Cлово "ШЕСТИСТОПНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШЕСТИСТОПНЫХ, ШЕСТИСТОПНОГО, ШЕСТИСТОПНОМУ, ШЕСТИСТОПНЫЕ

Входимость: 6.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 6. Размер: 35кб.
Часть текста: — по формуле рифмовки аВаВ: в последнем же стихотворении — наоборот, так что его формула рифмовки AbAb. «Звезда» и «Прощанье» имеют одни мужские рифмы — по строфической схеме abab, например: Прости, прости! О, сколько мук Произвести Сей может звук. (I, 280) Обнаруживаем мы в лермонтовской лирике и такие катрены перекрестной рифмовки, которые состоят из «чистых» трехстопных ямбов — весьма редкого в русской поэзии метра. Таковы строфы в шуточных и альбомных стихотворениях поэта: «А. А. Олениной» («Ах, Анна Алексевна...», 1839), «И. П. Мятлеву» («На наших дам морозных...», 1841), макароническом «А. А. Углицкой» (« Ma chère Alexandrine ...», 1841), французском «Quand je te vois sourire...» («Когда я вижу тебя улыбающейся», дата неизвестна) и в неоконченном «Он был в краю чужом...» (дата неизвестна), где происходит чередование женских и мужских клаузул. Такова же строфа «Молитвы» (1839), где перекрестно рифмуются дактилические и мужские окончания: В минуту жизни трудную Теснится ль в сердце грусть: Одну молитву чудную Твержу я наизусть...                     (II, 127) Однако наиболее часты в лермонтовских катренах перекрестной рифмовки четырехстопные ямбические стихи. Самой распространенной разновидностью этой строфической формы у Лермонтова является четверостишие, где нечетные женские рифмы сочетаются с четными мужскими — по схеме AbAb. Стихотворений, в которых применена именно такая...
Входимость: 4. Размер: 27кб.
Часть текста: работ о Лермонтове очень немногие посвящены анализу его стихотворного языка. Как это ни удивительно, лермонтовская строфика до сих пор не подвергалась обстоятельному исследованию. Разнообразные и оригинальные строфические формы, которые применял великий русский поэт, даже не описаны. Еще не выяснена их смысловая обусловленность, не рассмотрена ритмическая и звуковая структура, не раскрыта идейно-эмоциональная функция. До настоящего времени приходится говорить лишь об отдельных, частных наблюдениях, касающихся строфики Лермонтова. В XIX в. о лермонтовских строфах по сути вообще не писали. Ритмико-мелодическое своеобразие его лирики стало предметом конкретного литературоведческого исследования только с начала XX столетия. Однако ни Андрей Белый, определивший со статистической тщательностью ритмическую структуру четырехстопного ямба Лермонтова 1 , ни Д. Г. Гинцбург, оригинально и тонко проанализировавший музыкальную природу стихотворений поэта 2 , не сочли нужным обратиться к изучению его строфики. По всей вероятности, разыскания в этой области представлялись малообещающими. Во всяком случае, в юбилейном сборнике 1914 г. В. М. Фишер, автор достаточно интересной и серьезной статьи «Поэтика Лермонтова», утверждал следующее: « Строфами Лермонтов не любил стеснять себя... Он не разделял мнения Пушкина: Как весело стихи свои вести Под цифрами, в порядке, строй за строем... У Лермонтова один всего сонет , дважды использована онегинская строфа («Казначейша», «Моряк»), октав немного, и...
Входимость: 3. Размер: 18кб.
