. в подготовке перелома в мировоззрении В.Г.Белинского, А. говорил о воздействии Л. на критика как о своеобразном духовном единоборстве, «борьбе», в к-рой «под конец... одолел» Л. При этом А. подчеркивал «новость и оригинальность» направления, внесенного Л. в рус. лит-ру, причисляя к особенностям стиля и мировосприятия поэта его иронию, «горькое разоблачение собственной своей пустоты и ничтожности, без всякого раскаяния в них». Помимо «замечательной силы творчества» и «беспокойной, пытливой и независимой мысли», А. отмечал удивительную цельность Л., поэзия к-рого всегда выражала его личность и чуждалась компромиссов: «...Он шел прямо и не обнаруживал никакого намерения изменить свои горделивые, презрительные, а подчас и жестокие отношения к явлениям жизни на какое-либо другое, более справедливое и гуманное представление их». Самому А. с его умеренными взглядами и стремлением к «гармоническому» идеалу была чужда мятежность Л.; Н.П.Огарев в письме к А. от 9 февр. 1854 цитирует слова критика: «...стихи Тютчева выше всей лермонтовской поэзии» («П.В.Анненков и его друзья», т. 1, СПБ, 1892, с. 642). Конкретно творчества Л. он коснулся, говоря о типе Печорина и интерпретации его Белинским. Соч.: Замечательное десятилетие. 1838-48, в его кн.: Лит. воспоминания, [М.], 1960, с. 178-81. Лит.:...
Входимость: 3. Размер: 50кб.
Часть текста: выражается полемически, и прежде всего по отношению к самому себе, собственному неверию и скептицизму. Оттого к предельно утверждающему заключит. двустишью 1-й строфы Л. приходит от противного - вся строфа построена как ряд отвергаемых, «отрицаемых» отрицаний: « Не исполнимые желанья / Он <создатель> в нашу душу б не вложил, / Он не позволил бы стремиться / К тому, что не должно свершиться, / Он не позволил бы искать / В себе и в мире совершенства, / Когда б нам полного блаженства / Не должно вечно было знать». Бог выступает у Л. творцом, союзником и своего рода «виновником» такого сверхожидания - реальности совершенного бытия. Во 2-й строфе Л. как бы конкретизирует предчувствуемое совершенное бытие: это - «надежда, бог грядущих дней», и любовь (или надежда на вечную и безгрешную любовь), к-рая, по мысли Л., помещается в каком-то ином, еще непознанном пространстве: «...есть поныне / На небе иль в другой пустыне / Такое место, где любовь / Предстанет нам, как ангел нежный». Стих., хотя и построено на романтич. антитезе земли и неба - при явном предпочтении «небесного» «мятежным» земным страстям, не укладывается в рамки романтич. поэтики и философии 19 в. В нем, по-видимому, нашли отражение восходящие к деизму представления о чувстве как инструменте (и критерии) познания божественной гармонии; надежда на лучший мир есть своего рода доказательство его существования (ср. у Н. М. Карамзина: «Мы видим счастья тень в мечтах земного света. / Есть счастье где-нибудь: нет тени без предмета»). «Когда б в покорности...» - одно из первых стих. Л., выражающих всю абсолютность и максимализм его представлений о должном бытии человека как пребывании в идиллическом, идеально прекрасном и нравственно очищенном мире; во многом оно объясняет глубину и силу лермонт. сомнения и отрицания - как тот предел, к-рым...
