Cлово "ПЕЙЗАЖ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПЕЙЗАЖА, ПЕЙЗАЖИ, ПЕЙЗАЖАМИ, ПЕЙЗАЖЕЙ

Входимость: 137.
Входимость: 20.
Входимость: 11.
Входимость: 9.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 137. Размер: 90кб.
Часть текста: конца XVIII — начала XIX века была посвящена изображению сцен как бы намеренно разыгранных на лоне природы. Томные пастушки, стада тучных коров и белоснежных кудрявых овец, галантные кавалеры с разодетыми дамами и т. п. — все это теряется в роскошных рощах, на просторах лугов и цветников 1 . Очевидно, что природа в этих картинах — главное, основное, а люди только одна из принадлежностей обстановки. Разноцветные одежды толпы, резвящейся или чинно гуляющей, являются то контрастом, то оттенком к основному фону, к тонам природы. Тут же идет и сопоставление размеров — громадные, могучие деревья подавляют маленьких людей, их слабость ярко контрастируется мощью стволов, ветвей и листьев гигантов, символизирующих вечную силу и нетленность природы — по сравнению с бренностью человеческого существования. Эти пейзажи отличаются как буйством природы, так и буйством красок, они построены или на нарочито контрастных сочетаниях или на неожиданной для глаза гармонии и симметрии тонов и оттенков, делающих изображение каким-то зыбким, неверным в своих очертаниях, как бы подернутым дымкой. Эти пейзажи волнуют или, напротив, как-то умиротворяюще действуют на зрителя, становящегося соучастником таинства художника, уловившего и передавшего трепетное волнение жизни или ее успокоительные для души, таинственные, но понятные речи. Так в пейзаж входит не просто изображение природы, но и чувство художника, его отношение к тому, что он пишет. Литература, вдохновленная сентиментально-романтическими идеями, опиралась прежде всего на живописную традицию в изображении природы. Лермонтов пошел в ранней прозе ...
Входимость: 20. Размер: 35кб.
Часть текста: живописного наследия Лермонтова он оказался еще более суровым, чем его предшественники: «Сколько часов отдал Лермонтов своему живописному прилежанию, — этим маслам, акварелям, туши, — „Воспоминанию о Кавказе“ < ... > „Валерику“, „Штурму Варшавы“, „Красному Селу“ и так далее! Он очень старался, он выписывал листочки на деревьях, пуговицы на мундирах, он лощил картины, как заправский эпигон академической школы, — но его трагическая муза должна была в эти часы тяжело смыкать веки, чтоб не видеть, что делал у ее ног маленький армейский поручик Лермонтов». В оценке живописи Лермонтова критерием автору книги служили пушкинские рисунки. Беда Лермонтова, по мнению А. Эфроса, заключалась в том, что он не «вернулся к Пушкину»; лишь там, где Лермонтов «оставался в золотых пушкинских границах», рисунки его «дышат такой же неукротимой жизнью, как и его поэзия». Но и эти рисунки «не достигают прелести и чистоты пушкинских рисунков, потому что они всегда искажены приемами профессионализма — слишком ловкой линией, слишком щегольской моделировкой, слишком картинной композицией ... ». 2 Здесь что ни слово, то формула, требующая пояснений. Что подразумевается под «ловкой линией», «щегольской моделировкой» и «картинной композицией» — понятиями, отдающими крайним субъективизмом? Более чем странно, что для определения пафоса рисунков Лермонтова у автора книги о рисунках Пушкина иных слов не...
Входимость: 11. Размер: 41кб.
