Cлово "ШАЛИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШАЛИ, ШАЛИМ, ШАЛИЛ, ШАЛИТ

Входимость: 3. Размер: 93кб.
Входимость: 2. Размер: 44кб.
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 21кб.
Входимость: 1. Размер: 30кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 123кб.
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Входимость: 1. Размер: 47кб.
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Входимость: 1. Размер: 78кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 113кб.
Входимость: 1. Размер: 23кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 93кб.
Часть текста: // Лермонтов М. Ю. Маскарад: Сб. ст. — М.; Л.: Изд. ВТО, 1941 . — С. 211—248. Н. С. АШУКИН ИСТОРИКО-БЫТОВОЙ КОММЕНТАРИЙ К ДРАМЕ ЛЕРМОНТОВА „МАСКАРАД“ Цель настоящего комментария к „Маскараду“ — ознакомить работников театра с бытом эпохи тридцатых годов XIX в., раскрыть круг житейских интересов светского человека этого времени. Некоторые черты быта, скупо намеченные в драме Лермонтова, расширены в комментарии. Для удобства комментарий сгруппирован по темам: светская жизнь, маскарады, дуэли, карты и пр. НИКОЛАЕВСКАЯ ЭПОХА А. И. Герцен назвал николаевскую эпоху в России „моровой полосой“. Политическим идеалом Николая I была казарма. Тяжелая рука деспотизма душила всякое проявление свободной мысли. Историк С. М. Соловьев называет Николая I „деспотом по природе“, который „любил только бездушное движение войсковых масс по команде“. „Он, — пишет историк, — инстинктивно ненавидел просвещение, как поднимающее голову людям, дающее им возможность думать и судить, тогда как он был воплощенное „ не рассуждать !“ При самом вступлении его на престол враждебно встретили...
Входимость: 2. Размер: 44кб.
Часть текста: будущая жизнь будет хоть и провинциальная, но городская. С светом все мои надежды рушились: я увидел себя в казармах, окруженного казармами, хотя, правду сказать, великолепными, так как на полуверстном квадратном пространстве полк имел все необходимое и даже роскошное для своего существования. Огромный манеж (в длину устанавливалось три эскадрона в развернутом фронте) занимал одну сторону плаца и был расположен своим длинным фасом к р. Волхову на полугоре, на которой к реке были полковые огороды. На противоположном фасе квадратного плаца тянулись пять офицерских флигелей, разделенных между собою садиками за чугунными решетками и двумя отдельными домами по бокам, в которых помещались: в одном нестроевая рота, а в другом — наш полковой «Елисеев» — маркитант Ковровцев. На правом фасе, подъезжая от Волхова, были два дома для женатых офицеров или штаб-офицеров, гауптвахта с каланчою, о которой я упомянул выше, а на внутреннем дворе помещалась трубачевская команда; на левом фасе был дом полкового командира, такие же два дома с квартирами для женатых, временный деревянный дворец и дом для приезда начальствующих лиц; за ними влево, треугольником, построены были прекрасные деревянные конюшни на три дивизиона или шесть эскадронов. За гауптвахтой были полковые мастерские, кухня, конный лазарет и малый манеж с конюшнею верховых лошадей полкового командира. На концах полкового манежа были флигеля, причем в...
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Часть текста: над ним. Снегин. За здоровье Арбенина; sacre-dieu! он славный товарищ! Рябинов. Тост! - Вышневской. Челяев! был ты вчера в театре? - Челяев. Да, был. Вышневской. Что играли? Челяев. Общипанных разбойников Шиллера. Мочалов ленился ужасно; жаль, что этот прекрасный актёр не всегда в духе. Случиться могло б, что я бы его видел вчера в первый и последний раз: таким образом он теряет репутацию. Вышневской. И ты, верно, крепко боялся в театре... Челяев. Боялся? чего? Вышневской. Как же? - ты был один с разбойниками! - Все. Браво! браво! - фора! тост! - Снегин (берёт в сторону Заруцкого). Правда ли, что Арбенин сочиняет? Заруцкой. Да... и довольно хорошо. Снегин. То-то! - не можешь ли ты мне достать что-нибудь? - Заруцкой. Изволь... да кстати... у меня есть в кармане несколько мелких пиэс. Снегин. Ради бога покажи.... пускай они пьют и дурачатся... а мы сядем там.... и ты мне прочтешь. Заруцкой (вынимает несколько листков из кармана, и они садятся в другой комнате у окна). Вот первая; - это отрывок, фантазия.... слушай хорошенько!... создатель! как они шумят! - Между прочим, я должен тебе сказать, что он страстно влюблён в Загорскину.... слушай: 1 Моя душа, я помню, с детских лет Чудесного искала; я любил Все обольщенья света, но не свет, В котором я мгновеньями лишь жил. - И те мгновенья были мук полны; И населял таинственные сны Я этими мгновеньями, но сон, Как мир, не мог быть ими омрачён! - 2 Как часто силой...