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Часть текста: разными встречами. Начнем с Белинского и Лермонтова. Ив. Ив. Панаев в своих «Литературных воспоминаниях» говорит, что Белинский и Лермонтов познакомились в Петербурге, у г. Краевского, в то время когда Белинский принимал деятельное участие в издании «Отечественных записок», то есть в 1839 или 1840 году. Это несправедливо 1 . Они познакомились в 1837 году в Пятигорске у меня 2 . Сошлись и разошлись они тогда вовсе не симпатично. Белинский, впоследствии столь высоко ценивший Лермонтова, не раз подсмеивался сам над собой, говоря, что он тогда не раскусил Лермонтова. Летом 1837 года я жил в Пятигорске, больной, почти без движения от ревматических болей в ногах. Туда же и тогда же приехал Белинский и Лермонтов; первый из Москвы, лечиться, второй — из Нижегородского полка, повеселиться. С Белинским я не был знаком прежде, но он привез мне из Москвы письмо от нашего общего приятеля К<етчера>; 3 на этом основании мы скоро сблизились, и Белинский навещал меня ежедневно. С Лермонтовым мы встретились как старые товарищи. Мы были с ним вместе в Московском университетском пансионе; но в 1831 году после преобразования пансиона в Дворянский институт (когда-нибудь поговорим и об этом замечательном факте) и введения в него розог , вместе и оставили его 4 . Лермонтов тотчас же вступил в Московский университет и прямо наткнулся на историю профессора Малова, вследствие которой был исключен из университета и поступил в юнкерскую школу 5 . Я поступил в университет только на следующий год. На пороге школьной жизни мы расстались с Лермонтовым холодно и скоро забыли друг о друге. Вообще в пансионе товарищи не любили Лермонтова за его наклонность подтрунивать и надоедать. «Пристанет, так не отстанет», — говорили об нем. Замечательно,...
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Часть текста: об юнкерской школе Мартынов не называется в числе эпиграмматистов, в то время как Лермонтов конкурировал в школе с такими признанными остряками, как небезызвестный Костя Булгаков и В. А. Вонлярлярский. Последний занимал всех товарищей своими «забавными шутками, — вспоминает один из бывших юнкеров. — Бывало, в школе, по вечерам, когда некоторые из нас соберутся, как мы тогда выражались, «поболтать», рассказы Вонлярлярского были неистощимы. Разумеется, при этом Лермонтов никому не уступал в остротах и веселых шутках» 21 . Ксенофонт Полевой, человек литературный, писал по тому же поводу: «Как жаль, что не сохранилась шутливая переписка, которую вели они <Лермонтов и Вонлярлярский> между собою в это время! Кто видел ее, те почитают забавные письма двух молодых друзей одним из остроумнейших произведений в своем роде» 22 . О дружбе Лермонтова с Вонлярлярским писал в своих незаконченных записках и Мартынов. «Эти два человека, как и должно было ожидать, сблизились, — писал он. — В рекреационное время их всегда можно было застать вместе. Лярский, ленивейшее создание в целом мире (как герой «Женитьбы» Гоголя), большую часть дня лежал с расстегнутой курткой на кровати. Он лежал бы и раздетый, но дисциплина этого не позволяла» 23 . Остроумные выдумки двух талантливых людей остались Мартыновым не замеченными. Полное отсутствие чувства юмора — характерная черта этого раздражительного, надутого и...
Входимость: 2. Размер: 97кб.
Часть текста: Изд. ВТО, 1941 . — С. 137—178. Г. Г. ШТАЙН „МАСКАРАД“ НА СОВЕТСКОЙ СЦЕНЕ Принято считать, что сценическая история лермонтовского „Маскарада“ началась в 1917 г. постановкой этой трагедии на сцене б. Александринского, а ныне Ленинградского театра драмы им. Пушкина. За 23 года, отделяющие нас от этой премьеры, театр трижды пересматривал свой спектакль. Бережно сохраняя его блестящую форму, театр сумел в конечном итоге наполнить ее новым идейным содержанием, прямо отвечающим замыслу поэта, освободить свой спектакль от фаталистического истолкования судьбы героев трагедии, отойти от абстрактно-декламационной манеры игры, т. е., иными словами, покончить с эстетскими увлечениями прошлого, вернуть трагедии ее земную, человеческую сущность, ее реальную, историческую почву, обнажить то сатирическое, обличительное жало, которое так роднит ее с грибоедовской комедией. Если в прошлом зритель видел на сцене только „приличьем скованные маски“, то теперь он видит и скрывающиеся за этими масками человеческие лица и человеческие чувства. Если раньше он чувствовал лишь „какой-то холод тайный“, царивший...

© 2000- NIV