Cлово "ПРЯМАЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПРЯМОЙ, ПРЯМО, ПРЯМОГО, ПРЯМЫМ, ПРЯМОЕ

Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 14. Размер: 89кб.
Часть текста: 19 ВЕКА И ЛЕРМОНТОВ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА 19 ВЕКА и Лермонтов. 1. Лермонтов и русская поэзия 19 в. Л. - наследник пушкинской эпохи, начавший непосредственно с того рубежа, к-рый был обозначен в рус. поэзии А. С. Пушкиным. Он выразил новое положение лит-ры, характерное для 19 в., и это новое положение сказалось, в частности, в том, что Л. был первым крупным рус. поэтом, в чьем творчестве почти полностью исчезла античность - и не только как общеевроп. арсенал поэтич. образности, но и как культурная традиция, на к-рую привычно ориентировалось европ. иск-во в течение неск. столетий. Пушкин постоянно соотносит все жизненные явления, попавшие в сферу его поэзии, с опытом мировой культуры: картинка обыденной усадебной жизни - «фламандской школы пестрый сор»; описание статуи рус. скульптора самой формой стиха и его отчетливой жанровой традицией возводится к античности; анекдот из поместного быта сопоставляется с У. Шекспиром и с хрестоматийным эпизодом антич. истории («Граф Нулин»). Постоянные сравнения и культурные ассоциации буквально переполняют произв. Пушкина. Стилизации, переводы и подражания, оригинальные создания, берущие материалом европ. действительность, - все это необходимые для Пушкина формы эстетич. освоения нац. жизни, доказательство принципиальной пригодности для лит-ры любого жизненного материала. Пушкиным это доказано, и его преемник Л. самим ходом лит. процесса освобожден от подобной задачи. Если до Пушкина (а во многом еще и для него) новая лит-ра как бы орган освоения мирового культурного наследия, вообще культуры - к этому она обращена и этим обогащает нац. жизнь, - то начиная с Л. поэзия преим. обращена к «прямой» переработке жизненных впечатлений. На фоне большой общности с Пушкиным отсутствие у Л. этих, условно говоря, «переводческих», «культурнических» красок заметно и содержательно важно. Почти неисследованная проблема «Лермонтов и русская поэзия 18...
Входимость: 13. Размер: 39кб.
Часть текста: «Маскараде» действует герой с той же фамилией Арбенин, однако здесь он уже принимает другие черты, роднящие его с героем романтических поэм Пушкина, в особенности с Алеко и с Евгением Онегиным. Это опять-таки выражается в новом имени: Арбенин «Маскарада» — уже не Владимир, а Евгений. Дальнейшая модификация образа героя — Печорин в «Княгине Лиговской» (неслучайность семантической связи имен Печорина и Онегина, свидетельствующей о литературной генерации лермонтовского героя, равно как и общественно-исторической наполненности его образа, нами уже отмечалась). Однако и в период работы над «Княгиней Лиговской» образ главного героя окончательно еще не установился в творческом сознании Лермонтова. Лермонтов еще колеблется в выборе героя, образ его еще раздваивается — наряду с «пушкинским» (условно говоря) героем — Печориным, в качестве второго параллельного героя выступает обиженный Печориным чиновник — лицо, предваряющее в какой-то степени линию «натуральной школы», Достоевского. В «Сашке» герой один, но самый образ его еще как-то колеблется, двоится для самого автора. С одной стороны, Сашка наделен словно бы онегинскими чертами: ему двадцать лет, но «бледностью казалися покрыты его чело и нежные ланиты»; на устах его «опасней жала змеи насмешка вечная блуждала»; в его глазах печаль, гордость и презренье. Как и Онегин, он рано разочаровывается в книгах, в дружбе: Шалун был отдан в модный пансион, Где много приобрел прекрасных правил. Сначала пристрастился к книгам он, Но скоро их с презрением оставил. Он увидал, что дружба, как поклон —...
Входимость: 12. Размер: 56кб.
