Cлово "ЮРА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЮР

Входимость: 6. Размер: 43кб.
Входимость: 3. Размер: 54кб.
Входимость: 3. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 31кб.
Входимость: 1. Размер: 65кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 21кб.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Входимость: 1. Размер: 33кб.
Входимость: 1. Размер: 48кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 6. Размер: 43кб.
Часть текста: сборник. — М.; Пг.: Изд. т-ва "В. В. Думнов, наследники бр. Салаевых", 1914 . — С. 111—134. Поэзія одинокой души. Какъ страшно жизни сей оковы Намъ въ одиночестве влачить: Делить веселье все готовы, — Никто не хочетъ грусть делить. «Одиночество». Радостно, съ открытой душой вступали юноши-идеалисты тридцатыхъ годовъ въ стены московскаго университета. Скудость научныхъ возбужденій, идущихъ отъ кафедры, они жадно восполняли напряженной работой мысли въ кружкахъ, въ спорахъ. Тамъ выковывались ихъ философскія и общественныя убежденія, создавалась атмосфера бодраго товарищескаго идеализма, пробуждавшаго ихъ къ новой жизни. Это былъ «пиръ дружбы, обмена идей, вдохновенья», — и светлыми, благодарными словами поминаетъ за это Герценъ вольные, бурные годы своей студенческой поры. Московскій университетъ съютилъ въ своихъ аудиторіяхъ какъ разъ все наиболее яркое, талантливое, чему предстояло вскоре же блестящее развитіе: въ 1831— 33 гг. здесь встретились Белинскій,...
Входимость: 3. Размер: 54кб.
Часть текста: или Л. Н. Толстой, вполне сознательно подошли къ основнымъ религіознымъ проблемамъ и постарались найти для нихъ определенныя решенія. Въ своемъ творчестве онъ нередко касался этихъ проблемъ, но лишь мимоходомъ, случайно, когда писалъ о чемъ-нибудь другомъ, едва ли думая при этомъ, что онъ даетъ здесь решеніе какого-либо религіознаго вопроса; поэтому говорить о его религіи, какъ строго определенной сумме воззреній, имъ самимъ приведенныхъ въ стройную систему, совершенно невозможно. Большую помощь могла бы оказать здесь біографія поэта, но она очень мало даетъ намъ по отношенію къ разбираемому вопросу. Известно, что Лермонтовъ былъ воспитанъ бабушкой, Е. А. Арсеньевой, въ традиціонномъ православіи; но мы не знаемъ, какъ онъ относился къ его догматамъ, культу и къ предписываемымъ церковью нормамъ поведенія. Въ 1830 г. поэтъ вместе съ бабушкой и другими лицами отправился на богомолье (въ Троицкую лавру и Воскресенскій монастырь); но что дало ему посещеніе святынь въ религіозномъ отношеніи? Всколыхнуло ли оно въ немъ какія-либо чувства? Вызвало ли его на серьезныя размышленія? У насъ нетъ никакихъ данныхъ для ответа. Объ интересе поэта къ религіознымъ вопросамъ, по крайней мере, въ последніе годы его жизни, свидетельствуетъ кн. В. Ѳ. Одоевскій, который велъ съ нимъ беседы по этимъ вопросамъ; но содержаніе этихъ беседъ, такъ же какъ и самые вопросы, опять-таки намъ неизвестны. Такимъ образомъ остаются одни произведенія Лермонтова, и только по нимъ мы должны составить представленіе о его религіи. Къ счастью, въ творчестве поэта затронуты все основные вопросы бытія, все коренныя философско-религіозныя проблемы, при чемъ возможно установить, съ большей или меньшей степенью вероятности, въ какомъ направленіи поэтъ решалъ или, по крайней мере, пытался разрешить ихъ. Повторяемъ, что у Лермонтова нельзя подметить какой-либо системы, въ...
Входимость: 3. Размер: 30кб.
