Cлово "МАКСИМЫЧ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАКСИМЫЧУ, МАКСИМЫЧЕМ, МАКСИМЫЧА, МАКСИМЫЧЕ

Входимость: 405.
Входимость: 202.
Входимость: 53.
Входимость: 50.
Входимость: 39.
Входимость: 35.
Входимость: 33.
Входимость: 30.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 405. Размер: 229кб.
Часть текста: все еще остается для вас загадочною» (1). Сам способ особым образом кодировать свои произведения был характерен для Лермонтова. Эту мысль об особом зашифрованном стиле Лермонтова говорит Б. Эйхенбаум: «Лермонтов, действительно, зашифрован…» (2). Видный лермонтовед считает, что: «многое не только не оценено, но даже и не прочитано так, как должно было бы прочитано» (3). Как же могло, получится, что роман Лермонтова оказался непонятым? Одной из причин невозможности проследить «изнутри» ход работы писателя над своим произведением стала потеря оригинала и черновиков рукописи повести «Бэла». Отсутствие его правки и редактирования не позволило исследователям заглянуть в лабораторию писателя и понять истинный ход его мысли. Большая опасность в толковании текста Лермонтова поджидала исследователей и в неправильных методах анализа. Они не применяли метод интерпретации текста. Более того, многие объявляли его антинаучным. Вероятно, для того, чтобы противопоставить себя западу, где как раз метод интерпретации является наиболее распространенным. Научный анализ текста должен основываться на интерпретации смыслов художественного произведения. Выявление и анализ различных смыслов, заложенных в романе, позволяет наиболее точно подойти к авторскому замыслу, воспроизвести главную, концептуальную идею произведения. Историю Бэлы рассказывает Максим Максимыч, события преподносятся с его точки зрения, а между тем, чтобы достичь уровня идей Лермонтова, надо раздвинуть рамки рассказа штабс-капитана, оценить с разных точек зрения – с позиции Печорина, офицера-повествователя, читателя. Мы приглашаем читателя к поиску истины, к принципиально новому прочтению повести. Наше исследование позволяет говорить о научном открытии, которое еще не знала не только русская, но и мировая литература, ибо впервые писатель создал такое художественное произведение, которое необходимо разгадывать. Данное исследование — это не ...
Входимость: 202. Размер: 113кб.
Часть текста: » Выявление художественного подтекста в повести «Бэла» позволяет по-новому взглянуть на поступки героев и дать новую интерпретацию их характеров. Максим Максимыч рассказывает повествователю, что недалеко от крепости жил «мирной князь». Находясь во враждебной среде, штабс-капитан понимал, как важно поддерживать дружественные связи с близлежащими аулами. Такие аулы, как правило, считались мирными, то есть, брали на себя обязательство не чинить нападений на русские войска. Однако в любой момент они могли изменить своим обязательствам и поддержать враждебные русским повстанческие отряды. Поэтому, важно было иметь личные отношения. Максим Максимыч сблизился с князем и стал его кунаком. По приглашению князя он отправился на свадьбу, когда тот выдавал старшую дочь. В качестве своего спутника он взял Печорина. Это было прекрасное развлечение в скучной жизни офицеров. Образ Максима Максимыча прочно вошел в сознание русского, а затем и российского читателя, как образец доброго и простодушного офицера. Так ли это? Давайте более внимательно приглядимся к поведению...
Входимость: 53. Размер: 16кб.
