Cлово "ЖИЛА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИЛ, ЖИЛАМ, ЖИЛЫ, ЖИЛАХ

Входимость: 18. Размер: 100кб.
Входимость: 11. Размер: 40кб.
Входимость: 11. Размер: 34кб.
Входимость: 10. Размер: 45кб.
Входимость: 9. Размер: 81кб.
Входимость: 8. Размер: 72кб.
Входимость: 8. Размер: 17кб.
Входимость: 7. Размер: 40кб.
Входимость: 7. Размер: 66кб.
Входимость: 6. Размер: 44кб.
Входимость: 6. Размер: 13кб.
Входимость: 6. Размер: 73кб.
Входимость: 6. Размер: 106кб.
Входимость: 6. Размер: 113кб.
Входимость: 5. Размер: 9кб.
Входимость: 5. Размер: 11кб.
Входимость: 5. Размер: 51кб.
Входимость: 5. Размер: 57кб.
Входимость: 5. Размер: 12кб.
Входимость: 5. Размер: 26кб.
Входимость: 5. Размер: 45кб.
Входимость: 4. Размер: 65кб.
Входимость: 4. Размер: 66кб.
Входимость: 4. Размер: 24кб.
Входимость: 4. Размер: 33кб.
Входимость: 4. Размер: 29кб.
Входимость: 4. Размер: 60кб.
Входимость: 4. Размер: 31кб.
Входимость: 4. Размер: 90кб.
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Входимость: 4. Размер: 30кб.
Входимость: 4. Размер: 91кб.
Входимость: 4. Размер: 73кб.
Входимость: 4. Размер: 244кб.
Входимость: 4. Размер: 25кб.
Входимость: 4. Размер: 62кб.
Входимость: 4. Размер: 72кб.
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Входимость: 4. Размер: 29кб.
Входимость: 3. Размер: 17кб.
Входимость: 3. Размер: 54кб.
Входимость: 3. Размер: 14кб.
Входимость: 3. Размер: 9кб.
Входимость: 3. Размер: 4кб.
Входимость: 3. Размер: 25кб.
Входимость: 3. Размер: 44кб.
Входимость: 3. Размер: 52кб.
Входимость: 3. Размер: 32кб.
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Входимость: 3. Размер: 29кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 18. Размер: 100кб.
Часть текста: детства Лермонтов провел в Тарханах, в помещичьей усадьбе, обслуживаемой крепостными крестьянами. Они создавали своим трудом экономическое благополучие помещицы Арсеньевой и ее внука. И с ними неизбежно возникали повседневные взаимоотношения как у Е. А. Арсеньевой, так и у М. Ю. Лермонтова. Крестьяне не только обрабатывали полевую землю, но и вели хозяйство на усадьбе; из них набирались дворовые. Общение Лермонтова с крестьянами было постоянным, ежедневным. Но как раз о жизни крепостного люда, окружавшего Лермонтова с детства, до сих пор мы знали очень мало. Все наше представление о тарханских и кропотовских крестьянах обычно исчерпывалось общими замечаниями о тяжелой народной доле, основанными на художественных произведениях поэта. В биографии М. Ю. Лермонтова больше внимания уделялось немке Х. О. Ремер, гувернеру-французу Ж. Капэ, англичанину Винсону. О жизни крепостных и дворовых Е. А. Арсеньевой и М. Ю. Лермонтова мы знаем ...
Входимость: 11. Размер: 40кб.
Часть текста: царей; Он дал ему в веселый миг Соболью шубу с плеч своих; В день воскресения Христа Поцеловал его в уста И обещался в тот же день Дать тридцать царских деревень С тем, чтобы Орша до конца Не отлучался от дворца. Но Орша нравом был угрюм: Он не любил придворный шум, При виде трепетных льстецов Щипал концы седых усов, И раз, опричным огорчен, Так Иоанну молвил он: «Надежа-царь! пусти меня На родину — я день от дня Всё старе — даже не могу Обиду выместить врагу; Есть много слуг в дворце твоем. Пусти меня! — Мой старый дом На берегу Днепра крутом Близ рубежа Литвы чужой Оброс могильною травой; Пробудь я здесь еще хоть год — Он догниет — и упадет; Дай поклониться мне Днепру... Там я родился — там умру!» И он узрел свой старый дом. Покои темные кругом Уставил златом и сребром, Икону в ризе дорогой В алмазах, в жемчуге, с резьбой Повесил в каждом он углу, И запестрелись на полу Узоры шелковых ковров. Но лучше царских всех даров Был божий дар — младая дочь; Об ней он думал день и ночь, В его глазах она росла Свежа, невинна, весела, Цветок грядущего святой, Былого памятник живой! Так средь развалин иногда Растет береза: молода, Мила над плитами гробов Игрою шепчущих листов, И та холодная стена Ее красой оживлена!.. .......... Туманно в поле и темно, Одно лишь светится окно В боярском доме — как звезда Сквозь тучи смотрит иногда. Тяжелый звякнул уж затвор, Угрюм и пуст широкий двор. Вот, испытав замки дверей, С гремучей связкою ключей К калитке сторож подошел И взоры на небо возвел. «А завтра быть грозе большой! — Сказал, крестясь, старик седой. — Смотри-ка, молния вдали Так и доходит до земли, И белый месяц, как монах, Завернут в черных облаках; И воет ветер, будто зверь. Дай кучу злата мне теперь, С конюшни лучшего коня Сейчас седлайте для меня — Нет, не отъеду от крыльца Ни для родимого отца!» Так...
