Cлово "ШАЙКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШАЙКИ, ШАЙКУ, ШАЙКЕ, ШАЙКОЙ

Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 30кб.
Часть текста: времени. Княжна Мери (страница 3) Журнал Печорина II Княжна Мери (страница 3) 5-го июня. За полчаса до бала явился ко мне Грушницкий полном сиянии армейского пехотного мундира. К третьей пуговице пристегнута была бронзовая цепочка, на которой висел двойной лорнет; эполеты неимоверной величины были загнуты кверху в виде крылышек амура; сапоги его скрипели; в левой руке держал он коричневые лайковые перчатки и фуражку, а правою взбивал ежеминутно в мелкие кудри завитой хохол. Самодовольствие и вместе некоторая неуверенность изображались на его лице; его праздничная наружность, его гордая походка заставили бы меня расхохотаться, если б это было согласно с моими намерениями. Он бросил фуражку с перчатками на стол и начал обтягивать фалды и поправляться перед зеркалом; черный огромный платок, навернутый на высочайший подгалстушник, которого щетина поддерживала его подбородок, высовывался на полвершка из-за воротника; ему показалось мало: он вытащил его кверху до ушей; от этой трудной работы, ибо воротник мундира был очень узок и беспокоен, лицо его налилось кровью. - Ты, говорят, эти дни ужасно волочился за моей княжной? - сказал он довольно небрежно и не глядя на меня. - Где нам, дуракам, чай пить! - отвечал я ему, повторяя любимую поговорку одного из самых ловких повес прошлого времени, воспетого некогда Пушкиным. - Скажи-ка, хорошо на мне сидит мундир?.. Ох, проклятый жид!.. как под мышками? режет!.. Нет ли у тебя духов? - Помилуй, чего тебе еще? от тебя и так уж несет розовой помадой... - Ничего. Дай-ка сюда... Он налил себе полсклянки за галстук, в носовой платок, на...
Входимость: 2. Размер: 6кб.
Часть текста: себя; не потерять доверенность, которую имел к душе своей... одну добрую вещь скажу вам: наконец я догадался, что не гожусь для общества, и теперь больше, чем когда-нибудь; вчера я был в одном доме NN, где, просидев 4 часа, я не сказал ни одного путного слова; — у меня нет ключа от их умов — быть может, слава богу! — Вашей комиссии я еще не исполнил, ибо мы только вчера перебрались на квартеру. — Прекрасный дом — и со всем тем душа моя к нему не лежит; мне кажется, что отныне я сам буду пуст, как был он, когда мы взъехали. — Пишите мне, что делается в странах вашего царства? как свадьба? всё ли вы в Средникове или в Москве: чай, Александра Михайловна да Елизавета Александровна покою не знают, всё хлопочут! — Странная вещь! только месяц тому назад я писал: Я жить хочу! хочу печали Любви и счастию назло; Они мой ум избаловали И слишком сгладили чело; Пора, пора насмешкам света Прогнать спокойствия туман: — Что без страданий жизнь поэта? И что без бури океан? И пришла буря, и прошла буря; и океан замерз, но замерз с поднятыми волнами; храня театральный вид движения и беспокойства, но в самом деле...
Входимость: 2. Размер: 16кб.
Часть текста: ЧАСТЬ 1 Друзья, взгляните на меня! Я бледен, худ, потухла радость В очах моих, как блеск огня. Моя давно увяла младость, Давно, давно нет ясных дней, Давно нет цели упованья!.. Исчезло всё!.. Одни страданья Еще горят в душе моей. Я не видал своих родимых — Чужой семьей воскормлен я; Один лишь брат был у меня, Предмет всех радостей любимых. Его я старе годом был, Но он равно меня любил, Равно мы слезы проливали, Когда всё спит во тьме ночной, Равно мы горе поверяли Друг другу жаркою душой!.. Нам очарованное счастье Мелькало редко иногда!.. Увы! — не зрели мы ненастья, Нам угрожавшего тогда. Мой умер брат! Перед очами Еще теперь тот страшный час, Когда в ногах его с слезами Сидел! Ах! я не зрел ни раз Столь милой смерти хладной муки: Сложив крестообразно руки, Несчастный тихо угасал И бледны впалые ланиты И смертный взор, тоской убитый, В подушке бедный сокрывал. «Он умер!» — страшным восклицаньем Сражен я вдруг был с содроганьем, Но сожаленье, не любовь Согрели жизнь мою и кровь... С тех пор с обманутой душою Ко всем я недоверчив стал. Ах! не под кровлею родною Я был тогда — и увядал. Не мог с улыбкою смиренья С тех пор я всё переносить: Насмешки, гордости презренья... Я мог лишь пламенней любить. Самим собою недоволен, Желая быть спокоен, волен, Я часто по лесам бродил И только там душою жил, ...
