Cлово "ЖРЕЦ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖРЕЦОВ, ЖРЕЦАМ, ЖРЕЦА, ЖРЕЦЫ

Входимость: 3. Размер: 72кб.
Входимость: 2. Размер: 47кб.
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Входимость: 1. Размер: 43кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 85кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 72кб.
Входимость: 1. Размер: 123кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 39кб.
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Входимость: 1. Размер: 36кб.
Входимость: 1. Размер: 45кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 72кб.
Часть текста: субъективный, эмоциональный элемент резко идет на убыль. Лирический герой предстает теперь в более сложной, опосредствованной форме, но попрежнему остается основой и оправданием романтического пафоса Лермонтова; и в поэзии Лермонтова попрежнему нет «случайностей». Так, восточные баллады Лермонтова, казалось бы, не имеющие отношения к лирическому герою, входят в сферу этого героя как элемент романтического, «байронического» интереса к Востоку. Так, немногочисленные и весьма вольные переводы Лермонтова всегда служат выражением его собственных эмоций. Лермонтов вообще не ощущает себя переводчиком. Тема безнадежности («Душа моя мрачна»), или одиночества («На севере диком»), или неудавшейся любви («Они любили друг друга»), или усталости («Горные вершины») – это уже не тема Байрона, Гете или Гейне, но тема, знакомая каждому читателю Лермонтова. Отходя от лирической исповеди, от откровенного автобиографизма своих первых опытов, Лермонтов в последние годы все настойчивее обращается к повествовательным формам стиха, но придает им волнующий личный смысл. 1 Кратчайшие лирические новеллы и баллады (вовсе уже не похожие на балладу) символически выражают душевную жизнь поэта-героя. Это как бы отдельные участки бытия, на мгновенье вырванные и преломившиеся все в том же едином сознании:...
Входимость: 2. Размер: 47кб.
Часть текста: С.-Петербург.  1840. 1 Теперь  гонись  за  жизнью  дивной И  каждый  миг  в  ней  воскрешай. На  каждый  звук  ее  призывный Отзывной  песнью  отвечай! Веневитинов. 2 Все говорят о поэзии, все требуют поэзии. Повидимому, это слово для всех имеет такое ясное и определенное значение, как, например, слово «хлеб», или еще более — слово «деньги». Но когда только двое начнут объяснять один другому, что каждый из них разумеет под словом «поэзия», то и выходит на поверку, что один называет поэзиею воду, другой — огонь. Что ж, если бы все-то так называемые любители поэзии заговорили о предмете своей любви! Это была бы настоящая картина вавилонского смешения языков! И очень естественно: если трудно определить поэзию ученым образом, то еще труднее намекнуть на ее значение повседневным языком общества, всем и каждому равно понятным. Если б вам и удалось это, вы все-таки удовлетворите только людей, которые с вами симпатизируют, которые одинаково с вами настроены. В самом деле, если я под словом «поэзия» разумею размеренные и зарифменные строчки, заключающие в себе правила...
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Часть текста: домой в 1 час» 23 . Мемуарные свидетельства позволяют утверждать, что чаще всего Лермонтов проводил время в обществе Карамзиных, Е. П. Ростопчиной, В. Ф. Одоевского, А. О. Смирновой-Россет. К ранее известным источникам в последнее время добавились дневниковые записи В. А. Жуковского, которые полностью согласуются с этим выводом. Жуковский вернулся из Москвы в Петербург 9 марта, в тот самый день, когда Лермонтову надлежало покинуть столицу и возвращаться в свой полк на Кавказ. Но, к счастью, ему удалось получить отсрочку. Вечером в день приезда Жуковский посетил Карамзиных, где видел Лермонтова и Ростопчину. Эти два имени и дальше будут стоять рядом в дневниковых записях Жуковского. Знакомство Лермонтова с Ростопчиной (точнее, возобновление знакомства, так как они встречались еще в Москве в начале 1830-х годов), поэтессой и человеком далеко незаурядным, привело к их быстрому сближению. Не будем гадать о характере их отношений — была ли это интеллектуальная дружба двух поэтических натур без всякой примеси любовного влечения, или слова Лермонтова из февральского письма к А. И. Бибикову («...у меня началась новая драма, которой завязка очень замечательная...») имели в виду Ростопчину, — так или иначе, они постоянно виделись друг с другом. Во всяком случае,...