Часть текста: исповедь русского интеллигента 30—40-х годов (часть 2) II. Современники Лермонтова, какъ мы видели, считали характерной особенностью своего времени рефлексію, размышленіе, анализъ. Эта черта прежде всего и бросается въ глаза при изученіи поэзіи автора «Героя нашего времени». Мысль , какъ особая сила, разрушительная или творческая все равно, занимаетъ значительное место въ его духовномъ міре. Лермонтовъ очень часто отмечаетъ въ себе и своихъ герояхъ значительное присутствіе мысли, размышленія. «Боренье думъ », «пытки безполезныхъ думъ », «тревоги ума , — вотъ что испытываетъ онъ: Отъ тайныхъ думъ томится грудь И эти думы вечный ядъ, — Имъ не пройти, имъ не уснуть! Мысль преследуетъ его всюду: Ты помнишь вечеръ и луну, Когда въ беседке одинокой Сиделъ я съ думою глубокой, Взирая на тебя одну ... и Въ шуме буйнаго похмелья Дума на сердце дежитъ ... и после кроваваго боя Съ грустью тайной и сердечной Я думалъ : жалкій человекъ! Чего онъ хочетъ? ... Небо ясно, Подъ небомъ места много всемъ, Но безпрестанно и напрасно Одинъ враждуетъ он ... Зачемъ ?.. Онъ «пренебрегъ для тайныхъ думъ и путь любви и славы путь». Жалеетъ, что умретъ, «сердцемъ не познавъ печальныхъ думъ » ... Его героями тоже владеетъ мысль : въ Джуліо происходитъ « думъ борьба», Саша Арбенинъ рано «выучился думатъ...
Входимость: 2. Размер: 31кб.
Часть текста: біографъ Лермонтова П. А. Висковатовъ 1 , — и съ этими словами нельзя не согласиться. Но, разумеется, великій поэтъ, т.-е. обладающій могучимъ и самобытнымъ талантомъ, при всехъ вліяніяхъ и заимствованіяхъ — сознательныхъ или безсознательныхъ, никогда не дойдетъ до полнаго подчиненія темъ или инымъ литературнымъ образцамъ; напротивъ, все, взятое у другого писателя, онъ переработаетъ соответственно своей индивидуальности и общему характеру своего творчества. Только второстепенныя и мало оригинальныя дарованія могутъ быть эхомъ другого поэта, всецело проникаясь его міровоззреніемъ и настроеніями. Вотъ почему отношеніе какого-нибудь поэта къ другимъ, — иначе говоря, литературныя вліянія въ его творчестве, — являются важнымъ показателемъ степени оригинальности и силы его поэтическаго дара, такъ сказать, пробныкъ камнемъ его геніальности. Настоящая статья имеетъ задачей указать, по возможности, на все элементы поэзіи Лермонтова, которые могутъ объясняться, какъ результатъ вліянія другихъ...
Входимость: 1. Размер: 65кб.
Часть текста: набрали однолетковъ изъ дворовыхъ мальчиковъ, и онъ игралъ съ ними въ разбойники 1 . Быть можетъ, эти игры были отголосками преданій о разбойникахъ, которыя Лермонтовъ слышалъ отъ сенныхъ девушекъ. Во второмъ отрывке изъ начатой повести, которому придаютъ автобіографическое значеніе, разсказывается, какъ весело было Саше Арбенину съ крепостными горничными. «Оне его ласкали и целовали наперерывъ, разсказывали ему сказки про волжскихъ разбойниковъ, и его воображеніе наполнялось чудесами дикой храбрости и картинами мрачными и понятіями противообщественными ... Онъ воображалъ себя волжскимъ разбойникомъ, среди синихъ и студеныхъ волнъ, въ тени дремучихъ лесовъ, въ шуме битвъ, въ ночныхъ наездахъ при звуке песенъ, подъ свистомъ волжской бури» 2 . Такимъ образомъ, когда тринадцатилетнимъ мальчикомъ Лермонтовъ пріехалъ въ Москву, чтобы готовиться къ поступленію въ университетскій благородный пансіонъ, въ его впечатлительной душе, вероятно, уже жила инстинктивная, неосознанная любовь къ народной поэзіи. Въ Москве Лермонтовъ познакомился съ домашнимъ учителемъ Столыпиныхъ, семинаристомъ Орловымъ. Учитель иногда выпивалъ, его держали въ черномъ теле и не любили, чтобы дети были въ его обществе во внеурочное время. Но Лермонтовъ охотно беседовалъ съ семинаристомъ — и не потому, что тотъ наставлялъ его въ орфографіи или правилахъ русскаго...

© 2000- NIV