Cлово "ЖЕЛЧНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖЕЛЧНАЯ, ЖЕЛЧНОГО, ЖЕЛЧНЫ, ЖЕЛЧНУЮ

Входимость: 3. Размер: 34кб.
Входимость: 3. Размер: 8кб.
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 62кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 16кб.
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Входимость: 1. Размер: 37кб.
Входимость: 1. Размер: 35кб.
Входимость: 1. Размер: 90кб.
Входимость: 1. Размер: 50кб.
Входимость: 1. Размер: 39кб.
Входимость: 1. Размер: 73кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 81кб.
Входимость: 1. Размер: 27кб.
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Входимость: 1. Размер: 48кб.
Входимость: 1. Размер: 74кб.
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Входимость: 1. Размер: 50кб.
Входимость: 1. Размер: 45кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 34кб.
Часть текста: Мери. Он был довольно смешон в своей серой солдатской шинели, сверх которой у него надета была шашка и пара пистолетов. Причина такого вооружения та (говорит Печорин), что дамы на водах еще верят нападению черкесов, «И вы целую жизнь хотите остаться на Кавказе?» — говорила княжна. — Что для меня Россия? — отвечал ее кавалер: — страна, где тысячи людей, потому что они богаче меня, будут смотреть на меня с презрением, тогда как здесь, — здесь эта толстая шинель не помешала моему знакомству с вами ... «Напротив ... » — сказала княжна, покраснев. Лицо Грушницкого выражало удовольствие. Он продолжал: — Здесь моя жизнь протечет шумно, незаметно и быстро, под пулями дикарей, и если бы бог мне каждый год посылал один светлый женский взгляд, один подобный тому ... В это время они поравнялись со мной: я ударил плетью по лошади и выехал из-за куста. «Mon Dieu, un Circassien !.. », * — вскрикнула княжна в ужасе. Чтоб ее совершенно разуверить, я отвечал по-французски, слегка наклонясь: Ne craignez rien, madame, — je ne suis pas plus dangereux que votre cavalier. ** Княжна смутилась от этого ответа....
Входимость: 3. Размер: 8кб.
Часть текста: г., выведен персонаж, обладающий несомненным физиогномическим сходством с Лермонтовым: «Атавину на лицо было лет 27; росту он был небольшого; но широкие его плечи придавали ему что-то мощное. Смугло-бледный цвет лица, правильный нос, тонкие губы, с которых не сходила насмешливо-небрежная улыбка, черные волосы, высокий соразмерный лоб произвели довольно приятное впечатление на Белку < ... > Что было оригинальнее всего в лице Атавина, это огромные блестящие глаза, опушенные черными длинными ресницами. В них было что-то жестокое и столько электричества, что, когда они упали на Белку, она вздрогнула. С ней Атавин говорил мало, но поминутно бросал на нее свои проникающие насквозь взгляды». 1 Портретное сходство с Лермонтовым, выдержанное в малейших подробностях (за исключением, может быть, одной — «тонкие губы»), можно было считать случайностью, если бы не предисловный рассказ о герое, в точности передающий биографию Лермонтова: «Атавин был один из людей, резко выдающихся из толпы по своему желчному уму, по взбалмошному и смелому характеру, а особенно по своему таланту, который, несмотря на пустую жизнь Атавина, не заглох в нем, а постепенно развивался, как будто о нем заботились, хотя Атавин имел претензию казаться невеждой и стыдился признаваться, что он любит искусство. С детства еще, в школе, желчный его характер выказывался в злых выходках с товарищами. Казалось, для него самыми приятными минутами были те, когда он мог оскорбить кого-нибудь или расстроить игру. Зато он редко был принят в игры, с ним...