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Часть текста: упасть и всё покрыть собой. Напрасно ждут они! Волна не дремлет Пусть темнота кругом ее объемлет, Прорвет Аргуна землю где-нибудь И снова полетит в далекий путь! 2 На берегу ее кипучих вод Недавно новый изгнанный народ Аул построил свой — и ждал мгновенье, Когда свершить придуманное мщенье. Черкес готовил дерзостный набег, Союзники сбирались потаенно, И умный князь, лукавый Росламбек, Склонялся перед русскими смиренно, А между тем с отважною толпой Станицы разорял во тьме ночной, И, возвратясь в аул, на пир кровавый Он пленников дрожащих приводил, И уверял их в дружбе, и шутил, И головы рубил им для забавы. 3 Легко народом править, если он Одною общей страстью увлечен, Не должно только слишком завлекаться, Пред ним гордиться или с ним равняться, Не должно мыслей открывать своих Иль спрашивать у подданных совета И забывать, что лучше гор златых Иному ласка и слова привета! Старайся первым быть везде, всегда, Не забывайся, будь в пирах умерен, Не трогай суеверий никогда И сам с толпой умей быть суеверен. Страшись сначала много успевать, Страшись народ к победам приучать, Чтоб в слабости своей он признавался, Чтоб каждый миг в спасителе нуждался, Чтоб он тебя не сравнивал ни с кем И почитал нуждою — принужденья. Умей отважно пользоваться всем И не проси никак вознагражденья! Народ — ребенок: он не хочет дать, Не покушайся вырвать — но украдь! 4 У Росламбека брат когда-то был, О нем жалеют шайки удалые: Отцом в Россию послан Измаил, И их надежду отняла Россия. Четырнадцати лет оставил он Края, где был воспитан и рожден, Чтоб знать законы и права чужие! Не под персидским шелковым ковром Родился Измаил, не песнью нежной Он усыплен был в сумраке ночном: Его баюкал бури вой мятежный! Когда он в первый раз открыл глаза, Его улыбку встретила гроза! В пещере темной, где, гонимый братом, Убийцею коварным, Бей-Булатом, Его отец таился много лет, Изгнанник новый, он увидел свет! 5 Как лишний меж людьми,...
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: 1912, с. 20-21). Лит.: Герштейн (8), с. 84-85, 118-20; Мануйлов (9), с. 218-19; Мануйлов (10), с. 108; Кумпан Е., Деген А., Дом Тальони, «Веч. Ленинград», 1975, 27 марта; Луцкая Е., Тальони, «Лит. Россия», 1975, 21 ноября. ТАМАНЬ ТАМАНЬ , станица Темрюкского у. Кубанской обл. на берегу Таманского залива Керченского пролива, ныне Темрюкского р-на Краснодарского края. С конца 15 в. - тур. крепость, отошедшая к России в 1774, после рус.-тур. войны 1768-74. С 1792 Т. вошла в состав земель, переданных Черноморскому казачьему войску. В 30-е гг. 19 в. Т. представляла собой казачью станицу с одноэтажными домиками, крытыми тростником и обнесенными плетнями, с кривыми, тихими и безлюдными улочками. Л. приехал в Т. в сент. 1837 и, вероятно, отсюда на лошадях выехал в Ольгинское. В Т. он жил в хате казака Федора Мисника, по прозвищу Царинник, занимавшегося рыболовством; его баркасами пользовалась шайка татар-контрабандистов. В старой хате, недалеко от дома, где остановился Л., жили старуха Червоная и девушка, описанная в повести «Тамань» как «ундина». Она вместе со «слепым» мальчиком помогала контрабандистам. Эти совпадения с обстоятельствами, отраженными в «Тамани», и то, что Л., по воспоминаниям Е. И. Майделя, приехал в Ставрополь без вещей, похищенных у него в Т., свидетельствуют о том, что повесть в нек-рой степени автобиографична. Второй раз Л. побывал в Т. в последних числах дек. 1840, когда ехал в штаб Тенгинского полка, находившегося временно в Анапе. Тогда в Т. поэт встретился с декабристом Н. И. Лорером. М. И. Цейдлер в 1838, останавливаясь в Т., жил в том же самом доме, что и Л. Это выяснилось при их встрече в л.-гв. Гродненском гусарском полку, и Л. тогда же начертил пером...

© 2000- NIV