Cлово "НАБЛЮДЕНИЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАБЛЮДЕНИЯ, НАБЛЮДЕНИЙ, НАБЛЮДЕНИИ, НАБЛЮДЕНИЯХ, НАБЛЮДЕНИЯМИ

Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 5. Размер: 57кб.
Часть текста: ряд проблем, ставших впоследствии предметом науч. изучения. Наиболее существенные из них поставлены в критич. статьях В.Г. Белинского, определившего Л. как центр. фигуру в поэзии послепушкинского периода. Белинский поднял вопрос о связи творчества Л. с обществ. и умств. жизнью России, с исканиями, рефлексией и самоанализом рус. интеллигенции; он показал отношения Л. с рус. лит. традицией; ему принадлежат и нек-рые общие характеристики «лермонтовского элемента» («субъективность» и др.), оказавшие влияние на последующее восприятие творчества Л. Проблема места Л. в рус. лит-ре стала одной из главных в лит.-обществ. полемике 40-х гг.; антагонисты Белинского выдвинули тезис о подражательности Л. по отношению к А. С. Пушкину (С.П. Шевырев, Е.Ф. Розен, П.А. Плетнев, отчасти П.А. Вяземский) и шире - о его «протеизме» (Шевырев), т.е. о воспроизведении у него черт поэтики ряда рус. и зап.-европ. авторов (Дж. Байрон, В. Скотт, В. А. Жуковский, В. Г. Бенедиктов и др.; см. ст. Заимствования ). Наблюдения Шевырева, вне зависимости от его обшей оценки Л., были учтены затем исследователями Л. Особое место в 40-е гг. занял вопрос о «байронизме» Л. Выделяя ориентацию Л. на поэзию Байрона, Шевырев, Розен, а позднее славянофилы возводили ряд героев и произв. Л. к «западным» началам и отрицали корни их в рус. действительности. Шевырев наметил развитое...
Входимость: 4. Размер: 66кб.
Часть текста: Л. то как романтического, то как реалистического с элементами романтики (см. Романтизм и реализм), то как романтико-реалистического, то как С. с элементами барокко, по-видимому, не могут привести к решению проблемы. Теоретич. неопределенность, спорность понятия С. усугубляется в этих случаях многозначностью самих понятий реализм и романтизм; Л., своим творчеством «уточнивший» и во многом определивший понятие «русский романтизм», сам же в своей индивидуальности нередко определяется через это понятие. Все это ставит исследователей перед необходимостью поисков новых путей при решении вопроса о стиле Л. Преодолевая, отвергая и пародируя одно, обогащая и развивая другое, переосмысливая третье, Л. мало что не заметил, мало на что не откликнулся в современной и предшествующих ему рус. и европ. лит-рах (см. Заимствования ). И чаще всего эта память, эти связи - на поверхности, они бросаются в глаза, как, напр., принадлежавший А. А. Бестужеву (Марлинскому) первый стих "Паруса" - "Белеет парус одинокой". Но то, что бросается в глаза - прозаизмы или романтич. штампы, необычные словосочетания, особого свойства эпитеты или чужие строчки, - еще не есть С.; вне взаимодействия с глубинными закономерностями творчества языковые и стилистич. особенности словоупотребления стилем не являются, сами по себе его не характеризуют, ибо вне закономерности стиля нет (см. Соколов А. Н., Теория стиля, М., 1968). Так что многие ценные наблюдения лермонтоведов над стилем Л. характеризуют скорее его поэтический язык и стилистику. В данной статье С....
Входимость: 4. Размер: 44кб.
Часть текста: 8) 8 Вряд ли можно указать хоть на одно произведение Лермонтова, в стихах и в прозе, от которого та или иная — автобиографическая или художественная — нить не вела к «Герою нашего времени» (1839—1840). Этот роман — итог всего творческого пути Лермонтова. Еще в 1829 г. Лермонтов написал стихотворение «Монолог», в котором робкою рукою отрока, но удивительно тонко и верно схвачено то умонастроение и жизнечувствие, которое преисполняло Печорина: Поверь, ничтожество 37 есть благо в здешнем свете. — К чему глубокие познанья, жажда славы, Талант и пылкая любовь свободы, Когда мы их употребить не можем. Мы, дети севера, как здешние растенья, Цветем недолго, быстро увядаем... Как солнце зимнее на сером небосклоне, Так пасмурна жизнь наша. Так недолго Ее однообразное теченье... И душно кажется на родине, И сердцу тяжко, и душа тоскует... Не зная ни любви, ни дружбы сладкой, Средь бурь пустых томится юность наша, И быстро злобы яд ее мрачит, И нам горька остылой жизни чаша; И уж ничто души не веселит.  (Т. I, стр. 57.) Столь незрелое в художественном отношении отроческое стихотворение Лермонтова является как бы предисловием-прологом к его знаменитому роману, самому совершенному из его произведений. В стихотворении не только намечено психологическое содержание романа как исповеди «героя нашего времени», но и установлена краткими, но верными чертами связь пессимистического умонастроения этого «героя» с общественными условиями его родной страны: «глубокие познанья, жажда славы, талант, пылкая любовь свободы» — все это умственное, внутреннее богатство Печориных не нужно не само по себе (само по себе психическое богатство это высоко ценно), а не нужно и бесплодно оно потому, что все эти сокровища личности «мы употребить не можем»; «душно на родине» — вот отчего и «сердцу» Печориных...
