Cлово "ШУЛЬЦ, ШУЛЬЦА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 7.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 7. Размер: 6кб.
Часть текста: поехал на Кавказ, заявив, что буду или на щите, или под щитом. Она обещала ждать . Это обещание и горячая к ней любовь и окрыляли меня, смягчали горечь разлуки. На Кавказе в то время нетрудно было отличиться: в делах и экспедициях недостатка не было. Чины и награды достались на мою долю... В известном деле под Ахульго 1 я получил несколько ран, но не вышел из строя, пока одна пуля в грудь не повалила меня замертво... Среди убитых и раненых пролежал я весь день... Затем меня подобрали, подлечили, послали за границу на казенный счет для окончательной поправки. За это дело получил я Георгиевский крест. За границей, уже на возвратном пути в Россию, был я в Дрездене. Конечно, пошел в знаменитую картинную галерею... Подхожу и смотрю на Мадонну... Вдруг чувствую, будто электрический ток пробежал по мне, сердце застучало, как молот... Оглядываюсь и не верю своим глазам... Воображение или действительность?.. Возле меня, около той же картины, стоит она ... Достаточно было одного взгляда, довольно было двух слов... Мы поняли друг друга и придали особое значение чудесному случаю, сведшему нас после долгих лет разлуки. Моя мадонна осталась верна мне. Родные уже не возражали, и мы обвенчались. Сама судьба соединила нас! — Прелестный роман, — сказал я. — Но вы не знаете, почему я рассказал вам эту старую историю. Дело в том, что так же, как вам, я рассказал ее Лермонтову... Давненько это было: вас и на свете тогда еще не было... Мы с ним встречались на Кавказе... Рассказал, и Лермонтов спрашивает меня: «Скажите, что вы чувствовали, когда лежали среди убитых и раненых?» — «Что я чувствовал? Я чувствовал, конечно, беспомощность, жажду под палящими лучами...
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Часть текста: видеть намек на позицию «Дамского журнала», где помещались как изысканно-комплиментарные, так и грубые по тону статьи. Существует предположение, что Ш. - адресат новогодней эпиграммы Л. «Вы не знавали князь Петра...» (1831). Сатирич. изображение Ш., грузина по происхождению, видят и в стих. «Булевар» (1830), где упоминается старик с двойным лорнетом и на тонких ногах, одаренный «восточною душой». Лит.: Садовский Б., Академич. Л., «РМ», 1912, № 9, с. 16; М. Ю. Л. Соч., под ред. В. В. Каллаша, т. 1, М., 1914, с 268, 275; Эйхенбаум (5), т. 1, с. 504-05; Левит; Бродский (5), с. 138-39; Иванова Т. (2), с. 201-202, 205-06; Ашукина М., Шаликов или Вяземский?, «Лит. Россия», 1964, 16 окт., с. 10-11; <Комментарии>, в кн.: М. Ю. Л., Собр. соч. в 4 т., М. - Л., 1964-65, т. 4, с. 512. ШАЛЯПИН ФЕДОР ИВАНОВИЧ ШАЛЯПИН Федор Иванович (1873-1938), рус. певец. Л. был одним из любимых поэтов Ш. В автобиографич. кн. «Страницы моей жизни» певец вспоминал, что на экзамене в начальной школе с успехом читал «Бородино», а позднее пел в трио А.С. Даргомыжского «Ночевала тучка золотая». Первое обращение к «Демону» А.Г. Рубинштейна состоялось еще на заре актерской жизни певца: 6 мая 1891 Ш. пел в 3-й картине 1-го действия «Демона» (Синодал, слуга и в хоре) под фамилией Прозоров (девичья фамилия матери). В репертуаре Ш. почетное место заняли партии Демона и Гудала. Партию Гудала Ш. впервые пел 1 окт. 1893 в казенном театре Тифлиса, 24 нояб. 1894 - в Панаевском театре Петербурга, в 1896 - в гор. театре Нижнего Новгорода. Однако Ш. больше привлекал образ Демона, в обращении к к-рому особую роль сыграла поэма Л. Баритональную партию Ш. пел в тональности оригинала и только арию «Не плачь, дитя»...
