Cлово "НЕБЕСНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕБЕСНЫХ, НЕБЕСНОЙ, НЕБЕСНОГО, НЕБЕСНЫЕ

Входимость: 23.
Входимость: 18.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 11.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 23. Размер: 179кб.
Часть текста: в пределах ряда фольклорных (где мотив означает минимальную единицу сюжетосложения) и лит.-худож. произв. Мотив м. б. рассмотрен в контексте всего творчества одного или неск. писателей, к.-л. литературного направления или лит-ры целой эпохи, а также отдельного произведения. В поэзии воплощается в ведущих темах, символах, сюжетных ситуациях, образах. Мотивом нередко называют элементарную, неразложимую тематич. единицу произв. (см. Томашевский Б. В., Теория лит-ры. Поэтика, М. - Л., 1928, с. 136 и след.). Согласно др. определениям, мотив есть образное единство ситуации и действия; структурный элемент внешнего или внутр. процесса (последнее относится к лирике) (Верли М., Общее литературоведение, М., 1957, с. 144). Распространившись на сферу исследований индивидуального творчества и став актуальным аспектом совр. литературоведч. анализа, термин «мотив» все более утрачивает свое прежнее содержание, относившееся к формальной структуре произв.: из области «строгой» поэтики он переходит в область изучения мировоззрения и психологии писателя (или даже психологии творчества - В. Дильтей). Мотивами стали называть и характерные для поэта лирич. темы или комплекс чувств и переживаний, а также константные свойства его лирич. образа, независимо от того, находили ли они соответствующее выражение в к.-л. устойчивой словесной формуле. В этом формально незакрепленном смысле термин «мотив» широко используется в исследованиях поэзии и в совр. лермонтоведении, хотя мотивы поэзии Л. еще не стали предметом отд. монографич. анализа. Условность и недостаточная определенность...
Входимость: 18. Размер: 60кб.
Часть текста: и не менее исконномъ союзе составляютъ центральный моментъ его творчества. Какъ проявляется въ поэзіи Лермонтова эта двуединая тяга человека? Тутъ есть свои существенные нюансы по періодамъ. Можно различать три періода въ исторіи внутренняго развитія Лермонтова: первый приблизительно до 1832 г., второй обнимаетъ следующіе два-три года, третій начинается съ средины 30-хъ годовъ. _________ «Я былъ рожденъ съ безсонницей», читаемъ въ поэме «Сашка» (1836 г.) автобіографическое признаніе Лермонтова: Въ теченье долгой ночи, Бывало, безпокойно бродятъ очи, И жжетъ подушка влажное чело 1 . Его душа охотно блуждала «въ міре вымысла безъ пищи, какъ лаццарони или русскій нищій». «До времени отвыкнувъ отъ игры» и «презревъ детства милые дары», Лермонтовъ, какъ и его Сашка, «началъ думать, строить міръ воздушный, и въ немъ терялся мыслію послушной». «Лишенный возможности развлекаться обыкновенными забавами детей, онъ началъ искать ихъ въ самомъ себе», говорится о Саше Арбенине (въ отрывке повести:) «Воображеніе стало для него новой игрушкой». «Со дней младенчества» въ Лермонтове горелъ «пламень неземной» («На жизнь надеяться страшась»,...
Входимость: 14. Размер: 48кб.
Часть текста: А. Проблема нравственного идеала в лирике Лермонтова // Творчество М. Ю. Лермонтова: 150 лет со дня рождения, 1814—1964. — М.: Наука, 1964 . — С. 149—171. А. ГУРЕВИЧ Проблема нравственного идеала в лирике Лермонтова * Немногим более полувека назад Александр Блок писал, что не разгадан еще даже шифр, скрывающий клад лермонтовской поэзии 1 . Сейчас эта горькая мысль покажется, пожалуй, анахронизмом: среди обширной литературы о творчестве Лермонтова можно найти немало ярких и глубоких работ. Достаточно назвать хотя бы известные книги Н. Л. Бродского и Б. М. Эйхенбаума, С. Н. Дурылина и Л. Я. Гинзбург, Е. Н. Михайловой и Д. Е. Максимова или же вспомнить столь авторитетные сборники, как «Венок Лермонтову», «Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова», лермонтовские томы «Литературного наследства». Все это, конечно, составляет немалый и весьма ценный вклад в литературоведческую науку. И все же при чтении даже лучших статей и книг неизменно возникает ощущение, будто в творчестве великого поэта еще не прояснено нечто очень существенное. К числу наименее разработанных относится, в частности, и вопрос о нравственном идеале Лермонтова. Неоднократно обращаясь к этой проблеме, советские исследователи решали ее обычно в самой общей форме. Так, Е. Михайлова считает, что «утверждение человеческой личности было тем идеалом, которому Лермонтов оставался верен всю жизнь». В книге Д. Максимова можно прочесть, что «общими идеями, лежащими в основе поэзии...
