Cлово "ЮГ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЮГА, ЮГЕ, ЮГУ, ЮГОМ

Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 21кб.
Часть текста: времени в российской истории», с жаром развивали скептические взгляды своего профессора в разработке древней русской истории, высоко ценя своего учителя. Так, рецензент брошюры Сергея Скромненко (Сергея Строева), написанной против Сенковского как автора статьи о скандинавских сагах в «Библиотеке для чтения», 1834, № 1 1 , писал о «новейшей исторической школе, основанной достопочтенным профессором Каченовским, которую мы желали бы назвать школой московской. Она, подобно философии Декарта, матери всех новейших исследований и открытий, начинает с благоразумного сомнения и идет к истине путем отрицания» («Телескоп», 1834, № 13, стр. 206). Влияние лекций Каченовского сказалось на исторических воззрениях университетских товарищей Лермонтова — на Белинском, Станкевиче 2 , на воззрениях его бывшего пансионского товарища Сергея Строева 3 . Известное утверждение Лермонтова о том, что у России нет прошедшего, питалось скептической школой Каченовского и «Телескопом», где редактор этого журнала Надеждин неоднократно касался исторического прошлого России в том же скептическом духе. Товарищ Лермонтова А. Д. Закревский, чьи интересы к общей истории мы только что отметили, не мог не откликнуться на горячие диспуты между московскими профессорами, которые на своих лекциях полемизировали друг с другом, заставляя студентов или становиться на одну из боровшихся сторон, или вырабатывать свое самостоятельное отношение к трактовавшимся вопросам. Я ...
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Часть текста: бурь твоих порыв мятежной; На севере в стране тебе чужой Я сердцем твой, - всегда и всюду твой!... 2 Твоих вершин зубчатые хребты Меня носили в царстве урагана, И принимал меня лелея ты В объятия из синего тумана. И я глядел в восторге с высоты, И подо мной как остов великана, В степи обросший мохом и травой, Лежали горы грудой вековой. 3 Над детской головой моей венцом Свивались облака твои седые; - Когда по ним катался гром, И пробудясь от сна, как часовые, Пещеры откликалися кругом, Я понимал их звуки роковые, Я в край надзвездный пылкою душой Летал на колеснице громовой!... 4 Моей души не понял мир - ему Души не надо. В мрак ее глубокой Как вечности таинственную тьму Ничье живое не проникнет око. И в ней-то недоступные уму Живут воспоминанья о далекой Святой земле... ни свет, ни шум земной Их не убьет... я твой! я всюду твой!... ГЛАВА ПЕРВАЯ I Между Машуком и Бешту, назад Тому лет тридцать, был аул, горами Закрыт от бурь и вольностью богат. - Его уж нет. Кудрявыми кустами Покрыто поле: дикий виноград Цепляясь вьется длинными...
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Часть текста: Они меня в младенчестве носили И к небесам пустыни приучили. И долго мне мечталось с этих пор Всё небо юга да утесы гор. Прекрасен ты, суровый край свободы, И вы, престолы вечные природы, Когда, как дым синея, облака Под вечер к вам летят издалека, Над вами вьются, шепчутся, как тени, Как над главой огромных привидений Колеблемые перья, — и луна По синим сводам странствует одна. 2 Как я любил, Кавказ мой величавый, Твоих сынов воинственные нравы, Твоих небес прозрачную лазурь И чудный вой мгновенных, громких бурь, Когда пещеры и холмы крутые Как стражи окликаются ночные; И вдруг проглянет солнце, и поток Озолотится, и степной цветок, Душистую головку поднимая, Блистает, как цветы небес и рая... В вечерний час дождливых облаков Я наблюдал разодранный покров; Лиловые, с багряными краями, Одни еще грозят, и над скалами Волшебный замок, чудо древних дней, Растет в минуту, но еще скорей Его рассеет ветра дуновенье! Так прерывает резкий звук цепей Преступного страдальца сновиденье, Когда он зрит холмы своих полей... Меж тем белей, чем горы снеговые, Идут на запад облака другие И, проводивши день, теснятся в ряд, Друг через друга светлые глядят Так весело, так пышно и беспечно, Как будто жить и нравиться им вечно!.. 3 И дики тех ущелий племена, Им бог — свобода, их закон — война, Они растут среди разбоев тайных, Жестоких дел и дел необычайных; Там в колыбели песни матерей Пугают русским именем детей; Там поразить врага не преступленье; Верна там дружба, но вернее мщенье; Там за добро — добро, и кровь — за кровь, И ненависть безмерна, как любовь. 4 Темны преданья их. Старик чеченец, Хребтов Казбека бедный уроженец, Когда меня чрез горы провожал, Про старину мне повесть рассказал. Хвалил людей минувшего он века, Водил меня под камень Росламбека; Повисший над извилистым путем, Как будто бы удержанный аллою На воздухе в падении своем, Он весь оброс зеленою травою, И, не боясь, что камень упадет, В его тени, храним от непогод, Пленительней, чем голубые очи У нежных дев...