Часть текста: Максимыча в трагических событиях гибели Бэлы и переменил к нему отношение. Н. Долинина не может найти объяснения новому отношению Печорина, она только задает вопрос, который остается без ответа: «…он вчера не поторопился и сегодня чуть не уехал… Что же это значит?» [Долинина 1985: 222]. Это может означать только одно - Печорин перестал уважать Максима Максимыча. Он не хочет разговаривать с убийцей Бэлы. Он знает истинную цену этого «русского добряка». И только природная мягкость, и истинная человечность заставляют его все-таки дождаться штабс-капитана и даже пожать руку. Если не знать подлинной роли Максима Максимыча в гибели Белы, то можно ошибочно рассматривать Печорина, как человека бессердечного и эгоистического, предавшего бывшую дружбу. Но если знать что совершил штабс-капитан, то необходимо признать, что ему надо не сочувствовать, а осуждать. Печорину не приносит удовольствие видеть страдания Максима Максимыча, но он не забывает смерть девушки, которая лежит на совести Максима Максимыча. Это и есть объяснение причины, которая заставила Печорина холодно встретить своего бывшего сослуживца, когда тот хотел «кинуться ему на шею». Эта «другая причина» заключается в том, что Печорин знает и понимает, что совершил Максим Максимыч во время погони за Казбичем. Он осуждает его поведение, поэтому он и не желает проявлять лицемерное чувство дружбы к человеку, которого не считает своим другом. А ведь было время, когда у него был другой взгляд на Максима Максимыча, когда он был с ним в приятельских отношениях: «Ведь у нас все давно пополам» - говорил Печорин. Перемена, которая случилась с Печориным, связана с его новым взглядом на Максима Максимыча, а не с проявлением...
Входимость: 50. Размер: 43кб.
Часть текста: «Герой нашего времени» стал новым решением проблемы русского романа и дал начало дальнейшему его развитию у Тургенева, Толстого, Достоевского. Лермонтов соединил такие характерные для 1830-х годов жанры, как путевой очерк, рассказ на биваке, светская повесть, кавказская новелла. «Герой нашего времени» был выходом за пределы этих малых жанров — по пути к объединяющему их жанру романа. Роману Лермонтова, особенно повести «Княжна Мери», непосредственно предшествовал стихотворный роман Пушкина «Евгений Онегин». Но между этими двумя романами есть существенное различие: у Лермонтова — углубленный психологический анализ, раскрытие современного ему человека изнутри, а Пушкин рассматривает героя времени внешне, как бы со стороны и несколько менее детально. Сопоставляя «Героя нашего времени» с «Евгением Онегиным» в статье 1840 года, Белинский писал: «Онегин для нас уже прошедшее и прошедшее невозвратно». Печорин — «...это Онегин нашего времени, герой нашего времени. Несходство их между собой гораздо меньше расстояния между Онегою и Печорою». Разница, однако, существенна: «Этот человек не равнодушно, не апатически несет свое страдание: бешено гоняется он за жизнью, ища ее повсюду; горько обвиняет он себя в своих заблуждениях. В нем неумолчно раздаются внутренние вопросы, тревожат его, мучат, и он в рефлексии ищет их разрешения: подсматривает каждое движение своего сердца, рассматривает каждую мысль свою. Он сделал из себя любопытный предмет для своих наблюдений и, стараясь быть как можно искреннее в своей исповеди, не только откровенно признается в своих недостатках, но еще и выдумывает небывалые или ложно истолковывает самые естественные свои движения» ( Белинский. Т. 4. С. 265—266). Содержание романа позволяет...
Входимость: 39. Размер: 41кб.
Часть текста: языке. Лексика «Героя нашего времени» свободна от архаизмов и церковно-славянизмов. Ориентируясь на лексику и синтаксис общелитературного языка, Лермонтов тонко использует стилистическую роль каждого из явлений этого общелитературного языка. Лермонтов достиг в «Герое нашего времени» той сложной простоты в языке, которая не удавалась никому из предшествующих писателей-прозаиков, кроме Пушкина. В романе Лермонтова язык русской прозы достиг такой точки развития, начиная с которой возможно было использовать языковые средства для тончайшей психологической характеристики, — недостижимая задача для всей предшествующей литературы, за исключением Пушкина. В то же время Лермонтов прокладывал дорогу для «большого» психологического романа Тургенева и Толстого. Язык «Героя нашего времени» прост на первый взгляд, но всю эту сложную простоту великолепно понимал еще Чехов, который писал: «Я не знаю языка лучше, чем у Лермонтова. Я бы так сделал: взял его рассказ и разбирал бы, как разбирают в школах, — по предложениям, по частям предложения ... Так бы и учился писать» («Русская мысль», 1911, кн. 10, стр. 46). 2 Так, например, при всей своей кажущейся простоте повесть «Бэла» довольно сложна как по композиции и стилю, так и по языку. Повесть обрамлена рассказом автора, едущего из Тифлиса в Коби. Авторский рассказ перебивает собою...

© 2000- NIV