Входимость: 13. Размер: 49кб.
Часть текста: о совершенном мироустройстве в целом. Для понимания лермонт. творчества Э. и. особенно важен: «пафос» его поэзии «заключается в нравственных вопросах о судьбе и правах человеческой личности» (Белинский, VII, 36). В последекабрьскую пору подлинной доминантой романтич. миросозерцания становится личностный принцип - обостренный интерес к внутр. миру человека, к его духовным «бореньям». На смену рационалистич. воззрениям, утверждавшим примат разума в сознании людей, приходит более сложная, диалектич. концепция личности, ощущение «сумеречности души». Человеческая натура мыслится как изначально двойственная, как арена беспрестан. борьбы добра и зла, темного и светлого, «земного» и «небесного» начал. Лучших мыслящих людей 30-х гг. манила неопределенно-возвышенная, но постоянная и страстная мечта об абсолютном разрешении трагич. противоречий жизни, о некоей высшей гармонии - социальной, духовной, нравственной. Творчество Л. стало голосом поколения, «поэтической исповедью русского интеллигента 1830-1840-х гг.» [Бродский (1)]. Однако Э. и. Лермонтова в сравнении с идеальными стремлениями даже лучших представителей поколения поражает безмерностью и бескомпромиссной категоричностью: поэт мечтает о бесконечности личного существования, о рае «земном» и рае «небесном». Символич. образ «неба», занимающий в творчестве Л. - особенно раннего периода - центр. место, воплощает максимализм нравств. установок Л., высоту его Э. и. Антитеза «небесного» и «земного» подчас предельна (Л., «казалось, принес землю на заклание небу», - Сакулин, с. 10). «Земное» у Л. прежде всего как бы синоним совр. об-ва, в к-ром господствуют...
Входимость: 11. Размер: 54кб.
Часть текста: Окрашенные религіознымъ чувствомъ, однимъ изъ наиболее глубокихъ и интимныхъ у человека, эти взгляды, безспорно, имеютъ очень важное значеніе для уясненія подлинной основы психической жизни нашего великаго поэта. Но, къ сожаленію, Лермонтовъ не принадлежалъ къ числу техъ писателей, которые, какъ напримеръ Гоголь или Л. Н. Толстой, вполне сознательно подошли къ основнымъ религіознымъ проблемамъ и постарались найти для нихъ определенныя решенія. Въ своемъ творчестве онъ нередко касался этихъ проблемъ, но лишь мимоходомъ, случайно, когда писалъ о чемъ-нибудь другомъ, едва ли думая при этомъ, что онъ даетъ здесь решеніе какого-либо религіознаго вопроса; поэтому говорить о его религіи, какъ строго определенной сумме воззреній, имъ самимъ приведенныхъ въ стройную систему, совершенно невозможно. Большую помощь могла бы оказать здесь біографія поэта, но она очень мало даетъ намъ по отношенію къ разбираемому вопросу. Известно, что Лермонтовъ былъ воспитанъ бабушкой, Е. А. Арсеньевой, въ традиціонномъ православіи; но мы не знаемъ, какъ онъ относился къ его догматамъ, культу и къ предписываемымъ церковью нормамъ поведенія. Въ 1830 г. поэтъ вместе съ бабушкой и другими лицами отправился на богомолье (въ Троицкую лавру и Воскресенскій монастырь); но что дало ему посещеніе святынь въ религіозномъ отношеніи? Всколыхнуло ли оно въ немъ какія-либо чувства? Вызвало ли его на серьезныя размышленія? У насъ нетъ никакихъ данныхъ для ответа. Объ интересе поэта къ религіознымъ вопросамъ, по крайней мере, въ последніе годы его жизни, свидетельствуетъ кн. В. Ѳ. Одоевскій, который велъ съ нимъ беседы по этимъ вопросамъ; но содержаніе этихъ беседъ, такъ же какъ и самые вопросы, опять-таки намъ неизвестны. Такимъ образомъ остаются одни произведенія Лермонтова, и только по нимъ мы должны составить представленіе о его религіи. Къ счастью, въ творчестве поэта затронуты все основные...

© 2000- NIV