Входимость: 11. Размер: 34кб.
Часть текста: и гибок, как тростник. Но в нем мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцов. Без жалоб он Томился, даже слабый стон Из детских губ не вылетал, Он знаком пищу отвергал И тихо, гордо умирал. Из жалости один монах Больного призрел, и в стенах Хранительных остался он, Искусством дружеским спасен. Но, чужд ребяческих утех, Сначала бегал он от всех, Бродил безмолвен, одинок, Смотрел, вздыхая, на восток, Гоним неясною тоской По стороне своей родной. Но после к плену он привык, Стал понимать чужой язык, Был окрещен святым отцом И, с шумным светом незнаком, Уже хотел во цвете лет Изречь монашеский обет, Как вдруг однажды он исчез Осенней ночью. Темный лес Тянулся по горам кругам. Три дня все поиски по нем Напрасны были, но потом Его в степи без чувств нашли И вновь в обитель принесли. Он страшно бледен был и худ И слаб, как будто долгий труд, Болезнь иль голод испытал. Он на допрос не отвечал И с каждым днем приметно вял. И близок стал его конец; Тогда пришел к нему чернец С увещеваньем и мольбой; И, гордо выслушав, больной Привстал, собрав остаток сил, И долго так он говорил: 3 "Ты слушать исповедь мою Сюда пришел, благодарю. Все лучше перед кем-нибудь Словами облегчить мне грудь; Но людям я не делал зла, И потому мои дела Немного пользы вам узнать, А душу можно ль рассказать? Я мало жил, и жил в плену. Таких две жизни за одну, Но только полную тревог, Я променял бы, если б мог. Я знал одной лишь думы власть, Одну - но ...
Входимость: 10. Размер: 45кб.
Часть текста: несколько лет сотрудничал в «Москвитянине». В помощь мне он принес только конспект своего рассказа, со всеми именами и числами, да план тогдашнего Пятигорска. Записываю его рассказ. Этому чуть не пятьдесят лет прошло. Пятигорск был не то, что теперь. Городишко был маленький, плохенький; каменных домов почти не было, улиц и половины тех, что теперь застроены, так же. Лестницы, что ведет к Елизаветинской галерее, и помину не было, а бульвар заканчивался полукругом, ходу с которого никуда не было и на котором стояла беседка, где влюбленным можно было приютиться хоть до рассвета. За Елизаветинской галереей, там, где теперь Калмыцкие ванны, была одна общая ванна, т. е. бассейн, выложенный камнем, в котором купались без разбору лет, общественных положений и пола 1 . Был и грот с боковыми удобными выходами, да не тот грот на Машуке, что теперь называется Лермонтовским. Лермонтов, может, там и бывал, да не так часто, как в том, о котором я говорю, что на бульваре около Сабанеевских ванн. В нем вся наша ватага частенько пировала, в нем бывали пикники; в нем Лермонтов устроил и свой последний праздник, бывший отчасти причиной его смерти 2 . Была и слободка по сю сторону Подкумка, замечательная тем, что там, что ни баба — то капитанша. Баба — мужик мужиком, а чуть что: «Я капитанша!» Так мы и называли эту слободку «слободкой капитанш». Но жить там никто не жил, потому, во-первых, что капитанши были дамы амбиционные, а во-вторых, в ту сторону спускались на ночь все серные ключи и дышать там было трудно. Была еще и эолова арфа в павильоне на Машуке, ни при каком ветре,...
Входимость: 9. Размер: 81кб.
Часть текста: слышишь муки да страданья. Такие вещи очень хороши Тому, кто мало спит, кто думать любит, Кто дни свои в воспоминаньях губит. Впадал я прежде в эту слабость сам И видел от нее лишь вред глазам, Но нынче я не тот уж, как бывало, — Пою, смеюсь. Герой мой — добрый малый. 2 Он был мой друг. С ним я не знал хлопот, С ним чувствами и деньгами делился; Он брал на месяц, отдавал чрез год, Но я за то нимало не сердился И поступал не лучше в свой черед. Печален ли, бывало, тотчас скажет, Когда же весел, счастлив — глаз не кажет. Не раз от скуки он свои мечты Мне поверял и говорил мне «ты»; Хвалил во мне, что прочие хвалили, И был мой вечный визави в кадрили. 3 Он был мой друг. Уж нет таких друзей... Мир сердцу твоему, мой милый Саша! Пусть спит оно в земле чужих полей, Не тронуто никем, как дружба наша В немом кладбище памяти моей. Ты умер, как и многие, без шума, Но с твердостью. Таинственная дума Еще блуждала на челе твоем, Когда глаза сомкнулись вечным сном; И то, что ты сказал перед кончиной, Из слушавших не понял ни единый. 4 И было ль то привет стране родной, Названье ли оставленного друга, Или тоска по жизни молодой, Иль просто крик последнего недуга — Как разгадать? Что может в час такой Наполнить сердце, жившее так много И так недолго с смутною тревогой? Один лишь друг умел тебя понять И ныне может, должен рассказать Твои мечты, дела и приключенья — Глупцам в забаву, мудрым в поученье. 5 Будь терпелив,...

© 2000- NIV