Cлово "ЖУАНА, ЖУАН, ЖУАНЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖУАНУ, ЖУАНОМ

Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 5.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 14. Размер: 29кб.
Часть текста: гений,   Чтоб  разом сбросить цепь  предубеждений... (Т. III, стр. 374.) Байрон действительно «разом» порвал с аристократическим обществом, жил своими нуждами и запросами. Лермонтов, как и другие «лучшие люди из дворян» в России, еще не осуществил этого разрыва. Превосходство Лермонтова сказалось в другом. Если Байрон, по словам Белинского, стремился «не столько к изображению современного человечества, сколько к суду над его прошедшей и настоящей историей», то Лермонтов, по-своему продолжая этот «суд», переходит к реалистическому «изображению» типических явлений современности. Указав на близость Шиллера и Байрона, Гёте в то же время заметил, что «последний превосходит его в знании света». Лермонтов в этом отношении опередил не только автора «Коварства и любви», но и автора «Дон-Жуана». Правда, не сразу. Вопрос, заданный поэтом самому себе еще в 1831 г., «но что такое свет?» получил исчерпывающий ответ только много позднее, когда, «узнав хорошо свет и пружины общества» («Княжна Мери»), Лермонтов, подобно воспетому им поэту, «восстал ... против мнений света», «душного для сердца вольного и пламенных страстей», и создал свою знаменитую «Думу». 1840 г. Лермонтов встретил стихотворением, по теме перекликающимся с ранним. Но если в 1831 г. он ограничился лишь признанием:           Я любил   Все обольщенья света, но не свет,   В котором я минутами лишь жил... (Т. I, стр. 173.) то теперь, когда «шум толпы людской спугнет мечту мою», поэт разражается пламенным гневом:   О, как  мне хочется смутить  веселость  их,...
Входимость: 13. Размер: 73кб.
Часть текста: явственнее назревают тенденции, зародившиеся уже давно. Прогрессивная мысль изнутри разрушает границы субъективизма, неудержимо стремится овладеть конкретной и объективной действительностью. Уже намечается понимание человека как социальной единицы, определяемой своим отношением к обществу. Прогрессивная мысль учением Гегеля, новыми социальными теориями, формирующимся реалистическим методом в искусстве провозглашает новое понимание жизни; и к этому движению так или иначе приобщаются лучшие представители европейской культуры. В России Пушкин прокладывает путь, выводящий из противоречий романтического мышления. Но Пушкин в своих реалистических исканиях настолько опередил непосредственное окружение, что всякое отставание от Пушкина нельзя еще считать отсталостью. Если Лермонтов начинает с высокого романтизма, то тем самым он откликается на еще не изжитые русским обществом потребности. Но романтизм для Лермонтова, так же как для Герцена, для Белинского, оказался этапом. Вместе со своими лучшими современниками Лермонтов от пафоса индивидуалистического свободолюбия и протеста приходит к глубокому познанию социальных фактов – к той поэзии действительности , которая в данной стадии развития европейской мысли и явилась наиболее прогрессивным ее выражением в литературе. Образ грандиозного демонического героя проходит через многочисленные юношеские произведения Лермонтова, вплоть до «Боярина Орши» и «Маскарада» (1835–1836). На этом сплошная цепь «байронических» драм и поэм прерывается. В 1837 году Лермонтов пишет «Песню про...
Входимость: 5. Размер: 20кб.
Часть текста: этапом в духовном развитии передового европ. об-ва. В России Б. известен с кон. 1810-х гг.; интерес к нему углубился после поражения восстания 1825: привлекал разрыв Б. с офиц. идеологией, бунтарский дух его стихов, преданность революции. Воздействие Б. сказалось в поэмах А.С.Пушкина «Кавказский пленник» (1821), «Бахчисарайский фонтан» (1823) и многих рус. романтич. поэмах 20-х гг. Пушкин вскоре преодолел байронизм, а другие рус. поэты ему подражали больше, чем Б. В 1828-29 Л., еще не зная англ. яз., воспринимал Б. через переводы 20-х гг. - «Шильонский узник» В.А.Жуковского (1822), «Абидосская невеста» И.И.Козлова (1826), «Паризина» В. Вердеревского (1827), через байронич. поэмы Козлова («Чернец», 1825), А.А.Бестужева (Марлинского) («Андрей Переяславский», 1-я гл., 1828), А.И.Подолинского («Див и Пери», 1827; «Борский», 1829; «Нищий», 1830), а также через франц. переводы и подражания (В. Гюго и А. де Ламартин). Ранние романтич. поэмы Л. («Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Преступник», «Два брата») носят ученич. характер и в значит. мере являются переделками байронич. поэм Пушкина, Козлова и др. Мало самостоятельны и первые лирич. стихи Л., однако обильные текстовые заимствования из Б. и Пушкина подчинены уже здесь авт. замыслу и воспроизведению личных переживаний. Осенью 1829 Л. начал учиться англ. языку. Летом 1830 он, по свидетельству Е. А. Сушковой, был «...неразлучен с огромным Байроном» - скорее всего это были не сочинения Б., а только что вышедший 1-й том...
