Cлово "БЕСТУЖЕВА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: БЕСТУЖЕВ, БЕСТУЖЕВЫХ, БЕСТУЖЕВУ, БЕСТУЖЕВЫМ

Входимость: 18.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 8.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 18. Размер: 62кб.
Часть текста: Таким образом альбом А. А. Капнист был введен в научный оборот и зафиксирован как один из документов, связанных с историей декабристского движения. Между тем значение этого альбома как мемуарного источника гораздо шире. Весьма интересный материал найдет в нем, например, биограф Лермонтова — имя поэта достаточно часто встречается на страницах альбома, подаренного А. А. Капнист. Эти упоминания, в большинстве своем уже известные по печатному тексту «Записок» Н. И. Лорера, 3 вновь обращают на себя внимание: их контекстуальный анализ, осмысление в системе прочих альбомных записей заставляют пересмотреть некоторые принятые точки зрения, в частности иначе оценить ранее опубликованные воспоминания Лорера о Лермонтове — один из важнейших источников, на основе которых могут быть решены вопросы об отношении декабристов к Лермонтову, об их восприятии личности поэта нового поколения, которое пришло на смену «героям начала века». «С первого шага нашего знакомства Лермонтов мне не понравился, — читаем в воспоминаниях Лорера. — Я был всегда счастлив нападать на людей симпатичных, теплых, умевших во всех фазисах своей жизни сохранить благодатный пламень сердца, живое сочувствие ко всему высокому, прекрасному, а говоря с Лермонтовым, он показался мне холодным, желчным, раздражительным и ненавистником человеческого рода вообще, и я должен был показаться ему мягким добряком, ежели он заметил мое душевное спокойствие и забвение всех зол, мною претерпенных от правительства. До сих пор не могу отдать себе отчета, почему мне с ним было как-то неловко,...
Входимость: 12. Размер: 37кб.
Часть текста: ОБЩЕЙ ТЕТРАДИ» ЛЕРМОНТОВА (1829) Конспект « Лекций исторических » ПУБЛИКАЦИЯ П. Р. ЗАБОРОВА О пребывании М. Ю. Лермонтова в московском университетском Благородном пансионе (сентябрь 1828 — апрель 1830) нам известно немного. Несмотря на все усилия его биографов, мы располагаем лишь весьма ограниченным кругом печатных сведений и архивных материалов, относящихся к этому периоду, сравнительно короткому, но необычайно важному в истории формирования Лермонтова — человека и поэта. 1 Тем удивительнее, что находящийся с давних пор в поле зрения исследователей рукописный источник — общая тетрадь, которую Лермонтов вел на протяжении 1829 г., будучи воспитанником пятого класса, — до настоящего времени использована в самой незначительной мере. Тетрадь эта (хранящаяся в Отделе рукописей Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина) содержит записи по нескольким учебным дисциплинам — латинскому, французскому и немецкому языкам, а также по всеобщей истории. Для лермонтоведов почти все эти записи представляют несомненный интерес: едва ли не каждая из них что-нибудь добавляет к характеристике Лермонтова-пансионера, но наибольшую ценность с этой точки зрения имеет конспект десяти лекций по всеобщей истории, занимающий не менее двадцати тетрадных страниц. Ранее опубликован был текст лишь первой из этих лекций с присоединенным к нему...
Входимость: 11. Размер: 40кб.
Часть текста: Дмитревского ныне впервые вводится в биографию Лермонтова. 1 В Центральном государственном историческом архиве Грузинской ССР (Тбилиси) хранятся некоторые материалы, проливающие свет на его жизнь и деятельность. В одном из документов он сам сообщает биографические сведения о себе. Вот «Докладная записка титулярного советника Дмитревского» от 26 января 1838 г., поданная главно-управляющему Грузией барону Г. В. Розену: «Состоя на службе, я находился во время бывшей с турками войны 1828 и 1829 годов в княжествах Молдавии и Валахии, где перенес несколько усвоенных тамошним климатом желчных лихорадок, положил начало расстройству моего здоровья. По окончании же польской кампании в 1832 году прибыл я на службу в Грузию; здесь после трех климатических желчных горячек страдаю, наконец, мучительными болезненными припадками, от которых, по словам медиков, знающих состояние моего здоровья, не иначе могу избавиться, как поездкою на Минеральные воды. Не имея к тому без состояния никаких средств, я осмеливаюсь беспокоить особу Вашего высокопревосходительства всепокорнейшею просьбою о исходатайствовании мне четырехмесячного отпуска с оставлением при мне получаемого мною жалованья и с выдачею не в зачет годового оклада. Милость эта будет мне наградою за свыше десятилетнюю мою беспорочную в классных чинах службу и поощрением на дальнейшее продолжение оной. При сем имею честь представить докторское свидетельство о состоянии моего...