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Часть текста: сохранилась легенда о коварной царице Дарье, замок которой находился в Дарьяльском ущелье. Царица волшебной силой заманивала путников к себе в замок и после ночи любви убивала их, сбрасывая затем трупы в Терек. Французский путешественник Ж. Гамба приводит эту легенду в своей книге, которую Лермонтов упоминал в «Герое нашего времени» (G. F. Gamba. Voyage dans la Russie méridionale... Paris, 1826, т. II, p. 21 — 22). В истории Грузии не было царицы Дарьи, Лермонтов, возможно, слышал другой вариант легенды, связанный с именем имеретинской царицы Тамары, жившей во второй половине XVII в. и соединявшей в себе редкую красоту и очарование с хитростью и вероломством. Образ коварной царицы, предающей смерти своих любовников, был подготовлен «Египетскими ночами» Пушкина. Свиданье Впервые опубликовано в 1844 г. в «Отечественных записках» (т. 32, № 2, отд. I, с. 198 — 200). Написано между маем и началом июля 1841 г. В стихотворении, по-видимому, отразились впечатления Лермонтова от его пребывания в Тифлисе и путешествия по Военно-Грузинской дороге. В записи «Я в Тифлисе...» намечены детали сюжета этого стихотворения (см.: наст. изд., т. IV). Листок Впервые опубликовано в 1843 г. в «Отечественных записках» (т. 28, № 6, отд. I, с. 193). Написано между маем и июлем 1841 г. Символический образ оторванного бурей листка появляется у Лермонтова еще в ранней лирике («Портреты» («Он не красив, он не высок»), «К ***» («Дай руку мне, склонись к груди поэта») и др.). В литературе указывалось на связь стихотворения «Листок» с...
Входимость: 1. Размер: 43кб.
Часть текста: ему посвящена одна изъ лучшихъ балладъ Вальтера Скотта, разсказывающая, согласно народной легендe, о похищенiи его феями. Русскiй поэтъ не зналъ этого преданiя, но смутная память о шотландскихъ легендарныхъ предкахъ не разъ тревожила его поэтическое воображенiе: ей посвящено одно изъ самыхъ зрeлыхъ стихотворенiй Л., "Желанiе". Изъ ближайшихъ предковъ Л. документы сохранились относительно его прадeда Юрiя Петровича, воспитанника шляхетскаго кадетскаго корпуса. Въ это время родъ Л. пользовался еще благосостоянiемъ; захудалость началась съ поколeнiй, ближайшихъ ко времени поэта, Отецъ его, Юрiй Петровичъ, былъ бeднымъ пeхотнымъ капитаномъ въ отставкe. По словамъ Сперанскаго, отецъ будущаго поэта былъ замeчательный красавецъ, но вмeстe съ тeмъ "пустой", "странный" и даже "худой" человeкъ. Этотъ отзывъ основанъ на отношенiяхъ Л.-отца къ тещe, Елизаветe Алексeевнe Арсеньевой, урожденной Столыпиной; но эти отношенiя не могутъ быть поставлены въ вину Юрiю Л. - и такъ, несомнeнно, смотрeлъ на нихъ самъ Михаилъ Юрьевичъ, въ теченiе всей своей жизни не перестававшiй питать глубокую преданность къ отцу, а когда онъ умеръ - къ его памяти. Сохранилось письмо четырнадцатилeтняго поэта, стихотворенiя болeе зрeлаго возраста - и всюду одинаково образъ отца обвeянъ всею нeжностью сыновней любви. Помeстье Юрiя Л. - Кропотовка, Ефремовскаго у., Тульской губ. - находилось по сосeдству съ селомъ Васильевскимъ, принадлежавшимъ роду Арсеньевыхъ. Красота Юрiя Петровича увлекла дочь Арсеньевой, Марiю Михайловну, и не смотря на протестъ своей родовитой и гордой родни, она стала женой "армейскаго офицера"; но для ея...

© 2000- NIV