Входимость: 3. Размер: 31кб.
Часть текста: улучшал и шлифовал свои оригинальные, задушевнейшие мысли, хотя и связанные с байроновскими, но в основе своей самостоятельные, как лермонтовский парус, хотя и пользующийся попутным ветром, но имеющий свое направление движения. Байрон несомненно помог Лермонтову в 1830—1831 гг., в этот период лермонтовского Sturm und Drang’a, превратить первоначальные наброски 1829 г. в стройное целое. Особенно плодотворно было влияние Байрона с идейной стороны. Об этом, в частности, говорят появившиеся эпиграфы из «Каина». Стоит только сопоставить глубочайшую гуманистическую основу Каина, открывшуюся теперь перед Лермонтовым, с почерпнутой из Альфреда де Виньи идеей «обольщения» отрывка 1829 г., чтобы понять подлинную долю влияния обоих произведений и все значение байроновского образца в формировании поэмы. Но следовать Байрону — не значило ограничиваться Байроном, его абстрактным констатированием безмерности человеческих страданий и отсутствия счастья. Лермонтов писал не мистерию, а поэму. Действие совершалось не у истоков жизни человечества, а ближе к сегодняшнему дню. Однако главная трудность состояла в формировании оригинальной художественной идеи. Прекращение, фактически уже в 1831 г., работы над поэмой косвенно отражало бессилие решить тему «Демона» по-своему. Замысел ее стал по силам только зрелому художнику. Обычно лермонтовского демона сопоставляют лишь с байроновским Люцифером, забывая, что влияние шло от общего идейного содержания драмы и что байроновские параллели: Каин — Люцифер в поэме Лермонтова сошлись. «Изгнанник рая» предстал вполне очеловеченным. Уже первое слово поэмы характеризует его «печальным». «Лучших дней воспоминанья»...
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Часть текста: явился: пора чистаго лиризма, этого продукта романтической эпохи, миновала. Не всякій, пишущій короткія стихотворенія, — лирикъ по своей сущности. Лирикъ — тотъ, кто остается имъ, какой бы сюжетъ онъ ни взялъ, и въ какую бы форму его ни облекъ. Таковъ Лермонтовъ, и этимъ его свойствомъ определяется форма произведеній. Въ области драмы, напримеръ, дальше опытовъ онъ не пошелъ. Учителя Лермонтова въ драме — Шекспиръ, Шиллеръ и Грибоедовъ. Въ своихъ опытахъ онъ порвалъ со всеми традиціями классицизма, но не впалъ въ крайности романтизма. Создать оригинальную драму ему помешалъ лиризмъ его духа. Въ его драмахъ очевидно, что авторъ интересуется однимъ действующимъ лицомъ, остальныя — бледные аттрибуты главнаго, не живущіе самостоятельной жизнью. Если даже Лермонтову иногда удается воспроизвести среду, въ которой действуютъ его драматическіе герои, то очевидно, что поэту эта среда не нужна, или онъ пользуется ею, какъ антитезой. Въ драме «Два брата» — среды нетъ, въ драме «Испанцы» — инквизиція, фанатизмъ и клерикализмъ служатъ только антитезой свободному духу Фернандо; въ драмы «Маскарадъ» — среда ничуть не уясняетъ и не определяетъ внутренней сложной жизни Арбенина. Почему внутренняя жизнь Чацкаго сложнее, чемъ жизнь его среды, — понятно; почему Арбенинъ сложнее Звездича, — непонятно. Среда Лермонтову почти не нужна, и въ своемъ романе онъ не даромъ изобразилъ Печорина въ экзотической обстановке. Діалогъ у Лермонтова не интересенъ потому, что у него очень интересенъ монологъ: его герои любятъ очень исповедываться, а это портитъ драму, темъ более когда на сцене второстепенныя действующія лица читаютъ часто длинные стихи главнаго персонажа. Въ драмахъ Лермонтова нетъ резонерства, но зато есть лиризмъ, ничемъ не уравновешенный. Символизмъ и импрессіонизмъ, столь яркій въ эпосе и лирике Лермонтова, не примененъ къ драме. Завязка слаба; вся драма часто развивается изъ случайной интриги, достаточной для комедіи, но не...

© 2000- NIV