Входимость: 11. Размер: 9кб.
Часть текста: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я БЕСТУЖЕВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ БЕСТУЖЕВ Александр Александрович (псевд. Марлинский) (1797-1837), рус. писатель, декабрист. Издавал (совм. с К. Ф. Рылеевым) альм. «Полярная звезда» (1823-25). После 14 дек. 1825 был сослан, затем служил рядовым в действ. армии на Кавказе. В 30-е гг., выступая под псевд. «Марлинский», получил широкую популярность как автор светских и «кавказских» повестей и рассказов. В творчестве раннего Л. есть следы внимат. чтения 1-й гл. стихотв. «повести» Б. «Андрей, князь Переяславский» (отд. изд. 1828); фрагменты из нее интерполированы Л. в поэмы «Кавказский пленник» (1828, строки 165-70, 263-65) и «Корсар» (1828, строки 171-172; парафраза - строки 179-82), реминисценция - в «Парусе» (1832; строка «Белеет парус одинокий»). Отмеченные в лит-ре фразеологич. параллели в «Узнике» (1837), «Мцыри» (1840) и др. - проблематичны. А. А. Бестужев (Марлинский). Акварель Н. А. Бестужева. 1828. В 1831 Л. перерабатывает в стих. «Надежда» развернутую метафору из повести Б. «Изменник» (1825). В 1832 Л. читал в «Московском телеграфе» «кавказскую быль» Б. «Аммалат-Бек» (1831); несомненная реминисценция из нее - строка 285 в «Измаил-Бее» (1832). Возможно, самый выбор в качестве героя «ренегата» (черкес. князя, воспитанного среди русских и отвергнутого своей средой) осуществился не без воздействия повестей Б. Сохранились 4 рис. Л. по мотивам...
Входимость: 8. Размер: 56кб.
Часть текста: записки», печатая «Бэлу», одновременно приветствуют появление «Мулла-Нура» и «Мести» 2 . В конце 30-х — начале 40-х годов появляется длинная вереница подражателей Марлинского 3 . Отпечаток его поэтики носят и несомненно талантливые произведения. В 1838—1839 гг. Белинский ведет борьбу со «вторым Марлинским» — П. П. Каменским; в 1840 г. он замечает о сочинении Н. Мышицкого «Сицкий, капитан фрегата»: «Новое произведение литературной школы, основанной Марлинским — не тем он будь помянут!» (IV, 383). Еще через два года он выделяет особый разряд «второстепенных, патетических романов», живописующих «растрепанные волосы, всклокоченные чувства и кипящие страсти», основателем которого был «даровитый Марлинский» (VI, 32). Наконец, в рецензии на сочинения Зенеиды Р-вой (Е. А. Ган) он характеризует повесть «Джеллаледин» (1838) как отзывающуюся «марлинизмом» «по завязке и по колориту» (VII, 672). Последнее замечание особенно интересно. Оно показывает, что для Белинского 1843 г. «марлинизм» не равнозначен «экзальтированности», но составляет особый литературный стиль с некими устойчивыми структурными элементами. «Герой нашего времени», вышедший в первом издании в 1840 г., застал расцвет этого «марлинического» стиля. Критическое наследие Бестужева-Марлинского дает в известной мере ключ к его поэтике. Литературный герой для него нормативен и исключителен; его деятельность определяется жесткими этическими правилами. Так как моральный кодекс задан герою изначала, можно с большой степенью вероятности определить, как он будет вести себя в разных сюжетных ситуациях. Деятельность его протекает в «свете», где индивидуальность нивелирована и моральные критерии...

© 2000- NIV