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Часть текста: В., Мария Т., СПБ, 1912, с. 20-21). Лит.: Герштейн (8), с. 84-85, 118-20; Мануйлов (9), с. 218-19; Мануйлов (10), с. 108; Кумпан Е., Деген А., Дом Тальони, «Веч. Ленинград», 1975, 27 марта; Луцкая Е., Тальони, «Лит. Россия», 1975, 21 ноября. ТАМАНЬ ТАМАНЬ , станица Темрюкского у. Кубанской обл. на берегу Таманского залива Керченского пролива, ныне Темрюкского р-на Краснодарского края. С конца 15 в. - тур. крепость, отошедшая к России в 1774, после рус.-тур. войны 1768-74. С 1792 Т. вошла в состав земель, переданных Черноморскому казачьему войску. В 30-е гг. 19 в. Т. представляла собой казачью станицу с одноэтажными домиками, крытыми тростником и обнесенными плетнями, с кривыми, тихими и безлюдными улочками. Л. приехал в Т. в сент. 1837 и, вероятно, отсюда на лошадях выехал в Ольгинское. В Т. он жил в хате казака Федора Мисника, по прозвищу Царинник, занимавшегося рыболовством; его баркасами пользовалась шайка татар-контрабандистов. В старой хате, недалеко от дома, где остановился Л., жили старуха Червоная и девушка, описанная в повести «Тамань» как «ундина». Она вместе со «слепым» мальчиком помогала контрабандистам. Эти совпадения с обстоятельствами, отраженными в «Тамани», и то, что Л., по воспоминаниям Е. И. Майделя, приехал в Ставрополь без вещей, похищенных у него в Т., свидетельствуют о том, что повесть в нек-рой...
Входимость: 2. Размер: 55кб.
Часть текста: критик, философ. С 1920 в эмиграции. Посвятил творчеству Л. очерк «М. Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества» (1908), в к-ром дается религиозно-идеалистич. трактовка личности и поэзии Л. под углом насущной тогда для М. задачи борьбы против офиц. церковности во имя обществ. и религ. обновления (см. сб. его статей «Не мир, но меч», 1908); вечная мятежность и «несмиренность» как доминирующие черты личности и творчества Л. легли в основу концепции М. о Л., к-рый был для него «Каин русской литературы», «один единственный человек в русской литературе, до конца не смирившийся». Этим он, по мысли М., противостоит А. С. Пушкину, Н. В. Гоголю, Ф. М. Достоевскому, Л. Н. Толстому. М. рассматривает Л. в постоянном противопоставлении Пушкину: «Пушкин - дневное, Лермонтов - ночное светило русской поэзии. Вся она между ними колеблется, как между двумя полюсами - созерцанием и действием». Л. - поэт-изгой, ненавистный своим современникам, не понятый...
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: но истинно и сильно, и едва ли не сохранил он его до самой смерти своей...». Переезд Л. в 1832 в Петербург и зачисление в Школу юнкеров помешали обоюдному увлечению развиться, а воен. служба и светские развлечения на время заслонили образ любимой девушки. Однако Л. не переставал интересоваться судьбой Вареньки; в письме к ее сестре Марии он писал: «Я очень хотел бы задать вам один вопрос, но перо отказывается его написать» (VI, 418, 706). Вопрос был разгадан, и Мария Александровна ответила, что Варенька проводит однообразные дни, охраняющие ее «от всяких искушений» (VI, 763). Л. успокоился, но не перестал вспоминать Вареньку (ее профиль мелькает на страницах его юнкерских тетрадей). Между тем молчание Л. заставило Варвару Александровну, вероятно, под давлением родителей, в 1835 выйти замуж за Н. Ф. Бахметева, человека немолодого. По-видимому, решение это нек-рым образом было связано со слухами о романе Л. с Е.А. Сушковой; с др. стороны, и жестокая развязка романа Л. с Сушковой (история с анонимным письмом), возможно, имеет отношение к известию о скором замужестве Вареньки. Л. тяжело пережил эту, по его мнению, измену любимой женщины, и горечь утраченной любви надолго окрасила его творчество. Примерно 20 июня 1838, проездом за границу, Варвара Александровна с мужем и маленькой дочерью была в Петербурге. «Бледная, худая, и тени не было прежней Вареньки, - вспоминает Шан-Гирей, - только глаза сохранили свой блеск и были такие же ласковые, как и прежде». Лопухиной посвящены след. произв.: стихи «К Л. -» («У ног других не забывал»), «К*» («Мы случайно сведены судьбою»), «К*»...

© 2000- NIV