Входимость: 3. Размер: 81кб.
Часть текста: черед. Печален ли, бывало, тотчас скажет, Когда же весел, счастлив — глаз не кажет. Не раз от скуки он свои мечты Мне поверял и говорил мне «ты»; Хвалил во мне, что прочие хвалили, И был мой вечный визави в кадрили. 3 Он был мой друг. Уж нет таких друзей... Мир сердцу твоему, мой милый Саша! Пусть спит оно в земле чужих полей, Не тронуто никем, как дружба наша В немом кладбище памяти моей. Ты умер, как и многие, без шума, Но с твердостью. Таинственная дума Еще блуждала на челе твоем, Когда глаза сомкнулись вечным сном; И то, что ты сказал перед кончиной, Из слушавших не понял ни единый. 4 И было ль то привет стране родной, Названье ли оставленного друга, Или тоска по жизни молодой, Иль просто крик последнего недуга — Как разгадать? Что может в час такой Наполнить сердце, жившее так много И так недолго с смутною тревогой? Один лишь друг умел тебя понять И ныне может, должен рассказать Твои мечты, дела и приключенья — Глупцам в забаву, мудрым в поученье. 5 Будь терпелив, читатель милый мой! Кто б ни был ты: внук Евы иль Адама, Разумник ли, шалун ли молодой, — Картина будет; это — только рама! От правил, утвержденных стариной, Не отступлю — я уважаю строго Всех стариков, а их теперь так много... Не правда ль, кто не стар в осьмнадцать лет, Тот, верно, не видал людей и свет, О наслажденьях знает лишь по слухам И предан был учителям да мукам. 6 Герой наш был москвич, и потому Я враг Неве и невскому туману. Там (я весь мир в свидетели возьму) Веселье вредно русскому карману, Занятья вредны русскому уму. Там жизнь грязна, пуста и молчалива, Как плоский берег Финского залива. Москва — не то: покуда я живу, Клянусь, друзья, не разлюбить Москву. Там я впервые в дни надежд и счастья Был болен от любви и любострастья. 7 Москва, Москва!.. люблю тебя, как сын, Как русский, — сильно, пламенно и нежно! Люблю священный блеск твоих седин И этот Кремль зубчатый, безмятежный. Напрасно думал чуждый властелин С тобой, столетним русским...
Входимость: 2. Размер: 15кб.
Часть текста: Э. де Барантом. Одна из причин дуэли — явное предпочтение, которое оказывала Лермонтову молодая и интересная вдова, княгиня Мария Алексеевна Щербатова. К сожалению, об этой замечательной женщине нам известно очень мало. Ей было двадцать лет, и, по словам Лермонтова, она была «такая, что ни в сказке сказать, ни пером написать». 1 М. И. Глинка в своих записках отозвался о ней: « ... была прелестна, но не красавица, была видная, статная и чрезвычайно увлекательная женщина». 2 Судьба Щербатовой (урожд. Штерич) сложилась драматично. Муж ее скончался через год после женитьбы. Через несколько дней после смерти мужа родился ребенок, который умер двухгодовалым 1 марта 1840 г. 3   Лермонтов был влюблен в Щербатову и в 1838 — 1840 гг. часто бывал у нее в Петербурге, а летом в Павловске. Многие современники считали, что Лермонтов собирался на ней жениться. После дуэли Лермонтова с Барантом Щербатова уехала в Москву. Перед отъездом она простилась с поэтом. Об этом свидании сообщил позднее биографам Лермонтова начальник караула дежурный офицер Горожанский, который,...

© 2000- NIV