Cлово "НАПРАСНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАПРАСНО, НАПРАСНОЕ, НАПРАСНЫЕ, НАПРАСНОЙ

Входимость: 8. Размер: 179кб.
Входимость: 6. Размер: 56кб.
Входимость: 6. Размер: 47кб.
Входимость: 6. Размер: 81кб.
Входимость: 5. Размер: 66кб.
Входимость: 5. Размер: 73кб.
Входимость: 5. Размер: 91кб.
Входимость: 5. Размер: 34кб.
Входимость: 5. Размер: 39кб.
Входимость: 4. Размер: 32кб.
Входимость: 4. Размер: 90кб.
Входимость: 4. Размер: 117кб.
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Входимость: 3. Размер: 36кб.
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Входимость: 3. Размер: 20кб.
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Входимость: 3. Размер: 40кб.
Входимость: 3. Размер: 32кб.
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Входимость: 3. Размер: 54кб.
Входимость: 3. Размер: 244кб.
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Входимость: 3. Размер: 15кб.
Входимость: 3. Размер: 65кб.
Входимость: 2. Размер: 14кб.
Входимость: 2. Размер: 58кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 71кб.
Входимость: 2. Размер: 1кб.
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Входимость: 2. Размер: 1кб.
Входимость: 2. Размер: 44кб.
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Входимость: 2. Размер: 33кб.
Входимость: 2. Размер: 24кб.
Входимость: 2. Размер: 39кб.
Входимость: 2. Размер: 78кб.
Входимость: 2. Размер: 24кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Входимость: 2. Размер: 2кб.
Входимость: 2. Размер: 76кб.
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Входимость: 2. Размер: 3кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 8. Размер: 179кб.
Часть текста: (Верли М., Общее литературоведение, М., 1957, с. 144). Распространившись на сферу исследований индивидуального творчества и став актуальным аспектом совр. литературоведч. анализа, термин «мотив» все более утрачивает свое прежнее содержание, относившееся к формальной структуре произв.: из области «строгой» поэтики он переходит в область изучения мировоззрения и психологии писателя (или даже психологии творчества - В. Дильтей). Мотивами стали называть и характерные для поэта лирич. темы или комплекс чувств и переживаний, а также константные свойства его лирич. образа, независимо от того, находили ли они соответствующее выражение в к.-л. устойчивой словесной формуле. В этом формально незакрепленном смысле термин «мотив» широко используется в исследованиях поэзии и в совр. лермонтоведении, хотя мотивы поэзии Л. еще не стали предметом отд. монографич. анализа. Условность и недостаточная определенность термина «мотив», естественно, приводит к трудностям в выделении и классификации мотивов [ср., напр., библиографии тем и мотивов К. Бауэрхорста (1932) и Ф. Шмитта (1959) «Stoff- und Motivgeschichte in deutsche Literatur», где в основу классификации положено несколько принципов, в том числе чисто тематических]. В предлагаемом цикле статей (расположенных по проблемно-тематич. признаку) сделан первый опыт рассмотрения доминирующих мотивов поэзии Л. (большинство их проецируется и на прозу), разумеется, без претензии исчерпать все множество мотивов лермонт. творчества. В основе каждого из них лежит проходящий через всю лирику устойчивый словообраз, закрепленный самим поэтом как идеологически акцентированное...
Входимость: 6. Размер: 56кб.
Часть текста: Статьи на букву "К" (часть 1, "К(Н"-"КАВ") "К..." («НЕ ГОВОРИ: Я ТРУС, ГЛУПЕЦ») «К...» («Не говори: я трус, глупец»), одно из ранних стих. Л. (1830), четверостишие, выражающее пессимистич. настроение молодого поэта, предчувствие трагич. исхода своей судьбы. Ср. «Никто, никто, никто не усладил», «Нередко люди и бранили» и др. Автограф - ИРЛИ, тетр. VIII. Впервые - Соч. под ред. Висковатого, т. 1, с. 132. Датируется по положению в тетради. Лит.: Пейсахович (1), с. 447. "К..." («НЕ ПРИВЛЕКАЙ МЕНЯ КРАСОЙ!») «К...» («Не привлекай меня красой!»), юношеское любовное послание Л. (1829). По настроению и стилевой манере близко к любовно-психол. элегии Е. А. Баратынского сер. 20-х гг., вытеснявшей традиц. «унылую элегию». Фразеология и стиль стих., обстоятельства и время написания показывают, что оно навеяно скорее книжной поэтич. традицией, чем действит. чувством. Лишь нек-рое время спустя Л. осмыслил стих. в автобиографич. плане, о чем свидетельствует позднейшая приписка рукою Л. в автографе: «(А. С.) / Хотя я тогда этого не думал / ». «А. С.» - очевидно, инициалы А. Г. Столыпиной (см. Философовы ). Автограф - ИРЛИ,...
Входимость: 6. Размер: 47кб.