Часть текста: общелитературного языка, Лермонтов тонко использует стилистическую роль каждого из явлений этого общелитературного языка. Лермонтов достиг в «Герое нашего времени» той сложной простоты в языке, которая не удавалась никому из предшествующих писателей-прозаиков, кроме Пушкина. В романе Лермонтова язык русской прозы достиг такой точки развития, начиная с которой возможно было использовать языковые средства для тончайшей психологической характеристики, — недостижимая задача для всей предшествующей литературы, за исключением Пушкина. В то же время Лермонтов прокладывал дорогу для «большого» психологического романа Тургенева и Толстого. Язык «Героя нашего времени» прост на первый взгляд, но всю эту сложную простоту великолепно понимал еще Чехов, который писал: «Я не знаю языка лучше, чем у Лермонтова. Я бы так сделал: взял его рассказ и разбирал бы, как разбирают в школах, — по предложениям, по частям предложения ... Так бы и учился писать» («Русская мысль», 1911, кн. 10, стр. 46). 2 Так, например, при всей своей кажущейся простоте повесть «Бэла» довольно сложна как по композиции и стилю, так и по языку. Повесть обрамлена рассказом автора, едущего из Тифлиса в Коби. Авторский рассказ перебивает собою повествование Максима Максимыча и делит его на две части. Центральным же ядром повести является рассказ Максима Максимыча. В свою очередь в первую часть повествования Максима Максимыча включен рассказ Казбича о том, как он спасался от казаков; во второй части Максим Максимыч передает рассказ-автохарактеристику Печорина. Этой композиционной сложности повествования соответствует и ее стилистическая сложность. Каждое из действующих лиц-рассказчиков вносит свой речевой стиль, и все эти речевые стили сплавлены в одно сложное целое. Индивидуальные речевые...
Входимость: 9. Размер: 61кб.
Часть текста: не оказал. Поскольку романтизм в предшествующую эпоху наложил свой отпечаток на язык поэзии, в частности на творчество самого Лермонтова, естественно, что «Вадим», этот первый опыт Лермонтова-прозаика, заключал в себе особенности, уже имевшиеся в романтической поэзии. Рисуя в «Вадиме» эпоху пугачевского восстания, Лермонтов не столько стремится к объективной передаче событий, сколько выдвигает на первый план свое личное, авторское отношение как к событиям, так и к героям. В языке и стиле «Вадима» это ярко выраженное авторское отношение к действительности — что было свойственно романтикам — сказывается с особой силой. Например, говоря, что «на его (Вадима) ресницах блеснула слеза», Лермонтов прибавляет: «может быть первая слеза — и слеза отчаяния!» (т. V, стр. 6) 1 . Описывая жизнь Ольги, Лермонтов замечает иронически: «Какая занимательная, полная жизнь, не правда ли?» (стр. 10). Лермонтов подчеркивает эту авторскую ремарку, оттеняющую его отношение к описываемому. В отступлениях Лермонтов постоянно обращается к читателю, нарушая эпичность повествовательного тона. Глава IX, например, начинается так: «Кто из вас бывал на берегах светлой Оки? — кто из вас...
Входимость: 7. Размер: 16кб.
Часть текста: П., наследующий традицию поэзии декабристов, несущий «политическую» семантику: напр., зимние приметы России осмысливаются как гражд. «скованность», несвобода (стих. «Монолог», 1829). П. в таких, правда редких, случаях не разработан, его второй план поддержан «словами-сигналами» (термин Г. А. Гуковского). Показательно стих. «Жалобы турка» («Ты знал ли дикий край...»), где общеевроп. модель пейзажной лирики («Ты знаешь край...» - см. "Песня Миньоны" И. В. Гёте и вступление к поэме «Абидосская невеста» Дж. Байрона) предстает как бы в перевернутом виде; место П. занимает политич. инвектива; П.-зачину отведено всего две строки, да и те выполняют иносказат. функцию. Второй, преобладающий вариант - П.-сравнение, приобретающий значение лишь в рамках «психологического параллелизма», явного или скрытого. Бури в природе соотнесены с бурями душевного мира в стих. «Гроза» (1830), «Песня» («Желтый лист о стебель бьется», 1831), «К***» («Не думай, чтоб я был достоин сожаленья», 1830). Характерно пристрастие раннего Л. к «бурному» П.; прямая декларация связи демонизма и «бурной природы» в стих. «Мой демон» (1830-31): «Собранье зол его стихия; / Носясь меж темных облаков, / Он любит бури роковые / И пену рек и шум дубров; / Он любит пасмурные ночи, / Туманы, бледную луну...». Представляя собой романтич. традицию (прежде всего байроническую), лермонт. П. здесь собирателен и абстрактен; поэт не вглядывается в предмет, а окидывает мироздание единым взором. Еще...

© 2000- NIV