Часть текста: Пушкина сказывается в один из самых острых и критических моментов художественно-творческой эволюции Лермонтова — в период его перехода от романтизма к «поэзии действительности» — к художественному реализму. На 1833—1834 гг. падает кризис романтического миросозерцания Лермонтова. Яркое выражение этого кризиса — так называемые «юнкерские поэмы» («Гошпиталь», «Петергофский праздник», «Уланша», наконец — хотя написанная и позднее, через два года по окончании юнкерской школы, но по жанру полностью к ним примыкающая — «Монго»). В юнкерских поэмах прежде всего сталкиваемся с грубо циническим изображением любви, т. е. того, что составляло предмет самых возвышенных помыслов и эмоций юноши Лермонтова, автора романтических поэм, романтических драм, романтической прозы, романтической лирики. Содержание всех их взято из самой обычной повседневности. В них повествуется не об исключительных страстях, подвигах или преступлениях, а рассказываются бытовые юнкерские «подвиги» за бутылкой вина и проступки, заключающиеся в амурных похождениях, насчитывавшихся-десятками у реальных героев поэм — как известно, все персонажи их портретны, и в этом и заключалась их особая «соль» для той аудитории, для которой они были предназначены. Поэмы опубликовывались в юнкерском рукописном журнале; читатели их или прямо являлись самими героями поэм, или во всяком случае были лично и самым ближайшим образом с ними знакомы. Юнкерские поэмы, конечно, — еще не реализм; но во всяком случае они знаменуют собой шумное и озорное вторжение реальной действительности в мир патетико-романтических переживаний и страстей...
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Часть текста: написанном десятистишиями, — думе «Наполеон» (1830) — мы встречаемся с простейшей разновидностью этой строфы — соединением пяти пар пятистопных ямбических стихов со смежной мужской рифмовкой — по формуле aabbccddee: В неверный час, меж днем и темнотой, Когда туман синеет над водой, В час грешных дум, видений, тайн и дел, Которых луч узреть бы не хотел, А тьма укрыть, чья тень, чей образ там, На берегу, склонивши взор к волнам, Стоит вблизи нагбенного креста? Он не живой. Но также не мечта: Сей острый взгляд с возвышенным челом И две руки, сложенные крестом.                                                (I, 102) Значительно сложнее по конфигурации рифм, синтаксису и ритму стихотворение «Блистая, пробегают облака...» (1831). Оно также написано пятистопным ямбом с одними мужскими клаузулами (лишь последняя, десятая строка строфы — шестистопная), но здесь стихи сочетаются очень прихотливо — по необычной формуле рифмовки ababbccbdd. Вот первое десятистишие, показательное для всего произведения обилием ритмических переносов из стиха в стих, которые заметно усиливают динамичность и резко выделяют отдельные словесные группы: Блистая пробегают облака По голубому небу. Холм крутой Осенним солнцем озарен. Река Бежит внизу по камням с быстротой. И на холме пришелец молодой, Завернут в плащ, недвижимо сидит Под старою березой. Он молчит, Но грудь его подъемлется порой; Но бледный лик меняет часто цвет; Чего он ищет здесь? — спокойствия? — о нет!.                                                        (I, 196) Однако поэта больше привлекала иная, менее изысканная разновидность десятистишия — традиционная одическая строфа, которую он применил и в юношеском стихотворении «Когда в покорности...
Входимость: 3. Размер: 34кб.
Часть текста: твой на глупца походит...» (1829), «Моя мольба» («Да охранюся я от мушек...» (1830), «Эпитафия. (Утонувшему игроку)» (1830); новогодний мадригал «Бухариной» («Не чудно ль, что зовут вас Вера?..», 1831), состоящий из двух катренов четырехстопного ямба охватной рифмовки. Таковы стихотворения 1830 г.: «Эпитафия Наполеона», где внешняя пара стихов в строфе — пятистопный, а внутренняя — шестистопный ямб (формула рифмовки AbbA), и «Не говори: я трус, глупец!..» — твердая форма четверостишия четырехстопного ямба с внешней парой мужских и внутренней — женских стихов (формула рифмовки аВВа). Эту же строфическую конструкцию поэт повторяет в стихотворении «Нет, не тебя так пылко я люблю...» (1841), применив здесь пятистопный ямб: Нет, не тебя так пылко я люблю, Не для меня красы твоей блистанье: Люблю в тебе я прошлое страданье И молодость погибшую мою...                                   (II, 214) Другое замечательное произведение зрелого Лермонтова — «Утес» (1841) состоит из двух катренов охватной рифмовки пятистопных хореических стихов, имеющих сплошные женские клаузулы (по...

© 2000- NIV