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Часть текста: 1989 . — С. 393—403. Н. И. ЛОРЕР ИЗ «ЗАПИСОК ДЕКАБРИСТА» В Ставрополе познакомился я с очень ученым, умным и либеральным доктором Николаем Васильевичем Мейером 1 , находившимся при штабе Вельяминова... Он был очень дружен с Лермонтовым, и тот целиком описал его в своем «Герое нашего времени» под именем Вернера, и так верно, что кто только знал Мейера, тот сейчас и узнавал. Мейер был в полном смысле слова умнейший и начитанный человек и, что более еще, хотя медик, истинный христианин. Он знал многих из нашего кружка и помогал некоторым и деньгами, и полезными советами. Он был друг декабристам. * * * В это же время в одно утро явился ко мне молодой человек в сюртуке нашего Тенгинского полка, рекомендовался поручиком Лермонтовым, переведенным из лейб-гусарского полка. Он привез мне из Петербурга от племянницы моей, Александры Осиповны Смирновой, письмо и книжку «Imitation de Jesus Christ» 2 в прекрасном переплете. Я тогда еще ничего не знал про Лермонтова, да и он в то время не печатал, кажется, ничего замечательного, и «Герой нашего времени» и другие его сочинения вышли позже 3 . С первого шага нашего знакомства Лермонтов мне не понравился. Я был всегда счастлив нападать на людей симпатичных, теплых, умевших во всех фазисах своей жизни сохранить благодатный пламень сердца, живое сочувствие ко всему высокому, прекрасному, а говоря с Лермонтовым, он показался мне холодным, желчным, раздражительным и ненавистником человеческого рода вообще, и я должен был показаться ему мягким добряком, ежели он заметил мое душевное спокойствие и забвение всех зол, мною претерпенных от правительства. До сих пор не могу дать себе отчета, почему мне с ним было как-то неловко, и...
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Часть текста: чреватое созиданием. Творческое начало вызывает черную зависть бесплодной посредственности. Гению почетно в веках, но катастрофически тяжело при жизни. Неудивительно, что гении порой неуживчивы и болезненно самолюбивы. У Лермонтова был трудный характер, который не сулил ему счастья. Предчувствие трагического исхода с ранних лет овладело им. Нет, я не Байрон, я другой, Еще неведомый избранник, Как он гонимый миром странник, Но только с русскою душой. Я раньше начал, кончу ране, Мой ум немного совершит; В душе моей, как в океане, Надежд разбитых груз лежит. Кто может, океан угрюмый, Твои изведать тайны? кто Толпе мои расскажет думы? Я — или бог — или никто! Так писал шестнадцатилетний Лермонтов. «Я — или бог — или никто!» Поставить себя вровень с верховным владыкой вселенной мог только юноша неукротимо смелый и гордый, беспрекословно уверенный в своем избранничестве. И снова близкие оказались далекими. Читая воспоминания о великом человеке, нужно всегда помнить, что между ним и мемуаристами, как правило, «дистанция огромного размера». Правда, бывают исключения. И. С. Тургенев видел Лермонтова мельком; Белинский лишь дважды беседовал с поэтом; Герцен, возможно, и не был лично с ним знаком. И тем не менее именно их свидетельства поражают нас глубиной постижения личности Лермонтова. Итак, при оценке воспоминаний необходимо в первую очередь досконально представить себе пристрастия и антипатии мемуариста, его душевный и интеллектуальный уровень. Исключительно важным фактором является также время создания мемуаров; для тех, кто хотел писать о Лермонтове, условия были неблагоприятные. До 18 февраля 1855 года, до дня смерти Николая I, биография опального поэта была запретной темой в руской печати. «Записки» Е. А. Сушковой — первые воспоминания о Лермонтове — были напечатаны (да и то частично) в 1857 году. Но и в последующие десятилетия еще оставались негласные препоны,...
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Часть текста: Шадури В. С. Новое о М. В. Дмитревском — приятеле Лермонтова и декабристов // М. Ю. Лермонтов: Исследования и материалы. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1979 . — С. 209—222. В. С. ШАДУРИ НОВОЕ О М. В. ДМИТРЕВСКОМ — ПРИЯТЕЛЕ ЛЕРМОНТОВА И ДЕКАБРИСТОВ Чиновник канцелярии главноуправляющего в Грузии Имя Михаила Васильевича Дмитревского ныне впервые вводится в биографию Лермонтова. 1 В Центральном государственном историческом архиве Грузинской ССР (Тбилиси) хранятся некоторые материалы, проливающие свет на его жизнь и деятельность. В одном из документов он сам сообщает биографические сведения о себе. Вот «Докладная записка титулярного советника Дмитревского» от 26 января 1838 г., поданная главно-управляющему Грузией барону Г. В. Розену: «Состоя на службе, я находился во время бывшей с турками войны 1828 и 1829 годов в княжествах Молдавии и Валахии, где перенес несколько усвоенных тамошним климатом желчных лихорадок, положил начало расстройству моего здоровья. По окончании же польской кампании в 1832 году прибыл я на службу в Грузию; здесь после трех климатических желчных горячек страдаю, наконец, мучительными болезненными...

© 2000- NIV