Часть текста: ДЕМОН Восточная повесть ЧАСТЬ I I Печальный Демон, дух изгнанья, Летал над грешною землей, И лучших дней воспоминанья Пред ним теснилися толпой; Тex дней, когда в жилище света Блистал он, чистый херувим, Когда бегущая комета Улыбкой ласковой привета Любила поменяться с ним, Когда сквозь вечные туманы, Познанья жадный, он следил Кочующие караваны В пространстве брошенных светил; Когда он верил и любил, Счастливый первенец творенья! Не знал ни злобы, ни сомненья, И не грозил уму его Веков бесплодных ряд унылый... И много, много... и всего Припомнить не имел он силы! II Давно отверженный блуждал В пустыне мира без приюта: Вослед за веком век бежал, Как за минутою минута, Однообразной чередой. Ничтожной властвуя землей, Он сеял зло без наслажденья. Нигде искусству своему Он не встречал сопротивленья — И зло наскучило ему. III И над вершинами Кавказа Изгнанник рая пролетал: Под ним Казбек, как грань алмаза, Снегами вечными сиял, И, глубоко внизу чернея, Как трещина, жилище змея, Вился излучистый Дарьял, И Терек, прыгая, как львица С косматой гривой на хребте, Ревел, — и горный зверь и птица, Кружась в лазурной высоте, Глаголу вод его внимали; И золотые облака Из южных стран, издалека Его на север провожали; И скалы тесною толпой, Таинственной дремоты полны, Над ним склонялись головой, Следя мелькающие волны; И башни замков на скалах Смотрели грозно сквозь туманы — У врат Кавказа на часах Сторожевые великаны! И дик и чуден был вокруг Весь божий мир; но гордый дух Презрительным окинул оком Творенье бога своего, И на челе его высоком Не отразилось ничего. IV И перед ним иной картины Красы живые расцвели: Роскошной Грузии долины Ковром...
Входимость: 6. Размер: 81кб.
Часть текста: Такие вещи очень хороши Тому, кто мало спит, кто думать любит, Кто дни свои в воспоминаньях губит. Впадал я прежде в эту слабость сам И видел от нее лишь вред глазам, Но нынче я не тот уж, как бывало, — Пою, смеюсь. Герой мой — добрый малый. 2 Он был мой друг. С ним я не знал хлопот, С ним чувствами и деньгами делился; Он брал на месяц, отдавал чрез год, Но я за то нимало не сердился И поступал не лучше в свой черед. Печален ли, бывало, тотчас скажет, Когда же весел, счастлив — глаз не кажет. Не раз от скуки он свои мечты Мне поверял и говорил мне «ты»; Хвалил во мне, что прочие хвалили, И был мой вечный визави в кадрили. 3 Он был мой друг. Уж нет таких друзей... Мир сердцу твоему, мой милый Саша! Пусть спит оно в земле чужих полей, Не тронуто никем, как дружба наша В немом кладбище памяти моей. Ты умер, как и многие, без шума, Но с твердостью. Таинственная дума Еще блуждала на челе твоем, Когда глаза сомкнулись вечным сном; И то, что ты сказал перед кончиной, Из слушавших не понял ни единый. 4 И было ль то привет стране родной, Названье ли оставленного друга, Или тоска по жизни молодой, Иль просто крик последнего недуга — Как разгадать? Что может в час такой Наполнить сердце, жившее так много И так недолго с смутною тревогой? Один лишь друг умел тебя понять И ныне может, должен рассказать Твои мечты, дела и приключенья — Глупцам в забаву, мудрым в поученье. 5 Будь терпелив, читатель милый мой! Кто б ни был ты: внук Евы иль Адама, Разумник ли, шалун ли молодой, — Картина будет; это — только рама! От правил, утвержденных стариной, Не отступлю — я уважаю строго Всех стариков, а их теперь так много... Не правда ль, кто не стар в осьмнадцать лет, Тот, верно, не видал людей и свет, О наслажденьях знает лишь по слухам И предан был учителям да мукам. 6 Герой наш был москвич, и потому Я враг Неве и невскому туману. Там (я весь ...
Входимость: 5. Размер: 66кб.
Часть текста: внизу Арагва, обнявшись с другой безыменной речкой, шумно вырывающейся из черного, полного мглою ущелья, тянется серебряною нитью и сверкает, как змея своею чешуею. Подъехав к подошве Койшаурской горы, мы остановились возле духана. Тут толпилось шумно десятка два грузин и горцев; поблизости караван верблюдов остановился для ночлега. Я должен был нанять быков, чтоб втащить мою тележку на эту проклятую гору, потому что была уже осень и гололедица, - а эта гора имеет около двух верст длины. Нечего делать, я нанял шесть быков и нескольких осетин. Один из них взвалил себе на плечи мой чемодан, другие стали помогать быкам почти одним криком. За моею тележкою четверка быков тащила другую как ни в чем не бывало, несмотря на то, что она была доверху накладена. Это обстоятельство меня удивило. За нею шел ее хозяин, покуривая из маленькой кабардинской трубочки, обделанной в серебро. На нем был офицерский сюртук без эполет и черкесская мохнатая шапка. Он казался лет пятидесяти; смуглый цвет лица его показывал, что оно давно знакомо с закавказским солнцем, и преждевременно поседевшие усы не соответствовали его твердой походке и бодрому виду. Я подошел к нему и поклонился: он молча отвечал мне на поклон и пустил огромный клуб дыма. - Мы с вами попутчики, кажется? Он...

© 2000- NIV