Входимость: 4. Размер: 18кб.
Часть текста: вступивший на литературный путь приблизительно в те же годы, когда юный поэт перекладывал в свои стихи строфы «Кавказского пленника». Выше было уже указано время знакомства обоих писателей, относящееся к более поздней эпохе. Но, разумеется, Лермонтов не мог не читать в 1831—1832 гг. впервые появившиеся «Вечера на хуторе близ Диканьки»; отдельные рассказы ему были доступны и раньше («Вечер накануне Ивана Купалы» был напечатан в «Отечественных записках» за 1830 г.). В 1835 г. он мог прочитать обе части «Миргорода»; отдельные повести печатались также раньше появления сборников («Повесть о том ... », в альманахе «Новоселье», 1834 г.). «Нос» был напечатан впервые в 1836 г. (в журнале «Современник»), но другие петербургские повести — «Невский проспект», «Портрет» и «Записки сумасшедшего» — появились за год до этого в «Арабесках». В 1836 г. появился впервые в печати «Ревизор». Из значительнейших созданий Гоголя Лермонтов, таким образом, не мог прочитать лишь «Мертвые души» и «Шинель», которые появились уже после его смерти, но приемы гоголевской сатиры уже достаточно обозначились в «петербургских повестях». Надо полагать, наконец, что Лермонтов знал писателей, которых считают предшественниками Гоголя, — Нарежного, Погодина и др. Художественный метод революционного романтика Лермонтова слишком не похож на метод Гоголя — создателя русской «натуральной школы». Фантастика «Демона» ничем не похожа на мир Акакиев Акакиевичей и Поприщиных, «Маскарад» никак не сравнишь с «Ревизором». Вместе с тем нет никакого сомнения в том, что Лермонтов на определенном этапе своего художественного развития...
Входимость: 4. Размер: 77кб.
Часть текста: по-разному оценивали поэзию Лермонтова, ее общественно-политический характер и значение ее в истории русской литературы. Мы не ставим перед собой задачи дать оценку всей критической литературы о Лермонтове, мы хотим лишь показать, как на разных этапах развития русской общественной мысли изменялось отношение к Лермонтову со стороны русской критики. При всем многообразии и изменчивости этих критических оценок в русской критике выделились две различные концепции лермонтовского творчества: одна рассматривала Лермонтова как непримиримого протестанта и бунтаря, другая признавала наиболее значительными у Лермонтова мотивы примиренности, гармонии, религиозности и видела в нем поэта, пришедшего к смирению. Бунтарские же и обличительные стороны творчества Лермонтова эта группа критиков оценивала как явление наносное, чуждое русской жизни, объясняемое подражанием Западу. Для данной линии критики характерна и тенденция к снижению самостоятельности Лермонтова-художника, к умалению ценности его творчества. В зависимости от этих основных позиций рассматривались отдельные произведения Лермонтова, его значение в истории русской литературы. В русской критике творчество Лермонтова впервые получило оценку в начале 40-х годов. Различные русские журналы поместили статьи о вышедших в 1840 г. стихотворениях Лермонтова и романе «Герой нашего времени». И при жизни Лермонтова и в первые годы после его гибели на страницах журналов живо обсуждался вопрос о характере и значении его творчества. Лермонтов был таким огромным явлением в жизни русского общества и русской литературы, в его творчестве были поставлены такие большие и важные проблемы, что это не могло не вызвать соответствующей борьбы мнений в критике. Сороковые годы вошли в русскую историю как годы общественного подъема, роста философской и политической мысли. Лучшая, передовая молодежь искала в философии и в учении...

© 2000- NIV