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: Два брата ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ СЦЕНА ПЕРВАЯ (Комната князя. Он сидит. Перед ним управитель с бумагами.) Управитель. Ваше сиятельство, честь имею рабски донести, что все в подмосковной готово для принятия вашего сиятельства - и дом отоплен - и обоз должен сегодня туда приехать. Князь. Хорошо... ты останешься здесь и сдашь квартиру... нынче, часа через два мы едем - вели укладывать карету... Управ. Слушаю-с - да что ваше сиятельство изволили так на Москву прогневаться... Князь. Не твое дело рассуждать - дурачина. Управ. Слушаю-с, ваше сиятельство. - (Вера входит.) Княгиня изволила пожаловать. Князь. Пошел вон. (Управ. уходит, жене) Я очень рад, сударыня, что вы пришли - сделали мне эту честь - очень рад, в восторге... я должен с вами поговорить - сделайте милость, садитесь. - Вера. Что вам угодно? Князь. Если б вы всегда мне делали этот вопрос, то было б лучше. Вера. Вы этого не требовали... Князь. Тогда было другое - тогда я был ваш покорный слуга, ваш прислужник, ваша постельная собачка, - только вы не умели ценить этого, сударыня... чего я не делал?.. надобны бриллианты - и бриллианты являются, - бал? - и бал готов, - коляски, кареты - шали, - шляпы - я для вас разорялся, сударыня. Вера. Я всегда была благодарна. Князь. И из благодарности сами хотели мне подарить головной убор, в новом вкусе. (Вера хочет встать.) Сидите - останьтесь... я ваш муж и теперь попробую приказывать - одним словом, мы нынче едем в подмосковную - а как только будет можно, то оттуда в Симбирскую деревню.... Вера. Я пришла вас просить не откладывать отъезда. Князь....
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Часть текста: Дай бог тебе счастье, если ты веришь им обоим! — отвечала она, и рука ее играла густыми кудрями беспечного юноши; их лодка скользила неприметно вдоль по реке, оставляя белый змеистый след за собою между темными волнами; весла, будто крылья черной птицы, махали по обеим сторонам их лодки; они оба сидели рядом, и по веслу было в руке каждого; студеная влага с легким шумом всплескивала, порою озаряясь фосфорическим блеском; и потом уступала, оставляя быстрые круги, которые постепенно исчезали в темноте; — на западе была еще красная черта, граница дня и ночи; зарница, как алмаз, отделялась на синем своде, и свежая роса уж падала на опустелый берег <Суры>; — мирные плаватели, посреди усыпленной природы, не думая о будущем, шутили меж собою; иногда Юрий каким-нибудь движением заставлял колебаться лодку, чтоб рассердить, испугать свою подругу; но она умела отомстить за это невинное коварство; неприметно гребла в противную сторону, так что все его усилия делались тщетны, и челнок останавливался, вертелся... смех, ласки, детские опасения, всё так отзывалось чистотой души, что если б демон захотел искушать их, то не выбрал бы эту минуту; — Ольга не считала свою любовь преступлением; она знала, хотя всячески старалась усыпить эту мысль, знала, что близок ужасный, кровавый день... и... небо должно было заплатить ей за будущее — в настоящем; она имела сильную душу, которая не заботилась о неизбежном, и по крайней мере хотела жить — пока жизнь светла; как она благодарила судьбу за то, что брат ее был далеко; один взор этого непонятного, грозного существа оледенил бы всё ее блаженство; — где взял он эту власть?.. — Будет ли конец нашей любви! — сказал Юрий, перестав грести и положив к ней на плечо голову; — нет, нет!.. — она продолжится в вечность, она переживет нашу земную жизнь, и если б наши души не были бессмертны, то она сделала бы их бессмертными; — клянусь тебе, ты одна заменишь мне все другие...

© 2000- NIV