Часть текста: (III, 188). Слова Белинского были крайне значительны. К 1839 г. назрела острая необходимость противопоставить романтизму Марлинского новый литературный метод с достаточно сильными представителями. Историческая обреченность «неистового романтизма» отнюдь не была очевидной. Широчайший успех сопровождал повести Марлинского не только в читательской, но и в профессионально литературной среде 1 ; Полевой его пропагандировал в «Сыне Отечества»; даже «Отечественные записки», печатая «Бэлу», одновременно приветствуют появление «Мулла-Нура» и «Мести» 2 . В конце 30-х — начале 40-х годов появляется длинная вереница подражателей Марлинского 3 . Отпечаток его поэтики носят и несомненно талантливые произведения. В 1838—1839 гг. Белинский ведет борьбу со «вторым Марлинским» — П. П. Каменским; в 1840 г. он замечает о сочинении Н. Мышицкого «Сицкий, капитан фрегата»: «Новое произведение литературной школы, основанной Марлинским — не тем он будь помянут!» (IV, 383). Еще через два года он выделяет особый разряд «второстепенных, патетических романов», живописующих «растрепанные волосы, всклокоченные чувства и кипящие страсти», основателем которого был «даровитый Марлинский» (VI, 32). Наконец, в рецензии на сочинения Зенеиды Р-вой (Е. А. Ган) он характеризует повесть «Джеллаледин» (1838) как отзывающуюся «марлинизмом» «по завязке и по колориту» (VII, 672). Последнее замечание особенно интересно. Оно показывает, что для Белинского 1843 г. «марлинизм» не равнозначен «экзальтированности», но составляет особый литературный стиль с некими устойчивыми структурными элементами. «Герой нашего времени», вышедший в первом издании в 1840 г., застал расцвет этого «марлинического» стиля. Критическое наследие Бестужева-Марлинского дает в известной мере...
Входимость: 12. Размер: 66кб.
Часть текста: лирику Лермонтова, привлекали разные ее стороны: круг идей и настроений, нашедших выражение в глубоко эмоциональной лермонтовской поэзии; яркие, неповторимые образы, в которых поэт воплотил свои волнения и стремления; своеобразные лирические жанры, закрепившие тот перелом в развитии русской лирики, который произошел в пушкинскую эпоху; речевой стиль, творчески сочетавший различные традиции и приведший к оригинальному сочетанию романтизма и реализма. Естественно, что во всех этих случаях исследователи имели дело с понятием художественного образа. Однако при этом как-то оставался в стороне вопрос о природе и специфике художественного образа в лирике. Употреблялись и употребляются понятия образа лирического, субъективного, эмоционального, экспрессивного, но ни соотношение этих понятий, ни отличие данной категории образов от образов эпических и драматургических не раскрывались с необходимой ясностъю. То же приходится сказать и о понятии лирического героя в его соотношении с понятием лирического образа автора. А между тем для успешного решения вопросов о композиционных и жанровых формах лермонтовской лирики, о ее художественном методе и стиле, о ее эволюции и историческом месте необходима ...
Входимость: 10. Размер: 76кб.
Часть текста: М. Н. ВИРОЛАЙНЕН ГОГОЛЬ И ЛЕРМОНТОВ (ПРОБЛЕМА СТИЛИСТИЧЕСКОГО СООТНОШЕНИЯ) Гоголь и Лермонтов — представители нового, послепушкинского периода русской литературы. Вслед за Пушкиным, Гоголь и Лермонтов стоят у истоков русской прозы XIX в., готовят ее пути, в особом смысле — предопределяют ее пути. Они предопределяют их двумя типологически различными способами, и в то же время их творческие методы пересекаются и взаимодействуют друг с другом. Вопрос об этом взаимодействии, пересечении и отталкивании — один из узловых вопросов истории русской литературы, ибо для дальнейшего литературного движения прозаические стили Гоголя и Лермонтова являются как бы родовыми основаниями. Ни в коем случае не претендуя на всестороннее разрешение проблемы «Гоголь — Лермонтов», мы хотели бы с достаточной степенью подробности рассмотреть ее под определенным углом зрения, сосредоточив свое внимание на стилистическом аспекте взаимодействия двух писателей. В исследовательской литературе о взаимодействии Гоголя с Лермонтовым говорится в первую очередь в связи с «Княгиней Лиговской», в которой явственны следы чтения «Арабесок», а также в связи со «Штоссом», в котором использованы родственные Гоголю темы и мотивы. 1 В настоящей работе мы попытаемся оценить ту внутреннюю причину, которая побудила Лермонтова в период написания «Княгини Лиговской» обратиться к гоголевской манере. Вопрос о соотношении творческих стилей двух писателей, пути которых в некоторый момент пересекаются, а затем вновь расходятся (в «Вадиме» и «Герое нашего времени» не обнаруживается прямого влияния гоголевского стиля), невозможно исследовать в одной лишь точке их пересечения. Необходимо рассмотреть эволюцию прозаических стилей обоих писателей, предшествующую моменту их творческого взаимодействия. Это позволит нам уловить развитие стилевого задания и говорить о стилевой интенции не в синхронном...

© 2000- NIV